Евгений Евтушенко

Сказка о русской игрушке

По разграбленным селам

Шла орда на рысях,

Приторочивши к седлам

русакосый ясак.

Как под темной водою

Молодая ветла,

Русь была под ордою,

Русь почти не была.

Но однажды

Как будто все колчаны без стрел,

Удалившийся в юрту,

Хан Батый захмурел.

От бараньего сала,

От ласняшихся жен

Что-то в нем угасало,

Это чувствовал он.

И со взглядом потухшим

Он сидел одинок

На сафьянных подушках

Сжавшись, будто хорек.

Хан сопел исступленно,

Скукотою томясь.

И бродяжку с торбенкой

Ввел угодник - толмачь.

В горсть набравши урюка,

Колыхнув животом.

Кто такой ?- хан угрюмо

Ткнул в бродяжку перстом.

Тот вздохнул: - Божья матерь,

То Батый, то князья,

Дел игрушечных мастер

Ванька Сидоров я.

Из холстин дыроватых,

С той торбенки своей

Стал вынать деревянных

Медведей и курей.

И в руках баловался

Потешатель сердец

С шебутной балалайкой

Скоморох - дергунец.

Но в игрушки вникая

Умудренный как змий

На матрешек вниманья

Обратил хан Батый.

И с тоской первобытной

Хан подумал в тот миг -

Скольких здесь перебил он,

А постичь не постиг

В мужичках скоморошных,

Простоватых на вид,

Как матрешка в матрешке,

Тайна в тайне сидит.

Озираясь трусливо

Буркнул хан толмачу -

Все игрушки тоскливы,

Посмешнее хочу.

Хан добавил икнувши:

- Перстень дам и коня,

Но чтоб эта игрушка,

Просветлила меня.

Думал Ванька про волю

Про судьбу про свою

И кивнул головою:

- Сочиню, просветлю.

Шмыгал носом он грустно,

Но явился в свой срок.

- Сочинил я игрушку,

Ванькой-встанькой нарек.

На кошме некичливо,

Стал простетский, не злой,

Но дразняще качливый,

Мужичок удалой.

Хан прижал его пальцем

И ладонью помог,

Ванька-встанька попался,

Ванька-встанька прилег.

Хан свой палец одернул,

Но силен хоть и мал

Ванька-встанька задорно

Снова на ноги встал.

Хан игрушку с размаха

Вмял в кошму сапогом

И знобея от страха

Заклинал шепотком.

Хан сапог отодвинул,

Но держась за бока

Ванька-встанька вдруг

вынырнул из под носка.

Хана страхом шатало,

И велел он скорей,

От Руси, от шайтана

Повернуть всех коней

И теперь уж отмаясь,

Положенный вповал

Ванька Сидоров – мастер

У дороги лежал.

Он лежал, отсыпался,

Руки белые врозь.

Василек между пальцев

Натрудившихся рос.

А в пылище прогорклой

Так же мал да удал

С головенкою гордой

Ванька-встанька стоял.

Из под стольких кибиток,

Из под стольких копыт,

Он вставал не убитый,

Только временно сбит.

Опустились туманы

На лугах заливных,

И ушли басурманы

Будто не было их.

Ну а Ванька остался,

Как остался народ.

И душа Ваньки-встаньки

В каждом русском живет

Мы народ Ванек-встанек,

Нас не бог уберег,

Нас давили, топтали

Столько разных сапог.

Они знали: Мы Ваньки,

Нас хотели покласть,

Но о том что мы Встаньки,

Забывали, платясь!

Мы народ Ванек-встанек,

Мы встаем, так в серьез,

Мы от бед не устанем,

Не поляжем от слез.

И смеется не вмятый,

Не затоптанный в грязь

Мужичок хитроватый,

Чуть по-ка-чи-ва-ясь...