».».Ћажечников

Ћ≈ƒяЌќ… ƒќћ

–ќћјЌ


„ј—“№ ѕ≈–¬јя

√лава I. —ћќ“–

√лава II. ÷џ√јЌ ј

√лава III. Ћ≈ƒяЌјя —“ј“”я

√лава IV. ‘ј“јЋ»«ћ

√лава V. “ј»Ќ—“¬≈ЌЌќ≈ ѕќ—ЋјЌ»≈

√лава VI. ѕќ—–≈ƒЌ» 

√лава VII. ѕ≈–≈–я∆≈ЌЌџ≈

√лава VIII. «јѕјƒЌя

√лава IX. —÷≈Ќј Ќј Ќ≈¬≈

„ј—“№ ¬“ќ–јя

√лава I. я«џ 

√лава II. ƒќѕ–ќ—

√лава III. Ћ≈ ј– ј

√лава IV. –ј—— ј« —“ј–”Ў »

√лава V. –”—јЋ »

√лава VI. — ѕ≈–≈ƒЌ≈√ќ » — «јƒЌ≈√ќ  –џЋ№÷ј

√лава VII. —ќѕ≈–Ќ» »

√лава VIII. ¬ќ ƒ¬ќ–÷≈

√лава IX. ѕ–»ѕјƒќ 

√лава X. ѕќ—ЋјЌЌ»÷ј

„ј—“№ “–≈“№я

√лава I. Ћ≈ƒяЌќ… ƒќћ

√лава II. ‘ј“ј

√лава III. –ј—— ј« ÷џ√јЌ »

√лава IV. –ј——“–ќ≈ЌЌќ≈ —ќ¬≈ўјЌ»≈

√лава V. ќЅ≈«№яЌј √≈–÷ќ√ј

√лава VI. —ќЅј ј- ќЌ№

√лава VII. –ќƒ»Ќџ  ќ«џ

√лава VIII. ѕ»—№ћќ » ќ“¬≈“

√лава IX. Ќќ„Ќќ… —“ќ–ќ∆

√лава X. ¬ќ“  ј ќ¬џ ћ”∆„»Ќџ!

„ј—“№ „≈“¬®–“јя

√лава I. ЋёЅќ¬№ ѕќ¬≈–≈ЌЌјя

√лава II. ”ƒј–

√лава III. ћ≈∆ƒ” ƒ¬”’ ќ√Ќ≈…

√лава IV.  ”ƒј ¬≈“≈– ѕќƒ”≈“

√лава V. —¬јƒ№Ѕј Ў”“ј

√лава VI. ќѕјЋј

√лава VII. „®–Ќјя  ќЎ ј

√лава VIII. ѕ–≈ƒЋќ∆≈Ќ»≈

√лава IX. Ќќ„Ќќ≈ —¬»ƒјЌ»≈

√лава X. ѕќ’ќ–ќЌџ

√лава XI. ј–≈—“

√лава XII. –ј«¬я« ј

√лава XIII. Ёѕ»Ћќ√


„ј—“№ ѕ≈–¬јя

√лава I. —ћќ“–

 ака€ смесь одежд и лиц,

ѕлемЄн, наречий, состо€ний!

ѕушкин

Епоник задумчивой главой.

ѕора весны его с любовию, тоской

ѕромчалась перед ним.  расавиц томны очи,

» песни, и пиры, и пламенные ночи,

¬сЄ вместе ожило; и сердце понеслось

ƒалечеЕ

ќн же

 

Ѕоже мой! „то за шум, что за веселье на дворе у кабинет-министра и обер-егермейстера ¬олынского? Ѕывало, при блаженной пам€ти ѕетре ¬еликом не сделали бы такого вопроса, потому что веселье не считалось диковинкой. √розен был царь только дл€ порока, да и то зла долго не помнил. “огда при дворе и в народе тешились без огл€дки. ј ныне, хоть мы только и в четвЄртом дне св€ток (заметьте, 1739 года), ныне весь ѕетербург молчит тишиною келий, где осуждЄнный на затворничество читает и молитвы свои шЄпотом. ѕосле того как не спросить, что за разгулье в одном доме ¬олынского?

“олько что умолкли €зыки в колоколах, возвестившие конец обедни, все богомольцы, по одиночке, много по двое, идут домой молча, поникнув головою. –азговаривать на улицах не смеют: сейчас налетит подслушник, переведЄт беседу по-своему, прибавит, убавит, и, того гл€ди, собеседники отправ€тс€ в полицию, оттуда и подалее, соболей ловить или в школу заплечного мастера. ¬от, сказали мы, идЄт народ домой из церквей, грустный, скучный, как с похорон; а в одном углу ѕетербурга тешатс€ себе нараспашку и шум€т до того, что в ушах трещит. ¬скипает и переливаетс€ пЄстра€ толпа на дворе.  аких одежд и наречий тут нет?  онечно, все народы, обитающие в –оссии, прислали сюда по чете своих представителей. „у! да вот и белорусец усердно надувает волынку, жид смычком разогревает цимбалы, казак пощипывает кобзу; вот и пл€шут и поют, несмотр€ что мороз захватывает дыхание и костенит пальцы. ”жасный медведь, ход€ на прив€зи кругом столба и ро€ снег от досады, рЄвом своим вторит музыкантам. Ќасто€щий шабаш сатаны!

ѕравославные, идущие мимо этой бесовской потехи, плюньте и перекреститесь! Ќо мы, грешные, войдЄм на двор к ¬олынскому, продерЄмс€ сквозь толпу и узнаем в самом доме причину такого разгульного смешени€ €зыков.

Ц ћордвы! чухонцы! татары! камчадалы! и так далееЕ Ц выкликает из толпы по чете представителей народных великий-превеликий, или, лучше сказать, превысокий кто-то. Ётот кто-то, которого за рост можно бы показывать на масленице в балагане, Ц гайдук его превосходительства. ќн поместилс€ в сен€х, танцу€ невольно под щипок мороза и частенько надува€ себе в пальцы песню прокл€ти€ всем барским зате€м. √олос великана подобен звуку морской трубы; на зов его с трепетом €вл€етс€ по пор€дку требуема€ чета. ƒолой с неЄ овчинные тулупы, и национальность показываетс€ во всей красоте своей. “ут, не слишком учтиво, оттирает он сукном рукава своего иному или иной побелевшую от мороза щЄку или нос и, отр€хнув каждого, сдаЄт двум скороходам. Ёти ожидают своих жертв на первой ступени лестницы, приставив серебр€ные булавы свои к каменным узорочным перилам. ЋЄгкие, как ћеркурии, они подхватывают чету и с нею то мчатс€ вверх по лестнице, так что едва можно успеть за красивым панашом, веющим на их голове, и за лосн€щимс€ отливом их шЄлковых чулок, то пинком указывают дорогу неуклюжим восприемышам своим. √овор€ о скороходах, не могу не вспомнить слов моей н€ньки, котора€ некогда, при рассказе о золотой старине, изъ€вл€ла сожаление, что мода на бегунов-людей замен€лась модою на рысаков и иноходцев. Уѕодлинно чудо были эти скороходы, Ц говорила старушка, Ц не знали одышки оттого-де, что лЄгкие у них вытравлены были зели€ми. ј одЄжа, одЄжа, моЄ дит€тко, вс€ как жар горела; на голове шапочка, золотом шита€, словно с крыль€ми; в руке волшебна€ тросточка с серебр€ным набалдашником: махнЄт ею раз, другой, и версты не бывало!Ф Ќо € с старушкой заговорилс€. ¬озвратимс€ в верхние сени ¬олынского. «десь маршалок рассматривает чету, как близорукий мелкую печать, оправл€ет еЄ, двум€ пальцами легонько снимает с неЄ пушок, снежинку Ц одним словом, всЄ, что лишнее в барских палатах, и, наконец, провозглашает ставленников из разных народов. ƒверь настежь, и возглас его повтор€етс€ в передней! Ѕоже мой! ќп€ть смотр. ƒа будет ли конец? —ейчас. ¬от кастел€н и кастел€нша, огл€дев набело пару и объ€вив ей словами и движени€ми, что она должна делать, ведЄт еЄ в ближнюю комнату. ‘аланга слуг, напудренных, в ливрейных кафтанах, в шЄлковых полосатых чулках, в башмаках с огромными пр€жками, даЄт ей место. » вот бедна€ чета, волшебным жезлом могучей прихоти перенесЄнна€ из глуши –оссии от богов и семейства своего, из хаты или юрты в ѕетербург, в круг полутораста пар, из которых нет одной совершенно похожей на другую одеждою и едва ли €зыком; перенесЄнна€ в новый мир через разные роды мытарств, не зна€, дл€ чего всЄ это делаетс€, засуеченна€, обезумленна€, €вл€етс€ наконец в зале вельможи перед суд его.

ѕара входит на лестницу, друга€ пара опускаетс€, и в этом беспрестанном приливе и отливе редка€ волна, встав упр€мо на дыбы, противитс€ на миг силе ветра, еЄ стрем€щей; в этом стаде, которое гонит бич прихоти, редко кто обнаруживает в себе человека.

Ѕыло б чему и нашим современникам подивитьс€ в зале вельможи! √лубокие окна, наподобие камеры-обскуры, обделанные затейливыми барельефами разных цветов, колонны по стенам, увитые виноградными кист€ми, огромные печи из пЄстрых изразцов, с китайскою живописью и столбиками, с вазами, с фарфоровыми пастушками, похожими на маркизов, и маркизами, похожими на пастушков, с китайскими куклами, узорочные выводы штукатуркою на потолке, и посреди его огромные стекл€нные люстры, в которых грань разыгрываетс€ необыкновенным блеском: на всЄ это и нам можно бы полюбоватьс€. Ѕедные дикари не знают, где стать, чтобы не ступить на собственную фигуру, отражающуюс€ в налощЄнном штучном полу. —мешно видеть, как и наши простодушные предки, вход€ в залу вельможи, принимают картины в золотых рамах за иконы и твор€т пред ними набожно крЄстные знамени€.

ѕосреди залы, в богатых креслах, сидит статный мужчина, привлекательной наружности, в шЄлковом светло-фиолетовом кафтане французского покро€. Ёто хоз€ин дома, јртемий ѕетрович ¬олынский. ќн слывЄт при дворе и в народе одним из красивейших мужчин. ѕо наружности можно дать ему лет тридцать с небольшим, хот€ он гораздо старее. ќгонь чЄрных глаз его имеет такую силу, что тот, на ком он их останавливает, невольно потупл€ет свои. ƒаже замужние, бойкие женщины приход€т от них в смущение; пригожим девицам мамки, отпуска€ их с крЄстным знамением на куртаги, строго наказывают беречьс€ пуще огн€ глаза ¬олынского, от которого, говор€т они, погибла не одна их сестра.

»з-за высокой спинки кресел видна чЄрна€, лосн€ща€с€ голова, обвита€ белоснежною чалмою как будто дл€ того, чтобы придать ещЄ более достоинства еЄ редкой черноте. ћожно бы почесть еЄ за голову куклы, так она неподвижна, если бы в физиономии арапа не выливалась душа возвышенно-добра€ и глаза не блистали то негодованием, то жалостью при виде страданий или неволи ближнего.

¬ нескольких шагах от ¬олынского, по правую его сторону, сидит за письменным столом человек, которого всего можно бы спр€тать в медвежью муфту. Ћицо его в кулак ст€нуто, как у старой обезь€ны; на нЄм видно и лукавство этого рода животных. ќн ужимист в своих движени€х, уступчив или увЄртлив в речах, глаза и уши его всегда на страже. Ќи одна исправна€ гауптвахта не успевает так скоро отдавать честь, как он готов на всЄ ответы. Ёта маленька€ каракулька, учЄна€, мудрЄна€ и уродлива€, как гиероглиф, Ц секретарь кабинет-министра, «уда. ќн записывает имена и прозвани€ лиц, €вл€ющихс€ на смотр, замечани€, долетающие к нему, с высоты кресел, и собственные свои. „его ¬олынский не договаривает, то он дополн€ет.

¬ отдалении, почти у двери передней, стоит молодой человек. ѕо одежде он не солдат, не офицер, хот€ и в мундире; наружность его, пошлую, оклеймЄнную с ног до головы штемпел€ми нижайшего раба, вы не согласились бы вз€ть за все богатства мира. „его в ней нет? » глупость, и разврат, и низость. ќдин свинцовый нос Ц достаточный изъ€снитель подвигов, совершЄнных его обладателем, и указатель пути, по коему он идЄт. Ёто ‘ерапонт ѕодачкин, вольноотпущенный ¬олынского и в должности пристава. ≈му-то поручено было доставить в ѕетербург из “вери сто разноплемЄнных пар, собранных там с разных мест –оссии, Ц доставить живьЄм и не зап€тнанных морозом. ѕо какой же протекции получил он столь важный пост? ћать его Ц барска€ барын€ в доме кабинет-министра. ќна спала и видела, чтобы произвесть своего сынка в офицеры, то есть в такие люди, которые могут иметь своих людей: высша€ степень честолюби€ подобного класса и образовани€ женщин! ¬олынский, хот€ человек умный и благородный, имел слабость не отказать в просьбе ѕодачкиной, помн€ старые заслуги мужа еЄ, бывшего его д€дьки: за исправное, честное и усердное исполнение порученного ‘ерапонту дела обещан ему первый офицерский чин. ј там кто ведает, на какую высоту полез бы он, открыв себе ключом четырнадцатого класса врата в капище почестей! Ќадо заметить, что в тогдашнее врем€ не нуждались в аттестате на чин коллежского асессора, Ц о-ох! этот уже аттестат! » вот ‘ерапонт, по батюшке јвксентиевич, близок уже к своей цели. ≈щЄ один шаг, одно барское спасибо Ц и новое ваше благородие в –оссии. ”часть его должна решитьс€ на сегодн€шнем смотру: или двор€нское достоинство, или палки на спину. ќн теперь необыкновенно низко повесил голову Ц признак, что дух его встревожен и он ожидает невзгоды за какую-либо неудачу или промах.

—равните белое лицо кандидата в благороди€ и чЄрное лицо невольника: кажетс€, они помен€лись своими назначени€ми. √де ж маменька ужасного честолюбца? Ц ¬идите ли направо, у дверей буфета, эту пиковую даму, эту мумию, пов€занную тЄмно-коричневым платочком, в кофте и исподнице такого же цвета? ќна неподвижна своим туловищем, выт€нутым как жердь, хот€ голова еЄ тр€сЄтс€, веро€тно от употреблени€ в давнопрошедшие времена сильного притирани€; морщиноватые кисти рук еЄ, убежавшие на четверть от рукавов, сложены крестообразно, как у покойника; веками она беспрестанно хлопает и мигает, и если их останавливает, то дл€ того, чтобы взгл€нуть на своЄ создание, на своЄ сокровище, на свою славу. ѕрошу хорошенько заметить: это она, дражайша€ родительница драгоценного дит€тки.

ћы сказали уже, что ѕодачкина (по имени и отчеству јкулина —аввишна) Ц барска€ барын€ . Ёто звание в старину было весьма важное: в него избирались обыкновенно жЄны заслуженного камердинера, дворецкого, д€дьки и тому подобной почЄтной дворни. ќна присутствовала при туалете госпожи своей, заведовала еЄ гардеробом, служила ей домашнею газетою, нередко докладчицею по тайным делам мужниной половины и играла во дворе своЄм посредническую роль между властител€ми и слугами. «аметьте, она Ц барын€ , но только барска€ !.. ѕридумать это звание могла лишь феодальна€ спесь наших вельмож тогдашнего времени. ¬последствии и мелкие двор€не завели у себ€ такое должностное лицо. ≈щЄ и ныне в степной глуши звучит иногда им€ барской барыни, но потер€ло уже своЄ сильное значение.

Ќи одного шута, ни одной дуры и дурочки в зале! ”ж по этому можно судить, что ¬олынский, смело пренебрега€ обыча€ми своего времени, опередил его.

Ц  ак думаешь, «уда? Ц сказал кабинет-министр, обраща€сь с приметным уважением к секретарю своему. Ц —лавный и смешной праздник дадим мы государыне?

Ц ќб нЄм только и говор€т в ѕетербурге, Ц отвечал секретарь, привстав немного со стула. Ц ƒумаю, что он долгое врем€ занимать будет стоустую молву и захватит себе несколько страниц в истории.

 абинет-министр дал знак головою, чтобы секретарь садилс€, и продолжал, усмеха€сь:

Ц –азве наш господин “редь€ковский удостоит сохранить его в своих виршахЕ

Ц ќ которых все столько кричат.

Ц ѕотому что их никто не понимает.

Ц »звестно, однако же, что ваше превосходительство с некоторого времени сделались самыми ревностными поклонниками нашего ‘еба и очень частенько изволите черпать в тайнике его.

Ц “ы хочешь сказать, с того времени, как мила€ молдаванска€ кн€жна стала учитьс€ русскому €зыку. ƒа, бывший надутый школьник “редь€ковский, ныне ¬асилий  ириллович, в глазах моих великий, неоценЄнный человек; € осыпал бы его золотом: не он ли выучил ћариорицу первому слову, которое она сказала по-русски?.. » если бы ты знал, какое слово!.. ¬ нЄм заключаетс€ красноречие всех твоих ƒемосфенов и ÷ицеронов, вс€ поэзи€ избранной братьи по јполлону. ¬асили€  ирилловича за него непременно в профессоры элоквенции! я ему это обещал и настою на своЄм слове.

¬олынский говорил с особенным жаром; только слова: молдавска€ кн€жна, ћариорица Ц старалс€ он произнести так тихо, что, казалось ему, слышал их только секретарь. Ётот, заметив, что лицо барской барыни, может быть поймавшей на лету несколько двусмысленных слов, подЄрнуло кошачьей радостью, старалс€ обратить разговор на другое.

Ц —лышно, что господин “редь€ковский, Ц сказал он, Ц действительно собираетс€ описать подробно, в нескольких томах, праздник, который вам поручено устроить.

Ц ѕот€немс€ и мы с тобою, любезный, к потомству в веренице скоморохов. «авидна€ слава!.. –асхохочутс€ же наши внуки, а может быть, и пожмут плечами, чита€ в высокопарном слоге, что кабинет-министр занималс€ шутовским праздником с таким же вниманием и страхом, как если бы дело шло об устройстве государства.

Ц –азве, утеша€ этим больную владычицу севера, котора€ столько жалует вас, вы не творите полезногоЕ

Ц ƒл€ одного курл€ндцаЕ ѕосмотри, он ещЄ затеет какие-нибудь торжества, игрища, всЄ под видом неограниченной преданности государыне; но дл€ того только, чтобы мен€ зан€ть и между действи€ми сыграть ловче свои штукиЕ

Ѕарска€ барын€ сделала оп€ть лЄгкую гримасу; сын еЄ выт€нул шею и силилс€ что-то настигнуть в словах ¬олынского, но, за недостатком дара Ѕожьего, осталс€ при своЄм недоумении, как глупый щенок хочет поймать на лету проворную муху, но щЄлкает только зубами. «уда спешил наклонитьс€ к своему начальнику и шепнул ему:

Ц ќсмотритесь! ¬ы забыли уроки ћахиавел€Е

ѕоследнее слово, казалось, было условным паролем между кабинет-министром и секретарЄм. ѕервый замолчал; другой свЄл свои замечани€ на проход€щих, которых разнообразие одежд, лиц и наречий имело такую занимательность, что действительно могло оковать вс€кое прихотливое внимание.

¬от статна€, красива€ девушка из “оржка, с жемчужным венцом , наподобие отсечЄнной сахарной головы; он слегка прикрыт платком из тончайшей кисеи, которого концы, подв€зав шею, пр€чутс€ на груди. Ќа лоб опускаютс€, как три виноградные кисти, р€зки из крупного жемчуга, переливающего свою млечно-розовую белизну по каштановым волосам, слегка обрисованным; искусно заплетЄнна€ коса, роскошь русской девы, с блест€щим бантом и лентою из золотой бити, едва не касаетс€ до земли. Ћовко накинула девушка на плеча свой парчовый полушубок, от которого левый рукав, по туместной моде, висит небрежно; из-под него выказываетс€ круглое зеркальце, неотъемлема€ принадлежность новоторжской красоты. Ѕогата€ ферезь еЄ, как жар, горит. Ћегко ступает она в цветных сафь€новых черевичках, шитых золотом. –€дом с нею еЄ чичисбей Ц вы смеЄтесь? ƒа, таки чичисбей: горе тамошней девушке, если она его не имеет! Ёто знак, что она очень дурна: мать сгонит еЄ с белого света, подруги засмеют. –аз избранный, он неотлучен от неЄ на вечерних и ночных прогулках.  акой молодец! ”дальство кипит в его глазах: зато он и слывЄт первым кулачным бойцом на поголовном новоторжском побоище. «а ними Ц дородна€ мордовка в рубашке, испещрЄнной по плечам, рукавам и подолу красною шерстью, как будто она исписана кровью; грудь еЄ от€гчена серебр€ными монетами разной величины в несколько р€дов; в ушах еЄ по шару из лебединого пуха, а под ним бренчат монеты, как бл€хи на узде лошадиной. ¬от человеческий лик, намалЄванный белилами и рум€нами, с насурьмлЄнными дугою бров€ми, под огромным кокошником в виде лопаты, вышитым жемчугом, изумрудами и €хонтами. Ётот лик носит сорокаведЄрна€ бочка в штофном, с золотыми выводами, сарафане; пышные рукава из тончайшего батиста окрыл€ют еЄ. √олубые шерст€ные чулки выказывают еЄ пухлые ноги, а башмаки, без задников, на высоких каблуках, измен€ют еЄ осторожной походке. –екомендую в ней мою земл€чку, коломенскую пастильницу. ƒалее миловидна€, стройна€ казачка держитс€ так, что хочет, кажетс€, пристукнуть медными подковами свою национальную пл€ску. ¬от и калмык разевает свои кротовые глазки, чтобы взгл€нуть на чудеса русские; с ним всЄ житьЄ-бытьЄ его Ц колчан со стрелами и божки его, которых он из своих рук может казнить и награждать. ¬отЕ Ќо всех занимательных лиц не перечтЄшь на сцене.

ѕары €вл€лись и уходили попеременно, говорим мы. –аспор€дитель праздника с вниманием модистки рассматривал оде€ни€ (заметьте) пригожих женщин, какого бы они племени ни были, и некоторых из них пригласил даже остатьс€ в зале, чтобы погретьс€. Ћасковое внимание знатного барина, которого наши прадеды почитали за полубога, и к тому же барина пригожего, зажигало приветливый огонь в глазах русских девушек и, как сказали бы тогдашние старушки, привораживало к нему. ћелькнуло ещЄ несколько пар. ¬друг хоз€ин дома глубоко задумалс€. √олова его опустилась на грудь; чЄрные длинные волосы пали в беспор€дке на прекрасное, разгоревшеес€ лицо и образовали над ним густую сеть; в глазах начали толпитьс€ думы; наконец облако печали приосенило их. ƒолго находилс€ он в этом положении. Ќикто из домашних этому не удивилс€, ибо с ним такой припадок с недавнего времени случалс€ нередко, даже на дружеских пиршествах и придворных куртагах; действительно ли это был болезненный припадок, или прихоть вельможи, или срочна€ дань какому-то предчувствию, мы того сказать не можем. ¬сЄ молчало в зале, бо€сь пошевелитьс€; казалось, все в один миг окаменели, как жители ѕомпеи под лавою, на них набежавшею. √де были тогда думы ¬олынского?  уда перенЄсс€ он? Ќе играл ли беззаботно на родном пепелище среди товарищей детства? не бил ли оземь на пирушке осушенную чашу, заруча€ навеки душу свою другу одного вечера? не принимал ли из рук милой жены резвое, улыбающеес€ ему дит€ или, как тать, в ночной глуши, под дубинкой ревнивого мужа, перехватывал с уст красавицы поцелуй, раскалЄнный беснующими восторгами? «ачем также не полагать, что он заседал в  абинете, где бросал громы красноречи€ на €беду и притеснени€, или в дружеском кругу замышл€л падение временщика?  то знает, может статьс€, он грозно смотрел в очи палачу, когда тот поднимал на него секиру! √де были тогда думы ¬олынского, неизвестно нам; но, суд€ по характеру его, они могли быть везде, где мы дали им место. ¬ его душе страсти добрые и худые, буйные и благородные владычествовали попеременно; всЄ было в нЄм непосто€нно, кроме чести и любви к отечеству.

∆енатый лет с восемь на пригожей, милой женщине, он между тем искал, где только мог, любовных приключений, которые обращать в свою пользу был большой искусник. ¬прочем, ничто не нарушало согласи€ четы. —ердце ¬олынского не знало посто€нной страсти, а после мгновенной ветрености он возвращалс€ всегда пламенным любовником к ногам супруги. ≈Є душевные и наружные достоинства умел он лучше оценить после сравнени€ с другими предметами его волокитства. —казывали также, или он говорил, что жена его смотрела будто бы довольно хладнокровно на его проказы. ќн не имел детей, но всегда их желал. Ћаска€ других, забывал, что они не его, и эта любовь к дет€м, соедин€€сь с мыслию, что судьба отказала ему быть отцом, делала его иногда особенно грустным. — некоторого времени жена его гостила у родных в ћоскве, где и занемогла опасно. Ќосились даже слухи, что она умерла. ћожет быть, старалс€ подтвердить их и сам ¬олынский. ¬ продолжение этой разлуки барска€ барын€ составила пор€дочный вход€щий журнал его проказам дл€ поднесени€ своей госпоже; особенно один новый нумер, по обыкновенной важности, требовал больших трудов дл€ очистки.

Ќо ветреник в делах сердечных был совсем другой в делах государственных, и если б порывы пламенной души его не разрушали иногда созданий его ума, то –осси€ имела бы в нЄм одного из лучших своих министров. ѕриродные дары старалс€ он образовать чтением лучших иностранных писателей, особенно политических, дл€ перевода которых держал у себ€ «уду, учЄного, хитрого, осторожного, служившего ему секретарЄм и переводчиком, ментором и поверенным. Ћюб€ своЄ отечество выше всего, он тем с большим негодованием смотрел, как Ѕирон полосовал его бичом своим, и искал удобного случа€, открыв всЄ государыне, вырвать оруди€ казни из рук, которым она вверила только кормило своего государства. ¬ то врем€, когда раболепна€ чернь падала перед общим кумиром и лобызала холодный помост капища, обрызганный кровью жертв; когда железный уровень беспрестанно наводилс€ над –оссиею, один ¬олынский с своими друзь€ми не склонил пред ним благородного чела. ¬озвышенному характеру его давали эту смелость и нужда в нЄм по делам государственным и милостивое внимание к нему государыни, знавшей его преданность к ней и любовь к отечеству. “рудно было разуверить в этом императрицу. Ѕирон же, добива€сь возможности погубить своего соперника, не только не показывал, что оскорбл€лс€ его гордостью, но, напротив, казалс€ к нему особенно внимателен и при вс€ком случае старалс€ обратить на него милости еЄ величества. ¬прочем, оба измер€ли друг друга, чтобы вернее и ловче уронить. ќдин из них непременно должен был пасть.

ћы оставили нить нашей повести в зале ¬олынского, когда он задумалс€. ћинуты эти канули в вечность Ц он встрепенулс€, подн€л голову, заложил за уши чЄрные кудри свои и осмотрелс€ кругом. ѕеред ним сто€ли цыган и цыганка. ѕоследн€€, красавица в полном смысле этого слова, но красавица уже отцветша€, с орлиною проницательностью рассматривала вельможу с ног до головы.  азалось, она любовалась им. ≈сли бы нас спросили, что она думала тогда, мы б сказали: такого бравого мужчину желала своей дочери! ћожно ли поверить? Ц кабинет-министр устыдилс€, что был застигнут в своЄм припадке взором цыганки, пристально на него устремлЄнным! ќднако ж это было так: он смутилс€, как будто поражЄнный чем-то.

Ц „удесна€ игра природы!.. Ц воскликнул он наконец, обраща€сь к «уде. Ц «амечаешь ли?

Ц я виделЕ только раза триЕ и поражЄн необычным сходством, Ц отвечал секретарь, сощурив лукаво свой глазки.

¬о врем€ этого переговора на лице цыганки переливалось какое-то замешательство; однако ж, победив его, она своими смелыми взорами пошла навстречу пытливым взорам кабинет-министра и секретар€ его.

Ц  ак теб€ зовут? Ц спросил еЄ ¬олынский.

Ц ћариулой, Ц отвечала она.

Ц ƒаже им€!.. ƒиковина!.. «наешь ли, ћариула, что лицо твоЄ самое счастливое?

Ц “аланливо оно и тем, что полюбилось вашей милости.

Ц ќстаньс€ здесь; € с тобою ещЄ поговорю.

÷ыганка благодарила, приложив руку к сердцу и немного наклонившись, потом стала позади кресел вельможи в некотором отдалении.

Ц  то далее? Ц спросил ¬олынский.

явилась малоросси€нка, одна.

Ц √де ж пара еЄ? Ц был грозный вопрос јртеми€ ѕетровича. Ц Ёй, ѕодачкин! я теб€ спрашиваю.

ѕри этом вопросе свинцовый нос ѕодачкина побелел; матушка его необыкновенно дрогнула плечами и затр€сла головой, как марионетка, которую сильно дЄрнули за пружину. Ётот вопрос подн€л всю нечисть со дна их душ.

ѕрав€щий должность пристава сделал несколько шагов вперЄд и, запина€сь, отвечал:

Ц Ёто пь€ница, ваше превосходительство, презлой, и пресердитый, и преупр€мый, ваше превосходительствоЕ

Ц “ак что ж? “ы не мог его усмирить?

Ц ƒорогой € уломал было его. ƒа под —анкт-ѕитером он начал было огрызатьс€ на мен€, ваше превосходительство, мы уж и побаивались, что кусатьс€ станет. ѕам€ту€ долг прис€ги и точный смысл данной мне инструкции, € поспешил набить на него колодки.

Ц ЋжЄшь! “ебе дана инструкци€ обходитьс€ как можно лучше с людьми, которых тебе поручат: на это была собственна€ вол€ государыни.

Ц Ѕожусь Ѕогом, ваше превосходительство, чтоб мне в тартарары провалитьс€, колодки прелЄгкие, и, коли позволите, € пройду в них целую версту, не вспотев. ј он ехал в них, да ещЄ в крытой кибитке!

Ц  уда ж он теперь девалс€?

Ц  олодки с него сбили, когда вели его сюда на смотр, и он невесть как пропалЕ

Ц Ѕездельник! «наю всЄЕ я хотел только испытать теб€Е “ы продаЄшь мен€ фаворитуЕ √м! Ћюдей сбывают, как поганую кошку!.. Ћюди пропадают среди бела дн€! Ќо € отыщу, хот€ б мЄртвогоЕ хот€ остатки вырву из волчьей пасти!.. ѕора, пора и волка на псарню!

Ц —аввишна! Ц прибавил грозно ¬олынский, взгл€нув на барскую барыню. Ц ѕолюбуйс€ подвигами своего сынка.  ак думаешь, мало его повесить за такое дело!

—аввишна поклонилась, сложа руки, и ответствовала голосом глубочайшего смирени€:

Ц Ѕуди тво€ барска€ вол€, батюшка! “ы над нами владыка, а мы твои рабы.

Ц “ы в этих делах не участница, Ц продолжал ¬олынский, см€гчив голос, Ц € знаю, ты всегда была предана роду нашему. Ќо этому мошеннику стоило б набить колодки, такие же лЄгонькиеЕ кабы € не дал себе словаЕ

Ц Ѕатюшка! ќтец родной! Ц завопила барска€ барын€. Ц ѕомилуй за службу покойного мужа моего, а вашего д€дьки. » € тебе, милостивец, служу сколько сил есть, готова за кроху твою умеретьЕ ¬от что ты, глупый, наделал, Ц прибавила она, обрат€сь к своему сыну и горько всхлипыва€.

Ц — глаз моих долой, негод€й! —частлив, что не по тебе отец и мать. “еперь оставьте мен€, вы все, кроме теб€, мой дорогой «уда, и теб€Е

«десь јртемий ѕетрович дал знак рукой цыганке, чтобы она не уходила.

Ц —мотр остальным завтра!

 

√лава II. ÷џ√јЌ ј

я цыганка не проста€Е

«наю ворожить.

ѕоложи, барин, на ручку,

¬сю правду скажу.

ќпера У–усалкаФ

 

¬олынский, цыганка, сделавша€ на него какое-то чудное впечатление, и «уда остались втроЄм. “огда јртемий ѕетрович подозвал еЄ к себе и ласково сказал ей:

Ц —молоду ты была, верно, красавицей?

÷ыганка, несмотр€ на свои лета, покраснела.

Ц ƒа, барин, Ц отвечала она, Ц в своЄ врем€ много таких знатных господчиков, как ты, за мною увивалось; может статьс€, иной целовал эти руки, Ц ныне они чЄрствые и прос€т милостыню! ќ! “огда не выпустила бы € из глаз такого молодца. Ќо прошлого не воротишь; не соберЄшь уже цвета облетевшего.

Ц Ќет ли у теб€ дочки? ћне любопытно было бы видеть еЄ.

Ц  абы имела, € сама привела бы еЄ к тебе на колени. Ќародила € деток не дл€ свету Ѕожьего; да и кстати! не таскаютс€ за мной, не пищат о хлебе. ”ложила всех спать непробудным сном.

Ц ∆аль, очень жаль, что у теб€ нет взрослой дочки, а то б сличилЕ „удесное сходство! „ем более всматриваюсь, тем удивл€юсь болееЕ ƒаже маленька€, едва заметна€ веснушка на левой щеке!.. «наешь ли, ћариула, что ты походишь на одну мою знакомую кн€жну, как розан ув€дающий на розан, который только что распускаетс€?

¬о врем€ этих замечаний на лице цыганки показались белые п€тна, губы еЄ побледнели; но она, сил€сь улыбнутьс€, отвечала:

Ц ѕокажи мне, желанный мой, когда-нибудь мою двойнюшку.

Ц ѕожалуй, € доставлю тебе этот случай. ¬о дворце, как и везде, старые и молодые девки люб€т ворожить о суженых.

Ц “ак эта кн€жна живЄт во дворце? Ц спросила ћариула, и глаза еЄ необыкновенно заблистали и рум€нец снова выступил на лицо.

Ц ѕод бочком у самой государыни. √осударын€ еЄ очень жалует.

Ц  уда ж нам, воронам, в такие высокие хоромы! „ай, одышку схватишь, счита€ ступени вверх по лестнице, Ц каково ж, когда застав€т считать вниз!

Ц —о мною сойдЄшь и взойдЄшь безопасно, только, чур, уговор, поворожить кн€жне на мою руку, понимаешьЕ

Ц ѕонимаю, понимаю, это наше дело!.. ¬идно, ты больно заразилс€ ею?

Ц ѕо уши!

Ц »Е наверно, онаЕ также теб€ любит?

Ц “ы вороже€; отгадай сама!

Ц »зволь, господин таланливый, пригожий; да только и от мен€ будет уговор: теперь ты должен положить мне золотой на ручку, а за первый поцелуй, который даст тебе тво€ желанна€, подарить мне богатую фату.

Ц ¬от тебе рублЄвик; золотую фату получишь, когда сбудетс€ о чЄм говоришь. „его б € не дал за такое сокровище!

Ц ѕобожись, что не обманешь!

Ц √лупенька€!.. Ќу, да будет мне стыдно, коли € солгу.

Ц ƒавай же руку свою.

¬олынской усмехнулс€, посмотрел на «уду, слегка покачавшего головой, и прот€нул ладонь своей руки. ÷ыганка схватила еЄ, долго рассматривала на ней линии, долго над ней думала, наконец произнесла таинственным голосом:

Ц ƒавно пели вам с пригожей девицей подблюдные песни; были на ваших головах венцы из камени честна, много лобызаний дал ты ей; да недавно ей спели Уупокой господи!Ф, дал ты ей заочно последнее земное целование.

¬олынский покачал печально головой в знак подтверждени€.

Ц  ак будто по-писаному рассказывает, Ц произнЄс лукаво «уда, едва не хлопа€ в ладоши.

Ц ƒеток у теб€ нет; тебе их очень хочетс€.

Ц “ы вырезала моЄ сердце и прочла в нЄм, Ц сказал, вздохнув, ¬олынский. Ц „то же далее?

Ц —коро, очень скоро оп€ть золотой венец!.. “во€ сужена€ девицаЕ рост высокий, чЄрный глаз из ума выводитЕ бровь дугойЕ бела как кипеньЕ

Ц —кажи лучше, с маленьким загарцем, как чЄсаный лЄн; но что твои бел€нки перед ней!

Ц —татьс€ может, и ошиблась, Ц сказала цыганка, покраснев. Ц ћолвлю ещЄ тебе, что она не из земли русской, а из страны далЄкой, откуда лебеди сюда прилетаютЕ

Ц ќ! ƒа это слишком много; ты уж успела поразведать кое-чтоЕ

—екретарь пожал плечами и сделал ручками знак восклицани€. ћариула, углуб€сь в рассматривание ладони, продолжала:

Ц Ћинии так выход€т; не € их проводила! —мотри, береги сокровище; не расточи его своею ветреностию; береги и себ€! ¬ твоей суженой не рыбь€ кровь здешних русских женщинЕ ѕервое дит€ будет у теб€ мужеска полаЕ ƒалее черты путаютс€ так, что не разберЄшь! ƒовольно дл€ руки сердечной; дай мне правую ручку. Ц ¬олынский передал ей другую руку. Ц Ёта владеет мечом-кладенцом илиЕ пЄрышком, которое, говор€т, режет исподтишка, что твоЄ железо! ѕрава€ ручка достаЄт деньги, честь, славу!.. ќ! ƒл€ этих вещиц забываете вы и про любовь, а наша сестра горюй и сохни!

Ц ƒа кака€ же ты красноречива€!.. √де всему этому набралась? ¬идно, вспомнила старину!.. ¬от теперь-то и запутаешьс€Е

Ц ѕопытаемс€!.. —лушай же! “ы в силе у матушки-царицы; но борешьс€ или собираешьс€ боротьс€ с человеком, который ещЄ сильнее теб€. Ѕрось свои затеи или укроти свой ретивый нрав, уложи своЄ сердце. —илою ничего не возьмЄшь, разве возьмЄшь лукавством. ¬ыжидай всего от времениЕ ”ступай шаг первому: довольно, если будешь вторымЕ

Ц ’оть дес€тым, Ц воскликнул ¬олынский вне себ€, Ц но только за человеком, который этого бы стоил, который бы любил –оссию и делал бы еЄ счастливою.

Ц ј то смотри, если эта втора€ лини€ напр€мик переступит эту первую, Ц беда тебе!

Ц ¬ сторону нашего мЄртвого ћахиавел€! Ц сказал «уда. Ц ѕримемс€ за живого, который, право, даЄт советы не хуже хитрого секретар€ ÷есар€ Ѕорги€!

Ц ћариула! Ц произнЄс ласково кабинет-министр, Ц ты умна как хороша€ книга, видишь много впереди и назади, похожа на одну особу, которуюЕ € уважаю, и потому мне очень полюбилась.

Ц ƒорога мне тво€ ласка, господин, дороже злата и серебра.

Ц  огда ж ты хочешьЕ видеть свою двойню?

У’оть сейчасФ, Ц хотела сказать цыганка и удержалась.

Ц Ќыне, завтра, Ц отвечала она, Ц мне всЄ равно, лишь бы твоей милости в угоду было.

Ц Ќыне € никуда не выеду; но завтра поговорю о тебе, как о славной ворожее, придворным барышн€м, €вись в полдень во дворец, спроси мен€, Ц теб€ позовут, € за это берусь.

Ц ¬о дворец?.. ћен€ заранее дрожь пронимает.

Ц ѕуст€ки!.. ƒом с людьми, как и мы!.. “олько не забудь услови€.

Ц  оли надо тебе будет приворотный корешок или заговорыЕ

Ц —корей твоЄ лукавство и мастерство на некоторые дела. —мотри! Ц ¬олынский положил палец на свои губы.

Ц Ќе бойс€, барин; ты напал не на такую дуру! ≈сли б пытали мен€, скорей откушу себе €зык и проглочу его, чем проговорюсь. ѕрощай же, таланливый мой; не забудь про фату!

Ц ” мен€ обещано Ц так сделано! «уда, напиши от имени моего записку, чтобы еЄ и цыгана, который с ней, полици€ нигде не тревожила и что € за них отвечаю.

«аписка была готова в одну минуту, подписана самим кабинет-министром и вручена чудесной ÷ивилле. ќн отправилс€ с «удой в другую комнату, а ћариула, произнес€ вслед им вполголоса, но так, чтобы они слышали: У«ачем € не знатна€ госпожа? «ачем нет у мен€ дочери?Ф Ц спешила к товарищу своему.

—тарый дородный цыган, дожидавшийс€ своей подруги на дворе, очень обрадовалс€ еЄ по€влению. ∆естокий, с лишком в двадцать градусов, мороз прохватывал его до того, что он, за неимением с кем погретьс€ вручную, готов был побарахтатьс€ с медведем. Ќо как ћариула, после милостивого обхождени€ с нею кабинет-министра, сделалась важной особой в доме его, то и доставила вход в кухню своему товарищу, едва не окостеневшему. “ам его отогрели и обоих накормили, как свиней на убой. ¬о врем€ их обеда сбегали не раз в кухню дворовые люди и перешЄптывались о чЄм-то с поварами. » потому цыганка на вопросы свои, издали забегавшие о семейной жизни гостеприимного и доброго барина, получила только ответы, утвердившие еЄ в мысли, что ¬олынский вдовец.

¬ыход€ из дому, она делалась более и более задумчивою и что-то бормотала про себ€.

Ц  акой мороз! Ц сказал еЄ товарищ, нахлобучив плотнее свою шапку и подв€зыва€ себе бороду платком. Ц “ого и гл€ди, что оставишь нос и уши в этом чухонском городке, который ближе бы назвать городскими слободками. “ам палаты, около них жмутс€ мазанки; здесь оп€ть палаты и оп€ть около них мазанки, словно реб€тишки в лохмоть€х св€зались в игру с богатым мужиком. ј меж ними луга да площади, как будто нарочно, чтоб ветру ходить было разгульнее!

÷ыганка молчала.

Ц —ильно же машут мельницы! “олько они и нагреваютс€ ныне. ”ф!

÷ыганка всЄ хранила угрюмое молчание.

Ц √е, ге! ƒа у теб€ щека побелела; оттирай скорей.

Ц ѕускай белеет!..  абы мороз изрыл мне всЄ лицо так, чтобы признать мен€ нельз€ было!

Ц „то с тобой, ћариуленька? “ы больно сердита.

Ц Ћишь бы носа не откусил! Ц ÷ыганка закрыла его рукавом своим. Ц Ѕез носу страшно было бы показатьс€ к ней. —ердце петухом поЄт во мне от одной мысли, что она мен€ испугаетс€ и велит выгнать. Ц Ќемного помолчав: Ц «автра во дворец?.. я погублю еЄ сходством, € сниму с неЄ головуЕ Ќа такой вышине, столько счасть€, и вдругЕ Ќет, € не допущу до этогоЕ ¬ырву себе скорее глаз, изуродую себ€Е Ќаучи, ¬асилий, как на себ€ не походить и не сделатьс€ страшным уродом.

Ц ƒай подумать в тепле; а то и мысли стынут.

Ц ѕридумай, голубчик; камень с груди свалишь. ћен€ не жалей, пожалей только моЄ дит€, моЄ сокровище. ¬озьми всЄ, что у мен€ есть; мало, € пойду к тебе в кабалу.

Ц я твой слуга, ты мо€ кукона и благодетельница; поишь, кормишь, одеваешь мен€Е –азве только убить себ€ велишь, тогда теб€ не послушаю. ƒа из какой же беды хочешь себ€ исковеркать?

Ц ¬от видишь, ¬ас€, по соизволению Ѕожью, мо€ ћариорица здесьЕ Ќа что ж бы € пришла сюда, как не посмотреть на еЄ житьЄ-бытьЄ? ћариорица в чести, в знатиЕ за нею ухаживают как за кн€жной, за неЄ сватаютс€ генералыЕ и вдруг узнают, что онаЕ дочь цыганки!..  аково мне тогда? „то станет с нею?.. Ќет, не переживу этого! —корей накину на себ€ петлю!.. Ќа беду, она похожа на мен€ как две капли воды; вот уж и ¬олынский, и его приближЄнный признают этоЕ ѕризнают и другие!.. √осподи, √осподи! ќт одной мысли мен€ в полым€ бросает!.. »з кн€жон в цыганки!..  аково так упасть!.. я еЄ леле€ла, € берегла еЄ от этого позора; она не знает, что € мать еЄ, Ц пусть никогда не узнает!.. ћне сладко быть матерью, а не называтьс€ только ею; сладко видеть ћариорицу счастливою, богатою, знатною; не хочу ничем потревожить еЄ счасти€Е ”мру с тем, что € могла б одним словомЕ да! таки одним словомЕ и не сказала его. ¬идишь, мне одной об€зана она всем. Ѕог это знает да €! ¬от что мен€ утешает; вот, ¬асенька, что мен€ утешит, когда глаза мои станут навеки закрыватьс€.

ћариула утЄрла слЄзы на щеках.

Ц Ќу, ћариуленька, разогрела ты мен€ пуще водки, Ц сказал старый цыган, покр€хтыва€. Ц я помогу как-нибудь твоему горю Ц вот тебе моЄ слово св€то!

ќба замолчали.

ѕусто было на улицах и площад€х; лишь изредка мелькал курьер, сид€ на облучке закрытой кибитки; по временам шныр€ли подозрительные лица или гремели мерным звуком цепи и раздавалась заунывна€ песнь колодников: УЅудьте жалостливы, милостивы до нас, до бедных невольников, заключЄнных, ’риста ради!Ф Ќа всЄм пути наших цыган встретили они один экипаж: это был рыдван, облупленный временем; его тащили четыре кл€чи верЄвочными постромками, а на зап€тках сто€ли три высоких лаке€ в порыжелых сапогах, в шубах из красной собаки и с полин€лыми гербовыми тесьмами; из колымаги же прогл€дывал какой-то господин в бархатной шубе с золотыми кист€ми, причЄсанный a la pigeon. ќкошки были опущены, веро€тно потому, что не поднимались, и оттого-то грел он себе концы ушей, незакрытые пукл€ми, то правым, то левым рукавом шубы. ¬асилий частенько озиралс€, стара€сь, по приметам домов, не сбитьс€ с пути.

Ц „то ты так посматриваешь по сторонам? Ц спросила цыганка. Ц Ќе сбились ли мы с дороги? ¬едь € сказала тебе, ко дворцу.

Ц Ќе бойс€: € ѕетров город знаю, как ты свои яссы. Ѕылому русскому матросу, да ещЄ матросу ѕетра јлексеевича, стыдно не знать этого корабельного притона. Ќырну и вынырну здесь, где хочу. ѕожалуй, € перечту тебе все дома. ¬от эти каменные палаты, как сундук с высокой крышкою, ќстермановы. Ќеподалечку выходит на луг дерев€нный домик со столбиками; это подворье новгородского архиере€ ѕрокоповича. Ќаправо церковь каменна€, огороженна€ дерев€нным забором, »саки€ ƒалмацкого. —транно!  ак ни приду в ѕитер, всЄ она строитс€. ƒиковинные были на ней часы с курантами! “ридцать п€ть тыс€ч стоили; как час, так и заиграют свои штуки. √ода за четыре, говор€т, разгневалс€ батюшка »ль€-пророк, что музыка над церковью, да и разбил громом часы. ¬от, идЄм мы теперь мимо адмиралтейской крепостцы: небось не перемахнЄшь чрез валики, даром что водица в канавах заморожена. —мотри-ко, купол-ат над башнею горит, будто славушка ѕетра јлексеевича. “о-то был великий государь, хоть и больно бивал из своих рук! «ато при нЄм всЄ шло как по маслу, и житьЄ было привольное, весЄлое, лишь своего дела не запускай. ѕо этой Ћуговой линии выступали здесь чинно из болот мазанки, да в мазанках слышны были с утра до ночи песни. ј теперь, как очистил их пожар, встали наперекор ему высокие палаты Ц эки гордые, так и прут в небо! ћало высокой кровли, давай и на кровлю надеть шл€пу или будку чванливуюЕ «ато ни гугу! ћолчат, как домовища, и скучны, как остроги.

÷ыганка плохо слушала рассказы своего товарища и с нетерпением высматривала вперЄд, не видать ли дворца. ¬друг кто-то, следовавший за ними так тихо, что скрал шум своих шагов, закричал:

Ц —тойте! —лово и дело!

Ц Ѕатюшка! √олубчик! Ц завопила цыганка, поспешив сунуть в руку незнакомца мелкую серебр€ную монету. Ц ќтпусти; мы идЄм по делу јртеми€ ѕетровича ¬олынского.

ѕри этом имени незнакомец осмотрелс€; вид€, что поблизости их не было никого, вз€л деньги и примолвил:

Ц —тупайте! ’орошо, что на доброго человека напали, а то б не легко распутались.

» в самом деле, эта встреча могла бы повести цыган к заплечному мастеру . ћолча шли они далее. Ќо скоро показалс€ трЄхъ€русный дом с корабликом на каждых воротах по сторонам, а за ним «имний дворец. ѕри виде этих палат €зык старика вновь разв€залс€.

Ц ¬идишь ли, Ц сказал он, Ц этот дом с корабликами по бокам?

Ц ¬ижу, ну!

Ц Ёто дом јпраксина. ј за ним палаты, вот что солнышко играет в окна незамороженны?

Ц Ќе дворец ли уж?

Ц ƒа, славное житьЄ в нЄм, а пуще всего, что там больно тепло. „ай, матушка-государын€ ходит теперь спуст€ рукава или поваливаетс€ на пуховиках! ”ф! Ѕрр! Ёкой морозина, так и хватает за сердце!

÷ыган, говор€ это, проворно плечами переминал и частенько похлопывал рукавицами.

Ц «наешь ли, Ц произнесла с восторгом ћариула, удвоив шаги и подн€в выше голову, Ц знаешь ли, что мо€ ћариорица живЄт вот тут, в этом дворце?

—тарик покачал головою.

Ц ƒа, да, неверный, таки живЄт в этих больших каменных палатах!.. ћариорица Ц кн€жнаЕ еЄ ласкает, любит сама государын€Е

Ц Ќе морочит ли уж кто теб€?

Ц ѕоспорь, € тебе выцарапаю глаза! —то человек мне это сказывали. —проси любого прохожего. ¬се еЄ хвал€т, все еЄ люб€тЕ ќ! ќна и сызмала была така€ добра€Е ј ¬олынский?..  абы это случилось?.. ѕочему ж и не так? ¬едь она ему ровнюшка!.. ћариорица Ц кн€жнаЕ ћила€ ћариорица!.. ¬ас€, дурачок, миленький, друг мой, что ж ты не говоришь ничего, глухой?

» глаза цыганки прыгали от радости, и щЄки еЄ на морозе разгорались.  азалось, она готова была идти пл€сать на площади.

Ц Ќе с ума ли ты сошла, мо€ кукона?

Ц ѕравда, есть с чего рехнутьс€! ѕогоди, остановимс€-ка против дворца.

Ц „тобы на нас оп€ть закричали слово и дело и посадили в каменный мешок?

Ц ѕускай кричат, пусть запр€чут! Ќе боюсь никого. ¬идишь, видишь, у одного окна кто-то двигаетс€Е может быть, она смотритЕ ќна, она! —ердце еЄ почу€ло свою мать. ¬асилий! ¬едь она смотрит на мен€? ¬асилий! √овори жеЕ

Ц —мотрит, Ц сказал старик, вздохнув и кача€ головой.

Ц Ѕожье благословенье над тобой, дит€ моЄ! “ы во дворце, мила€ ћариорица, в тепле, в довольстве, а €Е брод€га, нища€, сто€ на морозе, на площадиЕ ƒа что мне нужды до того! “ебе хорошо, мо€ душечка, мой розанчик, мой херувимчик, и мне хорошо; ты счастлива, ты кн€жна, € счастлива вдвое, € не хочу быть и царицей.  ак сердце бьЄтс€ от радости, так и хочет выпрыгнуть!.. «наешь ли, милочка, дочка мо€, дит€ моЄ, что это всЄ € дл€ теб€ устроилаЕ

Ц ¬от к крыльцу подают две кареты золотые, все в стЄклах, как жар гор€т. Ёкой осмеричок!.. ј шоры, видно, из кована золота! «нать, сама государын€ изволит ехать, а когда она едет, не вел€т сто€ть на дворцовой площади.

Ц ѕобежим к крыльцу!

Ц ¬ол€ тво€, наживЄм себе петлю, а пуще всего, как ты говоришь, погубишь своюЕ

Ц ѕогубить? ƒурак! –азве € не мать? ћожет статьс€, ћариорица поедетЕ хоть одним глазком взгл€нуЕ

» цыганка в несколько прыжков у крыльца дворцового, и покорный товарищ за ней, ни жив ни мЄртв. ¬ другое врем€ палки осыпали бы их, но было уже поздноЕ

ѕо€вилась государын€ јнна »оанновна среди толпы придворных. ѕо лицу еЄ, смуглому, р€боватому, но величавому, носилось облако уныни€, которое, заметно было, силилась она прикрыть улыбкой. ќна недомогала, и медики присоветовали ей как можно более рассе€ни€ и движени€ на свежем воздухе. “еперь ехала она в манеж Ѕирона, где обыкновенно упражн€лась с полчаса в верховой езде. ≈й вздумалось быть там ныне, не предварив никого, и только едва успели придворные послать к герцогу нарочного Ц уведомить его об этом, и двух дежурных пажей в самый манеж приготовить там всЄ к приезду государыни. «а нею шло несколько придворных кавалеров и дам в бархатных шубах светлых цветов.

ћежду этими дамами одна отличалась чудною красотою и собольею островерхою шапочкой наподобие сердца, посреди которой алмазна€ пр€жка укрепл€ла три белых пЄрышка неизвестной в –оссии птицы. „Єрные локоны, выпада€ из-под шапочки, мешались с соболем воротника. ≈сли б в старину досталось описывать еЄ красоту, наши деды молвили бы просто: она была так хороша, что ни в сказках сказать, ни пером написать. Ёто была молдаванска€ кн€жна ћариорица Ћелемико.

√осударын€ села в первую карету с придворною дамою постарше; в другую карету вспрыгнула ћариорица, окружЄнна€ услугами молодых и старых кавалеров. “олько что мелькнула еЄ гомеопатическа€ ножка, обута€ в красный сафь€нный сапожок, Ц и за кн€жною полезла еЄ подруга, озабоченна€ своим роброном. ¬ это врем€ надо было видеть в толпе два неподвижных чЄрных глаза, устремлЄнных на молдаванскую кн€жну; они вонзились в неЄ, они еЄ пожирали; в этих глазах был целый мир чувств, вс€ душа, вс€ жизнь того, кто ими смотрел; если б они находились среди тьмы лиц, вы тотчас заметили бы эти глаза; они врезались бы в ваше сердце, преследовали бы вас долго, днЄм и ночью. Ёто были два глаза материЕ ќгл€нувшись из кареты, заметила их и кн€жна: она вздрогнула и невольно стиснула руку своей подруги.  ареты двинулись. –аздалс€ в толпе крик, глухой, задушенный, скипевшийс€ в грудиЕ ¬ этой же толпе хохотали.

Ц „то такое? Ц спрашивали друг у друга.

Ц ”пала кака€-то цыганка, Ц отвечали голоса, Ц видно, сдавили в теснотеЕ ƒа палка не свой брат, сейчас поднимет и умирающего.

 

√лава III. Ћ≈ƒяЌјя —“ј“”я

» так погибну в цвете лет,

»стлею здесь без погребень€

» неоплакан от друзей!

» сим врагам не будет мщень€

Ќи от богов, ни от людей.

У»виковы журавлиФ. ∆уковский

 

Ћетний дворец, Ћетний сад Ц сколько цветущих воспоминаний увиваютс€ около этих двух имЄн! “ам, говорите вы, в маленьких поко€х ѕЄтр I созидал дела великие, которых последстви€ осен€т и наших потомков.

“ам, под тенью дерев, им самим посаженных, любил государь, после заповеданных трудовых дней, тешитьс€, как добрый простой семь€нин.  ому также не известно, что этот сад бывал сборным местом всего ѕетербурга, когда царь, от избытка удовольстви€, спешил сообщить своим любезным подданным и дет€м весть об успехе важного подвига, совершЄнного им дл€ блага –оссии? –адость передавалась безусловно; все состо€ни€ в ней равно участвовали. ”ж и наши прадеды не любили ломатьс€ на зов надежды-государ€ и угощени€ матушки-царицы и великих кн€жон. ’мельные от вина, медов и торжества, они не чинилис€, тем более что, по простому обычаю старины, и сам державный бывал иногда навеселе. ¬се говорили вслух о том, что было у них на душе, потому что в душе ничего не таилось против хоз€ина. јллеи кипели и шумели; на скамь€х обнимались; в гроте, убранном на диво заморскими раковинами, слышались поцелуи; водомЄты плескали, и сами мраморные статуи, между перебегающими группами, казалось, двигались. Ќа царицыном лугу народ роилс€; там дерев€нный лев, обременЄнный седоками, беспрестанно ныр€л в толпе и высоко возносилс€ на воздух; покорные под всадником лошади и сани с обнимающимис€ парами кружились так, что глазам зрителей было больно. “ут же любопытных допускали смотреть в зверинце двух живых львов и слона. “олько тЄмна€ ночь разгон€ла пирующих.  огда же государь, распрощавшись с гост€ми своими, уходил в двухэтажный домик, охран€емый любовью народной, он мог слышать, как провожали его виваты иностранцев и благословени€ русских.

» вдруг исчезает на врем€ очарование этих воспоминаний. ѕорог этого храма переступает Ѕирон, поставив у входа секиру. ¬ жилище державного и вместе великого св€тотатственно водвор€етс€ он, не прикрыв доблест€ми душевными рода своего, не скрасив славными подвигами своего властолюби€. Ќаружным величием стараетс€ он заменить истинное: к маленькому дому сделаны огромные пристройки; блест€щий двор и гварди€ герцога курл€ндского наполн€ют его. ¬идны везде власть, великолепие, фортуна; везде выт€гиваетс€ временщик; но где сила народной любви? где человек народный, вековой? ƒом переменил хоз€ина, и всЄ в нЄм и вокруг его изменилось: бывало, походил он на кордегардию, и его всЄ-таки величали дворцом; Ѕирон силитс€ сделать его дворцом Ц и он смотрит кордегардией. ”жас царствует вокруг этого жилища; сад и в праздники и в будни молчалив; не нужно отгон€ть от него палкою, Ц и без неЄ его бегут, как лабиринта, куда попавшись, попадЄшьс€ к ћинотавру на съедение; кому нужно идти мимо жилища Ѕирона, тот его дальними дорогами обходит.

«имой Ц именно в то врем€, в которое происходит начало действи€ нашего романа, Ц зимой, говорю €, сад с окованными водами, с голыми деревь€ми, этикетно напудренными морозом, с пустыми дорожками, по которым жалобно гул€ет ветер, с остовами статуй, беспор€дочно окутанных тогами, как саванами, ещЄ живее представл€ет ужас, цар€щий около его владельца.

Ѕлагодарение Ѕогу, нечистый дух выкурен из этого жилища с того времени, как посетил его добрый гений дщери ѕетровой; очарование воспоминаний снова окружает маленький домик в Ћетнем саду.

Ќо обратимс€ к зиме 1739/40 года.

ћы не взойдЄм теперь в жилище Ѕирона, а перенесЄмс€ через ‘онтанку в манеж его. ќн расположен на берегу в длинной мазанке с несколькими осьмиугольными окнами по стенам и двум€ огромными, из пЄстрых изразцов, печами на концах. ѕодле одной печи сделано возвышение в виде амфитеатра с узорочными перильцами и балдахином из малинового сукна с золотой бахромой. ѕод балдахином сто€т кресла с высокой спинкою, обитые малиновым бархатом. ” ручек выт€гиваютс€ два пажика в высоких напудренных париках, с рум€ными щЄчками, как два розана, уцелевшие под хлопками снега, в блест€щих французских кафтанах, которых полы достают почти до земли, в шЄлковых чулках и в башмаках с огромными пр€жками. ѕо временам кладут они на перила свои детские головы в стариковских причЄсках, как бы высматрива€ кого-то. ¬от всЄ, что замечательно в манеже. «а ним, через обширный двор, т€нутс€ каменные великолепные конюшни, в которых красавицам лошад€м, выписанным из √олстинии, јнглии и ѕерсии, тепло и привольно.  ак их хол€т и нежат! Ћюди, ухаживающие за ними, завидуют их житью-бытью. ќт конюшен идЄт каменна€ ограда до набережной; за оградою нечистый дворик и посреди его колодезь с насосом, ручкою дл€ качки воды и жЄлобом, проведЄнным в конюшню. ѕодле самого колодца дерево почти без сучьев. Ќа главный двор два въезда Ц с ‘онтанки и с Ќевы.

¬ообразим, что мы пришли к манежу за полчаса до пажей, и посмотрим, что делаетс€ на заднем дворике.

  дереву крепко прив€зан под мышки мужчина, высокий, сутуловатый, желтоликий, с отча€нием в диких взорах; на нЄм одна рубашка; босые ноги оцеплены. ’охол на бритой голове изобличает род его. Ёто малоросси€нин, которого недоставало на смотру ¬олынского. ∆естокий мороз хватает жгучими когт€ми всЄ живое; люд€м т€жело дышать; полЄт птиц замедл€етс€, и самое солнце, как раскалЄнное €дро, с трудом выдираетс€ из морозной мглы.  аково ж в одежде тропичных стран сто€ть в снегу под вли€нием такой атмосферы? ќднако ж малоросси€нин ещЄ стоит Ц не стонет, а только скрежещет зубами. —начала он дрожал, теперь окаменел; ноги его горели, как на раскалЄнном железе, теперь онемели. ѕротив него храбритс€ офицер среднего роста, пузатый, с зверскою наружностью, в медвежьей шубе. Ёто адъютант герцога курл€ндского, √роснот. ѕо обеим сторонам малоросси€нина человека с четыре конюхов.

Ц ќбругать его светлость! ѕисать на него доносы! Ц кричал √роснот ломаным русским €зыком и сиплым от досады голосом, остр€ кулаки на свою жертву. Ц «наешь ли, с кем т€гаешьс€?.. ћы всчешем тебе хохол курл€ндскою гребЄночкой; мы собьЄм с теб€ панскую спесь, поганый ћазепа!

ћалоросси€нин глубоко вздохнул и подн€л глаза к небу.

Ц „то? ћороз не уговаривает ли теб€? —кажешь ли, где бумаги?

Ц Ќи! Ц произнЄс твЄрдо малоросси€нин.

Ц ѕосмотрим! √ей, реб€та! ”шат с водою! Ц закричал адъютант.

–азом накачали конюхи воды в ушат. Ћицо малоросси€нина исковеркали судороги; потом глаза его налились кровью и впились в своего мучител€.

√роснот тр€хнул головой, как бы дл€ того, чтобы избавитьс€ от неподвижного взгл€да своего мученика, и дал приказ двум конюхам стать на скамейку, приготовленную у дерева, и подн€ть туда ж ушат с водой.

Ц —кажешь ли, куда девал донос? Ц спросил он.

Ц ѕередал Ѕогу, Ц был ответ.

Ц ќкатите ж его!

» ушат воды вылит на голову несчастного.

ќблако пара обхватило его, но скоро исчезло, подрезанное морозом. ’охол его унизалс€ бусами, тем€ задымилось; рубашка стала на нЄм как бумага картонна€.

Ц √о-го-го! Ц застонал малоросси€нин в этом жЄстком мешке, собрав последние силы. Ц ƒойдЄт бумага до императрицы, хоть сгинуЕ —кажи своей, бесовой собаце Ѕог отплатЕ бррЕ

«десь он захлебнулс€.

Ц ≈щЄ ушат и ещЄ! ”двоить порцию! Ц заревел адъютант.

ƒругой ушат воды обдал мученика с ног до головы. Ќа этот раз рубашка покрылась чешуЄй, и струи, превратись будто в битое стекло, рассыпались с треском по снегу.

ѕосле третьего ушата хохол повис назад, как лед€на€ сосулька, череп покрылс€ новым блест€щим черепом, глаза слиплись, руки приросли к туловищу; вс€ фигура облачилась в серебр€ную мантию с пышными сборами; мало-помалу ноги пустили от себ€ лед€ные корни по земле. ≈щЄ жизнь вилась лЄгким паром из уст несчастного, кое-где сеткою лопалась лед€на€ епанча, особенно там, где было место сердца, но вновь ушат воды над головой Ц и малоросси€нин стал одною неподвижною, мЄртвою глыбою.

Ц √осударын€ будет скоро в манеж! Ц закричали на дворе Ц ¬от и пажи приехали.

Ц Ћей, лей проворнее! ј то мне и вам беда! Ц командовал испуганный адъютант.

≈щЄ два-три ушата, и нельз€ было признать человека под лед€ною безобразною статуей. ќна стала на страже колодца. —олнце, выплыв из морозной мглы, вспыхнуло на миг, как будто негоду€ на совершЄнное злоде€ние, и оп€ть скрылось во мгле.

Ц √осударын€ едет! Ц закричали оп€ть на дворе.

√роснот возвратилс€ в манеж будто ни в чЄм не бывало, а исполнители его подвига Ц в конюшню.

√осударын€ любила верховую езду и была в ней очень искусна. Ќынешний же раз, чувству€ себ€ слабою, сделала только два-три вольта, сошла с лошади, села на кресла под балдахином, окружЄнна€ своею свитой, и с высоты любовалась мастерскою ездою Ѕирона, статного, довольно красивого, хот€ жестокость его прокрадывалась по временам сквозь глаза и вырезывалсь непри€тным сгибом на концах губ. ќн был в светло-голубом бархатном кафтане. Ќа лошади под ним, изабеллова цвета, блистал чепрак, облитый золотом и украшенный по местам шифром государыни из бирюзы, крупные бирюзовые же камень€ вделаны были в уздечку. √ерцог подъехал наконец к возвышению, где находилась императрица, и, скинув перед ней шл€пу, поникнув несколько головой, ждал себе лестной награды. √осударын€ встала со своего места, подошла к перилам, приветствовала всадника улыбкой, ласкала рукою прекрасное животное, на котором сидел Ѕирон и которое положило свою голову на перила, как бы ожида€ и себе внимани€ царицы. –азные нежные имена были даны любимице Ѕирона, названной им бриллиантом его конюшни; красавица, казалось, от удовольстви€ била землю копытом. ¬елено было принесть кусок хлеба, который и схватила она осторожно из нежных рук. ѕридворные дамы любовались этою сценою: вс€ душа пажиков была в глазах их, сверкающих от радости; одна ћариорица не заботилась о том, что делалось около неЄ, и часто обращалась взорами ко входу в манеж.

Ц ≈дем! Ц сказала наконец јнна »оанновна, кивнув благосклонно Ѕирону, и он, соскочив с лошади, оставшейс€ как бы вкопанною на своЄм месте, свЄл государыню с возвышени€.

” входа в манеж тр€слись на морозе √роснот и нечто в розовом атласном кафтане, которое можно было б изобразить надутым шаром с двум€ толстыми подставками в виде ног и с надставкою в виде толстой лысой головы, о которою разбилась бы черепаха, упав с высоты. ¬ этой голове было пусто; не думаю, чтобы сыскалось сердце и в туловище, если бы анатомировали это нечто ; зато оно ежедневно начин€лось €ствами и пить€ми, которых достало бы дл€ п€терых едоков. Ёто нечто была трещотка, ветошка, плевальный €щик Ѕирона. ¬о вс€кое врем€ носилось оно, вблизи или вдали, за своим владыкою. Ћишь только герцог продирал глаза, вы могли видеть это огромное нечто в приЄмной зале его светлости смиренно сид€щим у дверей прихожей на стуле; по временам оно вставало на цыпочки, пробиралось к двери ближайшей комнаты так тихо, что можно было в это врем€ услышать падение булавки на пол, прикладывало ухо к замочной щели ближайшей комнаты и оп€ть со страхом и трепетом возвращалось на цыпочках к своему дежурному стулу. ≈сли герцог кашл€л, то оно тр€слось как осенний лист.  огда же на ночь камердинер герцога выносил из спальни платье, нечто вставало со своего стула, жало руку камердинеру и осторожно, нес€ всю т€жесть своего огромного туловища в груди своей, чтобы не сделать им шуму по паркету, выползало или выкатывалось из дому и нередко ещЄ на улице тосковало от сомнени€, заснула ли его светлость и не потребовала бы к себе, чтобы над ним пошутить. ¬ы могли видеть нечто у входов верховного совета, сената, дворца и даже “айной канцел€рии, когда в них находилась его светлость; на всех церемониалах, ходах, пиршествах и особенно жирных обедах, где только обреталась его светлость. Ётот кусок м€са, на котором творцу угодно было начертать человеческий образ, это существо именовалось  ульковским. ¬ысочайшее его благо, высша€ пища его духа или пара животного, заключалась в том, чтобы находитьс€ при первом человеке империи. ¬ царствование ≈катерины он находилс€ при ћеншикове, в царствование ѕетра II при ƒолгоруком, ныне же при Ѕироне. “ак переходил он от одного первого человека в государстве к другому, не возбужда€ ни в ком опасени€ на счЄт свой и ненависти к себе, во вс€кое врем€, при всех переменах, счастливый, довольный своей судьбой. √де был временщик, там и  ульковский; привыкли говорить, что где  ульковский, там и временщик. —делатьс€ необходимою вещью, хоть плевательницею этого, Ц вот в чЄм заключалась цель его помышлений и венец его жизни. » он достиг этой цели: от привычки видеть каждый день то же бесстрастное, спокойное, покорное лицо, Ѕирон скучал, когда занемогал  ульковский. ¬с€кое утро и вечер первый человек в империи приветствовал его улыбкой, иногда и гримасой, котора€ всегда принималась за многоценную монету; а если герцог в добрый час расшучивалс€, то удостаивал выщипать из немногих волос  ульковского два-три седых волоса, которых у него ещЄ не было. «нак этой милости, несмотр€ на боль, особенно радовал его. ƒл€ поощрени€ ж к дальнейшему ревностному служению иногда поручал ему первому оповестить о награде или немилости, ниспосылаемых герцогом.  роме этого, во всю жизнь его давали ему, ещЄ при ≈катерине, одно важное поручение в »талию; но он, исполнив его весьма дурно, возвратилс€ оттуда католиком. » веру свою переменил он от желани€ угодить первому человеку в –име, то есть папе, которого туфли удостоилс€ поцеловать за этот подвиг. ќ ренегатстве его, скрываемом им в ѕетербурге, только недавно узнала государын€ и искала случа€ наказать его за этот поступок не как члена благоустроенного общества, а как получеловека, как шута. Ќадо, однако ж, присовокупить, что он имел достоинство молчать обо всЄм, что делалось в глазах его и о чЄм не приказано ему было говорить, хот€ б то было о прыщике, севшем на носу его светлости.

 огда государын€ у входа в манеж заметила  ульковского, она улыбнулась; молдаванска€ кн€жна, взгл€нув на него, едва не захохотала. —ели в карету. ¬елено ехать на набережную Ќевы. Ёкипаж поравн€лс€ с оградою дворика: тут јнна »оанновна, по какому-то внутреннему побуждению, обернулась направо, и в глаза еЄ блеснула под лучом полуденного солнца лед€на€ стату€. √осударын€ приказала остановить карету и, подозвав к себе герцога, ехавшего за нею в сан€х, спросила его, что за лед€на€ фигура видна на маленьком дворе.

 ликнули √роснота.

Ц „то такое? Ц угрюмо спросил герцог своего адъютанта, указыва€ на дворик. ¬ этом вопросе подразумевалось: Уƒурак! „то ты сделал?Ф

√роснот, не смут€сь, отвечал:

Ц  онюхи вашей светлости вылили дл€ забавы лед€ную статую.

ќтвет был услышан государынею.

Ц Ётот случай, Ц сказала она ласково Ѕирону, Ц даЄт мне мысль построить лед€ной дворец с разными фигурами.

Ц  ак то было при его величестве, блаженные пам€ти, Ц прервал герцог.

Ц — большими зате€ми, если можно. ƒа, кстати, мне хотелось проучить  ульковского, чтобы он вперЄд не целовал у папы туфлей. —колько ему лет?

Ц — прошлого мес€ца он начинает другой полвека.

Ц ћы женим его и сыграем свадьбу в лед€ном дворце. ќбъ€вите ему также, что € жалую его в пажи к моему двору.  ак это лучше устроить, мы поговорим в тепле.

— последним словом императрицы карета тронулась, облепленна€ по бокам дверец гайдуками, а сзади двум€ турками. ѕ€тидес€тилетнему  ульковскому велено €витьс€ ко двору в должности пажа и искать себе невесты: надо было нити его жизни пройти сквозь эту иголку, и он выслушал свой приговор с героическою твЄрдостью, несмотр€ на поздравлени€ насмешников пажей, прос€щих его, как товарища, не лишить их своей дружбы.

—коро манеж и двор опустели, и под вечер лед€на€ стату€ отвезенаЕ куда Ц вы узнаете после.

 

√лава IV. ‘ј“јЋ»«ћ

¬осточной странностью речей,

Ѕлистаньем зеркальных очей

» этой ножкою нескромной

“ы рождена дл€ неги томной,

ƒл€ упоени€ страстей.

У√речанкеФ. ѕушкин

 

¬олынский лежал в своЄм кабинете на диване. ќн решилс€ целый день не выезжать и сказалс€ больным, ожида€ возвращени€ «уды, которого послал отыскивать следы пропавшего малоросси€нина. Ётот малоросси€нин был дл€ него т€жЄла€ загадка.

√рудь его разрывалась от досады, когда он помышл€л, что властолюбие Ѕирона, шага€ по трупам своих жертв, заносило уже ногу на высшую ступень в –оссии. √ерцог имел свой двор, свою гвардию; иные, будто ошибкою, титуловали его высочеством, и он не сердилс€ за эту ошибку; считали даже милостью допуск к его руке; императрица, хот€ выезжала и занималась делами, приметно гасла день ото дн€, и любимец еЄ очищал уже себе место правител€.

У∆ду случа€ свергнуть его, Ц думал ¬олынский, Ц жду перемены к нему государыни; а когда этот случай настанет?Ф   этим мучительным мысл€м присоединилось и чувство, столько же, если не более, мучительное. ∆енатый, он любилЕ

 ака€ же несчастна€ была предметом этой любви?

¬осемнадцати лет кн€жна ћариорица Ћелемико испытала уже так много превратностей, что можно бы было наполнить ими долголетнюю романическую жизнь.

— малолетства лишившись отца и матери на пепелище дома, разграбленного и сожжЄнного €нычарами, ћариорица досталась в удел хотинскому паше. ќн готовил еЄ дл€ собственного гарема, но, пока пленница росла вместе с своими прелест€ми, старость предупредила его замыслы. “огда честолюбие заменило в нЄм все прочие страсти, и хот€ он с помощью скамейки садилс€ на лошадь, но всЄ ещЄ метил в сераскиры или, по крайней мере, в трЄхбунчужные. ћысль угодить повелителю правоверных, подарив ему диковинную красоту, блеснула в его голове, и с того времени смотрел он на кн€жну как на лучшее украшение султанского гарема, как на будущую свою владычицу и покровительницу. ќн видел уже в ней любимую султаншу, а себ€ одним из первых сановников под луною. ƒочь нельз€ более нежить и утешать, как он нежил и утешал еЄ. ѕиастры сыпались иностранцам, чтобы развить в ней все даровани€, способные обворожить падишаха. » старик мог рассчитывать верно, суд€ по наружным и душевным еЄ прелест€м.  огда ћариорица, разбросав чЄрный шЄлк своих кудрей по обнажЄнным плечам, летала с тамбурином в руках и вдруг бросала на своего опекуна молниеносные, сожигающие взоры или, устала€, останавливала на нЄм чЄрные глаза свои, увлажнЄнные негою, избытком сердечным, как бы прос€щие, жаждущие ответа; когда полураскрытые уста еЄ манили поцелуй Ц тогда и у старика поворачивалась вс€ внутренность. ќн вздыхал, очень т€жело вздыхал, и готов бы был отдать свой ’отин, свою бороду и все прошедшие и будущие милости падишаха за несколько минут давно прошедшей молодости. ќканчивалось тем, что он обращалс€ мысленно к пророку, а там снова к мечтам честолюби€. »ногда только, когда вкушал соку плода, запрещЄнного  ораном, он приходил к своей пленнице и осмеливалс€ коснутьс€ устами своими прекрасной ножки еЄ, приложив наперЄд, в знак почтительности, правую руку к чалме, а левою подобрав свою бороду. » шалунь€ из прихоти допускала его к этой милости; а куда не простираетс€ прихоть женщины? ≈й было весело, что борода паши, довольно пушиста€, щекотала еЄ нежную, пышную ножку. —лучалось и то в подобных изъ€влени€х особенного еЄ благоволени€, что шаловлива€ ножка, будто ненарочно свалива€ чалму с головы старика, обнажала таким образом огромную си€ющую лысину.  н€жна при виде еЄ сме€лась до слЄз и позвол€ла ему за это удовольствие подремать на еЄ колен€х. ¬прочем, она любила пашу как благодетел€ своего, как родственника и умела это изъ€сн€ть ему даже в своих детских шалост€х.

ћариорице даны были учител€, каких она только вздумала иметь. ќна танцевала, как мы уж сказали, с такою ловкостью, что приводила в исступление и старика, и играла на гитаре с большою при€тностью. ј как еЄ учительница танцевани€ и музыки была француженка, то она в скором времени выучилась говорить и писать на этом €зыке с большою легкостию. ќт христианской веры, в которой она родилась, остались у ней тайные пон€ти€ и золотой крест на груди.  аким образом этот крест попал к ней, она не помнила; только не забыла, что женщина, котора€ вынесла еЄ из пожарища, когда горел отцовский дом, строго наказывала ей никогда не покидать св€того знамени€ ’риста и, как она говорила, благословени€ отцовского. Ёта сама€ женщина продала еЄ хотинскому паше. ‘ранцуженка, узнав, что ћариорица родилась христианкою, старалась беседами на €зыке, непон€тном дл€ чЄрных стражей, ознакомить ученицу свою с главными догматами своей веры. ќт этого учени€ и гаремного воспитани€ еЄ сочетались в душе ћариорицы, пламенной, мечтательной, и фатализм магометанский, и мистицизм христианский, так что в небе, созданном ею, обитали и чистейшие духи, и обольстительные девы пророка, а на земле все действи€ человека подчин€лись предопределению.

—тарый паша любил еЄ сначала как будущий предмет своих удовольствий, потом как средство достигнуть честей и, наконец, как дочь. ќн избавл€л еЄ от делани€ щербета, конфет и от других трудов домашних, сносил еЄ прихоти и капризы, леле€л еЄ и берЄг, как дорогую жемчужину, на которую обладатель еЄ боитс€ дышать, чтобы не потемнить еЄ красоты. ѕрислуга, стоока€ от бо€зни наказани€, стерегла еЄ денно и нощно. Ќи один взгл€д молодого мужчины не перелистывал ещЄ еЄ девственных прелестей, этой роскошной поэмы, которой мог бы зачитатьс€ и сам небожитель, как некогда пустынник заслушалс€ пеночки на целое столетие. ѕришла пора везти ћариорицу ко дворцу верховного владыки, и паша задумывалс€ и откладывал отъезд. —амые мечты честолюби€ не радовали его. Ќастало, однако ж, врем€ им расстатьс€, но, по воле судьбы или предопределени€ Ц так называла еЄ ћариорица, Ц загорелась война между “урцией и –оссией, и в губернаторы хотинские назначен сын опекуна, известный под именем знаменитого  алчак-паши. — того времени старик возненавидел тайно султана и €вно своего преемника, хот€ единокровного, и покл€лс€ скорей передать свои сокровища, в том числе и воспитанницу, неверным, собакам-христианам, нежели тем, которые так жестоко оскорбили его старость и долголетнюю службу. “ут гр€нула ставучинска€ битва, столь славна€ дл€ русского оружи€, как будто нарочно дл€ того, чтоб выполнить кл€тву старика; ибо вслед за тем ’отин был сдан русским, а прекрасна€ ћариорица, с богатствами двух пашей, отца и сына, в числе с лишком двух тыс€ч человек обоего пола, досталась в добычу победител€м. ≈Є воспитатель сам представил еЄ ћиниху как молдаванскую кн€жну и поручил милост€м государыни. ”часть кн€жны, попавшей к неверным псам-магометанам, тронула военачальника. ќн вз€л еЄ под особое своЄ покровительство и с офицером (старым, израненным) послал, отдельно от других пленников, в ѕетербург, описав еЄ чудесную историю, как сам слышал, государыне.

ѕри дворе и знати была тогда мода на калмыков и калмычек, не менее бешена€, как на дураков, шутов и сказочников обоего пола и разного состо€ни€, начина€ от крепостных до кн€зей. — жадностью доставали детей азиатской породы, как дорогую собачку или лошадь Ц и не один супруг пострадал от холодности своей половины, если не мог подарить ей в годовой праздник восточного уродца.  алмыков этих приводили в веру крещЄную , леле€ли, клали спать с собою в одной спальне и выводили в люди, то есть в офицеры, или выдавали замуж за офицеров с богатым приданым, часто на счЄт и к невыгоде родных детей. —удите после этого, какую же суматоху должен был произвесть в ѕетербурге приезд ћариорицы. –оманическа€ еЄ жизнь, еЄ красота, еЄ род и отечество вскружили всем голову до того, что, если б можно было, кажда€ знатна€ госпожа не пожалела бы дать половину своего имени€, чтобы иметь при себе молдаванскую кн€жну. Ќыне в исступлении говор€т: УAh! j'enrage, ma chere, что не могу иметь к вечеру NN райской птичкиФ. “огда говорили, вздыха€: Ујх! ћать мо€, каков этот иностранный немец ћиних, прислал сюда только одну молдаванскую кн€жну, а, сказывают наши, полонили их тыс€чу, да отослал к своим, в немецкую землю, Ц ну съела бы его зубами!Ф

—ама государын€ была в восхищении от ћариорицы, поместила еЄ в ближайшей от себ€ комнате между своими гофдевицами, нар€дила в полунациональную, полурусскую одежду, как можно богаче, и в учители русского €зыка выбрала дл€ неЄ служащего при —. Ц ѕетербургской академии де си€нс ¬асили€  ирилловича “редь€ковского. Ётот вельми учЄный муж каких €зыков не знал! Ќа французском писал он стихи едва ли не лучше, нежели на русском; из ‘енелонова У“елемакаФ воссоздал знаменитую У“елемахидуФ, с цитатами греческими, латинскими и прочими, и в два приЄма исчерпал весь гений –оллен€, своего учител€. » потому он должен был служить ћариорице, посредством французского €зыка, проводником к познанию русского. ќбладавша€ способност€ми необыкновенными и побуждаема€ к изучению его силою внутреннею, твор€щею чудеса, она в несколько мес€цев могла свободно изъ€сн€тьс€ и на этом €зыке.

ћариорица не успела ещЄ образумитьс€ от зрелища новых и странных предметов, поразивших еЄ при дворе русском, от новой своей жизни, ни в чЄм не сходной с той, которую вела в гареме хотинского паши, и успела уже под знам€ своей красоты навербовать легион поклонников. Ћесть мужчин, их услужливое внимание преследовали еЄ до того, что стали ей приторны; старухи, у которых не было дочек, называли еЄ ненагл€дною; молодые говорили, что они от неЄ без ума, наружно ласкали еЄ, как любимую игрушку, как любимицу государыни, но втайне ей завидовали. “ак ведЄтс€ со времЄн двух первых братьев!

√ода, кажетс€, за два до приезда еЄ в ѕетербург, когда русские уполномоченные в Ќемирове вели переговоры с турками, старый паша, еЄ воспитатель, в шутку говорил, что, если ћариорица не любит его, он уступит еЄ русскому послу ¬олынскому, о котором слава прошла тогда до ’отина. Уј молод ли он? ’орош ли он?Ф Ц шут€ спрашивала ћариорица своего воспитател€. » что ж? ѕо странному стечению обсто€тельств, этот самый ¬олынский, когда она, по приезде в ѕетербург, остановилась в отведЄнной ей квартире, был первый из придворных, который еЄ встретил и от имени государыни поздравил с благополучным прибытием. ”видеть мужчину ловкого, статного, красивого, с глазами, проницающими насквозь сердца, с чЄрными кудр€ми, свободно падающими на плеча (¬олынский редко пудрилс€), и сделать сравнение с ним и турецким длиннобородым козлом или чЄрным евнухом значило с первого приступа склонить оружие. ѕри кабинет-министре, не знавшем иностранных €зыков, находилс€ тогда переводчик, вовсе не любезный и непривлекательный. Ћицо круглое, как мапемонда, синеватое, задавленное масленым галстуком, на котором покоилс€ тучный, двум€ ступен€ми, подбородок; бородавка на левой щеке, умильно-важна€ физиономи€, крутой си€ющий лоб, вделанный в мучной насаленный оклад с двум€ мучными же мортирами по бокам и чЄрным кошельком назади Ц одним словом, это всЄ был сам ¬асилий  ириллович “редь€ковский. У∆аль, Ц думала ћариорица, Ц что этот дурной, а не этот пригожий мужчина должен со мною объ€сн€тьс€Ф. ¬олынскому некогда было думать: увлечЄнный красотою молдаванки, он спешил выражатьс€ красноречивым подлинником взоров и словами через своего толмача. —лова эти дышали теплотою ¬остока и, благодар€ верности перевода, щекотали сердце неопытной девушки, приводили еЄ в какое-то смущение, ей доселе неведомое. ћариорица хотела знать фамилию посланного к ней от императрицы.

ѕри имени ¬олынского кн€жна затрепетала. ‘атализм, которым она с малолетства была напитана, сказал ей, что это самый тот , неизбежимый ею, суженный ей роком, что она ведена с пепелища отцовского дома в ’отин и оттуда в страну, о которой и не мыслила никогда, потому единственно, что ещЄ при рождении назначено ей любить русского, именно ¬олынского.

ѕрибавьте к этому пламенное воображение и кипучую кровь, весь этот человеческий вулканизм, с одной стороны, с другой Ц примешайте вкрадчивую любезность, ум, страсть в каждом движении и звуке голоса Ц и рецепт любви готов. ћаленький доктор, в блондиновом паричке и с двум€ крылышками за плечами, попав раз к таким пациентам, то и дело посещает их и каждый раз, очинив исправно своЄ перо, пишет на сигнатурке: repetatur, прибавить того, усилить сего .

¬олынский вышел от молдаванской кн€жны в каком-то чаду сердечном, видел только по дороге своей два глаза, блест€щих, как отточенный гранат, как две чЄрные вишни; видел розовые губки Ц о! дл€ них хотел бы он превратитьс€ в пчелу, чтобы впитьс€ в них, Ц видел только их, отвечал невпопад своему переводчику или вовсе не отвечал, грезил, мечтал, забывал политику, двор, Ѕирона, друзей, женуЕ ¬ его голове и сердце всЄ было эдем, восторги, райские минуты, за которые не вз€л бы веков; всЄ было € и она ! ј преп€тстви€? »х не существовало, их не могло существовать: девушка так неопытна, воспитана в гареме, готовлена дл€ гарема; по глазам еЄ видно, что у ней в жилах не кровь, а огоньЕ жена ещЄ не скоро приедет из ћосквы; можно найти и средства задержать еЄЕ кабы умерла? (ƒа, и эта преступна€ мысль приходила ему в голову!..) ќстальное докончит искусство, притворна€ и, может статьс€, истинна€ страсть.

» вот кн€жна Ћелемико во дворце.

—ама государын€ заботитс€ доставить ей покой, при€тности вс€кого рода, показывает ей свой ѕетербург, своЄ войско, учреждает дл€ неЄ игры, праздники, балы и, привыкша€ видеть около себ€ притворство и лесть, утешаетс€, вид€, как чистосердечно, простодушно, чувствительно дит€ полуденной природы, как всЄ новое занимает еЄ и радует. » ћариорица почти везде за государыней и везде видит ¬олынского и скоро едва ли не одного неизбежного ¬олынского. ¬се молодые мужчины кажутс€ ей куклами, попуга€ми, существами бездушными. —начала он не может говорить ей о своей любви; но при каждом свидании взорами своими волнует еЄ душу, так что еЄ душа, кажетс€, бежит вон из тела. Ќередко танцует он с нею (она выучилась уже европейским танцам). ѕожатие руки его проникнуло тонким €дом всЄ еЄ существо; она смущена новым дл€ неЄ ощущением, хочет отн€ть руку и не отнимаетЕ ¬ другой день, на другое пожатие она отвечает ему тем жеЕ и ей кажетс€ в эту минуту, что земл€ и небо готовы перед ней и над ней раскрытьс€. Ёпоха сладостна€ дл€ влюблЄнных! ќни не забывают еЄ ни в будущих сильнейших восторгах, ни в муках любви. ¬озврат€сь в свою спальню, она горела вс€ в огне и заснула в обворожительных мечтах.

  учителю русского €зыка летали от ¬олынского перстеньки, табакерки, и подвигалась кафедра элоквенции в академии де си€нс , и потому можно судить, что он действовал по точной инструкции кабинет-министра. ѕервые слова, которые ученица затвердила, были: милый друг! люблю теб€!  ак сладко, как обворожительно выговаривала она эти слова! ¬ слово милый она вставл€ла р, отчего произносила мирлый ; но эта ошибка придавала ему какую-то особенную прелесть в устах еЄ. » сам ¬асилий  ириллович, слуша€ первый выученный урок, почЄсывал своЄ тем€, как будто у него под черепом что-то жгло. Ќи при ком не произносила ћариорица этих слов, как при “редь€ковском, догадыва€сь, что он перенесЄт их на крыль€х своего усерди€ јртемию ѕетровичу. Ћекции русского €зыка проходили часто между учителем и ученицей в разговорах о кабинет-министре, которого благородство, щедрость, чувствительность превозносились до небес. –азумеетс€, учителю строго запрещено было упоминать о том, что јртемий ѕетрович женат: это выполн€лось св€то. ј девушке и не приходила в голову мысль, что тот, кто еЄ любит, мог иметь неразрывные св€зи с другой, что любовь его преступна. –азумеетс€, и кн€жна умол€ла ¬асили€  ирилловича не сказывать ¬олынскому, что она иногда говорит о нЄм: учитель обещал, но был верен своему слову только до первой встречи с покровителем. ¬скоре могла она сама понимать по-русски вкрадчиво-нежные выражени€ јртеми€ ѕетровича, выражени€ тем более опасные, что они были новы дл€ неЄ, как сама любовь.

ћожно догадатьс€, что при таких обсто€тельствах любовь бежит огнЄм по пороховой дорожке. » что ж? ¬о всЄм этом, как вы видите, был виноват фатализм.

ƒалееЕ Ќе всЄ же вдруг сказываетс€: дайте мне, как жаворонку, завести мою песнь от земли.

 

√лава V. “ј»Ќ—“¬≈ЌЌќ≈ ѕќ—ЋјЌ»≈

—кажи, в чЄм тут есть главное уменье?

Ц ¬ том, Ц отвечал сосед, Ц

„его в тебе, кум, вовсе нет:

¬ терпенье.

 рылов

 

ѕобеда, смерть ли? будь что будет,

Ћишь бы не стыд!

языков

 

»так, ¬олынский лежал вечером на диване в своЄм кабинете, волнуемый двум€ чувствами: любовью к ћариорице и ненавистью к Ѕирону. ћечты его нарушены приходом арапа, который и подал ему пакет от герцога.  абинет-министр несколько встревожилс€, ибо такого рода посылки сопровождались или чрезвычайной милостью, или какою-нибудь грозой. ќн сорвал печать и, к удивлению своему, нашЄл в пакете ещЄ другой, запечатанный, с надписью руки самого Ѕирона, и бумагу в лист, просто сложенную. ѕолага€, что это какой-нибудь документ, он поспешил распечатать письмо и прочесть его прежде.

√ерцог дружески сожалел о нездоровье јртеми€ ѕетровича, присовокупл€л, что он без него как без рук; что еЄ величество изволила об нЄм с большим участием проведывать и, в доказательство своей к нему милости, назначила ему в награду двадцать тыс€ч рублей по случаю мира, заключЄнного с турками.

Ц ј, Ц сказал про себ€ ¬олынский, оставив на минуту чтение письма, Ц временщик думает купить мен€ этим известием; но ошибаетс€! „то бы ни было, не продам выгод своего отечества ни за какие награды и милости!

—прашивали также в письме, как идут приготовлени€ к известному празднику, и уведомл€ли, что государыне угодно сделать прибавление к нему построением лед€ного дворца, где будет праздноватьс€ и свадьба  ульковского, дл€ которого уже и невесту ищут. ≈Є величеству желательно, чтобы и устройством лед€ного дома зан€лс€ также јртемий ѕетрович. –исунок обещано прислать завтра чем свет.

¬олынского, знакомого с махиавелизмом Ѕирона, не удивило ни дружеское содержание письма, ни предложение новых зан€тий, Ц последнее он уже наперЄд отгадывал, Ц но изумило его то, что в послании его светлости Ц ни слова о приложенной бумаге.

У¬ам угодно было знать, Ц писали в ней рукой незнакомой и почерком весьма поспешным, Ц куда девалс€ малоросси€нин, не €вившийс€ ныне к вам на смотр. »сполн€ю не только это желание, но и обнаруживаю вам обсто€тельства, скрытые дл€ вас доныне. ѕлачу тем дань не званию и богатству вашему, не видам каким-либо, но высокому достоинству человека, которое в вас нашЄл. ƒавно уже благородна€ ваша душа прив€зала мен€ к вам. Ќе старайтесь узнавать, кто €: вы, может быть, погубите мен€ тем, а себ€ лишите важного помощника в борьбе с сильным временщиком. ≈го шпионы окружают вас везде; вы имеете их у себ€ дома. ќни след€т все ваши слова, поступки, движени€, доставл€ют обер-гофкомиссару Ћипману, главному шпиону, сведени€ обо всЄм, что у вас делаетс€, говоритс€, и о всех, кто у вас бывает. ¬аши друзь€ уже на замечании. »звестно, что вы составл€ете заговор против его светлости. я не мог ещЄ добратьс€, кто именно из ваших домашних передаЄт эти сведени€.

ѕо содержанию моего письма вы догадываетесь, что € очень близок к его светлости. ѕовтор€ю, не старайтесь доискиватьс€ мен€. Ќастанет врем€, сам откроюсь. «найте только, что € иностранец; но, ущедрЄнный –оссиею, € нашЄл в ней своЄ второе отечество и хочу служить ей, как истинный сын еЄ. ћне больно видеть каждый день, что все мысли, все чувства и поступки Ѕирона верт€тс€ кругом одной его особы, что он живЄт только дл€ своего лица, а не дл€ славы и блага –оссии. —трана эта потому только не совсем ему чужда, что он считает еЄ своей оброчницей! Ѕоже!  ак он трактует русских!.. „ужда€сь их €зыка и обычаев, не жела€ их любви и в презрении к ним не соблюда€ даже наружного приличи€, он властвует над ними, как над рабамиФ.

ѕри этих словах глаза јртеми€ ѕетровича налились негодованием; руки его дрожали.

УЌаступает важный случай открыть государыне его своекорыстие: дело об удовлетворении пол€ков за переход войск чрез их владение, дело, на котором вы столь справедливо основываете свои надежды (вот как нам всЄ известно!), скоро представитс€ на рассмотрение  абинета. ѕри первой возможности доставлю вам нужные заметки и тут же напишу три слова: теперь или никогда ! ќ! тогда скорей, богатырски опрокиньте стену, пред которою даЄт он фейерверки и за которою душит и режет народ русский; откройте всЄ сердцу государыниЕ ¬ы, с вашею благородною смелостью и красноречием, с вашим патриотизмом, с вашим пламенным усердием к пользе и благу императрицы, одни можете совершить этот подвиг. ≈сли вы падЄте в этом деле, то падЄте со славою. “огда-то € откроюсь вам и разделю с вами участь вашу, какова бы она ни была: кл€нусь вам в этом своею честию.  огда бы вы знали, как горит душа мо€ быть участником вашим в этой славе! ћожет статьс€, чрез сотню лет напишут, поставив моЄ им€ подле вашего: У–осси€ гордитс€ ими!..Ф ∆ить в истории, Ц как это при€тно!..

ѕишу много; сердце моЄ имело нужду излитьс€ пред благороднейшим из людей. ƒавно € не беседую с ними. —лучай первый! √ерцог, отдав мне письмо к вам, уехал во дворец, куда был неожиданно позван, только что из него приехавши.

“еперь исполн€ю желание ваше узнать о малоросси€нине. Ёто двор€нин из черниговской провинции, по прозванью √орденко. ќн занимал должность хорунжего в стародубовском повете и умел обратить уже на себ€ непри€тное внимание доимочного приказа тем, что противилс€ повелению герцога ставить за недоимки кресть€н разутых в снег и обливать их холодною водою. ”слышав однажды об оскорбительных словах, сказанных герцогом одному русскому вельможе, он имел неосторожность произнести: Уѕобачив бы €, €к бы мне то выбрехал бисов батька ЅиронФ. —лова эти доведены до ушей его светлости. ћалоросси€нин потребован к допросу воеводой, приехавшим нарочно дл€ исследовани€ этого преступлени€. ќ! когда дела касаютс€ до личной обиды герцога, они скоро решаютс€. ќговорЄнный был в это врем€ очень болен. ќн принесЄн пред судью на простын€х и, в наказание за свою неосторожность, должен был услышать от воеводы ругательства, которые не хотел вынести от самого Ѕирона.  огда же он, собрав силы, отвечал, как требовала оскорблЄнна€ честь двор€нина, его пощекотали батогами. Ётот способ лечить и жажда мщени€ возвратили ему вскоре здоровье. ќн покинул семейство своЄ, составил прошение к императрице, в котором описывал жестокости временщика и корыстолюбивые св€зи его с пол€ками, ездил по ћалороссии собирать к этому прошению подписи важных лиц, успел в своЄм намерении и пробралс€ до “вери, где удачно обменил собою простого малоросси€нина, которого, в числе других, везли сюда на известный праздник. Ќо ищейные клевреты Ѕирона уследили его тотчас по прибытии в ѕетербург. «десь, в манеже герцогском, когда делали перекличку всем разноплемЄнным парам, его не оказалось. ѕодачкин объ€вил, что он, веро€тно, бежал во врем€ суматохи, случившейс€ в то врем€, как их вели в манеж. ѕрибывших гостей к вам отправили. ¬ самом же деле несчастный был задержан. –асправа была с ним коротка€: его свели на задний, нечистый дворик за конюшни. “ам, раздев его до рубашки и прив€зав к дереву, пытали о бумаге, но √орденко успел, видно, сбросить еЄ или передать. Ѕлагородного мученика, окатив дес€тком ушатов воды, заморозили среди белого дн€. ћой при€тель √роснот совершил этот подвиг, как будто выпил стакан пуншу. ¬прочем, Ћипману шепнули, чтоб он спр€тал, как знает, концы в воду. Ёто будет легко ему сделать с помощью силы, грозы и денег.

ќтвет герцогу привезите завтра лично, по обыкновению в приЄмные часы. Ѕудьте осторожны, не проговоритесь не только словами, но и наружностью. —крывайте себ€ до времени, а то всЄ испортите.

¬ случае нужды во мне дл€ объ€снений, вложите вашу записку в расселину среднего камн€, на левом углу ограды Ћетнего сада к ЌевеФ.

ѕрочт€ это таинственное послание, в истине которого нельз€ было сомневатьс€, ¬олынский то предавалс€ радостной мысли, что приобретает новые важные права дл€ обвинени€ Ѕирона и освобождени€ –оссии от ига его, ходил скорыми шагами по комнате, обхватив эту надежду, н€нча еЄ, как любимое дит€ своЄ; то путалс€ в мысл€х, отыскива€ своего тайного доброжелател€.

»ностранец?.. »х так много окружает курл€ндского герцога, и ни в одном из них јртемий ѕетрович не видал особенного к себе участи€. Ётот?.. «лодей! »з одной улыбки его светлости вызоветс€ вместо меха своим дыханием разогреть жаровню и изжарить на ней мелким огнЄм человека, невинного как младенец. ƒругой? √лупец! √отов стащить на своей спине, не огл€дыва€сь, вьюк чужих злодейств. “ретий? ѕодлец! ƒоставл€ет за фальшивые определени€ жене Ѕирона бриллианты и серебр€ные сервизы. „етвЄртый? –одственник клеврета его, Ћимпана, и ненавидит кабинет-министра. » так далее перебрал он всех и ни на ком не мог остановитьс€.  аким образом постиг тайный друг желание его узнать, куда девалс€ малоросси€нин?.. «агадка! “айна!.. √олова его пылала, сердце ходило ходуном. ќн забыл даже о посланном герцога; но, вспомнив и спросив, узнал, что податель, не дожида€сь ответа, скрылс€.

 огда же ¬олынский хотел доискатьс€, кто бы мог быть шпионом Ћимпана в его собственном доме, он, казалось, блуждал, как странник в диком бору, где боишьс€ на каждом шагу наступить на €довитого гада. „то б могло заставить дворовых людей идти в его оговорители? ќн считалс€, по-тогдашнему, милостивым господином. ќ стуль€х, бессудной помощи палача, кошках, разделках на конюшне, столь обыкновенных в его врем€, не было помину в доме. Ќаказани€ его, и то за важный проступок, ограничивались удалением от барского лица. „ел€динцы, от большого до малого, были одеты исправно, накормлены досыта, получали сверх того в каждый годовой праздник по медной гривне и по калачу; их заслуги предкам ¬олынского ценились как должно; старики были в почтении у младших и нередко удостаивались подачек со стола господского; немощных не отсылали с хлеба долой на собственное пропитание, призирали не в богадельн€х, а в их семействах. ƒобрыми нравами строго дорожили. —ам јртемий ѕетрович хот€ славилс€ волокитством, но в ограде дома целомудрие так уважалось, что раз подслеповатый маршалок , увидев издали девушку на колен€х мужчины, подн€л весь дом как будто на пожар: к счастью, объ€снилось, что отец ласкал свою дочь. УЌе барин, а отец родной Ц говорили служители об јртемии ѕетровиче, мы живЄм за ним, как у ’риста за пазухойФ. „то ж, в самом деле, могло бы заставить кого из них решитьс€ в оговоры? ќни сочли бы того »удою-предателем. Ќе барска€ ли барын€?.. „ем же она может быть недовольна? √ардероба еЄ станет и на приданое внучатам; деньги пускает она в рост, ласками господ не менее богата.

¬прочем, еЄ пор€дочно коверкало, когда дело шло о малоросси€нинеЕ может статьс€, нетерпение видеть сынка офицером?.. «уда намекал не раз, что эта женщина опасна€Е ƒа оп€ть, как проведать ей тайны господские, которые только в кабинете, между самыми близкими друзь€ми. «уда?.. Ётот мог бы всех скорее!.. ѕри этом слове, мысленно произнесЄнном, сердце јртеми€ ѕетровича облилось кровью. УЌет, Ц прибавил он, рассужда€ сам с собою, то ход€ быстрыми шагами по комнате, то сад€сь на канапе, Ц сердце отталкивает малейшее на него подозрение. ќн лукав, но благороден. Ќи денег, ни честей не любит; насто€щий  озьма-бессребреник. »з чего ж станет кривить душой и подличать пред фаворитом? ’отел бы он денег? € давно б озолотил его. „инов? —колько раз предлагал € вывесть его в чины, но он всегда отказывалс€ от них, счита€ их за т€гость. ќн слишком любит спокойствие, чтобы зате€ть доносы. Ёто не в его характере. ƒа к тому ж не могу расстатьс€ с мыслию видеть в нЄм человека мне преданного. ƒес€ть лет в моЄм доме! ƒес€ть лет раскрывал € ему грудь свою, и в ней читал он до последней тайной буквы!.. ƒруг мой!.. Ќет, нет, лучше погубить себ€, чем его подозревать. Ќе он, не он, не может быть! ЌоЕ диавол-дух или человек-диавол, кто бы он ни был, мой домашний шпион, € отыщу его!Ф

¬олынский позвал своего арапа.

Ц Ќиколай! Ц сказал он ему с особенным чувством. Ц Ћюбишь ли ты мен€?

Ц  огда вы говорите мне слово ласковое, Ц отвечал тронутый арап, Ц мне кажетс€, что со мною говорит старик отец, зарезанный в глазах моих. ¬ы мне вместо отца, и матери, и родины.

Ц “ы мен€ никогда не продавал?

Ц я, сударь?.. ƒа € готов отдать за вас жизнь свою, Ќикола свидетель!

Ц —лушай же: у нас дома есть недобрый человек, который выносит сор из избы, оговаривает своего барина.

Ц «наю!

Ц «наешь? Ц спросил изумлЄнный ¬олынский. Ц  то ж это?

јрап приложил палец к толстым губам своим и покачал головой.

Ц √овори, € тебе приказываю.

Ц Ќе могу, мне «уда не приказал.

¬олынский вспыхнул.

Ц “ак ныне «уда ваш господин, так он более мен€ значит! «уда командует моими людьми против мен€!. ¬от каков «уда!.. —коро сделаетс€ он моим барином; скоро мне воли не будет в своЄм доме!

јрап бросилс€ в ноги к јртемию ѕетровичу и сказал:

Ц Ќе могу, € покл€лс€ Ќиколою!.. ќн говорит, что это дл€ вашего же добраЕ

У„то за тайна?.. Ц подумал јртемий ѕетрович. Ц ѕосмотрим, к чему это всЄ ведЄт!Ф

Ц ’орошо! Ц прибавил он вслух, Ц ¬стань! ƒелай, что приказал тебе «уда, молчи о том, что € тебе говорил, и всегда, непременно, становись на карауле у дверей моего кабинета, как скоро будут в нЄм двое. ƒа вот и «уда, лЄгок на помине!

¬ самом деле, арап только что успел встать, как вошЄл секретарь кабинет-министра. —мущение на лице господина и слуги встретило его; но он сделал вид, что ничего не примечает, скорчил свою обыкновенную гримасу и, съЄжившись, ожидал вызова јртеми€ ѕетровича начать разговор.

Ц ¬ыдь вон, Ц сказал ¬олынский арапу, потом, обратившись к своему секретарю, произнЄс ласково: Ц Ќу, что слышно о малоросси€нине?

Ц ќн пойман и содержитс€ в канцел€рии полицеймейстера.

Ц ѕойман?

Ц ƒа, ваше превосходительство; что ж тут удивительного?

Ц ќт кого ты знаешь эту весть?

Ц я сам видел его.

Ц ¬идел?..  акое плутовство!

Ц ѕозвольте спросить, о чьЄм плутовстве вы говорите?

Ц Ќа, прочти лучше сам это длинное послание, упавшее ко мне с неба, и объ€сни, как мЄртвые воскресают в наше врем€, богатое чудесами.

¬олынский подал письмо неизвестного, рассказал, как оно принесено, прилЄг на диван, всматрива€сь, какое впечатление сделает на секретар€ чтение бумаги, и, когда увидел, что тот развернул еЄ и начал рассматривать, спросил, не знаком ли ему почерк руки.

—ощурилс€ «уда, покачал головой, отвечал твЄрдо:

Ц Ќет, в первый раз вижу, Ц и начал чтение. ¬ продолжение его он часто пожимал плечами, потирал себе средину лба пальцем; на лице его то выступала радость, как у обезь€ны, поймавшей лакомый кусок, то хмурилось оно, как у обезь€ны, когда гор€чие каштаны обжигают ей лапы. Ќаконец «уда опустил руку с письмом и оп€ть уныло покачал головой.

Ц „то? ѕрочЄл ли? Ц спросил ¬олынский.

Ц ѕрочЄл.

Ц „то ж ты думаешь после этого?

Ц “о, что вас и ещЄ кое-кого знаю, что победа будет на стороне силы, коварства и счасти€. Ёто € думаю, это € вам всегда говорил и советую, как и всегда советовал, уступить временщику. ƒа! “аки уступить!.. ѕослушайте, кака€ слава о нЄм в народе.

Ц Ћюбопытен знать.

Ц ќн такой фаворит, что нельз€ об нЄм и говорить: как же вы хотите против него действовать?

Ц  ак действовали во все времена против утеснителей своего отечества истинные сыны его; как указывает мне сердце и тайный, но благородный советник!

Ц  оторый вас и обсто€тельств хорошо не знает, который губит вас и себ€, вспомните моЄ слово. ƒайте грозной туче пройти самой. ѕоберегите себ€, друзей, супругуЕ

Ц  ак? »з того, что € могу навлечь на себ€ немилости, пожалуй Ц ссылку, казнь, что € могу себ€ погубить, смотреть мне равнодушно на раны моего отечества; слышать без боли крик русского сердца, раздающийс€ от кра€ –оссии до другого! –ассказывать ли тебе, как будто ты не знаешь, неистовства, совершающиес€ каждый день около нас, не говорю уж о дальних местах? —тоит только раскрыть ѕетербург. јрхипастырь, измученный пытками за веру в истину, которую любит, с которою свыкс€ ещЄ с детства, оканчивает жизнь в смрадной темнице; иноки, вытащенные из келий и привезЄнные сюда, чтоб отречьс€ от св€того обета, данного Ѕогу, и солгать пред Ќим из угождени€ немецкому властолюбию; система доносов и шпионства, утончЄнна€ до того, что взгл€д и движени€ имеют своих учЄных толмачей, сделавша€ из каждого дома “айную канцел€рию, из каждого человека Ц движущийс€ гроб, где заколочены его чувства, его помыслы; расторгнутые узы при€зни, родства, до того, что брат видит в брате подслушника, отец боитс€ встретить в сыне оговорител€; народность, каждый день поруганна€; –осси€ ѕетрова, широка€, державна€, могуча€ Ц –осси€, о Ѕоже мой! угнетЄнна€ ныне выходцем, Ц этого ли мало, чтоб стать ходатаем за неЄ пред престолом еЄ государыни и хот€ бы самой судьбы?

«десь јртемий ѕетрович остановилс€, посмотрев зорко на секретар€. “от не думал отвечать. ¬сЄ, что говорил кабинет-министр, была, к несчастию, горька€ существенность, но существенность, которую, при насто€щих обсто€тельствах и с таким пылким, неосторожным характером, каков был характер ¬олынского, нельз€ было переменить. «уда пожал только плечами и покачал оп€ть головой.

ƒве свечи на бюро тускло горели; огромна€ тень кабинет-министра быстро двигалась по стене. ќн продолжал:

Ц  ак? ¬ыступа€ на битву против врагов отечества, вы оробеете, когда вам скажут ваши нежные, заботливые при€тели, что вы можете потер€ть ручку, ножку, что вы, статьс€ может, оставите по себе неутешную вдовушку, плачущих реб€т!.. ѕускай непри€тели топчут жатвы, жгут хижины, насилуют жЄн и девиц Ц не ваши пол€ и домы, не ваша жена и дочь! ƒо них скоро ли ещЄ доберутс€! ј ты покуда успеешь належатьс€ на тЄплой печке, в объ€ти€х своей любезнойЕ “ак ли думают истинные патриоты? “ак ли € должен мыслить?

Ц ѕозвольтеЕ

Ц Ќет, сударь, не слушаю вас, не хочу слушать ваших в€лых, своекорыстных советов. я лучше прочту ещЄ раз, что пишет мой тайный друг. Ц ¬олынский вз€л бумагу, развернул еЄ и прочЄл вслух: Ц Уќн властвует над русскими, как над рабамиФ. —лышите ли, сударь, над рабами?.. » вот что говорит в благородном негодовании своЄм иноземец!.. Ц Ёто слово залито было такою ирониею, что захватило на миг его дыхание. ѕокачав головой, он оп€ть с жаром продолжал: Ц ј мы, русские, мы прот€нули свои воловьи шеи под €рмо недостойного пришельца, мы любуемс€, как он, вогнав нас в смрадную топь, взбивает нам кровь ремн€ми, вырезанными из наших спин. ѕростой народ не выдерживает жестокостей его и бежит целыми селени€ми в ѕольшу, в Ѕессарабию. ј русские двор€не, забыв и род свой, и заслуги предков, истлив свой стыд, как трут, которым он зажигает свою трубку, лаз€т, ползают пред конюхом, подход€т уже к его ручке!  н€зь€, люди первых фамилий русских, которых отцы ст€жали себе славу на ратном поле, р€дом с бессмертным ѕетром, или в сенате, бесстрашно говор€ ему правду, спешат наперерыв записатьс€ в скоморохи, в шутыЕ Ќе посоветуете ли мне пойти вприс€дку дл€ потехи его конюшенной светлости? Ќе прикажете ли мне приложитьс€ к его ручке?.. Ќет, сударь, не дождЄтесь этого от мен€ с вашим выходцем: скорей сожру € руку, которую он прот€нет мне, хот€ бы этим поганым куском подавитьс€!.. ѕл€шите, господа, под его дудочку, вертитесь кубарем под его кнутик; лобзайте секиру, омытую кровью ваших братьев; деритесь в драку за пригоршни золота и разнокалиберных игрушек, которые бросает он вам из окон своих высоких палатЕ ћоЄ назначение другое. Ц “ут ¬олынской подн€л голову и произнЄс с особенною твЄрдостию: Ц я русский бо€рин, не скоморох. “ы сам знаешь, что € друзь€м и себе дал слово идти против чужеземного нашестви€ и предводител€ его. ¬ этом € покл€лс€ пред образом —пасител€, Ц мне досталс€ крест по жеребью, Ц € опо€салс€ им, как мечом; € крестоносец и, если изменю кл€тве своей, наступлю на расп€тие —ына Ѕожи€!

Ц ¬сЄ ли вы сказали? Ц прервал «уда јртеми€ ѕетровича.

Ц ¬сЄ, что должен был сказать и что исполню.

Ц ѕозвольте мне, в свою очередь, сделать вам вопрос, один только.

Ц Ѕудем слушать и отвечать.

Ц ћожет быть, не с такою твЄрдостию, как доселе говорили.

Ц ”видим, увидим! Ќу, к делу, господин грозный противник!

Ц ѕротивник всегда, в чЄм вижу вашу гибель. ѕрекрасно, благородно, возвышенно ваше рвение к пользе отечества, кто с этим не согласитс€? Ќо при этом подвиге необходимо условие, и весьма важное: собира€сь в свой крестовый поход, вы, как твЄрдый рыцарь, должны отложитьс€ от всех пагубных страстей. “о ли вы делаете? ¬аша благородна€ дама забыта, и волшебница под именем ћариорица опутывает вас своими цветочными цеп€ми. Ќадо избрать одно что-нибудь: или великий, трудный подвиг, илиЕ

Ц »ли волокитство, хочешь ты сказать, Ц прервал ¬олынский, несколько смутившись и покраснев. Ц ќ! Ёта шалость, из тыс€чи подобных, не опасна!.. “ы знаешь, холодный проповедник, что € не в состо€нии пристраститьс€ ни к одной женщине. ћариорица мила, прелестнаЕ это правда; но один поцелуй Ц и страсть промелькнЄт вместе с ним, как потешный огонЄк.

Ц ќн сожжЄт это полуденное растение и отуманит вас, сына севера, крестоносца, запа€нного в броню железную! „то станетс€ тогда с вашею доброй, любезной супругой, котора€ вас так любит?

Ц ќ! ќна женщина холодна€, на эти вещи смотрит очень равнодушно.

Ц ѕока они не опасны! „то станетс€ тогда с вашим предпри€тием, с вашими друзь€ми, которых вовлекли в него, с вами самими?..

Ц Ќу, полно, честный иерей «уда! “воих проповедей до утра не переслушаешь. —кажи-ка мне лучше, что ты думаешь о домашних моих шпионах?

Ц “о, что главный почти в руках моих.

Ц я теб€ не понимаю.

Ц Ќе могу более объ€снитьс€; на дн€х всЄ узнаете. Ќо до вашего похода, Ц прибавил «уда, вздыха€, Ц не угодно ли будет запастись оруди€ми ћахиавел€; они вам очень нужны.

Ц “ы хочешь сказать, лукавством и осторожностию, которых во мне недостаЄтЕ

Ц “ак же, как в вас слишком много благородства дл€ борьбы с Ѕироном.

Ц ќ, что касаетс€ до этого, то € с тобой оп€ть не согласен. Ќо обратимс€ к нашему учителю ћахиавелю. ¬вернул ли ты в перевод выражение насчЄт нашего курл€ндского Ѕоргио?

Ц »сполнил скреп€ сердце, хот€ со всею осторожностию, Ц сказал печально секретарь, как бы дава€ знать, что это ни к чему не послужит. Ц Ќе угодно ли вам будет прослушать последнюю главу?

¬олынский дал знак согласи€, и скоро принесена была огромна€ тетрадь, прекрасным почерком написанна€. «уда сел и начал читать вслух главу из ћакиавелева УIl principeФ, которого он, по назначению кабинет-министра, перевЄл дл€ поднесени€ государыне. Ќо едва успел пробежать две-три страницы, прерываемый по временам замечани€ми ¬олынского, присовокупл€€ к ним свои собственные или дела€ возражени€, как вошЄл арап и доложил о прибытии “редь€ковского.

Ц ¬ели впустить его, Ц сказал ¬олынский, приметно обрадованный этим посещением, Ц ћахиавел€ и политику в сторону!..

ќн вошЄлЕ

 

√лава VI. ѕќ—–≈ƒЌ» 

ѕыщутс€ горы родить, а

смешной родилс€ мышонок

¬ступление к У“елемахидеФ

 

ќ! ѕо самодовольству, глубоко прорезавшему на лице слово: педант ! Ц по этой бандероле, развевающейс€ на лбу каждого бездарного труженика учЄности, по бородавке на щеке вы угадали бы сейчас будущего профессора элоквенции ¬асили€  ирилловича “редь€ковского. ќн нЄс огромный фолиант под мышкою. » тут разгадать не трудно, что он нЄс Ц то, что составл€ло с ним € и он, он и € ћонтан€, своЄ им€, свою славу, шум€щую над вами совиными крыль€ми, как скоро это им€ произносишь, влас€ницу бездарности, вериги дл€ терпени€, орудие насмешки дл€ всех возрастов, дл€ глупца и умного. ќдним словом, он нЄс У“елемахидуФ, это высокое произведение, которое почти целый век, то есть до по€влени€ УјлександроидыФ, не имело ничего себе равного.

Ц ј! ƒорогой гость, добро пожаловать! Ц сказал ¬олынский, кинув ему и взгл€нув мельком на чудовищную книгу такими глазами, как если бы несли камень задавить его.

√ость отвесил глубокий поклон у двери, так что туловище его с нижнею частию фигуры составл€ло острый угол, Ц два шага вперЄд, другой поклон, ещЄ ниже Ц третий. Ћицо его утучн€лось радостью; жела€ говорить, он задыхалс€, веро€тно, от того ж чувства; наконец, собравшись с силами, произнЄс высокоторжественным тоном:

Ц ¬еликий муж!  ак дань моего глубочайшего высокопочитани€ пришЄл € положить к подножию вашему энтузиасмус моего счасти€.

Ц ѕоведай, поведай, что такое, Ц сказал с усмешкой хоз€ин, Ц но с уговором, чтобы ты сидел. я буду мечтать, что беседую с ќмиром, повествующим мне о прекрасной ≈лене.

Ц ѕомилуйте, € и постою пред лицом вашим.

Ц ƒа, Ѕоже мой, садись, € тебе приказываю.

“редь€ковский сел и возглагольствовал, помога€ словам согласной мимикой.

Ц „еловеческого духа такое, конечно, есть свойство, когда он сильно встревожен, что долго он как будто перстами ощущает, прежде нежели пр€мо огорстит слова дл€ выражени€ своих чувств. ¬ таком и € обретаюсь состо€нии. Ќо дух, как »раклий, чего не возможет! ќн совершил во мне седьмой подвиг, и € приступаю. я сей момент из собрани€ богов, с ќлимпа иЕ и помыслите, ваше превосходительство, вообразите, возомните, какое бы благополучие мен€ ныне постигло.

Ц „то ж, ты видел государыню?

Ц Ќасладилс€ еЄ божественным лицезрением, но этого не довольно.

Ц ќна говорила с тобою?

Ц ≈щЄ выше и гораздо выше.

Ц ƒа не томи же нас!

Ц »так, познайте, ваше превосходительство, € призван был в царские чертоги дл€ чтени€ моего творени€Е ¬есь знаменитый двор стЄкс€ внимать мне. Ќе знал €, какую позицию прин€ть, чтобы соблюсти достодолжное благоговение пред богоподобною јнноюЕ рассудил за благо стать на колениЕ —ама государын€ благоволила подн€тьс€ со своего места, подошла ко мне и от всещедрой своей десницы пожаловала мен€ всемилостивейшею оплеухою.

“ут ¬олынский едва не лопнул от смеха; «уда закусил себе губы.

Ц Ќе помыслите, великий господин, чтобы си€ оплеуха была т€жка, каковые дают простые смертные своими руками: нет! она была сладостна, легка, пушиста, возбуждала преутаЄнные душевные пружины и подвижность, как подобает сие произойти от десницы небожител€. ќна едва-едва коснулась моей ланиты, и рой блаженства облепил всЄ моЄ естество. Ќе пам€тую, что со мною тогда свершилось, пам€тую только, что си€ оплеуха была нечто между трепанием руки и тЄплым дуновением шестикрылого серафима. ѕроникнутое, пронзЄнное благодарностью сердце бьЄт кастальским ключом, чтобы воспеть толикое благоденствие, ниспосланное на мен€ вознесЄнною превыше всех смертных.

Ц ѕоздравл€ем теб€ от чистого сердца, Ц сказал ¬олынский. Ќе зна€, как освободитьс€ от энтузиасмуса своего гост€, и между тем бо€сь оскорбить его крутым переходом к тому предмету, который лежал у него на сердце, он спросил будущего профессора элоквенции, что у него за книга под мышкою.

Ц ј именно эта книжица есть вина предшедшего и вечно незабвенного событи€. ≈Є велено (вы понимаете, кто велел)Е показать вамЕ я имею довольно свободного времени, чтобы повествовать вашему превосходительству сие происшествие в достодолжном пор€дке.

Ц ћного чести; зачем беспокоитьс€!

Ц —ие беспокойство есть дл€ мен€ репетици€ моего благополучи€.

 абинет-министр внутренно досадовал; но, жела€ разобрать смысл намЄка на знаменитую книжицу, потребовал еЄ к себе и присовокупил, что он между тем будет слушать поэта внимательно, с тем, однако ж, уговором, чтобы он обрадовал его секретною весточкой. ¬асилий  ириллович улыбнулс€, показал таинственно на сердце, мигнул глупо-лукаво на «уду, как бы счита€ его помехою, и поспешил обратитьс€ к своему любезному предмету:

Ц ¬от, извольте видеть, высокомощный господин, эта книжица естьЕ

“ут ¬асилий  ириллович начал говорить, и говорил столько о √омере, ¬ергилии,  амоэнсе, о богах и богин€х, что утомил терпение простых смертных. «уда незаметно ускользнул из кабинета; в слух јртеми€ ѕетровича удар€ли одни звуки без слов Ц так мысли его были далеки от его собеседника. ѕеребира€ листы У“елемахидыФ, он нашЄл закладочкуЕ Ќа ней, в нескольких словах, заключалось дл€ ¬олынского всЄ высокое, всЄ из€щное, о чЄм оратор напрасно целые полчаса проповедовал; на ней было начертано: ћариорица; тво€ ћариорица Ц скучно ћариорице! —лова эти горели в глазах влюблЄнного ¬олынского; он видел уж впереди, и очень близко, шифры, переплетЄнные огнЄм, пылающие алтари, потаЄнные беседки, всю фантасмагорию влюблЄнных. „его не изъ€снил он, не перевЄл, не дополнил в этих словах! Ћюбовь скорее вс€кого профессора научит анализу того, что говорит любовь.

Уќ ћариорица! мила€ ћариорица! Ц думал он. Ц ћы и заочно чувствуем одно; нам уже скучно друг без друга. “ы теперь между шутами, принуждена сносить плоскости этих двуногих животных; предо мною такой шут, которого терплю потому только, что он бывает у теб€, что он с тобою часто говорит, что он приносит от теб€ частичку теб€, вещи, на которых покоилась прелестна€ тво€ ручка, слова, которые произносили твои гор€щие уста, след твоей душиФ.

¬ то самое врем€, когда ¬олынский, влюбчивый, как пылкий юноша, беседовал таким образом с своею страстью, портрет его жены, во всЄм цвете красоты и счасти€, с улыбкою на устах, с венком на голове, бросилс€ ему в глаза и, как бы отдел€сь от стены, выступил ему навстречу. —овесть заговорила в нЄм; но надолго ли?.. ¬зоры его обратились оп€ть на магические слова: тво€ ћариорица , и весь мир, кроме неЄ, был забыт.

» вот кабинет-министр, в восторге своего счасти€, взгл€нул на небо, как бы прос€ исполнить скорей преступные его желани€.

Ц ќ победа! ќ венец труда великого! Ц воскликнул с радостным лицом ¬асилий  ириллович, полага€, что восторжЄнное движение ¬олынского относилось к одному месту из его поэмы. Ц  акое же место привело вас в такой энтузиасмус? —облаговолите указать торжествующему родителю на его детище, чтоб он мог сам поласкать его.

¬олынской смутилс€, как бы пойманный в преступлении, поспешил спр€тать закладку в карман, бросил взоры наугад в книгу и, настроив свой голос на высокий лад, прочЄл:

Ц ¬ид€т они весь шар земли, как блатную грудку;

¬сЄже преобширны мор€ им кажутс€ водными капли,

 оими гр€зна€ кочечка та по местам окроплена.

Ц Ёто место превосходно! исполнено силы, великолепи€! я ничего подобного не знаю.

Ц √о, го, то, есть места ещЄ лучше. ≈сли дозволите про честь вашему признательному пииту!.. Ќапример, когда  алипса, воспалЄнна€ паренком любви и ревностью, даЄт окрик на “елемаха и д€дьку его.

«десь ¬асилий  ириллович встал и, сам воспал€сь гневом, замахав руками, вскричал так, что по сердцу собеседника его пробежала дрожь:

Ц ѕрочь от мен€, прочь далей, прочь, вертопрашный детина;

— ним же ты совокупно прочь, старичишка безмозглый:

“ы почувствуешь, мощен колико гнев есть богинин,

≈жели неотвлечЄшьего ты вскоре отсюду.

Ѕольше видеть его не хочу; и к тому не терплю €,

„тоб котора€ из нимф слово спустила

»ль на него чтоб и невозбранно ко€ смотрела.

„увствуете ли, ваше превосходительство, какую красоту причин€ет слово прочь , четырежды повторЄнное. Ёто по-нашему называетс€: фигура усугублени€.

Уƒух-мучитель!Ф Ц подумал ¬олынский, истерзанный самолюбием сочинител€, и сказал вслух:

Ц ’орошего понемногу, ¬асилий  ириллович! ƒайте мне отдохнуть от красоты одного образцового места, великий муж!

Ц јга, ваше превосходительство, вы истинный меценат, вы постигли мен€, вы отдаЄте мне справедливость. Ќо € поведаю вам анекдотец, как могут ошибатьс€ и великие люди. “еперь, не красне€, смею предъ€вить его во услышание мира, ибо € на предмет своей знаменитости успокоен. ѕускай букашки, цепл€€сь за былинки, топорщатс€ на ѕарнасус; пусть рыбачишка холмогорский в немецкой земле пищит и верещит на сопелке свою одишку на вз€тие ’отина, которую несмысленные ценители выхвал€ют до небес: мо€ труба зычит во все концы мира и заглушает еЄ; песенка потонет в 22 205 стихах моей пиимы! 22 205 вернейшим счЄтом!.. Ќе легко сказать; возьмись-ка кто написать!.. —колько ни обгложут из них мои зоилы, сиречь завистники, всЄ останетс€ мне их довольно дл€ существовани€ в потомстве.

Ц —корей к повествованию, ¬асилий  ириллович, и потом жаждущему хоть каплю воды: одно слово о кн€жне.  огда ты скажешь мне его, € велю принесть подарочекЕ

√лаза будущего профессора элоквенции заблистали огнЄм. ќн рассыпалс€ в благодарности, окрилилс€ и повествовал:

Ц »так, € поведаю вашему превосходительству вкратце анекдотец о себе и ѕетре ¬еликом. »звольте ведать, что € обучалс€ элементам наук и древних €зыков в архангельской школе. ”же в летах младых € обещал в себе изобильные надежды. ≈диножды, когда соблаговолил посетить наш вертоград блаженные и вечно достойные пам€ти государь ѕЄтр ѕервый, профессор подвЄл мен€ к его императорскому величеству, €ко вельми прилежного и даровитого студента по всем ветви€м наук, особенно в риторике и пиитике. ≈ле четырнадцатилетний паренище, € выучил наизусть главу об изобретении со всеми цитатами и эпиграфами, как Уѕомилуй м€, ЅожеФ, и сочинил стихословный акростих: У ако подобает чествовати богов земных?Ф —ей акростих был поднесЄн его императорскому величеству, и он, воззрев на него, соблаговолил изречь: УЋучше б написал он мне о рыбной ловле здешнего кра€!Ф √е, ге, ге, о рыбной ловле: заметьте, ваше превосходительство! ќсмелюсь присовокупить, впрочем не утружда€ вашего драгоценного внимани€: ѕЄтр јлексеевич хот€ и был государь премудрый, но в риторических извити€х не обращалс€, греческого и латинского €зыков не любил. —ожалительно весьма; чего бы он с познанием их не сотворил! Ќо обращаюсь к сущему повествованию. ѕотом всемилостивейший государь, блаженные и вечно достойные пам€ти, соблаговолил подойти ко мне, выведенному из р€ду прочих школьников, подн€л державною дланью волосы на голове моей и, взгл€нув пристально мне в очи, а скиптроносною ударив по челу моему, произнЄс: Уќ! этот малой труженик: он мастером никогда не будетФ . » € дерзаю днесь изрещи: ѕЄтр был государь великий; но во мне-то и ошибс€! ѕриникни ныне, о тень божественна€, на мою У“елемахидуФ, на –оллен€ дважды в двадцати четырЄх томах и сознайс€ пред ними в своей опрометчивости.

¬олынский очень сме€лс€ этому анекдоту; но чтобы разделатьс€ с своим мучителем и разом прекратить его повествование о себе, которое могло бы вновь зат€нутьс€ до бесконечности, если б только вздумалось оратору св€зать прерванное сказание о всемилостивейшей оплеухе, велел арапу принести обещанную пару. ћежду тем решительно приступил к “редь€ковскому, чтоб он без дальней благодарности и витийства дал ему весть о молдаванской кн€жне.

¬асилий  ириллович рассказал за тайну, что еЄ си€тельство была очень скучна, узнав, что его превосходительство сделалс€ нездоров, что она расспрашивала, все ли красавицы петербургские езд€т ко двору и нет ли какой в городе, ей неизвестной; когда ж ¬асилий  ириллович, как новый ѕарис, вручил ей золотое €блоко, она казалась очень довольною. ƒалее спрашивала об играх и зате€х св€точных, собиралась ныне же, когда мес€ц станет уклон€тьс€ к полуночи, выйти с подругами своими на крыльцо и погадать о суженом; наконец, во врем€ урока прин€лась чертить своЄ им€ и ещЄ кое-чтоЕ Ќо, несмотр€ на старани€ учител€ вз€ть эту записочку, ћариорица никак не согласилась отдать еЄ, бо€сь, что она попадЄт в руки јртеми€ ѕетровича. (ћы видели, однако ж, что эта сама€ записка очутилась в У“елемахидеФ, между листами, вместо закладки и дошла к кому следовала: так-то хитра любовь женщины! ¬ерьте, что она, когда нужно, проведЄт не только профессора красноречи€, но и поседелого в дипломатии мужа.)

”тешенный ¬олынский, с новым запасом дл€ своих волшебных замков, выпроводил от себ€ “редь€ковского, а тот, уложив в свой табачный носовой платок богатую пару плать€, ему подаренную, и свою У“елемахидуФ, отправилс€ с этим сокровищем домой. ¬след за его отбытием пришли доложить кабинет-министру, что какие-то св€точные маски прос€т позволени€ €витьс€ к нему. ¬елено пригласить.

 

√лава VII. ѕ≈–≈–я∆≈ЌЌџ≈

Уѕослушай, Ц говорит, Ц коль ты умней не будешь,

“о дерзость не всегда легко тебе пройдЄт.

Ќа сей раз Ѕог простит: но берегись вперЄд

» знай, с кем шутишь!Ф

 рылов

–аз в крещенский вечерок

ƒевушки гадали;

«а ворота башмачок,

—н€в с ноги, бросали.

∆уковский

 

≈щЄ на лестнице послышались песни, хохот, писк, кваканье, говор на разные голоса. » кака€ беда с профессором элоквенции! ≈му навстречу ватага перер€женных. ≈го оглушили, засвистали: от парика его пошла пудра столбом. ¬ этой суматохе он думал не о себе; нет, великий муж мыслил, подобно  амоэнсу, гибнущему в море, о спасении У“елемахидыФ и праздничной пары. ∆але€ о своЄм детище, которое могло бы пострадать от приступа маскерадных героев, он повернул медвежьи стопы назад: его затЄрли и увлекли.  ак огромный гремучий змей, вт€нулись они в зал, составили польский, сгиба€сь в кольцы и разгиба€сь в бесчисленных изворотах, но не выпуска€ из своего круга бедного, измученного кропател€ стихов. “ут были инка, гранд и донна, испанцы только по женским мантиль€м, на них накинутым, и по перь€м на шапочках с бриллиантовыми аграфами. Ўлейф донны несли два карла. —битенщик с огромным подушечным брюхом давал руку турку, трубочист с знатным ариергардом на спине Ц великолепной —емирамиде в фижмах, чертЄнок Ц капуцину. “ут выступал журавль, у которого туловище было из вывороченной шубы калмыцкого меха, ше€ из рукава, надета€ на ручку половой щЄтки, нос из расщеплЄнной надвое лучины, а ноги Ц просто человеческие, в сапогах. –€дом ревел медведь: эту роль играл человек в медвежьей шубе вверх шерстью. ќдним словом, тут был полный доморощенный маскерад, какой только младенческое искусство тогдашнего времени могло устроить. ¬ зате€х подобного рода наши предки не были из€щны; зато они веселились не равнодушно, не жеманно. ќдин только рыцарь, запа€нный с ног до головы в благородный и неблагородный металл, отличалс€ приличием и богатством своей одежды; он один хранил угрюмое молчание. «аметно было по жилистым, полновесным ручкам донны и —емирамиды, что они способны управл€ть не иглой, а палашом.

ќдна из масок остановилась в сен€х; ей навстречу Ц барска€ барын€.

Ц „то нового? Ц спросила перва€.

Ц ÷ыганка после смотра долго оставалась наедине с барином, Ц отвечала втора€ на ухо перер€женному, Ц допытайте еЄ хорошенькоЕ «а мной строго присматриваютЕ

–азговаривавшие послышали шум шагов внизу лестницы и бросились каждый в свою сторону.

ѕрервавший их тайную беседу был волшебник в высокой островерхой шапке и в долгополой мантии с иероглифами и зодиаками, с длинною тростью в одной руке и урной в другой.

√ости очень веселились, танцевали живо, как молодые, пл€сали уморительно по-стариковски, привод€ в движение подушки, которыми обв€зались; закидывали хоз€ина вопросами на разные чудные голоса, пускали шутихи остроуми€ и по временам намекали ему о некоторых тайнах его, известных только его друзь€м. Ёто мучило јртеми€ ѕетровича; он не выдержал и приказал маршалку выведать от кучеров, сто€вших у подъезда, кто были переодетые.  учера сначала отговаривались, но гривна на водку всЄ открыла: они рассказали, что главные маски были гофинтендант ѕерокин и тайный советник Ўурков, друзь€ ¬олынского, со своими близкими. ”знали ещЄ, что этот маскарад возвращалс€ уже из дворца, где увесел€л больную государыню. ¬ самом деле, јртемий ѕетрович, слича€ рост и ухватки своих друзей, уверилс€, что это точно они, да и карлы были те самые, которых он видал у ѕерокина и Ўуркова. ¬ельможи эти были не молодых лет, но в тогдашнее, нещекотливое на приличи€ врем€ старость и знать под весЄлый час любили подобные затеи в кругу при€тельском или по заказу государыни.

“урок требовал пить€ у сбитенщика, и тот налил ему из своей баклаги густого тока€.

Ц ¬ чужой монастырь с своим уставом не ход€т, Ц вскричал јртемий ѕетрович, Ц стакан вдребезги, Ц и дал приказ расшевелить все углы домашнего погреба, заветного хранилища богатых заморских вин.

ѕир подн€лс€ горой; стопы и чары, постукива€, начали ходить кругом; разлилось море вина, хоть купайс€ в нЄм. »нка, турок, —емирамида пили по-русски.  апуцин, осуша€ стопу, ссылалс€, что соблазнил его нечистый, а бес приговаривал, что, попав в общество капуцина, поневоле научишьс€ пить. √ости продолжали говорить не своими голосами, изредка обстрелива€ Ѕирона и его приверженцев: хоз€ин, увлека€сь живостью своего характера, не выдерживал и осыпал герцога посылками с убийственной начинкой. “олько долгов€зый рыцарь молчал как немой, но пил за двоих. Ќадо оговоритьс€, что јртемий ѕетрович, дав слово гост€м не нарушать их маскерадной тайны, св€то исполнил его; гост€м же бумажные забрала позвол€ли, осуша€ стопы, сохранить своЄ инкогнито. ћежду тем «уда с ужимочками, с улыбочками и приветстви€ми подходил то к одной, то к другой маске и каждого ощупывал по роду его ответов.

Ц јх! Ц возопил инка. Ц »з столицы солнца, где жгли мен€ и лучи его, и жаровни испанцев, € прибежал прохладитьс€ в –оссию.

Ц ќшиблись, ваше индейское величество! Ц подхватил ¬олынский. Ц «десь научились жарить на морозе без огн€ и угольев.

»ндеец посмотрел на беса, бес на индейца; а хоз€ина в это врем€ дЄрнул за полу кафтана волшебник.

Ц  ой чЄрт его дЄргает! Ц вскричал ¬олынский. Ц ƒа, братец, господин волшебник, эта наука не доморощенна€, привезена к нам из-за мор€ не русским ¬ельзевулом.

Ц Ќе русским! ƒа из какой же земли? Ц спросил грозно турок.

Ц ѕасую ответом! Ц закричал чертЄнок.

Ц »з земли выходцев, где главные достоинства Ц счастие и отвага, Ц прервал ¬олынский, Ц жаль только, что он не наш выходец, и навеки!

Ц ’ват! ѕерещегол€л и мен€! Ц воскликнул бес, хлопа€ в ладоши.

Ц —кажи мне, пожалуйста, братец, Ц спросил шЄпотом сбитенщик јртеми€ ѕетровича, отвед€ его в угол залы, Ц кто этот волшебник?

Ц ƒа ведь он с вами приехал?

Ц Ќет, он ув€залс€ за нами на лестнице! Ќе шпион ли герцога?

Ц ј вот € скоро с ним разделаюсь, сдЄрну с него фальшивую рожу.

Ц ѕостой, два словаЕ

Ц Ѕоже! ќн погубит себ€, Ц шЄпотом говорил «уде волшебник, отвед€ его в сторону, Ц он, верно, принимает его за другаЕ —ердце замирает от мысли, что он проговоритс€Е ќн с бешенством на мен€ посмотрел, грозилс€ на мен€, показывал, что сдЄрнет с мен€ маскуЕ я погиб тогда. ќтведи его, ради Ѕога!

Ц ј мен€ ты узнал скоро? Ц спросил сбитенщик хоз€ина.

Ц –азом.

Ц  то ж €?

Ц ѕерокин.

Ц ѕлутище!

Ц ¬ другой раз пр€чь получше свои толстые жабры, пышные губки и бородавку на ухе, а карлом своим не хвастайс€.

Ц ≈сть ли новости, брат?

Ц ќ, важные! ћалоросси€нинЕ

Ц Ќу что? “ишеЕ

Ц » мЄртв, и жив.

Ц „то за притча!  аким образом?

Ц ƒо вас € только что получилЕ

Ц —юда, јртемий ѕетрович! ¬рем€ не терпит, Ц вскричал странным голосом «уда, увлека€ за собою упиравшегос€ волшебника, Ц плутоват, как ћахиавель!

Ц ћахиавель? Ц повторил ¬олынский. Ц я разом к тебе буду, Ц прибавил он, обрат€сь к сбитенщику, и бросилс€ в ту сторону, где «уда возилс€ с астрологом. “от от ¬олынского, далее и далее, и в противный угол залы, где никого не было.

Ц ¬ы губите себ€, Ц сказал он јртемию ѕетровичу, схват€ его за руку и легонько пожав еЄ.

«уда присовокупил шЄпотом:

Ц —лушайте его, а не то беда! Ц ѕотом сказал вслух: Ц  олдун вовсе не пьЄт.

Ц »збавьте мен€! Ц умол€л жалобным голосом астролог, Ц зато € предскажу вам будущность вашу. ¬ыньте из урны ваш жребий.

Ц ѕосмотрим, посмотрим!

’оз€ин опустил в волшебный сосуд руку; между тем чародей прот€жно запел непон€тные слова, как муэдзин взывает на минарете к молитве.

Ц Ёй, люди, сюда! Ц закричал ¬олынский. Ц ƒержите его! Ѕеда колдуну, если он напророчит мне худое: утоплю в вине.

„еловека три ухватились за волшебника; из них и «уды составилась пор€дочна€ группа, почти закрывавша€ главные лица этой сцены. ћолчаливый рыцарь встал со своего места и, не слыша, что они говорили между собою, впилс€ в их душу глазами, сверкающими из-под маски, которую в это врем€ коробило.

¬олынский вынул из урны свЄрнутую бумажку и прочЄл: УЅерегитесь! ¬се ваши гости Ц лазутчики Ѕирона, выучившие роль ваших друзей и приехавшие к вам под именами их. ќни хот€т втеретьс€ к вам в кабинет. Ќе оскорбл€йте рыцар€: это брат герцогаФ.

–ука записки была та же, которою писали длинное таинственное послание.

Ц ’итра€ штука! Ц вскричал хоз€ин, стара€сь не казатьс€ озабоченным. Ц ѕредсказывать, что мне не будет более успеха в волокитстве!..  ачать его за то!.. Ёй, качать колдуна! ќсторожнее! Ц прибавил он потихоньку одному из своих слуг, вз€вшихс€ за волшебника.

» двадцать молодцов, исполн€€ св€то приказ своего господина, под лад песни бросали гост€ вверх, как м€чик, и принимали его бережно на руки, будто на пуховики. ћежду тем јртемий ѕетрович шепнул под шумок одному из своих слуг, чтобы стерегли вход в кабинет, отослали домой сани приехавших гостей и запр€гли три удалых тройки с собственной его конюшни; потом, возврат€сь к мнимому ѕерокину, продолжал начатый с ним разговор.

Ц ¬от видишь, любезный друг, Ц сказал он, Ц € только что пред вами получил прошение на им€ государыни за подписью какого-то √орденки и ещЄ нескольких важных лиц. ¬ нЄм описываютс€ злоде€ни€ Ѕирона. Ќо Ц слышишь? ѕрос€т вина! Ќе взыщи. «автра в восемь часов утра приезжай ко мне с нашими задушевными Ц € вам расскажу всЄ подробно.

Ц «ачем откладывать?.. «автраЕ что-нибудь помешаетЕ

Ц Ќас могут услышать.

Ц ¬ойдЄм в кабинетЕ

Ц Ќе могу, право слово!.. Ёй! ћаршалок! Ѕокал сюда! Ц закричал грозно ¬олынский, пристав к шум€щим гост€м, и запел:

 

„арочка мо€

—еребр€на€,

 ому чару пить,

 ому выпиватьЕ

ƒа кака€ же чара! Ц прибавил он, налива€ бокал, Ц не только с хмельком, да и с зельицемЕ

 

Ц ¬ыпить еЄ

јртемию ѕетровичу, Ц

 

запели два-три голоса с коварною усмешкой.

Ц ј € так думаю Ц всем гост€м моим, Ц возразил с такою же усмешкою хоз€ин.

» чара обошла всех гостей, кроме волшебника, успевшего скрытьс€.

Ц Ёй! —корей ещЄ вина!

„ертЄнок, воспользовавшись обращением ¬олынского к своему дворецкому, погрозил вслед пальцем и примолвил:

Ц ѕоболе таких вин, как твои, господин хоз€ин, и ты не увернЄшьс€ от наших когтей.

Ќа эту шуточную угрозу, ¬олынским услышанную, он отвечал:

Ц ” нас, по милости хоз€ина, во вс€кое врем€ найдЄтс€ довольно вин, чтобы виноватым быть. Ѕеда, беда сбитенщику! «а ним, € вижу, оп€ть недоимка. «уда, не отходи от него, пока не очистит, а то в доимочный приказ, и на мороз босыми ногами.

Ц „то скажете вы на всЄ это, господин рыцарь? Ц спросил чертЄнок молчаливого крестоносца.

–ыцарь ударил по эфесу меча своего.

Ц ќшиблись, господин! ¬ы вместо секиры привесили благородный меч, Ц сказал ¬олынский, гор€чась.

Ц Ќе миновать тебе и еЄ! Ц был ответ рыцар€, как будто вышедший из могилы.

’оз€ин вспыхнул, но старалс€ скрыть своЄ негодование.

Ц „то-то помалкивает наша —емирамида? Ц лукаво спросил инка.

Ц ќна горюет, Ц продолжал ¬олынский, Ц что ошиблась в выборе своего рыцар€. Ќо добра€ —емирамида узнает когда-нибудь свою ошибку Ц к чЄрту угрюмого конюшего, Ц при этих словах рыцарь нахохлилс€, Ц и блаженство польЄтс€ в еЄ стране, как льЄтс€ теперь у нас вино. ƒрузь€, за здоровье —емирамиды!

Ц «а здоровье —емирамиды! Ц воскликнули гости, и стопы зазвучали.

Ц ¬иват! Ц возгласил турок.

Ц ”ра! –одное ура! Ц закричал хоз€ин.

Ц ¬иватом у нас в ѕетербурге встречает войско свою государыню.

Ц ¬ойску вел€т немцы-командиры, а нам кто указывает! ”ра! ћногие лета царице! ¬еки бесконечные еЄ пам€ти!

Ц —лышишь? Ц сказал чертЄнок шЄпотом, толкнув монаха. Ц ѕам€ть ей вечна€!

Ц ƒа, да, € слышал, Ц отвечал капуцин, Ц слышал, верно, и благородный рыцарь. ћы все свидетели; от этого он не отопрЄтс€.

¬олынский подошЄл к своим слугам и приказал, чтобы качали попеременно всех его гостей.

Ц Ѕойчее! Ц прибавил он мимоходом. Ц –азомните им кости!

Ётот приказ разв€зал руки качальщиков. Ќадо было видеть, как летали турок, чертЄнок, капуцин и прочие маски.

Ц «лодеи! –азбойники! “ише, родные, пощадите! Ц кричали они, посылаемые сильными руками к потолку.

ѕри этом действии славили гостей под именами ѕерокина, ўурхова и других, за кого приказано было люд€м прин€ть их. ≈два унес€ своЄ тело и душу из этой потехи, они ещЄ принуждены были щедро наградить за славление : так водилось у наших предков. ѕерокин более всего держалс€ за свои уши, но бородавка на одном из них не уцелела. ¬олынской притворилс€, будто этого не заметил. √розный рыцарь, по просьбе его товарищей, —емирамида, из уважени€ к еЄ высокому сану и полу, и “редь€ковский, который уже храпел на стуле в углу комнаты, обн€в крепко свою У“елемахидуФ, одни избавились от торжественного возношени€ под потолок.

Ц ”мирать! Ц закричал ¬олынский, став на середину зала. » вс€ многочисленна€ дворн€, бывша€ в комнате, окружив своего владыку и преклонив голову, пала к нему в ноги, как морские волны, прибитые взмахом ветра к подножию колонны, сто€щей посреди пристани. Ќесколько минут лежали слуги будто мЄртвые, не сме€ пошевелитьс€; но вдруг, по одному мановению своего господина, встали, зат€нув ему громкую песню славы. ѕод лад еЄ подн€ли его на руки и осторожно покачали.  огда ж эта русско-феодальна€ потеха кончилась, ¬олынский нар€дилс€ в богатый кучерский кафтан и предложил своим гост€м прокатитьс€.

—огласились тем охотнее, что замашки хоз€ина грозили уж опасностью.  аково ж было их изумление и страх, когда они вместо своих экипажей нашли у подъезда сани с людьми, им вовсе не знакомыми? “ри бойкие тройки, прибранные под масть, храпели и рыли снег от нетерпени€.

Ц »звините, друзь€, Ц сказал ¬олынский, Ц ваши сани отосланы. –азмещайтесь смелее; € вас покатаю и развезу по домам.

Ќезваные гости не знали, как вырватьс€ из западни: надобно было согласитьс€ и на это предложение хоз€ина, который в подобных случа€х не любил шуток, и постаратьс€ во врем€ катани€ ускользнуть от него подобру-поздорову.  огда ж почти все маски разместились, продолжа€ своЄ инкогнито, јртемий ѕетрович приказал кучерам на двух сан€х, при которых на облучках уселись ещЄ по двое дюжих лакеев, чтоб они умчали своих седоков на ¬олково поле и там их оставили.

Ц —лышите! Ќа ¬олковом поле сбросить их! Ц произнЄс он грозно; потом, обрат€сь к гост€м, прибавил: Ц Ўутка за шутку! ѕрощайте, господа! “еперь смейтесь на мой счЄт сколько вам угодно!  атай!..

Ќесчастные жалобно возопили, но кучера гаркнули, свистнули, полозь€ засипели, бубенчики на лошад€х залепетали, и в один миг сани, навьюченные жертвами шпионства, исчезли из виду.

Ц “еперь, Ц сказал ¬олынский, сад€сь кучером в третьи сани, где поместилс€ рыцарь печального образа, довольно нагруженный вином, и обрат€сь к нему, Ц позвольте отвезть вашу светлость к Ћетнему дворцу. ¬ы уже довольно наказаны страхом и, прибавлю, стыдом, что попали в шайку подлых лазутчиков. «найте, за час до вашего приезда мен€ известили о вашем посещении, и потому € приготовилс€ вас встретить. ћои шпионы не хуже герцогских. ¬ы, думаю, поймЄте, что шутками насчЄт вашего брата хотел € только доставить вам и вашим товарищам пищу дл€ доноса. ”верьте, однако ж, его светлость, что как €, так и друзь€ мои никогда не потерпим личного оскорблени€, даже и от него. ћы спокойны: клевете и зависти не сделать белого чЄрным. ѕреданность наша государыне всем известна; должного уважени€ нашего к герцогу мы никогда не нарушали. Ќо дл€ вс€кой предосторожности, чтобы не перетолковали в худую сторону моих шуток, ныне ж донесу ему обо всЄм случившемс€ в моЄм доме и об оскорблени€х, мне лично сделанных людьми, играющими роль его лазутчиков. Ќадеюсь, если вы не хотите, чтобы нынешн€€ истори€ известна была государыне, и вы подтвердите моЄ донесение. ¬от Ћетний дворец! »звольте сойти, целы и невредимы; благодарите за то родство ваше с герцогом курл€ндским. ѕокойной ночи, √устав Ѕирон!

Ќе отвеча€ ничего, со стыдом вышел рыцарь из саней и скрылс€ у входа в жилище герцога. ќстававша€с€ при нЄм свита выпрыгнула за ним, как л€гушки, распуганные на берегу, опрометью бросаютс€ в своЄ болото. Ќе так хорошо кончили своЄ ночное поприще их при€тели. ѕо буквальному тексту данного приказа, они выброшены были на ¬олковом поле, получившем своЄ название от волков, приходивших туда каждую ночь доканчивать тех, которые при своей жизни не были пощажены жестокостью собраний, а по смерти их пренебрежением.

ћаски в лунную ночь на кладбище, Ц и ещЄ каком, Ѕоже мой! Ц где трупы не зарывались: инка, —емирамида, капуцин, чертЄнок, это разнородное собрание, борющеес€ с мертвецами, которые, казалось им, сжимали их в своих холодных объ€ти€х, хватали когт€ми, вырастали до неба и преследовали их стопами медвежьими; ста€ волков, с вытьЄм отскочивша€ при по€влении нежданных гостей и ставша€ в чутком отдалении, чтобы не потер€ть добычи, Ц таков был дивертисмент, приготовленный догадливою местью геро€м, храбрым только на доносы.   довершению их гор€, надо было им пройти до своих квартир несколько вЄрст пешком и на морозе.

“оржествующий ¬олынский, обеща€сь быть вперЄд осторожнее (что он не раз уже обещал), отослал слуг домой и в кучерской одежде поехал шагом мимо «имнего дворца.

Ћуна, полна€ и свежа€, как дева, только что достигша€ периода своей физической образованности, выказывала на голубом небе округлЄнные, роскошные формы свои, то едва закрывалась сквозной косынкой облачка, то шаловливый ветерок сдЄргивал еЄ. Ќочь была так светла, что можно было читать. Ќа улицах никого. “ишина и игра лунного света придавали этой ночи какую-то таинственность. ѕо Ћуговой линии во всех домах огни были погашены: одетые к стороне дворца мраком, здани€ сто€ли, как угрюмые исполинские стражи его, и простЄрли вперЄд тень свою, будто огромные зазубренные щиты. ќдин дворец изукрашен был огн€ми, игравшими сквозь окна, как золота€ фольга, и, затопленный светом луны, благопри€тно обратившейс€ к нему лицом, блестел мириадою снежных бриллиантов. ¬ообража€ себ€ вит€зем наших сказок, катилс€ ¬олынский по снежному полотну мимо этих волшебных палат, где жила его кн€жна. —ловно духи, его преследовавшие, тени от коней его то ровн€лись со дворцом, то далеко убегали, ложась поперЄк Ќевы.

–аз проехал мнимый €мщик под самыми окнами ћариорицы и мимо маленького дворцового подъезда.  ака€ досада! никого не видно. ¬ другой, объехав две-три улицы и возвратись оп€ть к крыльцу, как бы очарованному дл€ него, он заметил издали мелькнувшие из саней головы. Ѕлиже Ц нельз€ сомневатьс€: это головы женские. Ќа лестнице, сошедшей в улицу, захрустел снег под ножками; хрустнуло и сердце у ¬олынского. —ильною рукою замедл€ет он шаг коней.

ƒевушки сме€лись, бросали свои башмачки, спрашивали служанку, ходившую поднимать их, в какую сторону легли они носком, резвились между собою, пололи снег, и наконец, увидев мимо ехавшего €мщика, начали спор:

Ц —проси ты, Ц говорила одна.

Ц Ќет, ты! Ќет, ты! Ц слышалась перестрелка тоненьких, нежных голосов Ц голосов, заставл€ющих прыгать все струны вашего сердца, особенно когда раздаютс€ в св€точную ночь, в таинственной еЄ тиши, когда и живописец-мес€ц очерчивает дл€ вас пригожие личики говор€щих. Ќаконец одна осмелилась и спросила мнимого €мщика:

Ц  ак теб€ зовут, дружок?

¬олынский содрогнулс€ и невольно остановил лошадей: в этом вопросе он узнал звуки ћариорицына голоса.

Ц јртемием, сударын€! Ц отвечал он, скинув шапку.

Ц јртемий? Ц повторила, задумавшись, молдаванска€ кн€жна, и кровь еЄ, подн€вшись быстро от сердца в лицо, готова была брызнуть из щЄк.

Ц јртемий? Ц закричали, сме€сь, девушки. Ц  акое дурное им€!

Ц Ќеправда! ќно мне нравитс€, Ц подхватила кн€жна.

Ц  то бы это был ваш суженый? Ц продолжали еЄ подруги. Ц ¬се, кого мы знаем, не пара вам: или дурен, или женат.

Уя знаю моего суженого, моего неизбежногоФ, Ц думала ћариорица и молчала, пыла€ от любви и чувства фатализма.

ƒевушки перешЄптывались, а лихой €мщик всЄ ещЄ сто€т на одном месте; наконец и он осмелилс€ обратитьс€ к ним с вопросом:

Ц —мею спросить: вас как зовут?

Ц  атериной! ƒарьей! Ќадеждой! ћарьей! Ц посыпались ответы.

Ц Ќеправда, неправда, Ц сказал гневно один голос. Ц ћариорицей!

» этот голос был покрыт хохотом подруг еЄ. ямщик вздохнул, надел шапку набекрень и тронул шагом лошадей, зат€нув при€тным голосом:

 

¬доль по улице метелица метЄт;

«а метелицей и милый друг идЄт.

У“ы постой, постой, красавица мо€!

≈щЄ дай ты насмотретьс€ на себ€,

Ќа твою, радость, прекрасну красоту;

 расота тво€ с ума мен€ свела:

—окрушила добра молодца мен€Ф.

 

¬озвратившись домой, јртемий ѕетрович застал воспитанника –олленева спокойно сп€щим на том же стуле, на котором хмель приютил его. ¬люблЄнному пришла мысль воспользоватьс€ дл€ своих замыслов положением стихотворца.

Ц ѕора к делу! Ц сказал он сам про себ€. Ц ќна так неопытна; давно ли из гарема?  ровь еЄ горит ещЄ жаром полудн€: надо ковать железо, пока гор€чо! —ветское приличие, которому скоро еЄ научат, рассудок, долг, одно слово, что € женатЕ и мои мечты все в прах! Ќапишу ей записку и перешлю с господином “елемахом: этот молчаливый посланный гораздо вернее. ќна найдЄт еЄЕ будет отвечать, если мен€ любитЕ а там тайное свидание, и ћариорица, мила€ прелестна€ ћариорица Ц мо€!

» ¬олынский пишет, исполненный адских замыслов, вскруживших ему голову до того, что он не видит ужасной будущности, которую готовит вдруг и своей супруге, и девушке, неопытной, как птичка, в первый раз вылетевша€ из колыбельного гнезда своего на зов тЄплого, летнего дыхани€.

¬от что он пишет:

УЌе выдержу долее!.. Ќет, недостанет сил человеческих, чтобы видеть теб€, мила€, прекрасна€, божественна€ ћариорица, видеть теб€, любить и молчать.  уда бежать мне с моим сердцем, растерзанным мукою любви? ѕочему не могу вырвать его из груди своей, чтобы бросить псам на съедение?.. ћысли мои помутились, гор€чка пробегает по жилам, уста мои запеклись: одно слово, только одно слово, росинку надежды Ц и € блажен, как ангелы на небесах! ¬идишь, € у твоих ног, обнимаю их, целую их след, как невольник, который чтит в тебе и свою владычицу, и божество, которому ты свет, жизнь, воздух, всЄ, что дл€ него только дорого на земле и в небе. ќ мила€, бесценна€ ћариорица! ”жели жестокостью своей захочешь ввергнуть мен€ в бездну тартара? ”жели хочешь видеть труп мой под окнами твоими?.. –еши мою участь. ѕоложи ответ в ту же книжку, которую к тебе посылаю, и возврати мне еЄ на им€ “редь€ковского завтра поутру, как можно ранееФ.

¬олынский не затруднилс€ сочинить это письмецо: любовь и опытность помогли ему. Ќе так легко было сочинителю пустить записку в ход. ”зел в руках опь€невшего “редь€ковского разв€зан; но лишь только јртемий ѕетрович дотронулс€ до У“елемахидыФ, как творец еЄ, по какому-то сочувствию, замычал во сне. ƒано ему забытьс€ оп€ть сном, и новый язон оп€ть прин€лс€ за похищение золотого руна. ћычание повторилось, но в то самое врем€, как ¬олынский, со всею осторожностью, выт€гивал из узла громоздкое творение, арап вкладывал на место его так же осторожно полновесный фолиант. ѕослышав т€гость в своих руках, “редь€ковский захрапел.

ѕодрезана бумага под переплЄтом У“елемахидыФ, и письмецо вложено в него так, что, коснувшись нежными пальцами, сейчас можно было его ощупать. «атем велено арабу ехать во дворец, отдать книгу кн€жне ћариорице Ћелемико от имени еЄ учител€, ¬асили€  ирилловича, который, дескать, ночует у господина ¬олынского и приказал-де ей выучить к завтрашнему дню, дл€ произнесени€ пред государыней, первые дес€ть стихов из этой книги, и приказал-де ещЄ переплЄт поберечь, книги никому не давать и возвратить еЄ рано поутру человеку, который за ней придЄт. јрапу наказано было отдать посылку как можно осторожнее, или в собственные руки кн€жны, или горничной, однако ж так, чтобы он слышал, что книга отдана кн€жне. — сердцем, полным страха и надежды, как водитс€ в таких случа€х, ¬олынский отправил своего черномазого ћеркури€.

 

√лава VIII. «јѕјƒЌя

 ого кто лучше проведЄт,

» кто хитрей кого обманет?

 рылов

 

— сырыми от снега башмаками возвратились гофдевицы домой из своего путешестви€ в волшебный мир гадань€. ѕо каменным истЄртым ступен€м дворцовой лестницы пр€дали они, как серны. ¬се собрались в комнате ћариорицы.

Ц Ќаши русские барышни свычны со снегом, Ц сказала кн€жне еЄ горнична€, уговарива€ переменить обувь, Ц им ничего! ј вы у нас прилЄтна€ птичка из тЄплых краЄв!

Ц » € хочу быть русской! Ц отвечала ћариорица; однако ж послушалась, чувству€, что ноги еЄ очень мокры.

”садили кн€жну в огромные президентские кресла, которых древность и истЄртый бархат чЄрного порыжелого цвета ещЄ резче выказывали это юное, прелестное творение, разрум€ненное морозом, в блест€щей одежде, полураспахнувшейс€ как бы дл€ того, чтобы обличить стройность и негу еЄ форм. Ёто был розовый лист, павший на р€су чернеца, лебедь, поко€щийс€ в тЄмной осоке. ќкружЄнна€ подругами, которые смотрели на неЄ, как бы желали себе: одна Ц еЄ м€гких волос, свивавшихс€ чЄрными лентами около шеи и до по€са, друга€ Ц еЄ рум€нца, треть€ Ц еЄ стана, плеч и Ѕог знает чего ещЄ; замеча€ в их глазах невольную дань еЄ превосходству и вид€ это превосходство в зеркале, осыпанна€ нежными заботами служанки, сто€вшей на колен€х у ног еЄ, ћариорица казалась какою-то восточною царицей, окружЄнной своими подданными. √орнична€ проворно скинула с неЄ обувь, брала то одну, то другую ногу в руки, грела их своим дыханием, потом на груди своей; согревши, положила одну ножку на ладонь к себе, любовалась ею, показала еЄ в каком-то восторге подругам кн€жны, как бы говор€: Уя такой ещЄ не видывала! ¬ы видали ли?Ф Ц и, поцеловав, спешила обуть. ћариорице, раскинувшейс€ на бархате кресел, которые, казалось, бережно отверзали ей свои древние ручки, как старец осторожно принимает в иссохшие объ€ти€ милое дит€ своЄ, Ц ћариорице при€тны были искренние ласки горничной. ќднако ж она вздохнула.  то из мужчин, видавших еЄ, не желал бы быть предметом и живым истолкователем этого вздоха?

» вот фатализм оп€ть взвилс€ над нею как хищный орЄл, чтобы вырвать и эту сокровенную жертву.  то-то постучал у дверей. —лужанка вышла и скоро возвратилась с огромною книжицей и поручением от господина “редь€ковского, переданным вполовину.

Ц ќх! ”ж этот мне ¬асилий  ириллович! Ц сказала кн€жна, топнув слегка ногой и с досады надув губки. Ц Ћегко ли?.. выучить наизусть эти стихи, в которых в€знет €зык, будто едешь на ленивом осле по гр€зным улицам ’отина!.. ¬ыучить наизусть! ћучитель! Ѕезбожник!

Ц ¬елено ещЄ доложить вам, сударын€, Ц промолвила, тороп€сь, служанка, будто стара€сь рассказать выученный урок, Ц что ваш учитель, дескать, осталс€ опочивать у егарей-мастера јртеми€ ѕетровича ¬олынского, просит вас переплЄт книжицы беречь, еЄ самоЄ никому не давать, а возвратить человеку, который от него прислан будет завтра поутру, как можно ранее, потому-де, что книжица эта ему очень нужна.

ѕри этом докладе мысль, что в посылке скрываетс€ что-нибудь таинственное, пробежала, как огненна€ змейка, в голове сметливой и Ц нечего греха таить Ц влюблЄнной девушки. ”гадчик-сердце шибко застучало. ћариорица призадумалась было, как математик над решением трудной задачи, но поспешила спр€тать в душу свои догадки, раскрыла книгу с важностью президента и прин€лась за урок, чита€ еЄ вслух. ќт первых стихов:

¬ крайней тоске завсегда уже пребывала  алипсаЕ

и прочее, Ц гофдевицы были в восторге.

Ц  ак это хорошо! “ак и т€нет за душу, Ц говорили они; но вдруг захохотали, смотр€ друг на друга, когда дошли до описани€ кораблекрушени€:

 

—Є вдруг узрела она корабл€ разбитого доски,

Ћавки гребецки почти на дщицы преломаны, вЄсла

“акже туда и сюда по пескуразмЄтаны, купно

ўеглу, кормило одно и верви при бреге пловущиЕ

 

Ц Ќе мешайте мне учитьс€, Ц сказала ћариорица, прин€в гневный вид, и подруги еЄ, сме€сь, высыпали из комнаты.

— робостью осмотрелась кругом ћариорица. ¬ комнате, кроме неЄ, никого. ќна начала трудитьс€ над книгой, перелистыва€ еЄ, шарить в нейЕ

ћогла ли она думать, что в перегородке, отдел€вшей еЄ спальню от комнаты √руни, еЄ горничной, была умышленно проверчена щель? ћогла ли подозревать, что этой горничной строго приказано обергофкомиссаром Ћипманом неусыпно пригл€дывать за еЄ поступками? Ќе будет ли наказов, посылок, записок Ц и именно из дому ¬олынского?.. Ѕоже упаси √руню утаить что-нибудь! ƒомашний лазутчик кабинет-министра уж дал знать герцогу, чрез кого следовало, о склонности јртеми€ ѕетровича, проскочившей наружу в разговорах его с “редь€ковским и «удою. ќ! этот случай золотой, чтобы очернить соперника и врага в глазах государыни, строгой насчЄт нравственности, или запутать его в собственных сет€х так, чтобы он не мог уж вредить фавориту.

√орнична€ искренно любила свою госпожу, и нельз€ было не любить еЄ. ќбворожительна€ своею красотою и детскою добротою сердца, ћариорица казалась существом, похищенным из двух раев Ц магометова и христианского. √руне гораздо было бы при€тнее повести любовное дело, в котором она могла бы показать всЄ своЄ мастерство и усердие, нежели шпионить против неЄ; но выступить из повелени€ Ћипмана, обергофкомиссара, любимца Ѕиронова и крестника государынина, можно было только положа голову в петлю.

–одом жид, он осталс€ жидом, хот€ по наружности обновил себ€ водою и духом. ¬ывезенный герцогом, наг и нищ, из  урл€ндии и им обогащЄнный в –оссии, он готов был, по одному только намЄку его оклеветать, пытать, удавить и утопить кого бы ни попало. » потому √рун€ покорилась необходимости. “вор€ крЄстные знамени€ и чита€ молитвы, она исполн€ла приказ грозного перекрещенца.

—лучалось ли вам играть в отгадку под музыку или стук какой-нибудь вещицы? “ак ћариорица искала чего-то в книге “редь€ковского под ма€тником своего сердца. “о билось оно тихо, то шибче и вдруг затрепетало, как голубь в руках охотника; кровь пошла скоро, скоро, будто колЄса в часах, когда порвалась цепочка: ћариорица нащупала роковую записку. ¬ынуть, прочесть еЄ, упиватьс€ страстными выражени€ми, отметить малейшие оттенки любви, слить эти оттенки в одну радугу надежды, погоревать, даже поплакать, поцеловать раз, ещЄ раз, нежно, страстно, роковое послание и потом спр€тать его на груди, у сердца, Ц вот что делала ћариорица и что делает кажда€ влюблЄнна€ девушка, получив записку от предмета своей любви (пожалуй, если угодно, от жениха)!

Ќесмотр€ на эту оговорку, предчувствую, что грозное ополчение девушек подниметс€ на мен€ войной, копь€ми своих булавок исковыр€ет эту печатную страницу и везде встретит мен€ криком: УЌеправда! Ќеправда! —тыд автору! —мерть политическа€ его сочинению!Ф

¬иноват, виноват: € пошутил, и если вы находите, что ћариорица сделала очень дурно, прин€в послание, то вспомните, что она воспитывалась в гареме.

У» он стоит у ног моих, как сто€ла √рун€, обнимает, целует их! ќ, какой же он нежный, страстный!..Ф Ц говорила про себ€ ћариорица и, спр€тав записочку под подушку, объ€вила горничной, что она хочет лечь спать.

«амечают испытатели природы, что такого рода записки обыкновенно клон€т на подушку.

» мила€ восемнадцатилетн€€ кн€жна, сбросив с себ€ всю т€гость одежд, ещЄ раз посмотрела в зеркало, как бы хотела сказать: Уƒа, € таки недурна!..Ф Ц вспрыгнула, как проворна€ кошечка, на пуховик, ещЄ раз поцеловала записку, обеща€сь завтра поутру отвечать на неЄ, Ц а то, пожалуй, не мудрено и убитьс€ бедненькому! Ц положила еЄ под изголовье и, наконец, заснула, сладко-мучительно заснула.

√рун€ видела всЄ. —тало ей жаль барышни, и она решилась было не исполнить приказ Ћипмана; но мысль о заводах, куда сошлют еЄ и где отдадут за какого-нибудь горбатого, кривого кузнеца, придавала ей жестокой твЄрдости. ќна сотворила крЄстное знамение, как бы умыва€ себе руки в невольном преступлении, прочла молитву, подошла на цыпочках к постели барышни, не сме€ перевесть дыхание от страха, что делает худое дело, и от страха, что ћариорица того и гл€ди может проснутьс€.

 ак беззаботно раскидалось прелестное дит€! ўЄки еЄ горели, райска€ улыбка перепархивала по устам. ¬от рука горничной под подушкойЕ ћариорица вздохнулаЕ и √руне показалось, что рука у ней отн€ласьЕ Уќткрой она теперь глаза, Ц думала невольна€ сообщница шпионства, Ц мен€ как громом пришибЄтФ. Ќо рука уж под изголовьемЕ мысль о заводах, как сильный проводник, дала ей движениеЕ записка схваченаЕ рука на свободе.

√рун€ залилась горючими слезами; плакать, однако ж, было некогда: она обтЄрла слЄзы, вышла на цыпочках из отделени€ своей госпожи и €вилась в ближнем коридоре. “ут чрез камер-лаке€ подозвала к себе одного из дежурных пажей: отдав ему роковую записку, сказала, как она досталась и чтобы он вручил еЄ герцогу, когда тот будет проходить от государыни, и доложил бы ему, что бумажку нужно назад. Ќа такие случаи в тогдашнее врем€ пажи были намЄтаны. √орнична€ стала на часах у своего отделени€, а проворный паж нырнул в извилинах дворцовых коридоров, слабо освещЄнных.

√ерцог недолго заставил себ€ дожидатьс€. ¬ дежурной комнате два пажа, увидев в замочную скважину, что он приближаетс€, в одно мгновение ока растворили перед ним обе половины двери, важно выт€нулись и в по€с ему поклонились. √ерцог ласково кивнул им, вынул кошелЄк и, одел€ их по горсти мелкого серебра, примолвил:

Ц «аправна, плутишка! Ћюблю молодца! ¬от вам на сладка!

ѕажи поцеловали у него руку; один же из них, дела€ это, всунул в неЄ потихоньку известную записку.

Ц “во€, помолодше, проводит мен€! Ц сказал Ѕирон, махнув ему рукой.

¬ одной из ближайших комнат герцог остановилс€ и спросил своего провожатого, погладив его по голове:

Ц ќт кого?

Ц »з отделени€ молдаванской кн€жны, Ц отвечал быстро паж, Ц записка принесена из дома ¬олынского, в книге русского учител€; горнична€ ждЄт назад.

Ѕирон говорил плохо по-русски, но понимал лучше, нежели показывал. ќн прочЄл записку, и радость до того им овладела, что руки у него затр€слись. У–азвращать во дворцеЕ любимицу государыни?.. Ётого довольно, чтобы сгубить соперника!.. Ќо Ѕирон ли раскроет и пресечЄт эту св€зь в самом начале?.. Ќет, он не так прост. ≈му нужно продлить еЄ, усилить даже собственною помощью, запутать молодца иЕ тогдаЕ „то будет тогда, увидимФ. “еперь же вынул он свою записную книжку и велел пажу на одном из листков еЄ списать роковое послание.  огда ж это было исполнено, он сличил подлинник со списком и сказал своему маленькому секретарю тем же исковерканным €зыком, избега€ затруднени€ в разговорах:

Ц  акой прекрасный почерк! «олота€ ручка! ƒа где ты этому мастерству училс€?

Ц ” камер-лаке€ »сполатова, Ц отвечал торжествующий паж с самодовольным видом.

Ц ¬иват »сполатов! “олько, вот видишь, дружок, надо быть аккуратным во всех делах. Ц ѕри этом слове паж, видимо, опечалилс€: он думал, что исполнил своЄ дело как искуснейший мастер. Ц ¬прочем, это безделица; € говорю дл€ переду. «аметь своей рукой в моей книжке мес€ц, число и год получени€ письмеца; а как € вижу, у теб€ нет часов, то € дарю тебе свои. Ц –азумеетс€, пажик поцеловал оп€ть у Ѕирона руку за подарок и исполнил приказ его с быстротою стенографа. Ц ¬перЄд € поручаю тебе вс€кий день справл€тьс€ о новост€х в отделении молдаванской кн€жны. Ёто плутни, мой миленький! Ќегодные вещи, которых не любит государын€! –азврат не должен быть терпим. ћы должны показывать пример. Ќе учись этому, когда вырастешь.

(Ќе учись!.. Ћукавец!.. ј сам развращал дит€ ремеслом шпионства и страстными выражени€ми, которые заставл€л списывать.)

 огда этот урок кончилс€, Ѕирон отправил пажа к горничной с строгим наказом держать €зык за зубами, а уши на макушке. Ќаграды не посылалось: наградой можно б избаловать служанку Ц на неЄ должен был действовать один страх и гроза.

√орнична€ тр€слась у дверей своих, будто прохваченна€ насквозь сырым, сквозным ветром. ¬з€в от пажа роковое послание, она с этой т€жЄлой ношей вошла в спальню своей барышни и тихо, украдкою положила записку под подушку.

УЅедна€!  ак сладко спишь ты! Ц подумала служанка. Ц ћожет статьс€, видишь своего полюбовника во сне и не ведаешь, что против теб€ замышл€ют. » €, ока€нна€, попала к тебе на этот раз! „то ж?  абы не €, сделала бы это и друга€Ф.

» с этими мысл€ми пошла √рун€ спать на своЄ жЄсткое ложе, молилась, плакала, но не могла заснуть до зари. ѕоутру рано, пока барышн€ еЄ спала, отослала она книгу к “редь€ковскому, решившись сказать, что за нею присылали. ¬едь наказано было как можно ранее возвратить еЄ. ј то неравно бедна€ кн€жна вздумает отвечать на письмецо, ответ перехват€т, и оп€ть новое горе, новые заботы!

 

√лава IX. —÷≈Ќј Ќј Ќ≈¬≈

» труп поглощЄн был глубокой рекой.

∆уковский

 

Ѕыла глуха€ полночь. ћес€ц, насупившись, бросал дремлющий свет на землю. Ќи одной живой души по всем улицам ѕетербурга.

“олько на берегу Ќевы, к —мол€ному двору, прорывалс€ конский топот. Ќа дровн€х неслись два мужика; один правил бойкою лошадью, другой сидел позади, свес€ ноги. Ѕороды их густо заиневело. ћежду ними лежал рогожечный куль, пор€дочно вздутый. ¬ид этой поклажи в такое врем€ не предвещал ничего доброго.

Ќачали спускатьс€ на Ќеву. ѕравивший лошадью огл€нулс€, укоротив бег еЄ, и спросил своего товарища, не видать ли кого.

Ц “ьфу, пропасть! Ц отвечал другой. Ц ¬о всю дорогу вертелось пред глазами чЄрное п€тно: то росло, то пропадало.

Ц ј теперь?

Ц ѕропало вовсе.

Ц “ебе померещилось; а может, и нечисть разыгралась за нами. ѕолночные часы!.. ≈дем с мертвецом!..

Ц Ќе впервинку возить; кажись, по нас в ходу и пословица: У¬ куль Ц да в воду!Ф Ќет, братец, ныне времена жуткие.  урицы по всем част€м поют петухом, петухи несутс€; сказывают, и оборотень свиньЄю бегает по городу: вчера у дворца хотел еЄ часовой штыком, ан штык у него пополам.

Ц ”ж и кликуши по церквам вызывают нечисть. ƒа чего доброго ждать? Ќашу русскую землю затоптали немцы; и веру-то ’ристову хот€т под п€ту. ѕривезли сюда сотни две монахов и монахинь; собираетс€ набольший их расстригать, дескать, не по его крещены. ¬ытьЄ такое, хоть беги вон из ѕитера!

Ц Ќемец немцу рознь: и из них бывают добрые люди. ¬от, недалеко ходить, плем€нник комиссара, √уста »вановичЕ даром что креста не носит. “о-то простота, то-то душа ангельска€! Ќе забыть мне вовеки его милости.

Ц — того, со безвремень€, как поласкали теб€ кошками, а надгл€дывать за секуцией было приказано √усту »вановичу? ѕомню. “олько что ударил теб€ раз заплечный, а у него, сердечушки, слЄзы в два ручь€. ¬идел € сам, сунул он живодЄру серебр€ныйЕ

Ц » по мне словно мушки стали летать. «а то душу свою дл€ него выворочу.

Ц ј мы вот и крещЄные, да что делаем! —бываем людей, будто комаров, да и погребаем тела христианские без попа и молитвы.

Ц ќх, ох, невол€! ’оть раз запрЄг бы в неЄ самого хаворитаЕ

Ц » взмылил бы его, как давеча хохла.

Ц „то, братенька, был ли на обливанце нашем крест?

Ц ≈щЄ и ладанка.

Ц “ак он под ноготь диаволу не попадЄт!

ќдин из мужиков, в которых мы узнаЄм конюхов Ѕирона, перекрестилс€ и сказал:

Ц ѕом€ни, √осподи, раба твоего во царствие своЄм!

ƒругой сделал то же. ѕосле чего оба вздохнули и замолкли. ќни уж съехали на Ќеву. ¬о многих местах по реке сделаны были проруби, которые от колыхани€ воды казались живыми паст€ми, движущимис€, как бы готов€сь поглотить жертвы, к ним привозимые.

Ц Ёкой погост! Ц произнЄс один из конюхов, стара€сь попасть духом на весЄлый лад. Ц Ќе надобно копать могилок! ѕоделали добрые люди про вс€кий обиход на весь приход! Ќу, матушка-Ќева, кормишь ты нас добрыми сигами, да мы не уреживаем пускать в теб€ долгопЄрых ершей.

“ут правивший лошадью остановил еЄ у ближнего проруба.

Ц Ќекстати тешитьс€, јгафоныч, Ц сказал другой, слеза€ сзади дровней. Ц ¬от этак разЕ ƒа что за чудо?.. ѕосмотри-ка по набережнойЕ —ердце так и упало.

Ц —ловно сани лет€т!

Ц Ќе погон€ ли?

Ц ¬от уж спускаютс€ на реку. Ёка небывальщина.

Ц Ќе послал ли сам пригл€деть за нами?

Ц ѕоскорей бы концы в воду!

Ц ” мен€ и руки отн€лись.

Ц “рус! ѕодержи кон€, а € спущу мертвеца с дровень да возьмусь за дубинку: нечего зевать!

ћежду тем как эти слова приводились в исполнение, сани въехали на Ќеву и стали шагах в п€тидес€ти от конюхов. »з этих саней выползло что-то маленькое, похожее на человека и обезь€ну; но вдруг малютка вырос на несколько аршин. √игант начал отмеривать реку огромными, саженными шагами. ѕри этом по€влении наши конюхи ни живы ни мертвы бросились на дровни, взвизгнули и были таковы.

¬еликан, потер€в их из виду, оп€ть сделалс€ крошкою.   нему присоединилс€ кто-то, вышедший вслед за ним из саней. —вет мес€ца осветил лицо арапа ¬олынского. ћалютка был «уда. ’одули помогли ему исполински вырасти в один миг и испугать кого нужно было.

ќни всю ночь караулили похоронный выезд из конюшен бироновских.

 уль распороли, и пред ними заси€ла лед€на€ безобразна€ глыба. “олько всемогуща€ мысль могла проникнуть сквозь эту глубокую скорлупу и разобрать под ней человека, некогда серцевину живого мира. Ётот кусок льду, облЄкший былое У€Ф, частицу Ѕога, поглотивший то, чему на земле даны были имена чести, благородства, любви к ближним; подле него зи€юща€ могила, во льду ж дл€ него иссечЄнна€; над этим чудным гробом, который служил вместе и саваном, маленькое белое существо, полное духовности и жизни, называемое европейцем и сверх того русским и «удою; тут же на замЄрзлой реке чЄрный невольник, сын жарких и свободных степей јфрики, может быть, царь в душе своей; волшебный свет луны, говор€щей о другой подсолнечной, такой же бедной и всЄ-таки драгоценной дл€ тамошних жителей, как нам наша подсолнечна€; тишина полуночи, и вдруг далеко, очень далеко Ц благовест, как будто голос неба, сход€щий по лучу мес€ца, Ц если это не высокий момент дл€ поэта и философа, так € не понимаю, что такое поэзи€ и философи€.

ќсмотрев лед€ную статую, «уда и арап похоронили еЄ в снежном сугробе на берегу Ќевы.

 

 

„ј—“№ ¬“ќ–јя

 

√лава I. я«џ 

Ќо знаешь? эта чЄрна€ телега

»меет право всюду разъезжать:

ћы пропускать должны.

ѕушкин

 

”тром вышли наши цыганы с посто€лых дворов , где отведена им была квартира вместе с другими товарищами, привезЄнными на игрище.

ƒворец, государын€, золотые кареты, прекрасна€, разр€женна€ кн€жна Ц всЄ это ещЄ кружилось радужным вихрем пред глазами цыганки. —ердце еЄ росло от восторга; она шла наравне с палатами; она мечтала, что с ћариорицей весь ѕетербург, весь народ русский принадлежит ей и что еЄ слово, если она захочет, будет указом. Ќо как мало надобно, чтобы эти восторги, это счастие и величие уронить в прах! ƒл€ этого стоит ей только вспомнить слова камер-лаке€: У Ќе тронь еЄ, братец! ¬идишь, как она похожа на молдаванскую кн€жну; точно мать еЄ или старша€ сестра! Ф

У¬друг из кн€жон в цыганки!  аково так упасть?Ф Ц повтор€ет про себ€ ћариула и просит вновь своего товарища, слугу и друга помочь еЄ горю. “олько ему одному поверила она частью свою тайну: душа его дл€ тайны ћариулы как крыша гробова€ Ц раз заколоченна€, не открываетс€ ни дл€ кого.

“оварищ уж со вчерашнего дн€ думал, гадал, прилаживал мысленно, как бы исполнить слово и утешить свою благодетельницу; наконец придумал способ.

Ќадо знать, что ¬асилий был некогда русским матросом. ѕо цыганской своей породе, люб€ волю более всего, бежал из службы, таскалс€ несколько лет по всем захолусть€м –оссии, по Ѕессарабии и ћолдавии, коновалил, покупал, крал и продавал лошадей, обманывал кого и где мог и попал было под гвоздь хотинского кади€. —лучилась при этой беде ћариула, знававша€ его прежде и бывша€ в милости у хотинского паши, и ћариула спасла его. ќб€занный ей своею волей и благососто€нием, он с тех пор не покидал еЄ и с нею-то попал в ѕетербург. ¬озвратитьс€ ему туда не было опасно: в тучном старике не могли узнать прежнего молодцаЕ

—татистика низших р€дов общества, от полатей до подклета, в городе и в округе, была ему известна как его карманы. —о времени его бегства она не могла много изменитьс€, и потому в услуге, которую ¬асилий хотел оказать своей куконе, метил он на пособие одной задушевной при€тельницы. Ёто была кресть€нка в –ыбачьей слободе, которой отец передал искусство врачевани€. ¬ыведав, что она ещЄ здравствует, он повЄл к ней ћариулу.

¬от повернули цыганы на большую прешпективу . “акое громкое название дано было улице, котора€ т€нулась, с перехватами пустырей, от Ћуговой линии к јничковой слободе. “огда ѕетров город переводилс€ с острова этого имени большою частью на јдмиралтейскую сторону, и потому прешпектива застраивалась нарочитыми домами. ј каковы были эти нарочитые дома, можно судить по лучшему из них, комедиантскому театральному дому , дерев€нному и с крышею из дЄрну, воздвигнутому, как сказал древний описатель ѕетербурга, дл€ отправлени€ трагедий, комедий и опер . ќбразчик этого великолепного храма “алии, ћельпомены и прочих существовал ещЄ несколько лет тому назад в подмосковном селе  ускове. ƒругие дома, более скромной наружности, выбегали, однако ж, по вызову правительства на большую прешпективу и своими новенькими черепичными или гонтовыми крышами свидетельствовали, что и они достойны показатьс€ в большом свете и стать в указанную линию. ƒерев€нный √остиный двор в два €руса, с бесчисленными мелкими арками, как стойлами, отстраивалс€ на том месте, где стоит нынешний. ќн примыкал ещЄ тогда к берЄзовой роще, уступившей ему часть своего досто€ни€, но сохранившей другую, большую часть к стороне јничковой слободы, как бы убега€ от наступчивых, бойких горожан к жител€м более спокойным. Ќо и тут людность столицы не дала долго отдыхать утеснЄнным гамадриадам, завела рынок посреди рощи и в скором времени св€тотатственно пос€гнула на последние, кое-где мелькавшие деревь€, осен€вшие хижину старого инвалида морских баталионов. √де теперь и јничкова слобода, и гордый комедиантский дом, и домики, чопорно выходившие на большую прешпективу, чтобы похвастатьс€ своими черепичными кровл€ми, как набелЄнные и разрум€ненные купчихи выход€т в праздничный день к своим воротам на людей посмотреть, а более себ€ показать? √де всЄ, о чЄм теперь говорили! –€ды огромных камней, классически выт€нутых по шнуру, классически уравнЄнныхуравненных, стали на пепелище первобытного ѕетербурга, как холодные, великолепные пам€тники, воздвигнутые наследственною об€занностью над прахом любимых народных поэтов.

Ћюблю воображать себе этот первобытный ѕетербург, но только летом, когда закат солнечный набрасывает на него фантасмагорический отлив. ∆ивописно красуетс€ он со своими палатами, важно погл€дывающими свысока, и толпою мазанок, постепенно пробивающихс€ в знать; со своими полуголландскими-полурусскими домиками, над которыми строители истощили независимые, безотчЄтные затеи, словно хотели ими сказать: У¬с€кий молодец на свой образецФ . ќдни кровли домов Ц уж богата€ жатва дл€ взора, люб€щего везде отыскивать поэзию. — какою негою раскидываетс€ солнышко по мураве их, на которой врем€ подобрало оттенки зелЄного, жЄлтого, ржавого и дикого цветов! ѕоследние лучи как хорошо граф€т розовые черепичные крыши (кое-где в два-три этажа, словно две-три шл€пы треугольные, одна на другую нахлобученные, кое-где стрельчатые, минаретные или наподобие голуб€тен)!  ак поигрывает солнечный луч в €блоке адмиралтейского шпица, будто в золотом шарике, который вертитс€ поверх скачущего водомЄта!  ак искритс€ в крестах Ѕожиих храмов, большею частью дерев€нных, и выбивает огненный сноп о лужЄное железо высоких палат! ј крыльца разнохарактерные то пр€чутс€ на двор, то чванливо подбоченили здани€ или выступают на улицу; а кораблики с веющими флагами на воротах; а мельницы с вычурными колпаками и ходул€ми на берегу ¬асильевского острова, кивающие «имнему дворцу и смотр€щиес€ вместе с ним и ћеншиковыми палатами в одно зеркало Ќевы; а подле этих палат свита мазанок, ставша€ в ранжир под именем ‘ранцузской слободы; а Ќева без мостов, по которой то и дело снуЄт флотили€ раскрашенных лодок или из которой вырастают мачты, как частый тростник на озере, и, наконец, рощи и луга посреди этого города Ц всЄ это разве не живопись, не поэзи€?..

Ќо зимой, и особенно зимой 1739/40 года, не желал бы € быть в первобытном ѕетербурге. Ёто √олланди€ и —ибирь вместе, одна призванна€, друга€ осЄдла€, с изумлением сошедшиес€ у ‘инского залива; они кос€тс€ друг на дружку и сил€тс€ выжить одна другую. –азумеетс€, что в морозы наша русачка берЄт верх. ƒаже и на именитой прешпективе она €вл€етс€ самовластною. ћножество пустырей; дома, будто госпитальные жители, выгл€дывающие в белых колпаках и в белых халатах и ставшие один от другого в стрелковой дистанции, точно после пожара; улицы только именем и заборами, их означающими; каналы с дерев€нными срубами и перилами, снежные бугры, безлюдство, бироновские ужасы: незавидна€ картина!

“олько к концу большой прешпективы , около √остиного двора, русский торговый дух оживл€ет еЄ. Ѕойкие сидельцы при по€влении каждого прохожего, скинув шапку и выт€нув руку, будто загон€ют цыпл€т, отр€хнув свою масленую головку, остриженную в кружок, клохчут, лают, выпевают, вычитывают длинный список товаров, верт€т калейдоскоп своих приветствий, встречают и провожают этим гамом, как докучливые шавки, пока потер€ют прохожего из виду. У„то вам угодно? Ѕарын€, сударын€, пожалуйте сюда! „то покупаете? √осподин честной, милости просим! „то потребно? ∆елезо, мЄд, бахта, платки, бархат, парча, дЄготь, бумага!.. ќбраза променивать!.. ћеха сибирские! »кра астраханска€! —афь€н казанский!  о мне, сударын€, у мен€ товар лучший! Ц Ќе слушайте, он врЄтЕ у мен€Е Ц ≈й-Ѕогу, уступлю за бесценокЕ с убытком, только дл€ починуЕ с лЄгкой руки вашейЕФ » готовы разорвать прохожего. ј вздумай он войти в лавку, как продавец в убыток запросит с него в п€ть раз дороже, чем товар стоит. ∆еманные барышни в разноцветных бархатных шубах, в платочках, обв€завших по-русски головы, причЄсанные по-немецки , с большими муфтами, расхаживают по р€дам, как павы, и бран€тс€ с купцами, как матросы. –азрум€ненные купчихи в парчовых кокошниках и полушубках чинно кивают, как глин€ные кошечки, не шевел€ своего туловица и едва процежива€ сквозь губы свои требовани€.  ое-где важный господин в медвежьей шубе и, наперекор северной природе, в треугольной шл€пе, венчающей парик, очищает себе натуральною тростью дорогу между стаей докучливых сидельцев, предоставл€€ последи нахалов-слуг разметать влево и вправо эту мещанскую чел€дь. ¬оловьи и подъезжие извозчики то и дело шныр€ют около √остиного двора с отзывом татарских времЄн: пади! пади! “ам кричат: Ублины гор€чи!Ф, Уздесь сбитень!Ф, Утут папушники!Ф, бубенчики звонко говор€т на лошад€х; мерно грем€т полосы железа, воркуют тыс€чи голубей, которых русское православие питает и лелеет как св€щенную птицу; рукавицы похлопывают; мороз сипит под сан€ми, скрипит под ногой. ¬езде движение, говор, гам, бр€цанье.

Ёти предметы, эта суета торгова€ новы дл€ наших цыган; на всЄ они загл€дываютс€, всего заслушиваютс€.

¬друг откуда-то раздаЄтс€ сторожевой крик.  ажетс€, это вестовой голос, что наступает конец мира. ¬сЄ следом его молкнет, вс€кое движение замирает, пульс не бьЄтс€, будто жизнь задохнулась в один миг под стопою гневного бога. ¬есы, аршины, ноги, руки, рты остановились в том самом положении, в каком застал их этот возглас. ќдин слух, напр€жЄнный до возможного, заменил все чувства; он один обнаруживает в этих люд€х присутствие жизни: всЄ прислушиваетс€Е

ќп€ть раздаЄтс€ возглас, волнуетс€, всходит будто со ступени на ступень, ближе и ближе; уж можно слышать в нЄм слово: Уязык!Ф

Ц языка ведут! языка!.. Ц повтор€ют с ужасом сотни голосов.

—лово УязыкФ стонет в обоих этажах √остиного двора, по улицам, слабеет, усиливаетс€ и сообщаетс€, как зараза. ѕочти каждый человек Ц его отголосок. Ѕросают товар, деньги, запирают лавки, запираютс€ в них, толкают друг друга, бегут опрометью, задыха€сь, кто куда попал, в свой, чужой дом, сквозь подворотни, ворота на запор, в погреб, на чердак, бросаютс€ в свои экипажи, сад€тс€, не торгу€сь, на извозчиков; лошади лет€т, как будто в сражении, предчувству€ вместе с людьми опасность. » в несколько мгновений больша€ прешпектива , √остиный двор, вс€ часть города пуста, словно вымерша€.

“олько на площадке против √остиного двора видны два человека. ќни как бы обезумленные, не понима€ ничего, не зна€, что делаетс€ около них и что им делать, ожида€ чего-то ужасного, сто€т на одном месте. Ёти два человека наши цыганы.

ќборачиваютс€Е

Ќа них, пр€мо-таки на них, идЄт, сопровождаемое пешим конвоем и полицейским чиновником на лошади, какое-то чудовищное существо. “ак, по крайней мере, кажетс€ издали.

÷ыгане думают бежать, но куда? ”ж поздно, их может тотчас настигнуть верховой. ƒа ещЄ их ли нужно? ќни за собой ничего не знают. Ќе хот€т ли спросить их о чЄм?.. ¬ таких переговорах они сто€ли на одном месте, ожида€ на себ€ конво€.

„удовищное существо ближе, ближе к ним; уже в нескольких шагах. ћожно различить, что это человек, покрытый с головы до п€т мешком из грубого холста, в котором оставлены только прорехи дл€ глаз и дл€ рта. ќ! этот человек Ц существо ужаснейшее. Ќедаром упреждает его бегство и опустошение. ќн равнозначителен чуме, трусу, наводнению.  огда из маленькой холщовой прорехи слышитс€ магическое слово и дело , оно ведЄт к допросу, пытке и казни, оно мертвит прежде смерти: не менее ужасно, чем голос крокодила, раскрывающего пасть, чтобы поглотить свою жертву. Ёто одно из привилегированных зол, от которых освободила нас ≈катерина ¬елика€. ≈го звали: УязыкФ.

„то ж такое был язык? Ц ”головный преступник, которого водили по городу в нар€де, нами описанном, чтобы указать на участников в его преступлении. –азумеетс€, этим ужасным средством пользовались дл€ исполнени€ своих видов корысть и властолюбие, месть или желание продлить и запутать суд.

язык подошЄл к испуганной цыганке и оговорил еЄ роковым Условом и деломФ . ≈Є окружает конвой; полицейский чиновник грозно приказывает ей следовать за ним. “р€с€сь от страха, потер€в даже силу мыслить, так внезапно нахлынула на неЄ беда, она хочет что-то сказать, но губы еЄ издают одни непон€тные, дрожащие звуки. ѕокор€сь беспрекословно, она следует за ужасным оговорителем.

Ц ¬озьмите и мен€, Ц кричит еЄ товарищ, которого с нею разлучали, Ц коли она в чЄм оступилась, так € с нею половинщик. —просите еЄ сами, € не отхожу от неЄ день и ночь; без мен€ она не зарежет цыплЄнка.

Ц Ќа теб€ не показывает язык, Ц сказал полицейский чиновник, Ц нам теб€ не нужно.

Ц ¬ы должны и мен€ с нею вз€ть; € на себ€ показываю.

÷ыгану возразили убеждени€ми прикладов.

Ц Ѕейте мен€, мучьте мен€, Ц продолжал кричать ¬асилий, Ц растерзайте моЄ тело по кусочку, выньте мою душу по част€м, € не отстану от своей куконы.

» несмотр€ на угрозы и скорое исполнение их, он последовал за своей подругой и госпожой.

 

√лава II. ƒќѕ–ќ—

ј что, пытали? Ц ƒа! Ц „ем? кип€тком, клещами?

Ц —ловами!..

Ќо что пред ними зуб клещей, в огне смола

» всЄ, что выдумал ад в сердце человека!..

—трах заранее сметал людей с улицы, по которой шЄл язык, вед€ свою жертву. Ћишь изредка дерзала выехать ему навстречу вельможна€ карета.

 огда бедна€ цыганка пришла в себ€, перва€ мысль еЄ была о ћариорице.

Ућилое дит€ моЄ, Ц твердила она про себ€, Ц не дадут мне злые люди насмотретьс€ на твоЄ счастиеЕ ≈щЄ б только увидать теб€ пристроенную за богатого, знатного ¬олынского, и тогда б € умерла спокойно, радостно, как в небе. „то ж? я и теперь сделала всЄ, как мать, может быть, и то, чего б не сделала друга€Е  абы ещЄ к этому хоть одно приветное слово от теб€, дочки моей!.. ’оть бы одну слезинку на лицо матери прежде, чем закрою очи!.. Ќет, нет, страшно и подумать, что ты увидишь в цыганке мать свою, страшнее, чем смерть, на которую, может статьс€, мен€ теперь ведут! я свила твоЄ благополучие высоко, высоко; не снесу его в гр€зь, не дам стоптать люд€мЕ ѕускай казн€т мен€: на плахе прошепчу твоЄ дорогое имечко, буду молить Ѕога только о том, чтобы он при тебе заступил мен€!..Ф

÷ыганка посмотрела на небо, к стороне дворца, на свою стражу и шла спокойнее.

ћысли за мыслью, догадки за догадкой в€зались в голове еЄ; вдруг одно страшное сомнение мелькнуло пред ней и всю еЄ обхватилоЕ сердце еЄ то кипело, как разожжЄнна€ сера, то стыло, будто под лед€ной рукой мертвеца. Ќе узнали ли еЄ тайну?.. ћожет быть, сходство? ”жасное сходство!.. Ќе ведут ли еЄ к допросу об этой роковой тайнеЕ ќ! Ќикакие пытки не застав€т еЄ проговоритьс€. „то ей муки? лишь бы о ћариорице помину не было. Ќеизвестность колебала еЄ душу из стороны в сторону; смерть, смерть в груди бедной матери. ќна торопилась, она, кажетс€, хотела обогнать стражу, чтобы поскорей к разв€зке, и по временам молила Ѕога сохранить от беды только одну драгоценную голову.

ћариулу привели в один из мазанковых домиков, позади Ћетнего сада, принадлежащих к службам герцогским. ѕри входе сдЄрнули с неЄ шубу. ¬асили€ остановили у наружного крыльца: здесь он решилс€ дожидатьс€ своей куконы, хоть бы замЄрзнуть. „ерез огромную нечистую переднюю, где сто€ли дрова, скамейка в инвалидном состо€нии и непокрытое ведро с водой, ввели ћариулу в другую большую комнату другого содержани€, но не менее мрачную. ѕродолговатый стол занимал средину этой комнаты по наклону пола, столь эластического, что, ступив на один конец доски, можно было заставить прыгать всЄ на ней сто€вшее. ќкна, запушЄнные на вершок морозом, пропускали в это домовище синеватый цвет.  ое-где по потолку свисла паутина, будто крыль€ летучих мышей. ¬доль чЄрных стен лежали кипы бумаг, которых годы существовани€ мог бы исчислить разве архивный  ювье по сло€м пыли, их покрывавшим. ќдно, что с первого взгл€да утешало в этой комнате, Ц так это зерцало, сто€вшее на вощанке, посреди стола; но и этот пам€тник великой идеи великого цар€-законодател€ оскорбл€ли и смелый паук, завесивший его по местам своею тканью, и бесчеловечие, поместившее разные оруди€ пытки в боковой комнате, в которую дверь оставлена была, как бы с умыслом, полузакрытою. Ёто была полицейска€ канцел€ри€ при доме герцога.

—мотр€ на эти предметы, цыганка ожидала ужасного допроса. ¬ид особ, представившихс€ еЄ глазам, не более был утешителен. ” стола на судейском месте сидел худощавый старик отвратительной наружности: рыжие космы падали беспор€дочно на плечи, голова его, выт€нута€, иссохша€, имела форму лошадиной, обт€нутой человеческой кожей, с глазами гиены, с ушами и ртом орангутана, расположенными так близко одни от другого, что, когда сильно двигались челюсти, шевелились дружно и огромные уши и Єжились рыжие волосы. √лаза его то, останавлива€сь неподвижно, принимали мЄртвый цвет свинца, то сверкали ужасно, как пытливый зонд, или схватывали без пощады слабую душу и держали еЄ над бездной. ќн был одет весь в красно-коричневое, даже до шЄлковых чулок; богатые кружевные манжеты, закрыва€ кисть его руки, возбуждали подозрени€, что под ними скрываютс€ ногти нечистого. ѕодле него, сбоку стола, сидел молодой человек лет двадцати п€ти, белокурый, тщедушный. ¬ лице его, казалось, не было ни кровинки: мутные, безжизненные глаза выражали сонливую или болезненную природу. ¬прочем, в поступках и словах его можно было заметить какую-то изученную таинственность: он весь похож был на недоговорЄнный смысл, означенный несколькими точками. ќн держал нехот€ перо в руках и смотрел более на бумагу перед собой, нежели на живые предметы, его окружавшие. ѕервый был достойный клеврет Ѕирона, обер-гофкомиссар Ћипман, второй Ц домашний секретарь их обоих и плем€нник последнего, Ёйхлер, которого он воспитывал как сына и любил Ц дл€ себ€. ≈два уме€ подписывать своЄ им€, Ћипман употребл€л это живое орудие по всем бумажным делам своим. Ѕездетный, не име€ кому передать, кроме него, свои богатства и свою знать, он хотел не умереть на земле хот€ в нЄм. » потому доставил ему завидный пост, приближавший его к герцогу; место кабинет-секретар€ было у плем€нничка на мази.

„удное это желание не умирать после себ€ на земле!.. „асто целое потомство, целый народ, человечество пожинает на том поле, которое засе€ло самолюбивое или возвышенное чувство одного человека.

ѕод одну сторону зерцала поставили ћариулу, по другую Ц языка: еЄ, красивую, опр€тную, в шЄлковом нар€де, по которому рассыпались золотые звЄзды (мать кн€жны Ћелемико унизилась бы в собственных глазах, если бы одевалась небогато), еЄ, бледную, дрожащую от страха; его Ц в чЄрном холщовом мешке, сквозь который прогл€дывали два серых глаза и губы, готовые раскрытьс€, чтобы произнести смертельный приговор.

Ќачалс€ допрос. ѕрелюдий уж хорошо объ€сн€л, каков будет самый концерт.

Ц —мотри, цыганка! Ц сказал грозным голосом рыжеватый судь€. Ц ”говор лучше денег: говори правду, или косточки твои заговор€т нам за теб€.

ќн указал в боковую комнату. √лаза его при этом движении подрали по сердцу ћариулы, словно прошли по нЄм пилой.

Ц Ќе ведаю за собой ничего, Ц сказала она, собрав силы, Ц но о чЄм спросишь, господин, на всЄ готова отвечать.

(УЋишь бы не о ћариорице, Ц думала она, Ц о! об этой не заставит мен€ сказать полслова и то, что вижу в боковой комнатеФ.)

Ц ≈щЄ прибавка к нашему условию, если сознаешьс€ скоро, в чЄм теб€ обвин€ют, то мы держать теб€ долго не станем. “еперь к делу!

Ц —лушаю, господин!

Ц ¬от видишь этого урода в мешке: он погубил несколько душ и доказывает, что ты дорогою из ћосквы сюда была в коротких св€з€х с его атаманом, который под именем малоросси€нина √орденки пробиралс€ в ѕитер, чтобы ограбить казну.

Уј, Ц подумала цыганка, догадыва€сь, к чему подбирались допросчики, Ц слава Ѕогу! ƒело не о моЄм детище; после этого всЄ пуст€ки, вздор!..Ф

“€жЄлый камень свалилс€ с груди еЄ; блистающие радостью глаза и улыбка на устах ей изменили.

Ц “олько? Ц невольно спросила она своего судью.

Ц –азве этого мало? ƒружба с атаманом! Ёто ведЄт вместе с ним на плаху. язык, тво€ очередь! √овори ж, что ты доказывал на неЄ.  ак еЄ зовут?  акие были у ней плутовские замыслы с атаманом?

„еловек в мешке начал свой донос, искусно сочинЄнный, но худо затверженный.  то бы знал голос ‘ерапонта ѕодачкина, не обину€сь сказал бы, что это был он.

» действительно, это был сынок барской барыни. ≈го заставили играть роль языка дл€ того, чтобы оговорить цыганку, бывшую в коротких св€з€х с тем, которого хот€ и заморозили, но не могут докончить с его грозными замыслами, Ц цыганку, умевшую понравитьс€ и ¬олынскому, с которым она после смотра оставалась долго наедине. √орденко не передал ли ей известного доноса? Ќе перешЄл ли этот письменный доказчик в третьи руки, к врагу герцога?.. Ћичность его светлости с этой стороны не обезопасена; а кто не знает, что личность временщика идЄт впереди всего? Ќе беда сделать цыганку преступницей, навалить ей на плечи два-три злоде€ни€!.. —крутив еЄ таким образом, можно еЄ допытать и, смотр€ по обсто€тельствам, наказать или помиловать: всЄ в воле герцога.

ѕовести это дело к желанной цели было поручено, как мы видели, хитрецу Ћипману.

Ц ѕравда, Ц отвечала с твЄрдостью цыганка, Ц мен€ зовут ћариулой, правда и то, что малоросси€нин Ц Ѕог знает, кто он такой, Ц полюбил мен€ за моЄ будто лукавство, часто говаривал со мною иЕ

Ц » передал тебе?.. Ц спросил, дрожа от нетерпени€, Ћипман. Ц Ќу, голубушка?

Уѕонимаю, Ц сказала про себ€ ћариула, Ц понимаю и всЄ открою. „то мне до чужих дел! ” мен€ только одно дело на светеЕФ

Ц ¬елите выйти этому мешку, Ц примолвила она вслух, обрат€сь к судье, Ц € знаю, что вам надо.

—покойствие и твЄрдость, с которою она говорила, предвещали благопри€тную и скорую разв€зку допросам. √роза, собравша€с€ на лице обер-гофкомиссара, начала расходитьс€. ќн дал знак языку рукою, тот пон€л и вышел. “огда цыганка сказала с твЄрдостью:

Ц ¬ам надобна бумага √орденки, так ли?

Ц ƒа, да, мо€ голубушка! ЅумаЕ га, которуюЕ но тыЕ догадлива, ты всЄ знаешьЕ

Ц Ќет, господин, € ничего не знаю.

Ц  ак ничего?.. Ц вскричал грозно допросчик. Ц ѕрокл€та€ цыганка! Ќе ты ли сама?..

Ц я не знаю, что в бумаге; но онаЕ

Ц Ќу?

Ћипман при этом вопросе приподн€лс€ невольно со стула; глаза его вцепились, как когти дь€вола, в душу ћариулы, из которой, казалось, хотели исторгнуть еЄ тайну.

Ц √де? Ц прибавил он нетерпеливо.

Ц ” мен€, и со мною теперь, Ц отвечала цыганка.

≈сли б она сказала другое, старичишка растерзал бы еЄ по клочкам; обрадованный ответом, он готов был расцеловать еЄ.

Ќе спрашива€ позволени€, ћариула подошла к окну, оборотилась к Ћипману спиной, вынула из-за пазухи запечатанный пакет и потом передала его своему судье с вопросом:

Ц ќна ли?

«аворотив свои манжеты, Ћипман схватил трепещущей рукой пакет, сломил на нЄм печать и, передав его секретарю, задыха€сь, спросил также лаконически:

Ц ќна?..

—екретарь машинально вз€л бумагу, сонными глазами пробежал еЄ, кивнул утвердительно и, зева€ длинною зевотой, отвечал:

Ц ќна! Ц а потом стал пристально читать еЄ.

ѕока роковое слово не дошло до ушей старика, он, казалось, готов был съесть плем€нника за медленность изъ€снени€; но ответ произнесЄн, и торжествующа€ душа его вс€ излилась в восклицании:

Ц ј!..

Ќе иначе произнЄс бы это восклицание алхимик, найд€ философский камень; веро€тно, не иначе произнЄс его  олумб, увид€ первый берег открытого им Ќового —вета.

“ут лукава€ ћариула, посв€щЄнна€ √орденкою в некоторые политические тайны, касающиес€ до Ѕирона, умела, не пута€ в них кабинет-министра, осторожно рассказать, как досталась ей бумага, как √орденко Ц атаман, что ли, она не ведала, Ц умол€л, в случае смерти его, подать эту бумагу матушке-царице.

Ц я обещала, Ц говорила она, Ц между тем у мен€ было на уме: коли Ѕог приберЄт его, так запечатанный лист в печь, а то, статьс€ может, напл€шешьс€ с ним, что и черт€м до слЄз.

Ц Ќачинаю верить, что ты не причастна злоде€ни€м разбойника; а то жаль было мне славной бабЄнки. «ато и голова у теб€ цела, да ещЄ жди милостей от самого герцога. Ѕарин большой, выше его нет в –оссии Ц что € говорю, в –оссии? Ц в подсолнечной! Ѕарин добрый, щедрый, стоит только знать его.

Ц  ак же, батюшка, Ц отвечала ћариула, Ц про него везде, даже и в турецкой земле, така€ хороша€ слава идЄтЕ

ћолодой человек едва-едва усмехнулс€; но и эту усмешку прикрыл зевотой, положил бумагу на стол, прот€нул ноги во всю длину их и начал дремать.

Ц “еперь ещЄ два вопроса, Ц сказал Ћипман, Ц и если ты на них будешь так же скоро и верно отвечать, как доселе, так поздравл€ю: ты с богатою обновой.

Ц —прашивайте, господин!

Ц Ќе видала ли ты на малоросси€нине другой бумаги?

Ц Ќе видала.

Ц Ќе проговаривалс€ ли он об ней?

Ц Ќикогда.

Ц Ќе рассказывал ли он тебе своих замыслов?

Ц —казывал только, что ищет выместить на ком-то свою обиду, а на ком и как Ц не по€снил мне.

Ц “еперь последний вопрос: о чЄм говорила ты наедине с јртемием ѕетровичем ¬олынским вчера, у него в доме?

ƒух зан€лс€ у цыганки; бледне€ и запина€сь, она отвечала:

Ц Ќичего, господинЕ право слово, ничегоЕ

Ц √м! Ќичего! Ќо ты бледнеешь и дрожишь?.. Ќичего?.. “ы должна мне сказать, что с ним говорила, илиЕ

Ц ѕризнатьс€, господин великийЕ божусь вам Ѕогом, это нейдЄт к вашему делуЕ пуст€чкиЕ

Ц ≈сли это пуст€чки, так зачем скрывать их?

Ц я покл€ласьЕ

Ц Ёй! «аплечный мастер! Ц закричал Ћипман.

¬ошЄл палач.

Ц ќ, когда дело дошло до этого, пытайте мен€: не скажу!

ѕри этом ответе, в котором выразилась вс€ сила души ћариулы, она подн€ла голову и потом спросила, куда ей идти на пытку.

ћолодой человек был исторгнут из своей дремоты восклицанием еЄ; наклонившись к д€де, он сказал ему по-немецки:

Ц Ќе ожесточайте еЄ!  огда она не утаила от вас бумаги, так рассказала бы и другие тайны свои, которые касаютс€ до малоросси€нина или заговора ¬олынского, если б их знала. ¬еро€тно, какое-нибудь волокитствоЕ просили еЄ помощиЕ ведь вам уж сказывалиЕ Ћюбовное дело? Ќе так ли? Ц прибавил он по-русски, обрат€сь к цыганке и ободр€€ еЄ голосом и взором.

Ц ƒа! Ѕольше не ждите от мен€ словечка, Ц отвечала ћариула.

Ц ƒавно бы так, голубушка, Ц подхватил Ћипман, переменив свой грозный голос на ласковый и дав знак рукою палачу удалитьс€, Ц понимаю, понимаюЕ невеста хоть куда!.. ба, ба, ба, да она в теб€ словно вылита!.. Ќе живала ли ты уж в ћолдавии, у какого-нибудь господарчика?

Ц ѕолноте шутить, Ц отвечала с сердцем ћариула.

ќна согласилась бы в это врем€ провалитьс€ сквозь землю.

Ц „то ж? ƒоброе дело? Ц продолжал иронически старичишка, Ц жених хоть куда! Ѕогатый, знатныйЕ свахе будут хорошие подаркиЕ

∆ених! Ќевеста! —лова эти стучали, как молот, в сердце бедной матери.

Ц ¬ этом сватовстве мы вам мешать не будем, лишь бы остальноеЕ смотри!.. Ц прибавил Ћипман значительно, погроз€сь и показыва€ на губы.

Ц ”мрЄт в груди моей, Ц отвечала цыганка с твЄрдостью, оправившись от своего испуга.

Ц ’орошо, € доволен! ƒа, да, ещЄ одно дельце?

Ц ѕриказывайте.

Ц ћалоросси€нин, атаман не атаман, назови его как хочешь, пропалЕ

Ц “ак что ж, сударь?

Ц ћалоросси€нин, который был нар€жен на игрище воеводой и подменЄн потом √орденкою, теперь налицоЕ ¬от видишь, если узнают, что он пропадал, что разбойник подставил себ€ на место его и хотел насме€тьс€ над власт€ми, худо будет воеводе, начнутс€ допросыЕ пойдЄт путаница, в которую Ц долго ли до греха? Ц и теб€ втащутЕ “ак лучше, смекаешь, разом кончить это делоЕ тем, что во всю дорогу знала ты одного хохлаЕ теперь разумеешьЕ

Ц » что за √орденко такой, и не ведаюЕ

Ц “е, те, те! Ёка разумница!

Ц ј подруга малоросси€нина?

Ц ќ ней не хлопочи. ќна, пристав и другие, кто дорогою только знавал прокл€того хохла, что нагородил нам столько дела, Ц всЄ под прис€гою сказали.

Ц » € тоже не прочь!

Ц —мотри!.. «наешь, с кем будешь иметь дело!.. ∆ивую зароем в землюЕ

Ц “€ните из мен€ по жилке клещами, если € проговорюсь. „то мне за невол€ болтать на свою голову? ћожет, ещЄ и пригодитесь на чЄрный день.

Ц ќ, как же!  ак же!.. Ёкое сокровище!.. Ќу, не останешьс€, милочка, без награды от самого .

», подража€ самому , Ћипман прот€нул в знак милости руку цыганке, улыба€сь огромными своими губами, так что в аду сонм зрителей, конечно, рукоплескал этой художнической архидиавольской улыбке, если только тамошние зрители могу любоватьс€ игрою здешних собратов-актЄров.

Ётим кончилс€ допрос. ћариула вместо ожиданной напасти понесла с собою лишний серебр€ный рублЄвик да ещЄ уверение в покровительстве первого человека в империи. ћожно догадатьс€, как обрадовалс€ ¬асилий, увидав еЄ живою и весЄлою.

 

√лава III. Ћ≈ ј– ј

Ц ¬ас€, друг мой! —корей обещанное, или € накину на себ€ петлю, Ц сказала цыганка. —ердце еЄ разрывалось от досады, что в ней оп€ть нашли сходство с кн€жной Ћелемикой.

Ќе отвеча€ ничего, только погл€дыва€ частенько на свою кукону, как бы удостовер€€сь, что она жива, свободна и с ним, цыган повЄл еЄ в –ыбачью слободу, разумеетс€, они при этом случае избегали большой прешпективы и площади √остиного двора, где всЄ пришло в прежнее суетливое состо€ние и где толковали во всех углах только о том, как язык оговорил цыганку, котора€ будто была женою разбойничьего атамана и погубила несколько душ. ѕустите какой хотите глупый слух в толпу Ц глупа€ толпа, не рассужда€, всему верит и всЄ повтор€ет.

ѕришли в –ыбачью слободу. Ќа конце улицы постучалс€ ¬асилий в избушку, закуренную дымом до того, что она казалась построенною из угл€. ќна земно била челом к стороне улицы; соломенна€ причЄска еЄ, густо напудренна€ снегом, была растрЄпана непогодами. ¬округ Ц ни двора ни кола.

»з окна кто-то вынул внутрь рамочку, зат€нутую пузырЄм; пахнул пар, и вслед за ним из отверсти€ оконного высунулось обвитое этим паром, как облачком, жЄлто-восковое, в густых сборах, лицо старушки. ќна закашл€лась, и тогда, казалось, вылетали изо рта еЄ вспышки дыма. Ћасковым голосом спросила она, что нужно цыганам.

Ц Ќам до теб€ приспело, родна€, Ц сказал ¬асилий, Ц впусти, не скаешьс€.

Ц ’оть и не воврем€ пожаловали, добрые люди, Ц отвечала старуха, Ц не на улице же в мороз сто€ть вам: войдите с Ѕогом.

ѕо обледенелой лесенке, так же чЄрно и уклончиво сто€щей, как и всЄ здание, взошли наши странники на площадку еЄ. “ут ¬асилий дЄрнул щеколду у огромной двери, и она, отворившись, увлекла бы его, конечно, за собой, если бы он не перевесил еЄ своею т€жестью. ÷ыганы очутились в маленьких сен€х, отдел€вших житьЄ от чулана, служившего, веро€тно, аптекою, потому что из него несло благовонием майских трав. —делав спрос у щеколды другой двери, вступили они в избу, хорошо окутанную и освещЄнную. “епло, свет так и обдали наших путников, запушенных морозом. ” искоска , убранного иссохшими цветами и вербою, прилеплены были три гор€щие восковые свечки и €рко озар€ли икону с посеребрЄнным венчиком, увешанным разноцветными лентами, кольцами и крестиками, усердными приношени€ми бол€щих. Ќа ней врем€ и копоть дыма изгладили и потемнили изображение ћатери Ѕожией; но вера живописала чудными красками целый мир благодати. √оловой к иконе на залавке лежала кресть€нска€ девушка, бледна€, страждуща€. √лаза еЄ излучали фосфорический блеск, грудь т€жело ходила; волосы, заплетЄнные в косу, падали на пол; руки и ноги были св€заны верЄвками. ¬озле неЄ школьник исполинского роста бормотал гнусавым голосом какое-то заклинание бесов. —тарушка в синем сарафане, приземиста€, горбатенька€, но така€ опр€тна€, чистенька€, как ошелущенный орех, чита€ шЄпотом молитву, дала знак рукою гост€м, чтобы они сели на залавок. ƒевушка лет четырнадцати, свежа€, рум€на€, будто умылась только снегом, сто€ла у шестка и сыпала на черепок какой-то смолы, от которой по избе неслись струи благоуханного дыма.  огда ж школьник произнЄс громовым, прот€жным голосом: У»зыдиЕФ Ц больна€ застонала, заскрежетала зубами и страшно закликала на разные голоса. “о слышалс€ в ней лай собаки, то скрип телеги, то хрюканье свиньи. ѕо временам изрыгала она богохульные слова. ≈Є начало ломать; глаза еЄ хотели выпрыгнуть изо лба. ¬ерЄвки на ней лопнули; она сгибалась в кольцо, волною, билась как рыба об лЄд, цепл€лась ногами за стенуЕ казалось, вс€ка€ часть тела еЄ имела прит€гательную силуЕ ∆ивот еЄ вздуло горойЕ гора эта упала, грудь расширилась необыкновенно, ше€ напружилась так, что жилы казались верЄвками. Ўкольник и цыган схватили еЄ за руки и за ноги, но сила их обоих была реб€чь€ в сравнении с женскою Ц их отшатнуло.  оса больной, ударив по щеке школьника, провела по нЄм красный рубец. ”жас окаменил ћариулу, волосы встали на ней дыбом. ќдна лекарка спокойно молилась. ¬скоре кликуша начала утихать; изо рта у ней забила пена и вслед за тем повалил лЄгкий пар.  огда ж он исчез, старушка подошла к больной, благоговейно перекрестилась, перекрестила еЄ, сотворила над нею молитву, стала шептать непон€тные слова, поводить рукою по телу и очам страдалицыЕ долго, долго, тихо, таинственно, усыпительно поводилаЕ √лаза лекарки заблистали; на желтоватых щеках выступило по бледно-розовому п€тнуЕ Ѕольна€ пришла в спокойное состо€ние, взгл€нула светлыми благодарными глазами на старушку, на образ, пылающий от свечей, вздохнула, перекрестилась, смежила ресницы и заснула с улыбкою на устах. Ћицо еЄ покрыли белым платком. ” ног присела девочка, держа их в руках своих. ”томлЄнна€ старушка сделала несколько шагов до залавка, прилегла на него и сама в один миг заснула крепким сном. Ўкольник, потушив свечки, дал знак цыганам рукою, чтобы они не шумели, и уплЄлс€ потихоньку из избы. ¬ ней сделалось тихо, так тихо, как будто гений сна накрыл еЄ крылом своим. “еплота оранжерейна€ испар€ла негу; дыхание сонных настраивало понемногу к дремоте. Ќе в силах одолеть еЄ, ћариула и товарищ еЄ прилегли на залавки Ц и в несколько мгновений всЄ в этой избушке спало глубоким сном под каким-то волшебным наитием.

 огда они проснулись, был уже вечер. Ќа столе, покрытом скатертью с красною оторочкой, горела сальна€ свеча. ƒевочка, проворна€ как белка, ставила на него огромные ломти чЄрного хлеба и огромную дерев€нную солоницу с узорочною резьбой. ’оз€йки не видать было.  отЄнок играл бумажкой, которую на нитке спускала с полатей трЄхлетн€€ девочка. »з-под белых волос еЄ, расправленных гребешком, словно волны молодого барашка, и свесившихс€ вместе с головой, можно было только видеть два голубых плутоватых глазка.

ѕришла и хоз€йка.

Ц Ќе погневись, родима€, Ц сказал ей ¬асилий, клан€€сь в по€с вместе с своей подругой, Ц мы уж у теб€ и соснуть успели. ј всЄ твоЄ тепло, так и парит с морозуЕ

Ц ѕар костей не ломит, батюшка. ј про Ѕожий рай и поминать не к слову грех: тепло земное не дл€ душки, Ц отвечала проворно старушка, засыпа€ словами. Ц ¬идно, поустали путЄм-дорогой; и то молвить, снег как месиво, так и путает ножонки. “еперь скажи-ка мне, отколь Ѕог вас несЄт и за каким дельцем.

Ц “ы, кажись, јграфена ѕарамоновна, не признала мен€?

Ц Ќе взыщи, родной, не признаю, Ц сказала старушка, вгл€дыва€сь потухшими глазами в цыгана.

Ц ѕравда, много воды утекло с того времени, как мы с тобою виделись, а ещЄ более Ц как с тобой свели знакомство. я из молодого, бравого парн€ стал брюхан, старичишка, а ты из красивой девки Ц горбатенька€ старушка.  расоту твою рукой сн€ло, а мою жиром занесло.

÷ыган вынул роговой гребень и причесал себе чЄрные с проседью волосы на голове, остриженной в кружок, и подставил умильно пред глаза старушки лицо своЄ, густо опушенное бородою.

Ц Ѕатюшки, как бы вспомнить! Ц ƒруга€, на месте нашей лекарки, сказала бы, может быть: помоги √осподи! Ќо она призывала им€ √осподне только в важных случа€х.

Ц ј помнишь, как ты шла от немца-лекар€, к которому посылал теб€ отец, и теб€ в поле обидеть хотели два солдатаЕ а € проводил честно до дому, лишь поцеловал теб€, мою разлапушку, в щЄчку, словно в аленький цветок.

Ћицо старушки зарделось слегка и вместе заблистало радостью.

Ц ¬асенька, родной, василЄчек ты мой, это ты? Ц воскликнула она и положила дружески иссохшую руку на плечо жирного цыгана. Ц  ак мне забыть теб€!.. “о ли ты дл€ мен€ сделал? ¬ынес моего сожител€, хворого, безногого, из полым€, как случилс€ у нас пожарЕ

Ц ƒа украл у вас же лошадь.

Ц Ёх, эх! “ы всЄ такой же балагур, как бывало, Ц сказала, развесел€сь, лекарка. Ц ћного лет мы с тобой хлеб-соль водили.  то ж эта молодица?

Ц ћо€ кукона, по-русски Ц госпожа мо€.

Ц “ак ты пошЄл в кабалу?

Ц “о есть в неволю?.. Ќет, ѕарамоновна; разве ты мен€ не знаешьЕ  то велел бы мне оставить службу у доброго цар€, кабы не сидел у мен€ царь в голове Ц прокл€та€ цыганска€ волюшка. ћариула, вот видишь, сделала мне добро, ни мало ни много Ц от плахи избавила; и по этому-то хоботу € ей служу, называю еЄ своею госпожой, а она мен€ своим братом, сватом и вс€кою околесицей.   тому ж она цыганка, наша сестра! Ќазови ж она мен€ не в шутку своим слугою, так €Е ей клан€юсь, даром что люблю еЄ пуще сестры родной. Ёй! ћариула, поцелуй же старую мою знакомку.

» госпожа исполнила с удовольствием приказ своего товарища и слуги.

Ц  ак же теб€ в ѕитер принесло? ”ж не на бесовское ли игрище, что тво€ товарка так нар€дна! ћы уж со внучками досыта налюбовались звЄздочками на еЄ одежде, точно с господнего неба сн€ла.

Ц ћариуле нужно было в ѕитер; мне везде хорошо, где со мною вол€ и насущный хлеб Ц бо€тьс€ нечего за старые грехи мои: ты мен€ не признала, так никто не признает, Ц на игрище мы попали, потому что нас за это хол€т, да одевают, да корм€т хорошо, а к тебе пришли за снадобьицем; вот и вс€ недолга.

Ц „ем богаты, тем и рады старому другу.

Ц ѕомнишь ли, приходила раз к отцу твоему бабЄночка, сухотна€, чахотна€, что ли, всЄ покр€хтывала да покашливала, словно у ней в горле что сто€ло? ¬от дал он ей снадобь€ какого-то жгучего да и велел ей пить по капельке в воде на зар€х. —мотри, говорил он ей, пузырька не разбей, а то наделаешь таких проказ, что свету Ѕожьего не взвидишь.

Ц ј она, глупенька€, тут же выронила бумажку, которою заткнут был пузырЄк, и обожгла себе руку так, что и умерла с красными п€тнами, словно давлЄной клюквой кто еЄ обрызгал.

Ц Ёге! ¬идно, с этою шуткою шутить не надо, Ц сказал значительно цыган, посмотрев на свою подругу, у которой в это врем€ сердце стучало как молот, а глаза умол€ли ¬асили€ дополнить начатое. Ц ќднако, Ц продолжал он, Ц мы не так глупы, как эта бабЄнкаЕ побережЄмс€Е

Ц ƒл€ кого ж вам это снадобьице? “ы, кажись, не сухотен, Ц старушка плюнула и перекрестилась, Ц тво€ названа€ госпожа хоть и грустна, а, Ѕог с ней, здоровЄхонька.

Ц ¬от видишь, родна€, Ц подхватила ћариула, Ц одна богата€ барын€ в ѕитере просила мен€ лекарства от сухотки и обещала мен€ озолотить, коли ей помощь сделаю. ¬асе € это рассказала; он вспомнил, что родитель твой подн€л кого-то на ноги точь-в-точь от такой хворости, и привЄл мен€ сюда. ѕомоги, ѕарамоновна; барыши все пополам.

Ц »зволь, изволь, есть у мен€, что вам потребно; только о барышах ни словечка; мы люди свои, а € ещЄ в долгу у твоего и моего ¬асеньки.

“ут лекарка подошла к коробу, подозвала старшую девочку, называ€ еЄ своею внучкой, велела ей осторожно вынуть пузырЄк, замеченный соломинкой в бумажной пробке; потом отдала его ћариуле с крепким наказом давать больной лекарство по одной капле, и то в воде.

Ц ј передать, Ц продолжала она, Ц недолго прин€ть на душу грех смертный: и ты и € пропадЄм навеки. “еперь поставь снадобье на полку, а завтра возьмЄшь его с бережью, помол€сь Ѕогу. „ай, вы у мен€ отведаете хлеба-соли да переночуете? ћороз так и воротит лицо Ц долго ли до греха? ѕопадЄшь и под снежную пелену.

ћариула и ¬асилий благодарили и согласились переночевать. ѕерва€ с трепетом сердечным поставила пузырЄк, куда ей указали.

—ели за скромную сельскую трапезу. ћеньша€ девочка, боса€, слезла с полатей и зан€ла возле своей бабушки почЄтное место, выгл€дыва€ исподлобь€ плутоватыми глазками на гостей. —тарша€ внучка прислуживала за столом. ѕосле ужина зан€лись беседою, как водитс€, о т€гост€х насто€щего времени и о блаженстве прошедшего. Ётот предмет разговора Ц общее место у необразованного класса народа во все века; тогда оно было горькою истиной. ∆аловались на временщика, на нужды народные и жалели о государыне, которой некому было молвить правду за еЄ деток: скорбели также, что в нескольких деревн€х, по соседству с –ыбачьей слободой, ходила кака€-то немочь и валила малого и большого, но что благодар€ Ѕогу она миновала до сих пор слободу. –ассказывали также об игрище, которое готовили в ѕитере, о диковинных люд€х, похожих на зверей, привезЄнных туда, о слонах, верблюдах, ослах и прочих разнородных животных, на которых будут возитьс€ эти люди по городу, и даже о лед€ном доме, о котором молва успела уже прокрастьс€ в одни сутки из дворца в хижины. “ак-то царь думает, а народ ведает. ћежду тем беседу прервали несколько раз бол€щие. ќдна просила полечить еЄ от зубов, друга€ Ц от жабы. » ту и другую маленька€ добренька€ старушка лечила молитвами, приговорами и ос€занием, которое ныне назвали бы магнетизмом.   этим способам прибавл€ла она дл€ одной дерев€нный гвоздик, дл€ другой воду с солью. ¬изиты доставили медику в сарафане дес€ток €иц и крынку молока. Ќесмотр€ на скудость дара, услужлива€ лекарка, делавша€ всЄ во им€ Ѕога, довольна была наградой более, нежели иной врач, получавший за консультацию золотую табакерку. ќт горбатенькой старушки так и си€ло св€тынею добра.

ћолодую пациентку еЄ пришли звать на посиделки в соседнюю избу.  огда она ушла, цыган и цыганка просили лекарку рассказать, отчего приключилась с несчастною девушкою така€ немощь. —тарушка охотно согласилась исполнить их желани€.

 

√лава IV. –ј—— ј« —“ј–”Ў »

—лово не мимо идЄт.

–усска€ пословица

 

Ц —отворим-ка знамение крЄстное; вс€кое дело со крестом вернее, Ц сказала старушка и, когда исполнила свой завет, а за ней последовали еЄ слушатель и слушательница, приступила к делу.

Ц Ётому было ни мало ни много Ц тому назад дес€тка полтора лет, о св€тки, в часы ночные, как бы не обмолвитьс€, разве за часок до первых петухов. ѕравославные в слободе улеглись все спать. Ћишь в нашей избе горела лучина; мы с дочкою, покойницей, пощипывали и чесали лЄн да поджидали сожител€ еЄ из ѕитера. –азгул€йс€ вдруг погода така€, что носа нельз€ высунуть на двор; метель сердито скребла окошко, ветер укал, будто просилс€ к нам, инда жутко становилось. ¬перемежку, только что он, поугомонившись, отдохнул крохотку, слышим: возле самого угла избы бран€тс€, да как? Ц прости √осподи! Ц словно в кабаке. ѕлюнула € на этот грех Ц до молитвы ли? Ц отворила окошко, высунула голову и вижу: батюшки светы мои! метель сеет часто, часто, что твои нитки на моталке у проворной мотальщицы, вихорь крутит винтом снег вдоль загороды, воротишки в село занесены, и мужик возитс€ в сугробе с кл€чонкой Ц у сердечной только что рыло да спина чернеютс€. ћужичку бы ’ристом да Ѕогом покликать кого на помощь, а он, остервеневшись, такую несЄт кл€тву на погоду, на слобожан, что не прочистили, вишь, про него сугробов, на себ€, на жену, на своЄ детище.

Ц ƒа неужели есть такие родители? Ц сказала цыганка с ужасом. Ц  ровь свою проклинать!..

Ц ћало каких людей на свете нет! Ќе мешай же мне опросами, сиза€ голубка, а то на старости лет мудрено ли сбитьс€? ¬от, слышу, голос-то знакомый, мужичка из соседней деревушки. Ујхти, —идор! Ц молвила € ему. Ц ¬ такую ли пору бранитьс€? ѕерекрестись-ка лучше да призови √оспода на помощь, а мы с дочкою придЄм к тебе да разгребЄм сугробецФ. Ц Уѕомоги, матушка, сударушка, разлапушка, и така€ и с€ка€! Ц вопил мужик. Ц ’оз€йка родила дочку, сама хвора€, того и гл€ди прот€нетс€; взмолилась, поезжай-де к батьке, в –ыбачью, да привези ей и детищу молитву. ѕровал их возьми, когда вздумала родить!..Ф Ц УЁкой грех, экой грех! —лово не мимо идЄт! Ц молвили мы промеж себ€ с дочкой, Ц видно, хмельной! ѕогубит он свою и их душуФ. ¬едомо нам было, рыльце-то он своЄ окунал частенько в зелено вино.  ак придЄт дурь в голову, решетом деньги мерит, проспитс€, не на что решета купить, бьЄт хоз€йку не на живот, а на смерть: давай денег в кабак, а нет, так холсты неси в заклад. ∆итьЄ, бедной, было такое, хоть живой в землю лечь. ¬з€ли мы с дочкой по лопате и ну размЄтывать сугроб. –абота далась лЄгка€ и скора€ Ц снег был рыхлый, а мужичку покажись она т€жЄлою Ц мудрЄного нет, оттого что лошадЄнка его зав€зла ногою в завор. ”мЄн был, хотел, чтобы кл€чонка сломала грудью жерди. —пасибов наклал он нам с короб и помчалс€ по селу.

—казывала € вам до сих пор, други мои, что своими оченьками видела; теперь стану рассказывать слышанное. ¬от подъехал —идорка к поповскому дому. Ќа стук его вышел св€щенник и, выведав, за каким дельцем тот приехал, впустил его к себе. —просил у мужичка шапку, прочЄл в ней молитву новорожденному младенцу и родильнице и, перекрест€, надел на голову мужика со строгим наказом, крепко-де бы держал еЄ на голове, а приедучи домой, вытр€с бы из неЄ молитву на тех рабов Ѕожиих, на чьЄ им€ вз€та она. ƒенег у —идорки за душой и полушки не было, а полез будто за кисой. Ујхти, батька! Ц молвил он будто в испуге. Ц ¬Єз тебе два алтына, да, знать, дорогой обронилФ. Ц УЅог простит! Ц сказал отец духовный. Ц  огда-нибудь сочтЄмс€Ф.

ћы только что прилегли: слышим, катит наш —идорка мимо избы словно бур€, зат€нув песню с разными прибаутками.

ƒеревушка его от нашей слободы рукой подать, много-много с полверсты. ќтъехал он вр€д ли за околицу, чует, на голове шапка свинец свинцом, так и давит голову: то поправит еЄ слегка, то крошечку приподымет. ќн погон€ть лошадь, а шапка режет ему лоб, словно железный обруч. ¬друг отколе ни возьмись навстречу ему сани, вороной жеребец в запр€жке, хрипит и мечетс€ кл€чонку изгрызть. —идит в сан€х мужичище рыжий, шапка саженна€ с двум€ заломами, борода по колена, огнева€, так и чешет еЄ по сторонам ветер, как охапку льну. ¬идно, грех на грех наехал. У—вороти!Ф Ц грозно гаркнул он. —идорке стоило бы смирнЄхонько, с молитвою, отвесть свою лошадку в сторону; где ему, озорнику? кричит: Уя сам-ста не хуже теб€! ’аворит ћеншиков, что ли, едет?.. Ёка фр€! —воротишь сам!..Ф ƒа к этому ругнул проезжего недобрыми словами. Ќе стерпел этих позорных слов рыжий мужик, скок с саней, кл€чонку за уздцы, втоптал еЄ по уши в снег, —идорку по рылу, инда у этого искры из глаз посыпались, а по шапке его не тронул. ќсерчал наш —идорка, хвать сам врага кулаком Ц мимо, ещЄ Ц оп€ть мимо; а недобрый проезжий Ц с нами сила крЄстна€! Ц в сани и погнал шажком на вороном жеребце. ћужичишка наш и пуще прежнего разгорелс€; схватилс€ за шапку с молитвой и швырком еЄ в нечистого Ц гл€дь, будто огонЄк взвилс€ к небу, а врага и след простыл; только подн€лс€ по полю такой бесовский хохот, что твои л€гушки, в болоте! ƒелать было —идорке нечего; отыскал насилу шапку свою, вытащил кл€чонку из снегу Ц с бедной пар так и валил Ц и поехал домой с недобрыми мысл€ми: затаю, дескать, хоз€йке, что молитву потер€л. Ўасть к себе на двор, вошЄл в избу; только что хотел крЄстное знамение сотворить, да не смог: из-за печки сверкнул кто-то очами и подразнил €зыком, пусто бы ему было! ¬ избе вой и плач, хоть вон беги. Уѕоспешай, батюшка, Ц молвили ему соседки, Ц хоз€юшка тво€ на отходеФ. —н€л тут —идорка шапку и, словно добрый человек, потр€с еЄ над умирающей Ц слышит, за печкой кто-то захохотал, родильницу перевернуло к стене; взвизгнула бедна€, замахала рукой и испустила душеньку. ќн к младенцу с тем же благословением: у девчонки косило рот и живот дуло, пока отец держал над ней шапку.

УЅудь прокл€та ты!Ф Ц вскричал он так, что на всех ужас навело, и посыпались соседки вон из избы. ЎлЄпнул он с сердцов шапку на пол и пошЄл на полати спать; только худо ему спалось. ¬идит он Ц с нами крЄстна€ сила! Ц и рассказывать, так мороз подирает, Ц бес с рожками н€нчит младенца, а мЄртва€ в саване сидит и плачет и упрашивает его отдать ребЄнкаЕ — тех пор уж —идорке всЄ грезилс€ нечистый. —пит ли Ц душат его саженной шапкой с двум€ заломами. ѕьЄт ли зелено вино Ц голос€т ему в ухо: Уѕропил ты и так молитву!Ф ќсушил ли сткл€нку Ц на дне дразн€т его €зыком; кака€-то рыжа€ борода по губам вытирает, и кто-то шепчет ему: Ућолитвой закуси!Ф ќбезумел —идорка: то бранитс€ сам с собой, то упрашивает невидимо кого; в ину пору отмахиваетс€ попусту, в другую пору белугой вопит: УЅатюшки! режут! душат!Ф — тем и пошЄл ровнЄхонько через год в могилу; лишь перед смертным часом пока€лс€ отцу духовному, что пь€ный бросил шапку с молитвой, которую он дал ему.

Ц ј девочка? Ц спросила цыганка с ужасом.

Ц ƒевочка что-то больно кричала, как стали еЄ крестить, но потом росла себе пригожа€ и смышлЄна€, только смаленька всЄ задумывалась да образов бо€лась и ладану не любила. ј как вошла в пору да в разум, порассказал ей неведомо кто, как отец потер€л молитву еЄ. — того дн€ ей попритчилось и стала она кликать на разные голоса. ¬от еЄ-то, бедную, видели вы.  ажись, теперь нечистому недолго в ней сидеть. ѕомощь Ѕожь€ велика нам, грешным. ј вы помните, други мои, слово дурное и хорошее не мимо идЄт.

„ем начала старушка рассказ, тем и кончила, то есть крестом. ƒолго ещЄ после того мерещилс€ в глазах слушателей пь€ный безумный —идорка, и нечистый с рыжею бородою на вороном жеребце, и как н€нчил-то он младенца в полночь, и как упрашивала мать отдать его. ѕуще всех задумывалась ћариула и собиралась узнать, носит ли дит€ еЄ на груди крест, благословение отцовское.

 

√лава V. –”—јЋ »

ƒит€ еЄ дл€ неЄ не целое ли человечество?

Ѕальзак

 

  ночи всЄ прилегло в избе, но заснули крепко только бабушка да маленька€ внучка, обе равно спокойные духом, обе с детскою непорочностью, готовые перелететь от земли в лоно Ѕога. ћариула не могла сомкнуть глаз; в голове еЄ гнездились замыслы. —тарша€ внучка, повозившись немного на полат€х, слезла с них осторожно, надела белый сушун и тихо, как тень, прокралась из избы. ÷ыгана подмывали тоже думы. ќн видел, как пригожа€ девушка выплелась из общей их спальни. Ћюбопытство сильно толкнуло его под бок, и ¬асилий, почти вслед за ней, пробралс€ в сени и на крыльцо Ц надворное, хотел € сказать, забыв, что хижина сто€ла без двора и загороды, одна-одинЄхонька, как бобыль без роду и племени.

Ќочь была светла€, по-вчерашнему —еребр€ный мес€ц, казалось, весь растопилс€ и разлилс€ по белой скатерти равнины, далеко, очень далеко означалс€ на ней малейший куст, который при каждом дуновении ветерка принимал вид движущегос€ человека или звер€. ƒеревни со своими снежными кровл€ми казались р€дами огромных белых шатров. √де-где подслеповато мигал в них огонЄк, утеша€ издали робкого путника. ¬ одном ѕетербурге чаще проблескивали огни, будто плошки сквозь декорации, оставшиес€ после великолепного освещени€. ÷ыган сделал скачок глазами вдоль улицы, чтобы посмотреть, куда пойдЄт бабушкина внучка, но след еЄ уже простыл. ѕрислушива€сь, он потонул было в глубокой холодной тишине: вдруг обдали его точно кип€тком мурлыканье и возн€ кошек над его головой.

Ц „тоб вам подохнуть! Ц вскричал цыган, плюнув с досады Ц Ќапугали мен€ пуще языка.

Ќе успел он ещЄ успокоитьс€, как слуху его сказалс€ далЄкий шум шагов. ѕрислушиваетс€ Ц это не походка одинокого путника. —крип, скрип, скоро, скоро и много, очень много Ц должна быть цела€ толпа. ј никого нигде не видно! ¬от т€нетс€ гул из ѕетербурга: часы бьют полночь. „то-то, кроме мороза, подрало по сердцу ¬асили€. ’от€ и не твЄрдый христианин, однако ж сотворил он крЄстное знамение; собравшись с духом, сошЄл с лестницы и Ц за угол избы. ѕервый предмет, бросившийс€ ему в глаза, Ц смол€на€ бочка, €рко пылавша€ в поле. ≈щЄ несколько шагов вперЄд Ц и видит: вдали, за овинами, убегают русалки, с распущенными волосами, в одежде по моде русалок, какую они в подводном царстве употребл€ют. ¬ один миг они и скрылись. Ќе обманули ли его глаза?.. —нег шуршит ещЄ под их ногами. „то ж тут? ”ши обманывают?.. Ёто недобрым отзываетс€. ¬от какие чудеса твор€тс€ в –ыбачьей слободе! √е, ге, ге! Ќедаром говор€т, рыбаки вод€т дружбу с русалками! ¬идно, нынче шабаш их? ќка€нные, и смол€ную бочку зажгли дл€ праздника, всЄ так же, по-нашему, по-человечьи!

¬ таком страшном раздумье, потира€ себе частенько глаза и верт€ пальцем в ухе, ¬асилий возвратилс€ на площадку лестницы; но лишь только стал на неЄ Ц слышит оп€ть беглый скрип, всЄ ближе и ближе, €снее и громче. «а несколько минут до того он видел русалок сзади; теперь они бегут, обрат€сь к нему лицом. ћес€ц обрисовывает их при€тные и непри€тные формы, разрум€ненные морозом. ¬едьмы вод€ные обошли слободу кругом. ¬асилий присел на корточки и сотворил молитву, снизанную наскоро из нескольких молитв, худо выученных. ƒевки чем ближе к нему, тем более уходит дух его в п€тки. ’оть бы дать стречка в избу, если б не бо€лс€ привстать и показатьс€. „его доброго, защекочут. “олпа ж больша€! ќднако же мороз не шутит и с ними, гонит их пор€дком, едва не вскачь. ¬от поравн€лись с избушкой, в двух шагах от неЄЕ ƒух зан€лс€ у цыганаЕ ¬переди идут р€дом две толстые-претолстые, будто беременные, Ц должно быть, матки! «а ними все молодые, и между ними, ахти! нельз€ ошибитьс€ Ц бабушкина пригожа€ внучка. ¬ русалки завербовалась!  аково?.. ј дома словно св€та€, воды не замутит, да и крест кладЄт не хуже раскольника. ћатки несут что-то в руках: у одной чЄрный петух, у другой чЄрный кот или кошка. —лышно клохтанье и м€уканье; только не разберЄшь, кот ли клохчет и петух м€учит или наоборот. «а ними одна молоденька€ русалка Ц и провал еЄ возьми! така€ пригоженька€, что на старости поцеловал бы еЄ, Ц несЄт огромный клубок, который, словно живой, вертитс€ в еЄ руках. ѕотом бежит соха, запр€жЄнна€ несколькими дюжими девками, и сильно вспахивает снег. „ем ватага далее, тем более храбритс€ цыган. ќн слезает оп€ть с лестницы, становитс€ за углом избы и видит: остановилась нечисть у смол€ной бочки. –усалки св€зали два противоположных конца какой-то нитки вместе, зарыли тут бедного петуха и кота, обежали несколько раз гор€щую бочку с какими-то бесовскими приговорками, зашли за неЄ в одежде русалок, а вышли из неЄ в одежде слободских девушек и женщин, закидали огонь снегом и бросились все врассыпную по слободе. ¬нучка лекарки пр€мо к себе на лестницу, и в избу. Ўасть за нею и ¬асилий. ¬от он еЄ поставит пред бабушкой и образом в допрос!..

ћежду тем в избе было не без дела. ћариула, как мы сказали, не могла сомкнуть глаз. √олова еЄ пылала одною мыслью, что она погубит дочь сходством: как нарочно, та в неЄ вылита. ƒругим матер€м это сходство служило бы утешением, дл€ неЄ же оно Ц мука. —удьба зовЄт еЄ во дворец; ¬олынский назначил ей быть там на дн€хЕ ј удовольствие смотреть на ћариорицу, говорить с ней?.. ћожно ли отказатьс€? Ќо там увид€т цыганку вельможи, статьс€ может, государын€, увид€т р€дом с кн€жной Ћелемикой, и довольно одного намЄка, одного подозрени€, чтобы уронить ћариорицу в общем мнении Ц милую еЄ ћариорицу, которую она любит более своей жизни, более своей души. ћысль эта душит еЄ и на будущее врем€ нигде не даст ей поко€! Ќадо избавитьс€ от этой муки.

ѕузырЄк с €довитым веществом на полке. (ћариула хорошо заметила, где он стоит.) —тарушка сказала, что если жидкость попадЄт на тело, то выйдут на нЄм красные п€тна, которые одна смерть может согнать. „его ж, ближе к делу?.. ¬асилий вышел, а то бы он помешал, может статьс€!.. ÷ыганка не рассуждает о последстви€х, о собственной гибели: одна мысль, как пожар, охватила еЄ. –аздумывай, береги себ€ друга€, а не она!..

ƒрожа, как преступница, и между тем вс€ пыла€, ћариула встаЄт с залавкаЕ осматриваетс€, прислушиваетс€Е всЄ спит. —лава Ѕогу, что всЄ спит!.. ƒва-три шага, лЄгкие, как шаги духа, Ц и она у полкиЕ –ука еЄ блуждаетЕ наконец схватывает пузырЄкЕ бумажна€ пробочка вон, иЕ Ѕоже! что с нею?.. глаз еЄ повреждЄнЕ кип€щий свинец режет щЄкуЕ бьЄтс€ мозг в голове, будто череп сверл€тЕ пред остальным глазом прыгают солнцаЕ в груди тыс€чи ножейЕ » только один стон, один скрежет зубов в дань всем этим мукам; и посреди этих мук слаба€, далЄка€ мысль о ћариорице! Ёта мысль торжествует надо всем.

„то ей делать? –азбудить лекарку? ”мереть на месте? «ачем нет с нею теперь ¬асили€?.. У√осподи, √осподи, помоги!Ф Ц может она только сказать и, шата€сь, идЄт искать своего товарища. ≈й кажетс€ с каждым шагом, что она наступает на ножи, на вилы. ƒверь сама собой отвор€етс€; кто-то даЄт ей место: это внучка лекарки, идуща€ с ночной прогулки, из беседы русалок. ÷епл€€сь за стены, ћариула выходит на площадку лестницы, и ¬асилий еЄ окликает.

ћариула не в силах отвечать, только стонет; хватаетс€ за его рукав, крепко, судорожно сжимает его и, готова€ упасть от нестерпимой боли, виснет на нЄм.

ѕри свете мес€ца цыган всматриваетс€ в лицо своей куконы и каменеет от ужаса. ќн не сомневаетс€ более: несчастна€ мать изуродовала себ€ крепкою водкой .

Ц ћариула, ћариула! что ты сделала? Ц говорит ¬асилий сквозь слЄзы, схватывает еЄ бережно в охапку и вносит в избу.

ќн будит всех, он жалобно просит у всех помощи. Ћекарка и старша€ внучка опрометью бросаютс€, одна с залавки, друга€ с полатей; спрашивают, где пожар; высекают огонь, бегают и толкают друг дружку, маленька€ внучка, испуганна€ тревогою, плачет. —уматоха, стоны, спросы, ответы; вс€ избушка вверх дном. Ћекарка, узнав наконец, отчего кутерьма, и взгл€нув на одноглазое, изрытое лицо ћариулы, тер€ет голову; не знает, за что прин€тьс€, говорит, делает невпопад, но, вспомнив Ѕога и сотворив молитву, приходит в себ€. ќна употребл€ет все средства, какие только предлагают ей знани€ еЄ и усердие, и только к рассвету всЄ оп€ть затихает в избушке. Ќикогда ещЄ, со времени еЄ существовани€, не тревожились так сильно еЄ обитатели.

ѕоутру стучались в хижину; несли, по ежедневному обычаю, приношени€ лекарке: кто в€занку дров, кто горшок с похлЄбкою только что из печи, кто пришЄл с вызовом истопить избу. ƒолго не было ответа. Ќаконец вышла старша€ внучка и извинилась, что к бабушке нельз€: она-де ночью возилась с одною больной и только к утру прилегла отдохнуть. ѕриношени€ осторожно прин€ты, услуги отложили до полдн€.

» в самом деле, только что к полдню проснулись в избушке. —делали новые перев€зки больной и между тем спросили, как еЄ угораздило, после строгого наказу, испытать лютого зель€. ÷ыганка рассказала, что она впросонках слышала, как на полке возилс€ котЄнок; она встала, хотела по нЄм ударить и зацепила рукавом за пузырЄкЕ остального будто за жестокою болью не помнила.

Ц Ќе кручиньс€, бабушка, Ц примолвила цыганка, Ц мои грехи, видно, мен€ и попутали; захотела вдруг разбогатеть!.. ¬ городе же скажем, что обварилась кип€тком, вытаскива€ горшок из печиЕ

—ильно упрекала себ€ старушка, зачем дала цыганке такое опасное снадобье; но ћариула оправдывала еЄ так убедительно, так увЄртливо сваливала на себ€ беду, что ѕарамоновна успокоилась. ќна бескорыстно желала сделать добро другим; не еЄ же вина, если еЄ не послушались. „то т€желей всего было дл€ неЄ Ц надо было прибегнуть ко лжи, которую она считала т€жким грехом. –азгласив же истину, можно было на старости лет познакомитьс€ с тюрьмою или с чем-нибудь худшим.

Ќесколько дней пробыли цыганы у лекарки, и когда раны на лице больной стали совсем заживать, ей подали кусочек зеркальца, чтобы она посмотрелась в него. ѕоловина лица еЄ от бровей до подбородка была изуродована красными п€тнами и швами; она окривела, и в ней только по голосу признать можно было прежнюю ћариулу, которой любовались так много все, кто только видал еЄ. ќна посмотрелась в кусочек зеркала, сделала невольно гримасу и Ц потом улыбнулась. ¬ этой улыбке заключалось счастие еЄ милой ћариорицы.

ћежду тем во врем€ курса лечени€ цыган, узнав, что его госпожа вне опасности и достигла чего желала, начал шутить по-прежнему. –аз, когда вышла из избы старша€ внучка лекарки, он рассказал о шабаше русалок. —ме€лась очень старушка рассказу, но разочаровала цыгана, объ€снив, что не вод€ные ведьмы напугали его, а рыбацкие слобожанки.

Ц ¬от видишь, родимый, Ц говорила она, Ц исстари ведут здесь этот обычай, коли заслышат по соседству повальные немочи. ƒевки запахивают нить кругом слободы; где сойдЄтс€ эта нитка, там зарывают чЄрного петуха и чЄрную кошку живых. ¬переди идут две беременные бабы, одна, дескать, т€жела мальчиком, а друга€ Ц девочкою. Ќемочь будто не смеет пройти через нить. ј коли спросишь, дл€ какой потребы петух, и кошка, и смол€на€ бочка, не могу тебе в €сность растолковать. —тарики ж наши про то знавали доточно; видно, умнее нас бывали.

¬асилий часто заставл€л краснеть, как пунцовый мак, пригожую внучку лекарки, напомина€ ей русалочную светлую ночь.

 

√лава VI. — ѕ≈–≈ƒЌ≈√ќ » — «јƒЌ≈√ќ  –џЋ№÷ј

Ќедруга догнать, над ним зан€ть ветр способный

» победу одержать, вступ€ в бой удобный,

“руд немалый.

 антемир

¬сегда за ним выборна таскалас€ свита,

„то ни день рано с утра крестова набита

“еми, которых теперь народ почитает

» от которых наш брат милость ожидает.

—колько раз, не сме€ те приступать к нам сами,

ƒворецкому клан€лись с полными руками!

» когда батюшка к ним промолвит хоть слово,

«аторопев, онемев, слЄзы у иного

“екли из глаз с радости, иной не спокоен,

¬сем наскучил, хваста€, что был он достоин

— временщиком говоритьЕ

ќн же

 

ѕросим из бедной хижины –ыбачьей слободы несколькими дн€ми назад в палаты герцогские. ќднако ж прежде позвольте оговорку. ¬ы знаете, что без неЄ не обходилс€ ни один рассказчик, начина€ от дедушки нашего ¬альтера —котта.

” кого, кроме кресть€нина, нет переднего и заднего крыльца! Ёти два входа и выхода всего живущего, следственно мысл€щего и чувствующего, в ином доме могли бы доставить новому ‘онвизину материала на целую остроумную книгу. Ќе думаю, чтобы лестницы, особенно задн€€, где-нибудь представили столько занимательных сцен, как у нас на –уси. Ќо об этом когда-нибудь после. ќграничусь изображением того, что в данное нами врем€ стеклось у герцога курл€ндского с обоих крылец.

— пробуждением дн€ жизнь зашевелилась в палатах его; но только кака€ жизнь? караульна€, украдчива€, бо€зненна€. —начала лениво ползла она с истопниками, конюхами и полотЄрами по задним дворам, по коридорам и передним; но лишь раздалось слово: У ѕроснулс€! Ф Ц всЄ в доме выт€нулось в струну; шаги, движени€, слова, взоры, дыхание выровн€лись и пошли в меру; бесчисленные проводники от великого двигател€ Ц Ѕирон Ц навели в несколько минут весь ѕетербург на этот лад.  азалось, душе скомандовал кто-то: У—лушай!Ф Ц и душа каждого стала во фрунт, чтобы выкидывать свои однообразные темпы.

ќгромные переходы вели к дому; в них и на лестнице расставлены были по местам, в виду один от другого, часовые из гвардии герцогской.  аждый из них, облитый с головы до ног золотом, казалс€ гор€щим пуком, все они золотою цепью, к которой, увы! за порогом невидимо примыкала железна€, опутавша€ всю –оссию. ќгромную переднюю затемн€ли, как туча саранчи, павша€ на маленькое пространство, множество скороходов, гайдуков, турок, гусар, егерей, курьеров и прочей барской чел€ди, богато одетой; между привычным нахальством еЄ затЄрты были ординарцы от полков гвардии. —мотр€ на косые взгл€ды слуг и грубые ответы их, смотр€, как они зевали и ломались на залавке при входе не слишком значительного человека, вы сейчас отгадали бы, что господин Ц временщик.

¬ приЄмной зале, подле двери самой передней, сидел уж  ульковский. ќн пришЄл в последний раз отдежурить на своЄм стуле и насладитьс€ на нЄм закатом своей службы при первом человеке в империи с тем, чтобы он напутствовал его покровительским взгл€дом на новое служение. «аметно, что он несколько смутен, и как быть ему весЄлым, беззаботным по-прежнему? ќн прощаетс€ с приЄмной комнатой герцога, как своею родиной. «десь, у золотого карниза, где изображЄн сатир, выкидывающий козьими ногами затейливый скачок, улыбнулись ему тогда-то; тут, у мраморного стола, положили на плечо могущую и многомилостивую руку, которую он тогда ж поцеловал; далее светлейший, ущипнув его в пухлую, рум€ную щЄку, подвЄл к огромному зеркалу, только что привезЄнному из ¬енеции, чтобы он полюбовалс€ на свою рожу и лысую голову, к которой сзади приклеены были ослиные уши. ј стул, драгоценное седалище проход€щего величи€ его? ќ! ≈го понесЄт он в сердце своЄм сквозь все бури и превратности мира. ¬ последний раз принЄс он гор€ченькие новости искател€м фортуны, именно, что любима€ кобыла герцога ожеребилась; потом Ц надо же поставить себ€ р€дом с чем-нибудь герцогским, Ц что у него готов уже пажеский кафтан, который изволил пожаловать ему его светлость, и, наконец, что Ёйхлер сделан кабинет-секретарЄм, о чЄм ещЄ никто не ведал, кроме его,  ульковского, и самого герцога. ”лыбка и пожатие руки знатных, просивших его не забыть их при дворе, пожатие мимоходом руки герцогского камердинера, всЄ это, увы! в последний раз осветило поприще его минувшей службы. „то ожидает его впереди? –оль шута! Ёто бы хорошо: он будет первый шут в империи по знатности рода. Ќо опасны плутоватые пажи; облеп€т его насмешками, как м€кушками, не дадут ему и отсидетьс€ на стуле! Ќовости не через него будут идти. “ак-то изменчива фортуна!

ѕонемногу входили в приЄмную залу должностные лица Ц со вздЄрнутым носом, плюющие на небо за порогом Ѕиронова жилища, а здесь сплюснутые, как пузырь без воздуха, сутуловатые, с поникшим, робким взором выжидающие рока из двери во внутренние покои. —лов между приход€щими не слышно; заметно только шелест губ, движени€ рук, улыбка, сверенные по масштабу самого униженного страха. ¬се, однако ж, люди с весом! ќни мер€т бархат и парчу плечами и локт€ми, когда они стали в ранжир вдоль стены и окон, больно глазам смотреть на них, так блест€т золото и €ркость цветов на их одеждах. Ќе видно ни бедной вдовы с просьбою о пенсии по смерти мужа или о прин€тии сироты в учебное заведение, ни старика кресть€нина с жалобою, что всЄ молодое семейство распродано поодиночке или отдано в рекруты в зачЄт будущих наборов; не видно ни торговца с предложени€ми новых промышленных видов, ни художника, вытребованного нежданно-негаданно к получению награды за великий труд, который он творил дл€ потомства, а продавал наконец за кусок хлеба. Ќи одного просител€ между приход€щими Ц все искатели. «олотое врем€! ∆дут они час, два и более.

ƒовольно холодно, если не жутко, как вы видите, на передней половине. „то-то деетс€ на задней?

Ѕросив мельком взгл€д в уборную герцогини, куда и откуда суетливо и увЄртливо шныр€ют факторы разного рода, народа и звани€, ювелиры, купцы, портнихи, секретари-слуги и служанки-секретари, войдЄм в берлогу самого медвед€, именно в кабинет герцога.

√ерцог любил великолепие. ћожно вообразить, как он облепил его зате€ми комнату, откуда дождил –оссию жгучими лучами своего властолюби€. ѕокрытый батистовым пудрамантом и нежа одну стройную ногу, обутую в шЄлковый чулок и в туфле, на пышном бархате скамейки, а другую спустив на персидский ковЄр, сидел он в креслах с золотою герцогскою короною на спинке; осторожно, пр€мо вгл€дывалс€ он по временам в зеркало, в котором видел всего себ€. “уалетом своим он занималс€ до кокетства, подобно искуснейшему каллиграфу, желающему пленить знатока малейшею живописною чЄрточкой в своЄм письме. Ќесмотр€, что голове его доставалось от парикмахера, убиравшего его, он был терпелив, как бумажный болван, на котором обделывают причЄски. “олько один волосоубиратель его мог обходитьс€ с ним так деспотически, не страшась мщени€. «а парикмахером пришЄл камердинер и одел его с ног до головы.  то увидел бы его, когда он, по окончании туалета, с торжествующей улыбкой любовалс€ своей фигурой, мог подумать, что главна€ цель его жизни была плен€ть наружностью. Ќо лишь только камердинер вон из кабинета Ц на место его зверообразный √роснот с пакетами. –аспечатан один, другой Ц и щЄголь, привлекательный мужчина, исчез. ѕо тигру повели рукой против шерсти. √лаза его налились желчью, лицо искосилось; он кусал себе губы, кусал ногти Ц временщик воспр€нул.

Ц ƒурак!.. ћешаетс€ не в своЄ делоЕ Ц сказал он вполголоса, рванув и разорвав алансоновые манжеты на рукаве, которых клочки испестрили персидский ковЄр.

Ѕлагозвучный эпитет, вырвавшийс€ у него, принадлежал его брату √уставу за то, что принимал глупое участие в маскарадном наезде против ¬олынского. ѕисьмо об этой экспедиции лежало перед ним искомканное. √ерцог был взбешЄн, а когда он находилс€ в этом состо€нии, ему нужна была жертва. јлансоновые манжеты пострадали, но кружева Ц вещество, а не существо, которое могло бы чувствовать свои страдани€. √роснот сто€л пред ним; он бросилс€ на √роснота.

Ц » ты, Ц вскричал, он, запина€сь от злобы, Ц дуЕ ррак, скотина!

јдъютант, одушевлЄнный чугун, привыкший к таким взрывам, молчал. Ќи одной тени страха или оскорблЄнного самолюби€ на лице.

Ц ¬ы преступники, сударь, и € с вами говорю, как с преступником! Ц вскричал грозно Ѕирон.

јдъютант хранил молчание. ѕовелитель его всЄ более и более утихал.

Ц ѕрикажи ослу караулить огород, он все гр€ды перетопчетЕ ƒавай этим господам поручени€!.. Ќи догадки, ни сноровки! Ћом€т наповал, напр€мик!.. ¬чера велено тебе было пытать малоросси€нина, а ты?..

Ц «аморозил его неча€нно одним лишним ушатом, Ц отвечал хладнокровно √роснот, Ц одним бездельником на свете меньше!

Ц «наю, что он был злодей, собака; но всЄ-таки следовало позаконнееЕ по крайней мере, не у мен€ на двореЕ ƒа, да, где вздумали допытывать?.. “ам, куда могла приехать мо€ всемилостивейша€ государын€, котора€ всЄ примечает, всЄ видитЕ как это и случилось.

Ц Ќекогда было откладывать, ваша светлость; Ћипман приказал мне кончить скорейЕ

Ц ћне чЄрт вас побери с Ћипманом! — ним и разделывайтесь, когда дело дойдЄт до ответа. я ничего не знаю, не знаю, не хочу ничего знать. ” мен€ чтоб мЄртвый был жив! —лышишь?..

Ц —лышу, ваша светлость!

Ц » если малоросси€нина потребуют налицо к ¬олынскому, чтоб он был налицо, хоть обернись сам в него!.. —лышишь? ј не то комендантом в рудокопную фортецию!

Ц ¬ина наша с господином обер-гофкомиссаром, на нас и падЄт ответ. Ќо обсто€тельства уж еЄ исправили.

Ц ѕозвольте знать, чем и как?

Ц ћогу только доложить, что от √орденки ни волкам, ни могильщикам поживитьс€ будет нечем и что малоросси€нин, нар€женный к празднику и сменЄнный самозванцем, здесь налицо. Ќо как это сделалось Ц объ€снит вашей светлости сам господин Ћипман. я только знаю, что мне велено знать.

Ц ’орошо, что так, Ц сказал герцог, утиха€, Ц € теб€ люблю, к тебе привык; ты мне предан и исполнителенЕ и потому желал бы от души, чтобы ты выпуталс€ здоров и цел из этой негодной истории. Ќо вот и гофкомиссарЕ —тупай к своему месту.

јдъютант √роснот и обер-гофкомиссар Ћипман могли во вс€кий час дн€ и ночи входить без доклада к герцогу. Ќо степень довери€ к этим двум лицам была различна€.  аждый имел свой департамент. ѕервый был только строгий, безотговорочный исполнитель тайных приговоров, исправна€ хлопушка, которою колотил людей, как мух, не зна€, однако ж, за что их душил, одним словом, немой, готовый по первому взгл€ду своего повелител€ накинуть петлю; другой Ц ловкий, умный лазутчик, советник, фактор и допросчик по всем делам, где дух человека и гражданина выказывал себ€ в словах или даже намЄках благородным противником властолюбивой личности временщика. —тоило Ѕирону тронуть эту струну, чтобы со всех концов –оссии дали отзывы. ≈сли б кто, как брадобрей ћидаса, зарыл свою тайну в земле и герцогу нужно было бы еЄ знать, Ћипман вырастил бы на этой земле тростник, и ветер, шевел€ его, рассказал бы тайну. —ам временщик, сколько ни изучал уловки и хитрости неблагонамеренного политика, сколько ни старалс€ подражать лукавству тогдашнего вице-канцлера ќстермана, образца в искусстве надевать на себ€ личину, смотр€ по обсто€тельствам, однако ж никогда не мог достигнуть совершенства в этой науке, не име€ ни довольно ума, ни довольно власти над собою, чтобы достигнуть своей цели. ¬ случа€х же, где необузданность характера его могла ему изменить или где лукавства его недоставало, работал Ћипман, как крот в норе, а тЄмных проводов из его норы было довольно подо все места, начина€ от дворца до нищенской лачуги.

“аким образом, каждый из двух соперников, герцог курл€ндский и ¬олынский, имел по советнику равно лукавому. –азница между ними была в том, что «уда с возвышенною и благородною душой действовал из одной бескорыстной преданности и любви к своему доверителю и другу, во им€ прекрасного и высокого, а Ћипман, готовый на все низости и злодейства, служил своему покровителю и единомышленнику из честей и злата.

Ћипман вошЄл в кабинет, весело съЄжившись, подобно коту, желающему приласкатьс€ к своему хоз€ину. Ќо, взгл€нув на клочки манжет, рассе€нных, как обломки корабл€ после бури, сбавил несколько своего удовольстви€. ѕервое слово его было о малоросси€нинеЕ

Ц ¬сЄ об нЄм! ƒа дадут ли мне с ним покой!.. Ц сердито прервал герцог, жела€ некстати поиграть лукавством с своим советником. Ц ƒа неужели вы воображаете, что € так много хлопочу об этой др€ни!.. ≈сли б и вздумал ктоЕ так одно словоЕ

Ц ¬аша светлость, Ц отвечал Ћипман униженно и с усмешкой, расшевелившею его уши, Ц не желаете, конечно, заставл€ть мен€ приобретать вновь неоценЄнное доверие ваше, которое € почитал уже своею неотъемлемою наградой за столь многолетние опыты моего к вам усерди€ и преданности. » € думаюЕ

Ц „то забавл€юсь. ƒа, да, любезный Ћипман, € пошутил, потому что на лице твоЄм заметил предвестие чего-то доброго. «наю, как дело наше важно по св€з€м его с польскими делами; но уверен также, что в особе нашего обер-гофкомиссара и друга мы имеем оберегател€, который не допустит до нас непри€тностей.

Ц ¬ы отгадали. ƒельце, несколько запутанное, которое √роснот неосторожно хотел разрубить одним взмахом своего меча, кончено благополучно.

Ц ƒа, даЕ Ц сказал герцог, запина€сь от удовольстви€. Ц √роснот погор€чилс€; зато и объ€вил € ему, что в случае беды он один отвечать будет. ƒобрый, преданный малый, но ломит всегда, как медведь! »так?..

Ц я имел счастие вполне оправдать доверенность вашей светлости. Ќадо признатьс€, что помогла нам много расторопность людей, вам преданных.

Ц » тобою ж избранных, мой скромный друг!

Ћипман закинул назад свои рыжие космы, и лицо его открылось во всей полноте удовольстви€. ќн поклонилс€ и продолжал чрезвычайно тихо, так, что за дверью никто не мог слышать его разговора:

Ц ¬оевода, подписавшийс€ дл€ вида между прочими в доносе √орденки и давший мне знать обо всЄм, следил бездельника по гор€чим следам. ¬ “вери проведал он о подмене малоросси€нина, нар€женного к празднику, и, догадавшись, что √орденко будет нужен на другое игрище, не дал беглецу далеко утечь и прислал его ко мне в самую пору. √орденки нет; насто€щий малоросси€нин налицо, и кто скажет противное, напутает на себ€ беду. ¬ это дело замешалась было цыганка, умна€ и лукава€, как сам бес. ќднако ж благодар€ средствам, данным мне вашею светлостью, € справилс€ с нею так успешно, как не ожидал.

«десь Ћипман рассказал свои подозрени€, допрос и успех своих действий. ѕодлинный донос был торжественно подан герцогу, и этот, прочитав его несколько раз, пожал столько же раз руку своему клеврету.

Ц ”правьс€ мне с доносчиками как хочешь, лишь бы концы в воду, Ц сказал герцог и вынул из бюро несколько листов, которые и отдал Ћипману вместе с подлинным доносом √орденки. Ц ¬от тебе бланки на их судьбу! ¬ыбрав нужное дл€ себ€, сожги бумагу. Ц ѕотом прибавил он благосклонно:Ц “ы сделал мне ныне подарок, и € у теб€ в долгу. “вой плем€нник пожалован в кабинет-секретари: объ€ви ему это и прибавь, что на первое обзаведение в этом звании дарю ему пару коней с моей конюшни и приличный экипаж.

Ц ћилости ваши велики; чувствовать их могу, но благодарить за них не имею слов, великий мой протектор! ѕозвольте моему плем€ннику самомуЕ светлейший, едва € не сказал Ц ваше высочествоЕ

Ц ќ! с высочеством не так поспешноЕ

Ц Ќа этот случай € буду пророком: много-много чрез полгода вс€ –осси€ поднесЄт вам этот титулЕ

Ѕирон ласково погрозилс€ пальцем.

Ц Ћьстец!.. Ќу, где ж твой плем€нник?..

“игр забавл€лс€ с лисицей.

Ц √осподин Ёйхлер! Ц закричал обер-гофкомиссар, отворив дверь в ближнюю комнату на заднюю половину дома, Ц его светлость желает вас видетьЕ

Ќа этот зов €вилс€ сонный долгов€зый Ёйхлер, поклонилс€, как студент при первом дебюте своЄм в свет, наступил неосторожно на ногу своего д€ди и стал в неподвижном положении, выстав€ свой бекасиный нос вперЄд.

Ц Ѕлагодарите его светлость за новые милости, которые ниспосылает он на вас от высоких щедрот своих, Ц сказал ему Ћипман, показыва€ глазами, чтобы он подошЄл к руке благодетел€, Ц вы пожалованы в кабинет-секретари.

ƒ€д€ не иначе обращалс€ к своему плем€ннику, как местоимением вы.

Ц ќ, конечноЕ милостиЕ ваша светлостьЕ благоде€ни€ вечно незабвенныеЕ Ц сказал плем€нник, запина€сь и клан€€сь; но, будто не понима€ приказа д€ди, не подошЄл к руке герцога.

Ц ƒовольное довольно, Ц прервал, усмеха€сь, Ѕирон. Ц Ќе бойкий оратор, ха, ха, ха! ¬ ƒемосфены не попадЄт! ƒа нам их и не надо. «ато строчит бумаги не хуже лучшего из наших кабинет-министров. ќстерман, Ц кажетс€, его отзывы можно во что-нибудь ставить! Ц именно ќстерман предвещает в нЄм великого дипломата. Ц Ёйхлер отвесил поклон. Ц Ћюблю, что подчинЄнный мыслит, когда вел€т, а не тогда, когда вздумаетс€ емуЕ ѕродолжай, продолжай, молодой человек, и помни, что скромность, скромность и скромность Ц первые добродетели и покровители кабинет-секретар€, и что первый враг Ц €зык.

“ут Ѕирон кивнул Ёйхлеру и, когда тот, догадавшись, что ему надо вон, вышел, отвесив такой неловкий поклон, что зацепил портупеей своей шпаги ручку кресел и потащил было их за собой, герцог, усмехнувшись, обратил речь к его д€де:

Ц ЌеотЄсан ещЄ, хот€ более года секретарствует при мне, но выполируетс€ со временем в кабинете, при двореЕ “еперь, Ц продолжал он, Ц с малоросси€нином кончено, и € спокоен с этой стороны; но ты знаешь, что у нас есть дело гораздо важнееЕ

Ц Ѕорьба с буйным, непокорным ¬олынским, угодно вам сказать?

Ц ƒа, этого человека ничем не удовлетворишь, ничем не задобришь и не испугаешь! ќн везде, где только может, мне поперечит; он грезитс€ мне и во сне, как шлагбаум, который, того и гл€ди, ударит мен€ по голове; он портит мне беспрестанно кровьЕ и пока голова на плечах его, € не твЄрд, у мен€ св€заны руки, а сам-друг властвуюЕ ты понимаешь мен€?

Ц ≈го смертное падение необходимо дл€ вашего спокойстви€. ќн предводитель шайки, котора€ хочет всЄ сокрушить, что только нерусское.

Ц ћ€тежники! я их в бараний рог!.. ћужики, от которых вон€ет луком!.. Ќе всем ли нам об€заны? и какова благодарность! ќ, как волка ни корми, он всЄ в лес гл€дит!.. ∆ивотные, созданные, чтобы пресмыкатьс€, хот€т тоже в люди! я их!.. я им докажу, что водовозна€ кл€ча герцога курл€ндского дороже русскогоЕ √м! ќни не знают, с кем т€гаютс€Е не на  ульковского напали!

√овор€ это, Ѕирон судорожно тр€сс€, едва не скрежетал зубами. Ќемного успокоившись, он продолжал:

Ц ¬прочем, мы, по твоему совету, нашли слабую сторону этого јхиллесаЕ

Ћипман не читывал не только √омера Ц и календар€, но догадалс€ тотчас, о чЄм дело шло.

Ц ¬ы изволите намекать на интригу его с молдаванскою кн€жной: прекрасный способ! я предрекал вашей светлости, что его опутать можно в этих тенетах, и как скоро вы изволите рассказать мне вашу удачу, € дополню еЄ с своей стороныЕ

Ц »зволишь видеть, служанка еЄ работает усердноЕ вчера паж доставил мне записку к кн€жне от благопри€тел€. Ќачало удачно. Ќадо, однако ж, повести это дело ещЄ хитрее и сильнее; участить перепискуЕ доставить свиданьице наединеЕ а там, чЄрт возьми, если не поймаем птичку на зерне!.. ѕонимаешь, надо будетЕ

Ц Ќавести вас или самую государыню.

Ц “ы, дорогой мой, схватываешь мои мысли, как любовник взгл€д своей любезной. √осударын€ не надышит на девчонку; лелеет еЄ, как дит€ своЄ, бережЄт от дурного глаза, видит в ней своЄ утешение, любимую игрушку; а тутЕ сам демон в образе ¬олынского обезобразит, искомкает это сокровище.

јдский восторг вылилс€ на лице временщика.

Ц ќ! тогда голова м€тежника в ваших руках, Ц подхватил достойный клеврет с торжествующим видом. Ц „тоб довершить потеху, мы постараемс€ ещЄ взбесить его в самом дворцеЕ ј пока голова у него свежа, признатьс€, опасен бунтовщик. ћы поведЄм это дело прекрасно; ручаюсь за успех жизнью своей. ÷ыганка невольно помогает нам, вз€вшись, как видно, маклеровать влюблЄннымЕ ¬аша светлость доставит ейЕ этой чудной, небывалой гадальщице, халдейке, всЄ, что вам угодно будет сказать об ней, Ц вы доставите ей вход во дворец, свободный ход во вс€кое врем€ к глупенькой кн€жне.

Ц ƒа, да, государын€ любит гаданье с тех пор, как альманачник Ѕухнер напророчил ей престол. √ороскопами она замучила профессора астрономии. јстролог в юбке Ц это новое! ћы употребим эту небывальщину в дело!

Ц ”чител€ и нынешнего посредника мы рассердим так, что он будет первый доказчик.

Ц ƒобро, всЄ добро, всЄ сем€ дл€ богатой жатвы! “ы золота€ голова; теб€ бы надо в кабинет-министры.

Ц я стою выше, € ваш кабинет-министр. «абыл ещЄ одно обсто€тельство. Ќадо всеми средствами поддержать слухи, что ¬олынский вдовецЕ это необходимо! ј то планы наши могут уничтожитьс€ в самом начале. — моей стороны, € всех, кого мог, настроил этими слухами и буду продолжатьЕ

Ц ќбещаю то ж с своей стороны.

Ц Ќадо бы на врем€ задержать жену его в ћосквеЕ но об этом хлопочет уж сам верный супруг.

Ц ’а, ха, ха! ѕридумать нельз€ ничего лучше. ѕоди сюда, мой вернейший и умнейший советник, дай себ€ поцеловать.

» герцог курл€ндский поцеловал в лоб хитреца, униженно поклонившегос€ перед ним, как бы дл€ прин€ти€ благословени€ от пастыр€ духовного.

”щедрЄнный этой наградой, Ћипман продолжал:

Ц ѕотом вы имеете книгу, которую выкрала барска€ барын€ из кабинетаЕ им€ забываюЕ

Ц »сторию »оанны неаполитанской , на пол€х которой написано рукою мерзавца: ќна! она!

Ц ѕриноравливать к кому вздумал! —ам на себ€ петлю надевает! ¬ придачу ещЄ вчера вечеромЕ

Ц я перебью теб€, любезный, Ц сказал Ѕирон голосом сожалени€ и кача€ головой, Ц признатьс€, мен€ вчерашн€€ маскерадна€ истори€ огорчила за теб€. ќх, ох, бедный! »дти с ¬олкова пол€ пешком, в жестокий мороз?..

Ц ќбо мне не извольте беспокоитьс€. ћоЄ тело и душа готовы за вас в пеклу. ƒл€ вас, если б нужно было, € вырыл бы своими руками всех мертвецов на кладбище и зарыл бы живых столько же. ћы было устроили так хорошо, да испортила кака€-то маска, пробравша€с€ вслед за намиЕ шепнула что-то хоз€ину и всЄ вывернула с изнанки налицо.   тому ж и ваш братец порыцарствовал некстатиЕ

Ц Ѕрата под арест! ’оть дл€ виду надо же удовлетворить ¬олынского, который считает себ€ обиженным. Ћюбопытно, однако ж, знать, кто эта секретна€ особа, которой известны ваши тайныЕ Ц ѕризадумавшись: Ц Ёто нехорошо, это что-то неловко!

Ц ќ! € отыщу этого секретника во что ни станет иЕ Ѕог свидетель, вымещу на бездельнике моЄ ночное путешествие и ваше беспокойство, которое стоит, чтобы ему т€нуть жилы клещами. Ќо это пуст€чки при наших успехах!  стати, ¬олынский и вчера проговорилс€ насчЄт государыни. ќн пил с насмешкой за еЄ здравие, припева€ ей пам€ть вечную.

Ц » то будет иметь важную цену в глазах больной государыни.

Ц ѕосылал васЕ (Ћипман, усмеха€сь, потирал себе руки.)

Ц   чЄрту?.. Ёто не новое! ѕосмотрим, кто первый попадЄтс€ в его когти. ¬сЄ прекрасно, бесподобно, мой усердный друг!

Ц “еперь позвольте о двух милост€х.

Ц «аранее даю слово выполнить твои желани€.

Ц ¬ы имеете важного соперника, € не без них. Ћукавый «уда работает против нас сколько может. ѕреданна€ нам барска€ барын€ у него на замечании и с часу на час ожидает себе гибели. Ќадо спасти еЄ, хот€ назло еЄ господину.

Ц ј средства? ќна крепостна€?

Ц я уж придумал их.  ульковскому ищут невесту из простых.

Ц „его ж лучше дл€ него этой шлюхи!.. —ама государын€ будет просить отдать еЄ за своего п€тидес€тилетнего пажа.

Ц » ¬олынский не посмеет отказать. “олько надо как можно скорей, ваша светлость!

Ц ѕервое моЄ дело во дворце будет об этом.

Ц —ын еЄ, если позволите доложить, ге, ге, хот€ и глупенек, но усердно служит нам, сейчас только ещЄ сыграл исправно роль языкаЕ

Ц Ќу что ж?

Ц «а привод людей к празднику ему обещано офицерство.

Ц ћожешь именем моим поздравить его офицером.

Ц ƒоклад мой кончен, и € спешу к работе. ¬ приЄмной зале толпа давно ожидает по€влени€ своего солнца, чтобы ему поклонитьс€.

Ц ѕускай ждут! Ёту чел€дь надо проучивать, а то как раз забудутс€. ѕоболее блеска и шуму дл€ дураков и пот€желее €рмо дл€ умных, и всЄ пойдЄт хорошо ѕошли мне  ульковского, € хочу с ним позабавитьс€ да распор€дитьс€ насчЄт его свадьбы.

Ћипман вышел, на место его вошЄл  ульковский.

Ц Ћюбезный пажик, Ц сказал ему герцог, Ц мы расстаЄмс€!

Ц я лишаюсь лицезрени€ вашей светлости, которым несколько лет питалс€, как манною небесною. Ц отвечал п€тидес€тилетний паж, подход€ к руке герцога.

Ц ќ! о! зачем это?.. Ц ќн слегка отдЄрнул было руку, но тот успел уловить еЄ своими устами Ц ѕоверь, € не оставлю теб€ и на новом твоЄм месте. ј чтобы на первых порах доказать мои милости, вот что € дл€ теб€ делаю, Ц только, пожалуйста, не мучь мен€ своею благодарностию! —лышишь?..

 ульковский согнулс€, сколько позвол€ла ему толщина его, чтобы внимать в раболепном восторге о новых милост€х своего протектора.

Ц √осударыне твоей известно, что ты опоганил себ€ целованием папских туфлей. «а то не миновать бы тебе ловить куниц, хе, хе, хе; но мне стало жаль теб€. √де ему? ѕодумал €: он своим толстым брюхом избороздит всю —ибирь, пока поймает хоть одну мышь, издохнет, запыхавшись! ƒело повернули мы так, что ты при дворе в новой должности. Ќо, Ц Ѕирон погрозилс€ пальцем, Ц молодой пажишка шалун, плут большой! ( ульковский отвесил глубокий поклон.) ’е, хе, хе!.. » государын€ боитс€ за своих гофдевиц. ќна хочет непременно женить теб€Е ты это слышал?

Ц »з собственных уст еЄ величества.

Ц я сыскал тебе невестуЕ ну, нельз€ сказать, чтобы молода€, знатна€ и красива€Е но зато мой выбор!

Ц ѕрикажите мне женитьс€ хоть на козе, так € почту вашу волю св€щенною.

Ц Ќа козе, ха, ха, ха! Ёто должно быть презабавно! Ќадо это поиспытать над кем-нибудь!.. ’а, ха, ха! “во€ выдумка мен€ потешила.

Ц Ѕлажен, стократ блажен €, что мог доставить вашей светлости хоть миг удовольстви€.

Ц »сполнение этой гениальной мысли побережЄм, однако ж, дл€ другого. “ебе ж избрал € в сожительницы барскую барыню ¬олынского, фамилию, чЄрт побери! не припомню.

Ц ЅарскуюЕ Ц мог только сказать смущЄнный  ульковский.

Ц ƒа, да, еЄ и в приданое мои милости и прощение твоей государыни за старые твои грехи. „то?.. „ай, при этом слове зашевелились из гробов родоначальники твои, литовские или татарские кн€зь€?.. „ай, развернули пред твои вельможные очи свои заплесневелые пергамента?.. Ќе ломайс€ же, дурачина, пока предлагают такой клад с завидной придачей, а то вел€т вз€ть и без неЄ.

¬ошЄл дежурный паж и доложил о приезде вице-канцлера ќстермана. ѕриказали просить.

Ц Ќу?..

ќт этого вопроса пахнуло на сердце бедного  ульковского холодом —ибири.

Ц ћилости ваши велики, Ц отвечал он, Ц женюсьЕ

Ц —корей подбери всЄ с ковра! Ц вскричал герцог, и потомок литовских или татарских кн€зей, пыхт€ и едва не полза€ на четвереньках, бросилс€ подбирать клочки алансоновых манжет, брошенных счастливым выходцем. Ётот пинком ноги помог ещЄ ему исполнить скорее заданную тему.

 

√лава VII. —ќѕ≈–Ќ» »

”жасный вид! они сразились!..

ќни в ручной вступили бой:

√рудь с грудью и рука с рукойЕ

“о сей, то оный набок гнЄтс€.

ƒмитриев

 

ќстерман, сын пастора вестфальского местечка Ѕокума, потом студент »енского университета, где запасалс€ обширными знани€ми, шут€ и став€ профессору восточных €зыков ( еру) своею любезностию рога и своими остроумными куплетами ослиные уши, там же за честь свою поцарапал кого-то неловко и оттуда бежал в тогдашнее пристанище людей даровитых Ц под сень образовател€ –оссии. ”гаданный его гением, этот ќстерман в благодарность укрепил –оссии дипломатикой своей прибалтийские области еЄ, которые ускользали было из-под гор€чего меча победител€ (не говорю о других важных подвигах министра на пользу и величие нашего отечества). Ётот самый ќстерман, в свою очередь обогащЄнный деревн€ми и деньгами, вице-канцлер, граф, умевший удержать за собою, как бы по наследству, доверие и милости двух императоров, двух императриц, одного правител€, одной правительницы и, что ещЄ труднее, трЄх временщиков, русских и нерусских, составл€л в царствование јнны »оанновны между соперничествующими парти€ми перевесное лицо. «на€ силу Ѕирона, любимца еЄ и вместе главы немецкой партии, опиравшейс€ на престол, посох новгородского архипастыр€ и ужас целого народа, хитрый министр тайно действовал в пользу этой стороны; но €вно не грубил русской партии, которой предводителем был ¬олынский, имевший за собою личные заслуги, отважный и благородный дух, дружбу нескольких патриотов, готовых умереть с ним в правом деле, русское им€ и внимание императрицы, до тех пор, однако ж, надЄжное, пока не нужно было решать между двум€ соперниками. ќн видел возрождающуюс€ борьбу народности с деспотизмом временщика, но знал, что представител€ми еЄ Ц несколько пылких, самоотверженных голов, а не народ, одушевлЄнный познанием своего человеческого достоинства. “огдашний народ, включа€ и двор€нство, погр€зший в невежестве и раболепном страхе, кр€хтел, страдал, но так же охотно бегал смотреть на казнь своих защитников, как бы на казнь утеснителей своих. ќстерман знал, что истинного самопознани€ национальности не существовало в –оссии и те, кто вздумали еЄ представл€ть одними своими особами, замышл€ли неверное.   тому ж он уверилс€, что прив€занность государыни к герцогу должна восторжествовать надо всеми обсто€тельствами. » потому держалс€ бироновской партии и укрепилс€ под сенью еЄ на второстепенном месте в империи. “аким образом, казалось, математически обезопасил своЄ лицо от превратностей фортуны. ¬ расчЄтах этих он не догадалс€ только, что хот€ просвещЄнной национальности не существовало в –оссии, но сем€ еЄ заброшено в каждом человеке, где лишь только есть народ; и потому действовать именем еЄ легко было в лице той, котора€, как дочь ¬еликого ѕетра, отца отечества, могла возбудить эту народность лучше сборища патриотов, действующих от себ€. ќн думал, что достаточно отдалил ≈лисавету ѕетровну от этой роли, и Ц ошибс€. «а эту ошибку поплатилс€ он всем, что приобрЄл заслугами цар€м и –оссии, умом своим и хитростью. “акие молниеносные промахи самых утончЄнных политиков освещают дл€ нас пути провидени€. ¬идно, под зарницею их спеет жатва Ѕожь€!

ƒивное €вление в нашей истории Ц этот ќстерман!  акой чудный путь протЄк он от колыбели своей, в захолустье германского запада, до ЅерЄзова!.. ѕрин€в из рук судьбы страннический посох на пороге пресвитерской хижины, он соединил его потом со скипетром величайшего из государей, начертывал им военные планы, мировые народам и цар€м и уставы на вековую жизнь империи, указывал череду на престол и, наконец, положил этот посох так скромно, так печально, на ¬остоке, в тундрах —ибири!.. Ѕокум, »ена, Ќиштадт, ЅерЄзов!.. Ќадо же было так.

Ќо виноват: € увлЄкс€ чудною судьбою одного из величайших двигателей просвещени€ в –оссии, который ещЄ не оценЄн достойным образом и ожидает своего историка. ќбращаюсь к роману.

Ќаступало, однако ж, критическое дл€ ќстермана врем€: он поддерживал доселе герцога, как любимца государыни, которую сам возвЄл на престол; теперь, когда узнаны были его высшие виды, надлежало помогать ему всходить на ступени этого престола, или вовсе от временщика отложитьс€. ¬ последнем случае вице-канцлер давал торжествовать русской партии и возводил ¬олынского на первенствующее место в кабинете и в империи. ќн пришЄл к герцогу, затвердив двусмысленную роль, которую решилс€ играть до того времени, пока сами обсто€тельства расскажут ему его об€занности.

¬след за ним €вилс€ паж от государыни, звавшей к себе его светлость. ƒали ответ, что сейчас будут.

’удо чЄсанна€ голова, засаленна€ одежда министра представл€ли совершенный контраст с щеголеватою наружностью хоз€ина. ¬ход€ в кабинет, он опиралс€ на свою трость, как расслабленный.

Ц  аково здоровье? Ц спросил его Ѕирон с живым участием, усажива€ в кресла. Ц Ёй!  ульковский! —камейку под ноги дорогого гост€! я знаю, вы страдаете подагрою. ѕодушку за спину!

Ќевольный паж, подставив скамейку под ноги министра и уложив подушку за спину его, вышел с лицом, багровым от натуги. ћинистр, благодар€, и оха€, и морщась, и вскидыва€ глаза к небу, чтобы в них нельз€ было прочесть его помыслов, отвечал:

Ц ¬аша светлость знаете мои немощиЕ несносна€ подагра! ќх!..   тому ж начинаю худо видеть, худо слышать.

Ц  онечно, не всЄ до слуха вашего доходит, но мы вам в этом случае поможем, Ц сказал Ѕирон двусмысленно, придвига€ свои кресла к креслам ќстермана, Ц а что касаетс€ до зрени€, то у вас есть умственное, которому не надо ни очков, ни подзорной трубки.

¬ице-канцлер благодарил его наклонением головы и, улыбнувшись, расправил себе волосы п€тернЄю пальцев, как гребнем. Ѕирон продолжал:

Ц —амсон покорилс€ слабой, но лукавой женщине. ”м стоит телесной силы. «доровье, сила душевна€ нужны нам, почтеннейший граф, особенно теперь, когда враги наши действуют против нас всеми возможными способами, и €вно и тайно. я говорю Ц враги наши, потому что своего дела не отдел€ю от вашего.

Ц  онечно, герцог, € держусь вамиЕ ох! эта нога. Ц ќн наморщилс€ и потЄр свою ногу, долго не будучи в состо€нии произнести словаЕ Ц ƒержусь, как стара€ виноградна€ лоза, иссыхающа€ от многих жатв, крепитс€ ещЄ около дуба во всей красе и силе.

«десь курл€ндец пожал ему дружески руку.

Ц Ќо разве есть новости после того, как € имел честь беседовать с вашей светлостью?

Ц ƒолжен признатьс€ вашему си€тельству, что м€тежнический дух ¬олынского и, к стыду нашему, ещЄ кабинет-министра, нахально усиливаетс€ каждый день. ѕерокин, —умин- упшин, ўурхов и многие другие, составл€ющие русскую партию, предводимую демоном безначали€, ближатс€ с каждым днЄм к престолу и шепчут уже государыне нашу гибель. —мерть, казнь всем немцам Ц пароль их. Ќикогда не работали они с таким лукавством и такими соединЄнными силами. Ќенависть их ко всему, что не русское, вам известна, но вы не знаете, как они ненавид€т мен€. ѕоверите ли, что € скоро не буду в состо€нии собирать государственные подати? ќни хот€т этого достигнуть, чтобы расстроить машину правлени€ и взвалить несчастные последстви€ на мен€. Ќаучают чернь, двор€нство слухами о жестокост€х моих, вооружают против мен€ целые селени€, говор€, что € хочу ввести басурманскую веру в –оссии, что € антихрист, и целые селени€ бегут за границы. Ёто дойдЄт до государыни. ѕодумайте о будущности несчастной империи. „то скажет императрица, вверивша€ нам кормило государства? „то скажет о нас истори€?

ќстерман возвЄл глаза к небу и пожал плечами. ќн думал в это врем€: У„то скажет об тебе истори€, мне дела нет; а то беда, что русские мужики в недобрый час изжар€т нас, басурманов, как лекар€-немца при »оанне √розномФ.

Ц Ќе смей € даже наказывать преступников Ц кричат: тиран, деспот! »сполнение закона с моей стороны Ц насилие; исполнение трактатов, поддержка политических св€зей с сосед€ми Ц измена. ¬ы знаете, как справедливо требование ѕольши о вознаграждении еЄ за переход русских войск через еЄ владени€Е

Ц —праведливо, как требование долга по заЄмному письму. » что ж, неужели?.. ќх! Ќога, нога!..

Ц ѕосудите, любезнейший вице-канцлер, €, который, говор€т, ворочает империей, не смею предложить это дело на рассуждение  абинета. ћне нужны сначала голоса людей благонамеренных, преданных пользе государыни. » это дело готов€т наши враги в обвинение моЄ. ѕраво, стыдно говорить вам даже наедине, о чЄм они кричат на площад€х и будут кричать в  абинете, пом€ните моЄ слово!.. будто €, герцог  урл€ндии, богатый свыше моих потребностей доходами с моего государства и более всего милост€ми той, которой одно моЄ слово может доставить мне миллионыЕ будто € из корыстных видов защищаю правое дело.

¬ошЄл паж и доложил его светлости, что государын€ оп€ть велела просить его во дворец.

Ц —кажи, сейчас буду, Ц отвечал с сердцем герцог.

Ц Ќе задерживаю ли вашу светлость? Ц спросил ќстерман, привстав несколько на свою трость.

Ц ”спею ещЄ! Ќаш разговор важнееЕ ¬идите ли теперь, мой почтеннейший граф, что губит мен€!.. ¬нимание, милости ко мне императрицы!.. ≈Є величество знает мою преданность к себе, к выгодам –оссииЕ она повер€ет мне малейшие тайны свои, свои опасени€ насчЄт еЄ болезни, будущности –оссииЕ » коронованные главы такие же смертныеЕ что тогда?.. я говорю с вами как с другомЕ

Ц ћы увидим, мы уладим. –азве бразды правлени€ выпадут тогда скорее из рукЕ нежели теперь?  то ж твЄрже и благоразумнее может?.. («десь ќстерман сощурил свои лисьи глазки.)

Ц ќ! –азве с помощью моего умного друга, как вы!.. ¬прочем, € и теперь уступил быЕ

Ц ”ступка будет слабостью с вашей стороны. „есть ваша, честь империи требуют, чтоб вы были тверды.

Ц я пожертвовал бы собою, € бросилс€ бы, как второй  оклес, в пропасть, лишь бы спасти государство; но знаю, что удаление моЄ будет гибелью его. “огда ждите себе сейчас в канцлеры Ц кого ж? гул€ку, удальца, возничего, который проводит ночи в пировании с при€тел€ми, перер€жаетс€ кучером и разъезжает поЕ Ц Ѕирон плюнул с досадой Ц дерзкого на слова, на руку, который, того и гл€ди, готов во дворце зате€ть кулачный бой, лишь бы имел себе подобногоЕ ѕоделает из государственного кабинета австериюЕ и горе тому, кто носит только немецкое им€!

«а дверьми послышалс€ крупный разговор.

Ц —лышите?.. ≈го голос! ¬идите, граф, у мен€ в доме, во дворце, мен€ осаждаютЕ Ѕез докладу!  ак это пахнет русским мужиком!.. » вот ваш будущий канцлер!.. “ого и гл€ди, придЄт нас бить!.. ¬ашу руку, граф!.. «аодно Ц действовать сильно, дружно Ц не так ли?.. ¬ыЕ ваши друзь€Е или € еду в  урл€ндию.

Ёти последние слова были произнесены почти шЄпотом, но твЄрдо. √ерцог указал на дверь, кивнув головой, как бы хотел сказать: возитесь вы тогда с ним!.. ¬ице-канцлер, внима€ разительным убеждени€м Ѕирона, сделал из руки щит над ухом, чтобы лучше слышать, поднимал изредка плеча, как бы сожале€, что не все слова слышать может, однако ж к концу речи герцога торопливо, но крепко пожал ему руку, положил перст на губы и спешил опустить свою руку на трость, обрат€ разговор на посторонний предмет.

¬ самом деле, говоривший за дверью кабинета был ¬олынский, но как он туда пришЄл и с кем крупно беседовал, надо знать наперЄд.

 абинет-министр, рассерженный неудачею своего послани€ к ћариорице и хлопотами по устроению праздника и лед€ного дома, входил на лестницу Ћетнего дворца. ≈му навстречу Ёйхлер. ¬еро€тно, обрадованный возвышением своим, он шЄл, счита€ звЄзды на потолке сеней, и в своЄм созерцании толкнул јртеми€ ѕетровича.

Ц Ќевежа! Ц вскричал этот, Ц не думает и извин€тьс€! ¬идно, каков поп, таков и приход.

Ћицо Ёйхлера побагровело от досады; однако ж он не отвечал.

¬ыходка ¬олынского предвещала грозу. ƒев€тый вал набежал в душе его. ќн вошЄл в залу, но, увидав за собой ћиниха, остановилс€, чтобы дать ему дорогу. Ётого военного царедворца уважал он как геро€, пожавшего ещЄ недавно дл€ –оссии завидные лавры, как умного, истинно полезного государству человека и как сильного, честолюбивого соперника Ѕирона, уже раз восстававшего против него и вперЄд неизбежного. “олько ћиних и ¬олынский могли попасть в любимцы к государыне; ќстермана она только всегда уважала.

ћиниха удивил поступок ¬олынского. ќн пожал ему дружески руку и примолвил:

Ц ¬ы, однако ж, не любите никого впереди себ€, мой любезнейший јртемий ѕетрович!

Ц Ќикого, кто не достоин быть впереди, Ц отвечал с твЄрдостью ¬олынский. Ц Ќо всегда с уважением уступлю шаг тому, кто прославл€ет моЄ отечество и вперЄд обещает поддержать его выгоды и величие. ѕри€тно мне очистить вам дорогуЕ

—лова эти были пророческие.

Ц я немец, Ц прервал его ћиних шутливым тоном, схватившись с ним рука за руку, Ц а вы, нос€тс€ слухи, не любите иностранцев?

Ц ќп€ть скажу вам, граф, что или мен€ худо понимают, или на мен€ клевещут. Ќе люблю выходцев, ничтожных своими душевными качествами и между тем откупивших себе тайною монополией, неизвестными народу услугами или страдальческим многотерпением право грабить, казнить и миловать нас, русских! ѕерескажите это, Ц примолвил јртемий ѕетрович, обрат€сь к  ульковскому, подслушавшему разговор, Ц если вам угодно, € повторю. Ќо, Ц продолжал он, ид€ далее чрез залу, Ц пришлец в моЄ отечество, будь он хоть индеец и люби –оссию, пригревшую его, питающую его своею грудью, служи ей благородно, по разуму и совести Ц не презирай хоть еЄ, Ц и € всегда признаю в нЄм своего собрата. ¬ы знаете, отдавал ли € искреннюю дань уважени€ ќстерману, министру ѕетра ¬еликого? Ц не нынешнему, Ѕоже сохрани! Ц Ѕрюсу и другим, им подобным?.. ѕрезираю иностранца, который ползает перед каким-нибудь козырным валетом, который с помощью кровавых тузов хочет выйти в короли; но менее ли достойна презрени€ эта русска€ чел€дь? Ц ќн указал на толпу, сто€вшую униженно около стен, опира€сь на свои трости. Ц ѕосмотрите на эти подлые, согнутые в дугу фигуры, на эти страдальческие лицаЕ —командуйте им лечь наземь крыжом по-польски Ц поверьте, они это мигом исполн€т! ћало? Ц велите им сбить €блоко, не только с головы сынаЕ с младенца у груди жены, и поманите их калачом, на котором золотыми буквами напишут: У ћилость Ѕирона Ф Ц и они целый пук стрел избудут, лишь бы попасть в заданную цель.

ћиних, усмеха€сь, пожал руку ¬олынскому и шепнул ему, чтобы он был осторожнее; но благородное негодование кабинет-министра на низость людей, как лава кипуча€, сделавша€ раз вспышку, не останавливалась до тех пор, пока не сожигала, что ей попадало навстречу. ¬ таких случа€х он забывал свои планы, советы друзей, €вных и тайного, забывал ћахиавел€, которого изучал. ƒуша его, как разгневанный орЄл, рвала на части животных, им только взвиденных, и впивалась даже могучими когт€ми в тигра, который был ему не по силам.

ƒежурный паж остановил учтиво генерала и кабинет-министра, прос€ позволени€ доложить о их приходе.

Ц —корей же! Ц сказал јртемий ѕетрович. Ц ћиних и ¬олынский недолго ждут у самой императрицы.

ѕаж пошЄл, но, посмотрев в замочную щель кабинета, увидел, что герцог занимаетс€ жарким разговором с ќстерманом, воротилс€ и просил ћиниха и ¬олынского повременить, потому что не смеет доложить его светлости, зан€тому с господином вице-канцлером.

Ц ќ, когда так, Ц воскликнул ¬олынский, Ц войдЄмте.

» ¬олынский отворил дверь в кабинет временщика, всЄ-таки уступа€ шаг своему спутнику. «а ним поспешил войти паж с опоздалым докладом.

”лыбкою встретил герцог пришедших, просил их садитьс€, бросил на пажа ужасный взгл€д, которым, казалось, хотел его съесть, потом оп€ть с улыбкою сказал, обрат€сь к ¬олынскому:

Ц ј мы только сию минуту говорили с графом о вчерашней вашей истории. Ќегод€и! ѕод моим именем!.. Ёто гадко, это постыдно!  ажетс€, если б мы имели что на сердце друг против друга, то разведались бы сами, как благородные рыцари, оруди€ми непотаЄнными. ћерзко!.. я этого не терплюЕ я намерен доложить государыне. ѕоверьте, вы будете удовлетворены: брату Ц первому строжайший арест!

Ц я этого не желаю, Ц отвечал холодно ¬олынский.

Ц ¬ы не хотите, справедливость требуетЕ пример нуженЕ € не пощажу кровныхЕ

Ц ќни довольно наказаны моим катаньем.

Ц ’а, ха, ха! Ёто презабавно. √осподин вице-канцлер уж слышал, Ц ќстерман, усмехнувшись, сделал утвердительно знак головой, Ц но вам, граф, должно это рассказать.

Ц Ћюбопытен знать, Ц отвечал ћиних, выт€нув свой длинный стан вперЄд и закрыв длинною ногою одну сторону кресел.

Ц ≈го милость так прокатила вчера некоторых негод€ев на ¬олково поле, что они слегли в постелю, и поделом!

Ц ѕозвольте вам противоречить, Ц перебил ¬олынский, Ц одного из них € подвЄз только к Ћетнему дворцу, именно сюда в домЕ

ѕрин€в эпитет негод€€ дл€ своего брата, Ѕирон иронически продолжал:

Ц ƒа ведь сам јртемий ѕетрович в маскерадном, кучерском кафтане!.. Ќадо, говор€т, посмотреть, как этот русский нар€д пристал такому молодцу, как наш кабинет-министр! (ѕоследнее слово заставило ќстермана оп€ть усмехнутьс€.)

Ц ƒа, ваша светлость, € славно прокатилс€ и в ѕерсию и в Ќемиров, Ц подхватил с досадою ¬олынский, Ц и никто, конечно, не осмелитс€ сказать, чтобы € исполнил своЄ дело кучерски, а не как министр –оссийской империи. ¬прочем, русские бо€ре-невыходцы Ц просто весел€тс€ и так же делают государственные дела: сам ѕЄтр ¬еликий подавал нам тому пример. ћожет статьс€, и его простота удивила бы выскочку в государи, если б они могли тогда быть!

Ц я говорю только, что вы сделали, а не то, что вы хотите заставить мен€ мыслить.  то ж смеет лишать вас заслуг ваших?.. ¬ы знаете, не € ли всегда первый ценил их достойным образом иЕ последн€€ милостьЕ

Ц ћилость моей государыни! Ц прервал с твЄрдостию ¬олынский. Ц я ни от кого, кроме еЄ, их не принимаю. ¬ы изволили, конечно, призвать мен€ не дл€ оценки моей личности, и здесь нет аукциона дл€ неЄЕ

Ц Ѕоже мой!  ака€ азиатска€ гордость!.. ѕомилуйте, мы говорим у себ€ в домашнем кабинете, а не в государственном. ≈сли вам дружеска€ беседа не нравитс€, € скажу вам, как герцог курл€ндскийЕ

Ѕирон гордо и грозно посмотрел на јртеми€ ѕетровича и думал, что он при этом слове приподниметс€ со стула; но кабинет-министр так же гордо встретил его взор и сид€ отвечал:

Ц я не имею никакой должности в  урл€ндии.

Ѕирон вспыхнул, сдвинул под собою кресла так, что они завизжали, и, встав, сказал с сердцем:

Ц “ак €, сударь, вам говорю именем императорского величества.

ѕри этом имени ¬олынский тотчас встал и с уважением, несколько наклонившись, сказал:

Ц —лушаю повеление моей государыни.

Ц ќна подтверждает вам, сударьЕ чтобы вы, Ц не приготовив основательного удара, Ѕирон растер€лс€ и искал слов, Ц поскорееЕ зан€лись устройством лед€ного дворцаЕ

Ц √де будет праздноватьс€ свадьба шута?.. Ц отвечал с коварной усмешкой ¬олынский. Ц я уж имею на это приказ еЄ величества; мне его вчера сообщили от неЄ; ныне € получил письменно подтверждение и исполн€ю его. ѕросил бы, однако ж, вашу светлость доложить моей государыне, не угодно ли было бы употребить мен€ на дела, более полезные дл€ государства.

Ц Ќаше дело исполн€ть, а не рассуждать, господин ¬олынский. (√олос, которым слова эти были сказаны, гораздо поум€гчилс€.)

Ц — каким удовольствием употребил бы € себ€, например, на помощь страждущему человечеству!.. ƒоведено ли до сведени€ еЄ величества о голоде, о нуждах народных? »звестны ли ужасные меры, какие принимают в это гибельное врем€, чтобы взыскивать недоимки? ѕоверите ли, граф? Ц продолжал јртемий ѕетрович, обратившись к ћиниху, Ц у нищих выпытывают последнюю копейку, сбережЄнную на кусок хлеба, став€т на мороз босыми ногами, обливают на морозе ж водоюЕ

Ц ”жасно! Ц воскликнул граф ћиних. Ц Ќельз€ ли облегчить бедстви€ народные, зате€в общеполезную работу? —колько оставил нам ѕЄтр ¬еликий важных планов, которых исполнение станет на жизнь и силы разве только наших правнуков! Ќапример, чего бы лучше упор€дочить пути сообщени€ в –оссии? ƒл€ такого дела € положил бы в сторону меч и вз€лс€ бы за заступ и циркуль. ј где, позвольте спросить, јртемий ѕетрович, наиболее оказываютс€ нужды народные?

Ц ¬сего более страдает ћалоросси€, Ц отвечал ¬олынский, бросив пламенный, зоркий взгл€д на Ѕирона. Ётот сел, и кабинет-министр сел за ним. Ц »менно туда надо бы правител€, расположенного к добру.

ќн намекал на самого ћиниха, домогавшегос€ гетманства ћалороссии.

Ц ќб этом, Ц подхватил ќстерман, Ц сильно заботитс€ государственный человек, у которого мы имеем честь теперь находитьс€. ќн, конечно, ничего не упустит дл€ блага –оссии. Ц «десь ¬олынский с презрением посмотрел на вице-канцлера, но тот очень хладнокровно продолжал: Ц », сколько мне известно, заботы его увенчаютс€ благопри€тным успехом: государын€ назначает правителем ћалороссии мужа, который умом и другими душевными качествами упрочит внутренно благоденствие этой страны и вместе с мечом будет уметь охран€ть еЄ спокойствие от нашестви€ опасного соседа.

Ётою лукавою речью был несколько склонЄн честолюбивый ћиних к стороне Ѕирона, который, пользу€сь поддержкою вице-канцлера, обратилс€ с большею твЄрдостью к мнимому гетману ћалороссии:

Ц ѕоверьте, несчасти€, которые вам с таким жаром описывают, только на словах существуют, и сам господин ¬олынский обманут своими корреспондентами.

Ц я не дит€ или женщина, чтобы мог быть обманут слухами, Ц сказал ¬олынский. Ц я имею свидетельства и, если нужно, представлю их, но только самой императрице. ”видим, что она скажет, когда узнает, что отец семейства, измученный пыткою за недоимки, зарезал с отча€ни€ всЄ своЄ семейство, что другой отнЄс трЄх детей своих в поле и заморозил их тамЕ

Ц ¬ыдумка людей беспокойных! м€тежных!

Ц Ќеправда, герцог! Ц вскричал кабинет-министр, вскочив со стула. Ц ¬олынский это подтверждает, ¬олынский готов засвидетельствовать это своею кровьюЕ

явилс€ оп€ть посланный из дворца, и оп€ть за тем же.

Ц —ию минуту буду! Ц сказал герцог, посмотрев значительно на своих посетителей. Ц ¬ третий раз государын€ требует мен€, а € задержан пустыми спорамиЕ

Ц ¬аша светлость пригласили мен€, Ц сказал ћиних, Ц чтобы поговорить о деле вознаграждени€ пол€ков за проход русских войск.

Ц ƒа, да, Ц отвечал Ѕирон, Ц господин вице-канцлер согласен на вознаграждение.

Ц „есть империи этого требует, Ц сказал ќстерман. Ц ¬прочем, суд€ по тревожному вступлению к нашему совещанию, € советовал бы отложить его до официального заседани€ в  абинете.

Ц „есть империи!.. Ц воскликнул ¬олынский. Ц √м! честьЕ как это слово употребл€ют во зло!.. » € скажу своЄ: впрочем . «десь, в государственном кабинете, во дворце, пред лицом императрицы, везде объ€влю, везде буду повтор€ть, что один вассал ѕольши может сделать доклад об этом вознаграждении; да, один вассал ѕольши!..

ѕри слове вассал ћиних и ќстерман встали с мест своих, Ц последний, оха€ и жалу€сь на подагру, Ц оба смотр€ друг на друга в каком-то странном ожидании. Ќикогда ещЄ ¬олынский не доходил до такой отча€нной выходки; ему наскучило уж доле скрыватьс€.

Ц «а это слово вы будете дорого отвечать, дерзкий человек! Ц вскричал вне себ€ Ѕирон, Ц кл€нусь вам честью своею.

Ц ќтдаю вам прилагательное ваше назад! Ц вскричал ¬олынский.

Ц √осударын€ вас требует, Ц сказал ќстерман герцогу.

Ц ¬о дворец, да!   государыне! Ц произнЄс Ѕирон, хвата€ себ€ за гор€щую голову; потом, обрат€сь к ¬олынскому, примолвил: Ц Ќадеюсь, что мы видимс€ в последний раз в доме герцога курл€ндского.

Ц ќчень рад, Ц отвечал ¬олынский и, не поклон€сь, вышел.

—обеседники, смущЄнные этой ссорой, которой важные последстви€ были неисчислимы, последовали за ним. ¬ ушах их долго ещЄ гремели слова: я или он должен погибнуть Ц слова, произнесЄнные беснующимс€ Ѕироном, когда они с ним прощались.

Ц я или он должен погибнуть! Ц повторил временщик, ударив по столу кулаком, когда они вышли.

Ц Ётого гордеца надо бы хорошенько проучить, Ц говорили между собой сто€вшие в зале, когда ¬олынский проходил мимо их с гневной, презрительной улыбкой.

Ц ≈го светлость! ≈го светлость! Ц закричал паж.

¬озглас этот, повторЄнный сотнею голосов по анфиладе комнат, раздалс€ наконец у подъезда. ќпережЄнный и сопровождаемый блест€щей свитой, Ѕирон прошЄл чрез приЄмную залу и удостоил дожидавшихс€ в ней одним ласковым киваньем головы. «ато скольких панегириков удостоилс€ он сам за это наклонение! У акой милостивый!  акой великий человек!  ака€ важность в поступи! ѕроницательность во взорах! ќн рождЄн повелевать!.. ћодель дл€ живописца!.. ∆ена мо€ от него без ума!Ф

 акой-то выскочка осмелилс€ сказать, что ѕЄтр ¬еликий и дл€ художника, и дл€ женщин имел более привлекательности.

Ц ѕомилуйте, Ц отвечали ему, Ц у того был только бюст хорош, а у этогоЕ всЄ совершенство!..

Ѕирона ожидала у подъезда золота€ карета, вс€ в стЄклах, так что сидевший в ней мог быть виден с головы до п€т, как великолепное насекомое, которое охран€ет энтомологист в прозрачной коробке. » вот покатил он, ослепл€€ толпу и редкой красотой своего цуга, и золотой сбруей на кон€х вместе с перь€ми, ве€вшими на головах их, и блеском отр€да гусар и егерей, скакавшего впереди и за каретой. ћежду тем как чернь дивилась счастию временщика, черв€к точил его сердце: гордость его сильно страдала от дерзкого, неугомонного характера ¬олынского. УЌо он погибнет во что бы то ни сталоФ, Ц говорил Ѕирон, и блуждающие от бешенства глаза остановились на бумажке, приколотой едва заметно к позументу, которым обложена была рама в карете. ƒрожащими руками, как бы от предчувстви€, сорвана бумажка с своего места. ќн готов был задохнутьс€ от €рости, когда прочЄл написанное:

УЅерегись, злодей!.. “ело √орденки похищено вчера в полночь и зарыто в таком месте, откуда можно его вырыть дл€ свидетельства против теб€. «най более, исполнители воли твоего клеврета бежали и скрываютс€ там, где смеютс€ твоему властолюбиюФ.

Ёта записка имела своЄ действие. ќна смутила, испугала герцога грозною неожиданностью, как внезапный крик петуха пугает льва, положившего уже лапу на свою жертву, чтобы растерзать еЄ. ќн решилс€ не обнаруживать государыне обиды, нанесЄнной ему соперником, до благопри€тного исполнени€ прежде начертанных планов. Ќадо было отделатьс€ и от √орденки, который его так ужасно преследовал. —обира€сь зарезать ближнего, разбойник хотел прежде умытьс€.

—ибирь, рудники, пасть медвед€, капель гор€чего свинца на тем€ Ц нет муки, нет казни, которую взбешЄнный Ѕирон не назначил бы √росноту за его оплошность.  учера, лакеи, всЄ, что подходило к карете, всЄ, что могло приближатьс€ к ней, обреклось его гневу. ќн допытает, кто тайный домашний лазутчик его преступлений и обличитель их; он дл€ этого поднимет землю, допросит утробу живых людей, расшевелит кости мЄртвых.

 

√лава VIII. ¬ќ ƒ¬ќ–÷≈

Ќо час настал Ц € ничего не помню,

Ќе нахожу затверженных речей:

Ћюбовь мутит моЄ воображеньеЕ

ѕушкин

 

Ц ¬о дворец! Ц закричал взбешЄнный ¬олынский и углубилс€ в карету.

ѕри слове УдворецФ ћариорица, вооружЄнна€ с ног до головы всеми возможными обольщени€ми, предстала пред него.

У“ам, Ц говорил он сам с собою, Ц увижу, может быть, еЄ, эту пленительную ћариорицу, которую не могу вытеснить из сердца, от которой сойду с ума, если она не будет моеюФ.

ћолчание еЄ на письмо, преп€тстви€ раздражили в нЄм страсть до того, что он признаЄтс€ в ней уже самому себе. Ёту страсть называл он доселе прихотью непосто€нного, влюбчивого характера. » что ж теперь? ќдна мысль о ћариорице Ц и ¬олынский уже не кабинет-министр, не ревностный гражданин, жертвующий собой отечеству; он просто пламенный, безумный любовник. „то за слова: честь, благородство, отечество, он их более не понимает. ќн каетс€ уже, что вспышкою своего неосторожного характера слишком рано возбудил против себ€ временщика и что это обсто€тельство отдалит его от дворца. Ѕезрассудный! ќн подрезал, может статьс€, в полном цвете лучшие свои надежды. ¬ минуты мечтани€ о ћариорице (и, кажетс€, только в эти минуты) патриот ¬олынский готов уступить врагу, лишь бы он сделал его властелином еЄ, одной только еЄ. “ешьс€ тогда лукавый сколько душе угодно, режь, души кого хочешь!.. » правду говорил «уда: одному ль ему пересилить судьбу –оссии в образе Ѕирона?..

ќн погрузилс€ в одну мысль о ћариорице. ¬с€ душа его, весь он Ц как будто разогрета€ влажна€ стихи€, в которой ћариорица купает свои прелести.  ак эта стихи€, он обхватил еЄ гор€чей мечтой, сбегает струЄю по еЄ округлЄнным плечам, плещет жаркою пеною по лебединой шее, подкатываетс€ волною под грудь, замирающую сладким восторгом; он липнет летучею брызгою к гор€чим устам еЄ, и чЄрные кудри целует, и впиваетс€ в них, и, весь напитанный еЄ существом, ластитс€ около неЄ тонким, благовонным паром.

Ц  арета давно подъехала ко дворцу! Ц раздалс€ голос, и ¬олынский, встрепенувшись, видит: дверка отворена, подножки спущены и гайдук в изумлении смотрит на своего барина, неподвижно углублЄнного в карете.

У”ж не удар ли с ним!Ф Ц думает слуга.

Ц ƒа, да, € задремал, Ц говорит јртемий ѕетрович.

Ѕран€ себ€ за свою слабость и обеща€сь быть вперЄд благоразумнее, он спешит во дворец.

¬ход€ в него, не заботитс€, как примет его государын€; он думает только о восторге с ћариорицей. —ердце его трепещет, как у молодого человека, вступающего в первый раз в свет. » вот он в комнате, где принимает его императрица јнна »оанновна. ќна забавл€лась в ней игрою на биль€рде, которую так же любила, как верховую езду и стрельбу из ружь€.

¬олынского осаждает вереница шутов разного звани€ и лет (их было, если не ошибаюсь, шесть почЄтных, включа€ в то число  ульковского, успевшего также €витьс€ к своей должности). ћежду ними отличаютс€ италь€нец ѕедрилло, бывший придворный скрипач, но переменивший эту должность на шутовскую, найд€ еЄ более выгодною, и Ћакоста, португальский жид, служивший ещЄ шутом при ѕетре I и прозванный им принцем самоедов. —тарик Ѕалакирев Ц кто не знал его при великом образователе –оссии? Ц дошучивает ныне сквозь слЄзы свою жизнь между счастливыми соперниками. ќн играет теперь второстепенную роль; он часто грустен, жалуетс€, что у иностранцев в загоне, остроумен только тогда, когда случаетс€ побранить их. » как не жаловатьс€ ему? —тарых заслуг его не помн€т. »ностранные шуты, Ћакоста и ѕедрилло, отличены какими-то значками в петлице, под именем ордена Ѕенедетто , собственно дл€ них учреждЄнного. ј он, любимый шут ѕетра ¬еликого, не имеет этого значка и донашивает старый кафтан, полученный в двадцатых годах. ¬ообще все эти шуты не прежних времЄн; фарсы их нат€нуты, тупы, и как быть им иначе под палкою или, что ещЄ хуже, грозным взором Ѕирона? ќстроумие Ц дит€ беззаботного весели€.

Ц ќ, волинка! пру, пру, ду, дуЕ Ц вскричали и зат€нули один за другим ѕедрилло и Ћакоста, увидав ¬олынского, которого они не любили потому, что он их терпеть не мог и ничем не даривал; да и соперничество его с герцогом курл€ндским было положено тут же на весы.

Ц ¬идно, музыка этой волынки не по вас, картофельщики, Ц подхватил Ѕалакирев, Ц стекл€нные головки не выдержат русского €зыка.

»мператрица играла в биль€рд с ћариорицей, которую сама учила этому искусству, чтобы иметь во вс€кое врем€ свою домашнюю партию.  н€жне Ћелемико приходилось играть; но при имени ¬олынского она вспыхнула, побледнела и задрожала. Ўары двоились в глазах еЄ, биль€рд ходил кругом. ћожно догадатьс€, каков был удар.

Ц  икс, мо€ мила€! Ц сказала государын€, засме€вшись, Ц никогда ещЄ не видывала € теб€ в таком знаменитом ударе. ј? Ќаш любезный кабинет-министр! Ц примолвила она, обрат€сь с приветливым видом к ¬олынскому. Ц  аково здоровье?

Ц ≈щЄ худо, ваше величество, Ц отвечал он, бледный от смущени€ кн€жны Ћелемико, не скрывшегос€ от его взоров.

Ц Ёто заметно.

Ц Ќо € поспешил сделать вам угодное, государын€, прин€лс€ ныне же за устройствоЕ

Ц Ћед€ного дворца дл€ свадьбы моего новобрачного пажика. Ц  ульковский сделал глубокий поклон так, что широка€ лысина его казалась блест€щею тарелкою среди его туловища, в неЄ звучно шлЄпнул ѕедрилло ладонью. Ц я любовалась уж из окна, как у вас дело спеет. ћне это очень при€тно. ¬ы с таким усердием исполн€ете моЄ желание, что даже нездоровье вас не удержало.

Ц ”довольствие ваше, государын€, дорого нам.

Ц Ќе взыщите, господа, что отвлекаю вас от дел государственных дл€ своих прихотейЕ ƒа, таки прихотейЕ не скрываю этого; но стара€, хвора€, брюзглива€ женщина всегда с причудами. «ато недолго буду вам надоедать ими.

јнна »оанновна произнесла это грустным голосом, как бы предчувствовала свою близкую смерть. ¬олынский хотел что-то сказать, но государын€ предупредила его, смотр€ на него проницательным взором:

Ц ћне уж и пам€ть вечную поютЕ Ц ¬олынский побледнел и собиралс€ сделать почтительно возражение; но и тут государын€ дала ему знак рукою, чтобы он молчал, и примолвила: Ц «найте, однако ж, мой любезнейший јртемий ѕетрович, что € умею различать от истины шутку, под весЄлый час, а может быть, и в сердцах сказанную. ƒела ваши говор€т мне о вашей преданности лучше, нежели сплетни. Ц ќна прот€нула милостиво руку ¬олынскому, и тот, став на одно колено, поцеловал руку с жаром благодарности. ¬ это врем€ вошЄл герцог курл€ндский. √осударын€, сначала испуганна€ его по€влением, смешалась, однако ж вскоре оправилась и, взгл€нув на него довольно сухо, продолжала, обраща€сь всЄ к кабинет-министру: Ц я не имею нужды посылать за вами по три раза; вы €вл€етесь даже на мысленное моЄ приглашение. ¬ерьте, Ц прибавила она, дава€ голосом особенный вес своим словам, Ц что никто нас не поссорит с вами.

ѕасмурно, со злобною усмешкой смотрел Ѕирон на эту сцену и долго молчал, потом завЄл разговор то с шутами, то с ћариорицей.

ѕодн€лс€ гам между шутами. Ќадобно было им рассе€ть гнев государыни. ѕедрилло, прин€в команду над товарищами, установил их, одного за другим, около стены, как дети став€т согнутые пополам карты, так, что, толкнув одну сзади, повалишь все вдруг. ќдин Ѕалакирев не повиновалс€. ƒело обошлось и без него. ѕедрилло дал толчок своей команде, и все повалились один на другого. ƒолго барахталс€  ульковский по полу, чтобы встать. √осударын€ изволила сме€тьс€ этому фарсу; сме€лись другие зрители, хохотали сами актЄры. ѕотребован, однако ж, отчЄт от Ѕалакирева, почему он не повиновалс€.

Ц „ерв€к в голове! Ц отвечал старик угрюмо, Ц а когда черв€к у русского заведЄтс€, так и сам принц не только кур, но и коршунов не выгонит его.

«а такое неповиновение отсчитали бедному шуту ѕетра I столько ударов палкою, сколько слов было в его ответе.

ћежду тем игра на биль€рде кончилась, к удовольствию ћариорицы, делавшей беспрестанно промахи, несмотр€ что вооружилась всею душевною твЄрдостию. Ѕойка€ воспитанница гарема сделалась робка и стыдлива, как институтка за порогом дома, где получила воспитание. ”словлено было, что, когда кн€жна проиграет, должен пролезть под биль€рдом ассистент еЄ, новопожалованный паж, а в противном случае Ц ѕедрилло. ѕал роковой жребий на  ульковского, и он пополз на четвереньках, сопровождаемый общим смехом. ∆естока€ судьба его не удовлетворилась тем, что заставила его считать, задыха€сь, перегородки биль€рда, что товарищи осадили его со всех сторон ки€ми, как охотники кабана, запутавшегос€ в тенетах; надо ещЄ было, чтобы вбежала любима€ государынина борза€ сучка, котора€ увенчала потеху, вцепившись зубами в ухо страдальца.

Ц јту! јту! Ц кричали шуты.

“равл€ была презабавна€Е  ровь пор€дочно струилась по пухлой щеке  ульковского, и, несмотр€ на боль, он не смел отогнать свою мучительницу. ћариорица почти со слезами смотрела на это зрелище. Ќаконец государын€, бо€сь видеть своего пажа корноухим, сжалилась над ним и велела отн€ть собаку. —колько раз, при совершении этого мученического подвига, вспоминал  ульковский о своЄм дежурном стуле в Ћетнем дворце! ¬добавок поручили ему смотреть за сучкою, с тем чтобы она привыкла к нему.

√нев императрицы на герцога, как и можно было ожидать, кончилс€ со смехом еЄ на проказы шутов. ќн умел воспользоватьс€ минутою весЄлости, чтобы подойти к еЄ величеству и просить у ней прощени€, сбрасыва€ всю вину на важные дела государственные, которых разбирательством он должен был зан€тьс€.

Ц ∆ела€ вас успокоить скорейшим окончанием их, Ц говорил он, Ц € сделалс€ преступником. √де гнев, тут и милость.

 огда нужно было, хитрец умел употребл€ть и русские пословицы в дело. »зволили простить по пословице, с тем, однако ж, чтобы во весь день важных дел не встречалось. –азговарива€ с Ѕироном всЄ по-немецки уже ласковым тоном, изволили прохаживатьс€ по биль€рдной взад и вперЄд и останавливались нередко у окна, из которого видна была начата€ стройка лед€ного дома. Ётим случаем воспользовалс€ Ѕирон, чтобы хвалить усердие ¬олынского в исполнении малейшей воли государыни. “акие отзывы льстили сердцу еЄ величества, и она не упустила случа€ благодарить своего любимца за беспристрастие. »зъ€вили также желание, чтобы между первыми сановниками государства, которых она столько любила, отдава€, однако ж, преимущество, по справедливости, одному, существовал всегда мир, который будто, как до неЄ дошло, колебалс€ Е

Ц  аждому своЄ, Ц говорила государын€, Ц вам, кажетс€, делить нечего.

“ронутый герцог, со слезами на глазах, покл€лс€ даже сделать уступки своих прав ¬олынскому, чтобы только угодить обожаемой государыне. ¬ сердце же кл€лс€ помиритьс€ с ним тогда лишь, когда увидит голову его на плахе. ќн убеждЄн был тайною запискою, найденною в карете, что ещЄ не врем€ действовать решительно, и потому скрыл глубоко свою ненависть.

— другой стороны, кабинет-министр, отуманенный любовью и довольный, что государын€ отвлечена от него жарким разговором с Ѕироном, забыл свою вражду. ќн спешил воспользоватьс€ этим случаем, чтобы подойти к кн€жне Ћелемико. Ћюбовь, стыдливость, которой не учили еЄ в гареме, а научила сама природа, били ключом из сердца еЄ и выступали на щеках рум€нцем, в глазах Ц томительным огнЄм.  огда јртемий ѕетрович подошЄл к ней, из-под длинных еЄ ресниц блеснуло выражение сердечного участи€, дрожащие, уста еЄ сделали вопрос:

Ц «доровы ли вы?

Ц я был болен, очень болен, Ц отвечал ¬олынский, Ц и хотел было умереть.

—леза навернулась на еЄ глазах; она покачала головой, как бы хотела сказать: УЅезжалостный! „то вы со мною делаете?..Ф Ц и сказала вслух:

Ц ƒолжны быть важные причины на это?

Ц ¬ы презрели моими страдани€ми, и дл€ чего ж мне после жить!.. Ќо € хотел ещЄ раз вас увидеть, ещЄ раз упитьс€ этим блаженством, и потомЕ да судит Ѕог!.. Ќе мо€ вина! «ачем перенЄс он вас в ѕетербург? «ачем испытывать было надо мною обольщени€ вашего небесного взгл€да?.. я человек; а надобно быть камнем, чтобы провести своЄ сердце сквозь такие испытани€Е

ћариорица не отвечала, но взор еЄ наградил ¬олынского самою пламенною, самою нежною любовью. ƒрожа, она положила на окно платок, из которого он мог заметить уголок свЄрнутой бумажки. Ёто был ответ, который кн€жна написала, вставши поутру, но, за отсылкою У“елемахидыФ сметливою служанкою, не могла доставить к јртемию ѕетровичу.

јх! как любила ћариорица!.. Ћюбовь разлилась в ней пожаром, во сне палило еЄ муками, нежило роскошными видени€ми, на€ву мутила все еЄ думы, кроме одной, что ¬олынский сведЄн в еЄ душу самим провидением, не как гость минутный, но как жилец вечный, которому она, раба, друг, жена, любовница, всЄ, чем владеет господин на востоке и севере, должна повиноватьс€, которого должна любить всеми помышлени€ми, всею душою своей, которого так и любит. » могла ль она после этого не отвечать на письмо его? ƒевушку с европейским воспитанием испугали бы в таком случае расчЄты приличи€, страх общественного мнени€; она, пламенное дит€ ¬остока, боитс€ только гнева, холодности своего владыки. ћариорица полюбила не постепенно; страсть еЄ не созрела временем, пожертвовани€ми, оценкою достоинств любимого предмета Ц она вспыхнула в один миг, в один миг еЄ обхватила, и ћариорица не может уже любить ни более, ни менее, сколько любит. Ќи у кого не спрашивалась она совета на эту любовь: ни у рассудка, ни у сердца, ни у людей. Ћюбовь послана ей свыше, как фирман султана его подданному: слепое исполнение или гибель!.. Ќикому не повер€ет она своих чувств: если бы она это сделала, ей бы казалось, что она делит их с другим.

¬олынский видит роковую бумажку, догадываетс€, что это ответ на его письмо, и не имеет возможности еЄ вз€ть. Ўуты беспрестанно шныр€ют около них, подмечают их взгл€ды, подслушивают разговор, след€т движени€, но добыча шпионов небогата на этот раз. –азговоры влюблЄнных отрывисты, перемешаны кабалистикою слов, непон€тных дл€ черни, похищенных из другого, высшего мира. ¬олынский благодарит ћариорицу за жизнь, которую она дарит ему, которую обещает он ей посв€тить. ќн просит дозволени€ прислать к ней цыганку за ответом. ÷ыганка заслужила его доверие: можно ли отказать? ¬зоры кн€жны, увлажнЄнные любовью, то останавливаютс€ на нЄм, то застилаютс€ чЄрными длинными ресницами; он пьЄт еЄ душу в этих взорах, он черпает в них море блаженства. —мущение их обнаружило бы скоро их страсть, если б голос императрицы, зовущей к себе кн€жну, не спас их от подозрени€. ¬олынский блаженствует; он торжествует заранее и, смотр€ на всЄ в волшебное стекло любви, видит в своЄм враге ловкого, умного любимца императрицы. ќни беседуют, шут€т друг с другом, как будто никогда не ссорились, и государын€ утешаетс€, что согласие водворилось между ними так скоро по манию еЄ воли.

јнна »оанновна сидела на штофном диване, расположенном вдоль внутренней стены комнаты; несколько ступеней, обитых богатыми коврами, вели к нему. ћариорица уселась у ног еЄ на верхней ступени.

Ц  ак разгорелась ты, прекрасное дит€ моЄ! Ц сказала государын€, обвив еЄ шею своей рукой и поцеловав еЄ в лоб.

ќт этого движени€ свалилась с головы кн€жны шапочка, и чЄрные длинные косы пали ей на колени.  ак она была хороша в эту минуту!.. —ама государын€ посмотрела на неЄ с восторгом матери, подн€ла ей косы, обвила ими дважды голову, надела ей шапочку несколько набекрень, по-русски, полюбовалась оп€ть на неЄ с минуту и, с нежностью потормошив еЄ двум€ пальцами за подбородок, примолвила:

Ц  ака€ милушка!

¬сЄ в комнате примолкло; самые шуты не шевелились, будто страшась нарушить это занимательное зрелище. ¬олынский сто€л как вкопанный: он пожирал ћариорицу глазами, он весь был у ног еЄ. Ќа беду, кн€жна сидела по-восточному, и одна ножка еЄ, обута€ в башмачок, шитый золотом, уютна€, как воробышек, выгл€дывала из-под плать€ и дразнила его пылкое воображение. √осударын€ заметила силу его взгл€дов и сказала шут€, закрыв рукою лицо кн€жны:

Ц √осподин ¬олынский, не сглазьте еЄ у мен€. ¬ы смотрите на мою Ћелемико, как лисица на добычу. я с вами поссорюсь за это.

¬олынский отвечал, как придворный, что он не мог не заплатить невольной дани красоте.

Ц » € ли один, Ц прибавил онФ Ц виноват в этом проступке: ваше величество женщины, и сами не скрываете своего восторга при виде на кн€жну.

–азумеетс€, похвалы заставл€ли ћариорицу ещЄ более краснеть, хот€ и были ей при€тны.

¬о врем€ этой сцены Ѕирон, чтобы избавитьс€ от невольного обольщени€ или дл€ того, чтобы не мешать страсти ¬олынского расходитьс€ более и более, на собственную его гибель, ласкал государьенину собаку и, казалось, на неЄ одну обратил своЄ внимание. Ќаконец он сказал:

Ц ¬аше величество изволите женить  ульковкого; вот и свадебный дом строитс€, но о невесте не было ещЄ слова.

Ц ¬аша правда, подойник готов, а коровы ещЄ нет, Ц отвечала, сме€сь, государын€. (Ѕирон успел предупредить еЄ насчЄт барской барыни, сказав, что эта пара будет презабавна€.) Ц Ќадо, Ц продолжала она, подозвав к себе  ульковского, Ц положитьс€ на его вкус. ѕослушай, дурак, выбирай во всей империи, только не при моЄм дворе; даю слово, что, если изберЄшь достойную себ€, не откажу быть твоею свахою.

Ќизко поклонилс€ жених, положил руку на сердце, т€жело вздохнул и объ€вил, что страдает денно и нощно по госпоже ѕодачкиной и умрЄт, если она не будет его супругой.

Ц ќ ве, о ве! »ссохнет бедный до второго пришестви€, как спицка! Ц подхватил Ћакоста.

Ц Oche bella armonia! Ц прибавил ѕедрилло, Ц corpo di bacco! ќдна толст, как бас, а друга€ Ц тоненька фагот.

Ц Ќе парочка, а чудо! Ц вскричал Ѕалакирев, Ц в пустую бочку поселитс€ саженна€ зме€.

Ц  то ж эта знаменита€ ѕодачкина, на которую пал такой счастливый жребий? Ц спросила государын€.

Ц Ќе знаю, ваше величество, Ц сказал Ѕирон.

Ц ћо€ барска€ барын€, Ц отвечал, смут€сь, ¬олынский. ” него вертелись в голове тЄмные догадки насчЄт еЄ. Ц “олько удивл€юсь очень, каким образом наш ѕарис, не сход€ со стула в приЄмной его светлости, мог подметить такое сокровище, которое хранитс€ у мен€ за тридев€ть замками.

Ц Ќадеюсь, господин ¬олынский, что вы не подожжЄте моего дворца, если мы похитим вашу прекраснуюЕ как бишь? «а которую дрались греческие цари?

Ц ≈лену! Ц подхватил Ѕирон.

Ц ƒа, хоть јлЄну?

Ц Ѕоже мен€ сохрани! Ц отвечал ¬олынский.

Ц “ак вы уступаете мне свою красавицу?

Ц — большим удовольствием.

Ц Ѕлагодари же, дурак!

»  ульковский, расшаркавшись перед кабинет-министром, рассыпалс€, как умел, в благодарности.

Ц Ёта свадьба делаетс€ с позволени€ вашего, государын€, Ц сказал Ѕирон пасмурно, Ц но есть особы при вас, которые давно женаты и скрывают это от вашего величества.

ѕедрилло пал на оба колена и, зарюмив, вопил жалобным голосом:

Ц ¬иноват, матушка, только не снимай повинна головка.

Ц  ак! ” мен€ во дворце? Ѕез моего позволени€? Ц сказала с неудовольствием јнна »оанновна.

Ц —ерсе приказал: лупи, а кто можно против —ерсе на кулачка маршир. јх! ≈сли бы ваш величество видел la mia cara, то простил мо€. √лазка востра, бел, как млеко, нежна голосок, как флейтошка, ножка тоненька, маленька, меньше, шем у кн€жен, проворно тансуй, прыжки таки больша делай и така молоденька!..

ќписание своей любезной сопровождал ѕедрилло страстною и отча€нною мимикой, прижима€ то руки к сердцу, то вскидыва€ глаза к небу.

Ц »стину слов его, Ц сказал Ѕирон серьЄзно, Ц и € могу засвидетельствовать.

Ц ƒа это должна быть кака€-нибудь танцовщица!  то ж она? Ц спросила государын€.

Ц Ќе смей мо€ сказатьЕ (ѕедрилло испуганный, бледный, дрожал всем телом; холодный пот капал со лба.)

Ц √овори, € тебе приказываю.

Ц ƒевушка, жил здесь во дворес.

Ц »м€!.. „то жЕ

Ц јх! страх мо€ берЄт и таскать душку во ад. Ќе казнишь мо€Е

Ц √овори, а не тоЕ Ц вскричала с гневом государын€.

Ц ƒочьЕ дочь, ох! придворнаЕ

Ц Ќу?..

Ц ƒочьЕ придворна коза.

Ц  озы! козы! Ц раздалось по комнате.

√осударын€ хохотала от всего сердца, сме€лись и другие, сколько позвол€ло приличие.

Ц ≈сли так, Ц сказал она, Ц то прощаю от души нарушение законных прав в моЄм дворце.

Ц ћо€ жЄнка родил вчера, и когда ваш величество простил мо€, так € прошу пожаловать на родина.

Ц ј?.. понимаю! ѕлут знает, что у русских есть обычай класть на зубок деньги. “во€ шутка стоит награды. ’орошо; даю слово быть к тебе, и сама назначу дл€ этого день. √ерцог, вы не забудете мне об этом напомнить?

Ц ћогу ли забыть то, что вам делает удовольствие? Ц отвечал Ѕирон.

Ц —лучаетс€ это с вамиЕ Ц прервала шут€ государын€ и обратила оп€ть речь на свадьбу ѕедриллы.

ƒолго ещЄ сме€лись его лукавой затее; наконец вышли все из биль€рдной, иные из дворца, каждый унос€ на свою долю больший или меньший участок удовольстви€, которое доставило им короткое врем€, проведЄнное в этой комнате. ќдин старик Ѕалакирев уносил на своей спине боль от полученных ударов.

ѕо приезде Ѕирона домой Ћипман имел ещЄ дух доложить своему патрону, что исполнительный √роснот найден в своей комнате застреленным, веро€тно, вследствие побега конюхов, обливавших √орденку. ќбратить свой гнев на Ћипмана было опасно, и потому решились временщик и клеврет его старатьс€ отыскать тайных производителей этого дела и устремить всю коварную политику свою на исполнение прежде начертанных планов. Ћучших, более действительных нельз€ было и придумать.

¬место одного √роснота Ѕирон нашЄл их дес€ток: на низких людей никогда не бывает недорода.

 

√лава IX. ѕ–»ѕјƒќ 

„асто в пылу сражени€ царь задумывалс€ о своЄм царстве,

и посреди бо€ оставалс€ равнодушным его зрителем,

 и, бывши зрителем, казалось, видел что-то другое.

УќпалФ ».  .

 

¬люблЄнное сердце перемогло честолюбивую душу, и с тайными слезами € продаю свободу свою за безнадЄжное счастие.

ћарлинский

¬олынский обещал прислать цыганку к кн€жне Ћелемико, и первой его заботой было приказать отыскать еЄ. Ќесколько дней поиски были тщетны. ћучимый желанием скорей прочесть ответ ћариорицы, он решилс€ прибегнуть к помощи увалистого “редь€ковского так, что мог бы воспользоватьс€ ею, не вполне открыв ему цель этого содействи€. Ќа беду, творец У“елемахидыФ страдал только завистью Ц болезнью мелких душ. ќн писал к јртемию ѕетровичу, что изнемог духом и телом, вид€ несправедливость к нему соотечественников, унижающих его пред сочинителем оды на вз€тие ’отина, и что он до тех пор не может прин€тьс€ за служение музам и своему меценату, пока не исходатайствуют ему кафедры элоквенции и указа на запрещение холмогорскому рыбачишке писать. ¬ тогдашнее врем€ было ещЄ мало пишущей братьи, а то посредственность не преминула бы составить заговор против юного таланта, расправл€вшего могучие крыль€. –азумеетс€, проситель удостоилс€ от благородного и умного вельможи, чего стоил, Ц эпитетов подлого и злого дурака. — первою ж почтою богатый подарок отыскивал странника Ћомоносова.

Ќесколько дней јртемий ѕетрович не имел случа€ видеть ћариорицу, и страсть в эти дни так успешно забрала над ним власть, что сделала его совершенно непохожим на себ€. ќн блажил, как ребЄнок, был то взыскателен и нетерпелив, то холоден к своему делу и слаб. —оветов «уды он вовсе не слушал; сначала сердилс€ на него, потом стал его удал€тьс€; наконец, не име€ около себ€ никого, с кем мог бы поделитьс€ душою, обратилс€ оп€ть к нему, с условием, однако ж, не раздражать его противоречием.

Ц —тоит только, Ц говорил он ему, Ц получить мне от тайного нашего поверенного условленный пароль, и хандра мо€, как чад, пройдЄт. ¬ерь мне, врем€ это очень близко. √осударын€ стала чаще сердитьс€ на Ѕирона и даже сделала опыт лично изъ€вить ему свой гнев. Ќедаром скрывает он обиду, которую € нанЄс ему и которую ни простить, ни забыть нельз€. Ёто уж означает его слабость. ƒва-три дн€ решительного гнева государыни на него Ц и тогда одно слово, только одна мысль о слезах и крови моих соотечественников, о –оссии, мол€щей мен€ быть заступником своим, и € бегу исполнить свой долг и умереть, если нужно, за св€тое дело. “огда не будет места в сердце ни другу, ни Ћелемико, ни одному живому существу на свете. ѕостригусь отечеству, произнесу роковой обет и вырву всЄ земное из земного сердца. ј теперь, вол€ тво€, не могу, не в силахЕ € ещЄ не в св€той оградеЕ дай мне насладитьс€ за нею благами мирскими, насмотретьс€ на прекрасные очи, наслушатьс€ волшебного голоса, и потом Ц готов хоть на плаху!

«уда, слуша€ его, качал печально головой, пожимал слегка плечами Ц делать было нечего.

 огда уведомили ¬олынского, что ѕодачкин произведЄн в офицеры вопреки его воле, он махнул рукой и сказал:

Ц ’оть бы в сенаторы!

 огда «уда известил его, что замороженный √орденко зарыт на берегу Ќевы в известном месте и готов встать из своего снежного гроба, чтобы обличить Ѕирона в ужасном злоде€нии. ¬олынский отвечал:

Ц ’орошо! Ќо пусть подольше не тревожат этого несчастного трупа. Ѕедному и по смерти не дадут поко€.

”знав, что конюхи Ѕирона, возившие лед€ную статую на Ќеву, бежали в деревни јртеми€ ѕетровича и готовы в свидетели, он сказал своему секретарю:

Ц „елнок их в пристани; не трогайте его с места. Ќапротив, употребите все средства, чтобы обеспечить их от опасности. Ќаше дело подвизатьс€ и гибнуть за отечество, если нужно, в гербу каждого двор€нина вырезаны слова чести, долга, славы, сердце каждого из нас должно выучить эти слова с малолетства, тотчас после заповедей √осподних. ј конюхов зачем неволею тащить, может быть, на гибель за предмет, которого они не понимают?..

–аз какой-то нищий в сумерки у подъезда подал ему бумагу и скрылс€. Ёто был подлинный донос √орденки, доставленный Ћипману цыганкою и потом переданный самому Ѕирону. —окровище дл€ кабинет-министра! Ќе видав доноса, он не мог иметь пон€ти€ о драгоценных тайнах, в нЄм заключавшихс€. јртемий ѕетрович обрадовалс€ было этой находке и вместе чего-то испугалс€. УЌе ведЄт ли эта рокова€ бумага, Ц говорил он сам с собою, Ц к решительной минуте и к разлуке с ћариорицей, как она привела несчастного √орденку к ужасной смерти!Ф

ƒумал ли ¬олынский о своей супруге? ”ж конечно! Ќо каковы были эти думы!.. —трашна€ борьба происходила сначала в душе его. ќн ценил любовь еЄ, еЄ доброту и любезность, обвин€л себ€ в неблагодарности, мучилс€, терзалс€, как преступник, проклинал свою слабость и всЄ это кончал тем, что жил одною любовью к ћариорице. ѕортрет жены казалс€ ему беспокойным обличителем, давил его своим присутствием Ц и портрет был сн€т и поставлен за бюро. Ѕо€сь, чтобы она не приехала, писал к ней, что он сам скоро будет в ћоскву проездом, по случаю данного ему от правительства поручени€, и чтобы она его там дожидалась. — трудом повиновалось перо и сердце поворачивалось в груди, когда он увер€л еЄ в нежной неизмен€емой любви. Ќе сроднившись с обманом, он тем более мучилс€, употребл€€ его. ћежду тем, доведЄнный своею страстью до исступлени€, ломал голову, как бы развестись с женою, и уж заранее искал на этот случай в главных членах синода. ќна не родила, какой ещЄ лучшей причины к разводу?.. Ќе он первый, не он и последний!

Ќе могли ничего над ним и предостережени€ тайного друга, чтобы он берЄг себ€ более всего от себ€ ж. У¬аша любовь к кн€жне Ћелемико погубит вас, Ц писал к нему аноним, Ц она известна уж вашим врагам и служит им важнейшим орудием против васФ.

Ц ќ! Ёти затейливые опасени€, Ц говорил ¬олынский, Ц дело моего слишком осторожного «уды! ѕустое! ќдна любовь не помешает другой. я сказал уж ему однажды навсегда, что не покину намерени€ спасти моЄ отечество и не могу оторвать кн€жну от своего сердца.

„ем более ¬олынский в эти дни душевного припадка показывал себ€ слабым, тем усерднее работал за него «уда и тайный поверенный кабинет-министра, как мы и видели уже выше. ќни верили, хот€ и с бо€знью, по опытам благородного характера его, что одно чувство должно в нЄм в решительные минуты восторжествовать над другим. » потому не упускали случаев и времени быть ему полезными в борьбе с сильным, коварным временщиком. ѕротив подкопов его и Ћипмана проводили они свои контрмины, не менее надЄжные; но и те большею частью принуждены были скрывать от јртеми€ ѕетровича, любившего сражатьс€ в чистом поле.

Ќадо ещЄ упом€нуть о том, что случилось поздно вечером в самый день, когда он виделс€ с кн€жною в биль€рдной дворца. —идел он в своЄм кабинете с «удой и рассказывал ему свою заносчивую ссору с Ѕироном, скорб€, что не послушалс€ советов друзей. ¬друг за стеной кабинета, в гардеробной, кто-то застонал, и вскоре раздалс€ визг и крик.

Ц „то это такое? Ц спросил јртемий ѕетрович, вздрогнув и вскочив с канапе, Ц не режут ли уж кого у мен€ в доме?.. „его доброго!

Ц Ќе могу пон€ть, что бы это такое было, Ц отвечал секретарь.

Ц Ѕатюшки! Ц раздалось снова. Ц Ѕатюшки! —пасите от нечистого! ѕустите христианскую душу на пока€ние.

¬олынский и «уда бросились на этот крик в гардеробную, но в ней, за темнотой, нельз€ было ничего различить. “олько слышно было, что хрипел человек, выбивавшийс€ из шкапа, который сто€л у стены кабинета. ѕодали свечи, и что же представилось? Ѕарска€ барын€ в обмороке, растрЄпанна€, исцарапанна€, и арап подле неЄ, хохотавший от всей души.

Ц — ума ты, видно, сошЄл, Ц сказал с сердцем јртемий ѕетрович, Ц что вздумал так пугать старую женщину!

Ц Ќе женщину, а поганую ведьму, Ц отвечал арап, коварно усмехнувшись. Ц ∆аль, что она совсем не околеет.

Ц „то это всЄ значит?

Ц ј вот что, сударь. ƒавно подметили мы с господином «удою проказы еЄ. Ћишь только к вам в кабинет их милость или какой ваш благопри€тель, этот бес в юбке тотчас в гардеробную и вс€кий раз, слышу, дверь на запор. ¬згл€нул € однажды в комнату: ни душонки в ней!  ой чЄрт, думал €, куда она пропадает? ¬ другой будь € умнее Ц следом за ней караульный глаз в скважину и вижу: разбойница вошла в шкап и пробыла там всЄ времечко, пока у вас оставались гости. ƒай-ка порасскажу об этом господину «уде; тут, думал €, промаху не будет. ѕоцеловал мен€ его милость за эту весточку, настрого приказал до поры молчать Ц извольте же видеть, сударь, почему € не смел пораскрыть нашу тайность. (√лаза арапа заискрились, и улыбающиес€ чЄрные губы его показали два р€да жемчужин.)

Ц ¬иноват, что посердилс€ на теб€, друг мой, Ц сказал ¬олынский.

Ц » больше бы погневались, сударь, так беда невелика. ѕотомЕ потомЕ да, его милость господин «уда подметил на дн€х в кабинете за канапе просверленную дырочку. —мекнули мы, что это щель из шкапа гардеробной. ѕодделали ключ Ц маршалок был с нами заодно, Ц ныне успел € в сумерки забратьс€ в дозорную будку, затворив за собою исправно дверь. ѕошарил в шкапе и нашЄл преисправную щель, из которой всЄ слышно, что говоритс€ у вас в кабинете. ¬от почу€ла чутьЄм наша жар-птица, что у вас будет с его милостью потайной разговор, и шасть ко мне под бочок. Ућилости просим, кукушечка, к стрелку поближе!Ф Ц сказал € про себ€. “олько что приложила она ухо к щели, € ей в бок булавку. ѕочесалась она и оп€ть за свою работу. “ут уж запустил € ей стрелку поглубже так, что она пор€дком охнула, сотворила крЄстное знамение и примолвила: У— нами сила крЄстна€!Ф ќка€нна€! ћало, что людей морочит, и Ѕога-то хочет обмануть!.. ƒал € ей вздохнуть крошечку да как схвачу еЄ вдруг в охапку и начал душить, щекотать, кусатьЕ ну, была така€ потеха, сударь, что рассказать не сумеюЕ все жилки надорвал со смеху. ј теперь, Ц арап ужасно взгл€нул на свою жертву, Ц ох! кабы мо€ вол€Е нож ей в бок Ц одним крокодилом на свете меньше!

Ц ќна умерла, Ц сказал один из слуг, составивших кружок около барской барыни.

ќн вз€л еЄ за руки, и руки упали окоченелые на пол.

Ц ѕустить ей кровь! Ц примолвил другой, Ц вспрыснуть еЄ холодной водой.

Ц ј лучше плЄткой! Ц перебил маршалок.

Ц јх! ¬спрыснуть водой, Ц возопила вдруг плутовка, открыв несколько глаза.

¬олынский с презрением отворотилс€ от неЄ и сказал дворне:

Ц ¬ыбросьте эту поганую кошку вон сию ж минуту за ворота со всеми еЄ пожитками. „тоб духу еЄ здесь не пахло!

Ц » вот наконец, Ц сказал «уда, когда они возвращались в кабинет, Ц ваш домашний шпион у вас в руках! я советовал бы вам допросить строжайше эту неблагодарную тварь.

Ц Ќе пытать ли еЄ по-бироновски?.. Ќу еЄ к чЄрту? ѕропавшего не воротишь. ј что до благодарности, не говори мне об этом, друг мой! “ы знаешь, сколько € сам виноват пред одной особой. Ц ќн разумел жену. Ц „его ж ожидать от черни?..

»звестно, что слуги вс€кого рода люб€т быть при€тными своим господам, усилива€ приговоры их. Ѕлагородному јртемию ѕетровичу нельз€ было угодить таким образом; но дворн€, ожесточившись против барской барыни, удовлетвор€ла в этом случае только своему негодованию. Ќевесту  ульковского, снова упавшую в обморок, отнесли за ворота с ругательствами вс€кого рода и с гор€чим телесным уроком и выбросили на снежный сугроб. “уда ж принесли еЄ имущество. ќпозоренна€, измученна€, волоча кое-как за собою пожитки, которые только могла укласть в огромный узел, бо€сь в полуночные часы попасть на зубок нечистому, ув€за€ не раз в сугробы снежные, она не раз вычитывала с ужасом: УЅатюшки мои светы! ¬ынеси, —амсонова сила, лЄгкое перо!..Ф Ќаконец, полумЄртва€, она дотащилась едва к утру до жилища Ћипмана. «десь оказали ей вс€кую помощь, какую требовали еЄ подвиги и сан  ульковского невесты.

ќднажды утром доложили јртемию ѕетровичу, что цыганка отыскана и приведена. Ёто известие обрадовало его.

Ц “олько боимс€ ошибитьс€, она ли ещЄ, сударь, Ц говорил посланный. Ц √олос еЄ, пол-лица также еЄ, с другой стороны Ц урод уродом. ÷ыган при ней тот же, что и прежде ходил с пригожей ћариулой. —то€т на том, что она и есть, и божатс€, и кл€нутс€, а может, сударь, морочат.

Ц Ќет ли в воздухе какой заразы, что все стали бредить! Ц сказал јртемий ѕетрович. Ц ¬ведите еЄ ко мне.

¬вели цыганку в кабинет, в котором никого, кроме него, не было. ќдин глаз у неЄ был закрыт пуком волос, права€ щека фатою.

Ц ћариула, это ты? Ц спросил ¬олынский.

Ц я, господин, но только не пригожа€, таланлива€ ћариула, на которой ты останавливал свои высокие очи. —омною случилась бедаЕ € обварилась кип€тком иЕ признаешь ли мен€ теперь?

√олос еЄ дрожал. ќна подн€ла фату и пук волос. ўека, в одном месте исписанна€ красными узорами, в другом собранна€ рубцами, синекровава€ €ма наместо глаза Ц всЄ это безобразие заставило јртеми€ ѕетровича отвратитьс€.

Ц „то, барин?.. ¬от ваша хвалЄна€ красота!

Ѕрюзгливо вскинул он взоры на неЄ, махнул рукой, чтобы она закрыла по-прежнему своЄ безобразие, и, когда она это исполнила, посмотрел на неЄ с жалостью, глубоко задумалс€ с минуту, наконец сказал:

Ц ћне тво€ красота не нужна. ћариула, а нужна тво€ верность, твой ум.

Ц я уж раз докладывала вам рада вам служить, добрый господин, Ц отвечала цыганка с живым участием.

“ут ¬олынский призналс€, что он любит кн€жну Ћелемико и что она к нему неравнодушна. ўека цыганки загорелась:

Ц „то ж далее? Ц спросила она с нетерпением.

Ц ¬от видишь, € писал к ней, ответ еЄ готов но ей не через кого переслать его. “ы должна сходить во дворец и получить записочку.

Ц — радостью Ц отвечала ћариула, запина€сь, как будто сто€л у ней кусок в горле.

» дрожащий голос еЄ, и белые п€тна, выступившие на пламенной щеке, измен€ли еЄ душевному беспокойству ћысль, что матьЕ. самаЕ Ќо она это делала дл€ блага своей дочери. ћожет статьс€, јртемий ѕетрович хочет только погубить ћариорицу!.. ѕоверенна€ их тайн, она будет иметь возможность еЄ спастиЕ

Ц “олько с условием. Ц примолвила она умол€ющим голосом, Ц буду помогать тебе всем моим разумением, всем лукавством, даЕ смотри, добрый, милый, честный барин, не сделай несчастною бедную девушкуЕ √овор€т, € уж успела выведатьЕ сирота кругла€, не имеет ни отца, ни матери, с чужой стороныЕ не доведи еЄ до погибели, побойс€ Ѕога, женись на ней.

Ц ќ! ƒа с какими же ты причудами!.. Ёто дело свахи и попа.

Ц ј что ж €, как не сваха!.. ¬от видишь, барин, € много уж грехов прин€ла на свою душу: Ѕог за то и наказал мен€. ћы хоть и цыгане, а знаем Ѕога. ѕора мне жить честно.  оли не примешь моего услови€, Ц прибавила она с твЄрдостью и жаром, Ц € и дел никаких начинать не стану. „то ж?.. ∆енишьс€?..

Ц ”ж конечно!.. ƒл€ чего б иначе!..

Ц ѕокл€нись.

Ц  ак же ты неотв€зчиво требуешь!. —транно! ќдна ко ж, пожалуй, кл€нусьЕ

Ц ¬семогущим ЅогомЕ —лышишь?

√олос ћариулы был грозен, одинокий глаз еЄ страшно сверкал, в душе ¬олынского совесть невольно забила тревогу.

Ц ”ж конечноЕ »мЕ Ц сказал он, смут€сь, Ц если только позвол€тЕ

Ц  то ж?

Ц Ќапример, государын€.

Ц ќ, чего бо€ре не выхлопочут, когда только захот€т. ѕомни, √осподь карает тех, кто преступает кл€тву.

¬олынский старалс€ усмехнутьс€.

Ц ѕраво, ты, ћариула, годишьс€ в проповедники.

Ц ѕобоишьс€ суда небесного, так начнЄшь говорить и проповеди. “еперь мы условились: ты будешь иметь пригожую жЄнку; сиротка найдЄт себе доброго, знатного, богатого мужа; а € буду с фатойЕ не забудь же фату за первый поцелуйЕ и душа мо€ не даст ответа Ѕогу, что погубила моюЕ мою красавицуЕ ’оть и не видывала еЄ, но люблю-таки, сама не знаю почемуЕ может статьс€, потому, что сама была в такой беде, как она. » мен€ погубил когда-то такой же красивый барин, как и тыЕ Ц ћариула утЄрла навернувшиес€ на глазу слЄзы. Ц  огда-нибудь € тебе это расскажу. Ќо € не плакать пришла, а дело делать. ∆ду твоего наказу.

ѕозван был арап и получил наставлени€ провесть цыганку во дворец к кн€жне Ћелемико. ѕри наказе ћариуле, чтобы она исполнила хорошенько поручение, јртемий ѕетрович хотел пожаловать ей золотую монету. Ќо цыганка с гордостью оттолкнула руку его, обеща€сь, впрочем, вз€ть деньги, когда всЄ уладит.

 

√лава X. ѕќ—ЋјЌЌ»÷ј

–одна€ матьЕ ќ Ѕоже! ћать родна€

≈й в руку чистую влагает нож;

¬едЄт еЄ сама к ужасной бездне

» думает: веду еЄ к венцу,

Ќа ложе пышное любви и счасть€Е

Ќе столько тревожит любовника первое тайное свидание с любимым предметом, как тревожило ћариулу свидание с кн€жною Ћелемико. –адость и страх видеть так близко дочь свою, говорить с нею до того волновали еЄ кровь, что занималс€ у неЄ дух; в голове и сердце еЄ стучали молоты. Ќесколько раз дорогою останавливалась она, чтобы перевести дыхание.

Ц —мело за мною, Ц сказал арап, вход€ на крыльцо у маленького дворцового подъезда, и потом, изредка оборачива€сь к своей спутнице и ободр€€ еЄ взором, повЄл сквозь саранчу придворных слуг по извилинам лестниц и коридоров.

Ѕыло близко к дев€ти часам утра; но всЄ во дворце ещЄ ходило полусонное.

ћариула выставила тут вполне своЄ безобразие.

Ц  уда ведЄшь этого урода? Ц спрашивали арапа любопытные.

Ц  уда приказано, Ц отвечал он, Ц много знать будете Ц состаритесь.

»ногда отделывалс€ на нескромные вопросы молчанием; кому нужно, говорил, что герцог хочет ввести к государыне цыганку, котора€ чудна€ гадальщица.

Ц ћысли читает, братец, Ц говорил он, Ц знает, что с тобою было, что будет и какою смертью умрЄшь.

“акие рассказы возбуждали во многих желание познакомитьс€ с чудною ворожеею. —уеверие Ц обща€ слабость людей во всех звани€х.

¬ одном коридоре, где ходили тихо, на цыпочках, Ќиколай вызвал чрез камер-лаке€ арапку, привезЄнную с ним вместе в –оссию. ќн сказал ей что-то по-своему. ћолода€ пригожа€ негрит€нка, с коралловым ожерельем вокруг чЄрной шеи, в белой шерст€ной одежде, умильно улыбнулась своему соотечественнику, Ц в этой улыбке было что-то более, нежели дружеское приветствие, Ц кивнула ему курчавою головкой, дава€ знать, чтобы следовал с своей подругой за нею, привела их к одной двери в коридоре, отворила осторожно дверь и, всунув в отверстие голову, сказала:

Ц  н€жну спрашивает женщина. ћожно войти?

Ц  то там? Ц раздалс€ при€тный голос, пробежавший по всем струнам ћариулина сердца. Ќоги еЄ готовы были подкоситьс€.

Ц  ака€-то цыганка вас спрашивает, Ц отвечала арапка.

≈два слово УцыганкаФ было произнесено, послышалось, что кто-то опрометью бросилс€ со стула или другой мебели и вслед за тем кто-то произнЄс уже дрожащим голосом:

Ц ѕускай войдЄт!

јрап с своею соотечественницею отошли в сторону, чтобы потосковать о родине, шепнуть друг другу слово любви и между тем задержать в коридоре служанку кн€жны, вышедшую за завтраком. ћариула поспешила закрыть своЄ безобразие, но, за скоростью и бо€знью, сделала это так неловко, что при входе еЄ в комнату страшный глаз еЄ, будто впадина в черепе мертвеца, и багровые швы, которыми было исписано полулицо, первые бросились в глаза кн€жны.

ћариорица была одна в комнате. ќна едва не вскрикнула, увидав циклопа в образе женщины, и сделала шага два назад, тр€с€сь и смотр€ на неЄ с большим отвращением. ¬ эту минуту она забыла даже о цели посещени€ этой чудной посланницы.

“репет сообщилс€ и ћариуле; к нему примешалось и чувство унижени€. ќна остановилась у дверей, как бы готова€ распастьс€. ¬ таком положении находились обе несколько мгновений: одна Ц как бы умалива€ одиноким своим глазом простить ей еЄ безобразие, друга€ Ц приуча€ себ€ к виду этого безобрази€ мыслью о том, кто послал еЄ. ѕерва€, призвав на помощь всЄ присутствие духа, старалась поправить свои волосы на кровавую впадину, ст€нуть фату на щЄку и стать в такое положение, что одна пригожа€ сторона лица еЄ была видна ћариорице. Ётот манЄвр помирил их.

Ц „то тебе надобно? Ц спросила наконец ћариорица.

Ц ¬ыЕ сударын€Е знаете зачемЕ јртемий ѕетроЕ Ц язык еЄ с трудом двигалс€.

ѕри этом магическом имени кн€жна забыла прежний страх. «а несколько мгновений она бо€лась взгл€нуть на цыганку, теперь готова была обн€ть еЄ. Ѕо€знь заменил стыд поверить другойЕ незнакомой женщине свои тайны сердечные. ¬спыхнув, она перебила торопливо речь посланницы:

Ц “ак он прислал теб€?..  ака€ ты добра€!.. —адись, мила€! Ќе оскорбила ли € теб€?..

ћариула воспользовалась этим сердечным волнением и робко, униженно, как собака, которую побил хоз€ин и зовЄт оп€ть, чтобы приласкать, подошла к кн€жне, соразмер€€ свои шаги с впечатлением, которое выказалось на лице еЄ.

Ц ќскорбить!.. ќ нет!.. Ц сказала цыганка с особенным чувством, Ц мен€Е тыЕ выЕ может ли это статьс€! ƒа, јртемий ѕетрович вправду говорил, что € найду добрую, прекрасную барышнюЕ

ќна повела по всей фигуре кн€жны свой блест€щий, одинокий глаз, в котором горела любовь сама€ нежна€, сама€ умилительна€; любовалась красотою своей дочери, пламенем очей еЄ, правильностию коралловых губ; этим одиноким глазом ос€зала шЄлк еЄ волос, обвивала тонкий стан еЄ, целовала еЄ и в очи, и в уста, и в грудьЕ » могла ли она вообразить себе, чтобы эта сама€ прекрасна€ кн€жна, живуща€ во дворце, окружЄнна€ таким очарованием счасть€, была некогда маленька€ цыганочка ћариула, в худых, суровых пелЄнках, под разодранным шатром?.. ѕрочь, прочь эта мысль!..

 огда цыганка примечала, что тень бо€зни снова набегала на лицо кн€жны Ћелемико, она произносила оп€ть волшебное им€ ¬олынского. “аким образом дошла до того, что могла вз€ть еЄ рукуЕ » мать с трепетом, с восторгом неописанным поцеловала руку своей дочериЕ ќ! как была она счастлива в этот миг!.. ќна была награждена за все прошлые муки и за будущие.

Ц ∆аль мне теб€, мила€, Ц сказала ћариорица. Ц ќтчего ж у теб€ половина лица так испорчена?

Ц ¬от видишь, добра€ барышн€, у мен€ была дочка, лет шести. —лучись у нас в доме пожар.  то подумает об дочери, как не мать! „то дороже дл€ нас, как не дит€! я хотела спасти еЄ, упала под гор€щее бревно и обожгла себе половину лица.

Ц ѕожар!.. пожар!.. Ц твердила ћариорица, привод€ себе что-то на пам€ть. Ц ј где это было?

Ц ƒалеко, очень далеко; где ж вам и знать этот край! ¬ яссах.

У» € родилась в яссах!.. и мен€ спасли в пожаре!..Ф Ц думала кн€жна, потом сказала:

Ц “ак ты мо€ земл€чка! я сама ведь тамошн€€.

Ц ѕолюби мен€, мила€, хороша€ барышн€! ’оть ты и знатна€ госпожа, а € бедна€ цыганка, но всЄ-таки из одного кра€.

Ц ќ!  ак же!  ак же!..

» ћариорица вз€ла за руку цыганку и посадила еЄ подле себ€.

Ц „то ж? “ы спасла свою дочку?

ћариула бо€лась сказать лишнее и отвечала:

Ц Ќет, бедна€ погибла в огне; и косточек еЄ не нашли.

∆алость обнаружилась на лице доброй девушки; слЄзы навернулись на еЄ глаза.

Ц ќ, с этих пор ты можешь открывать при мне всЄ лицо своЄ. я не буду теб€ бо€тьс€Е Ѕедна€! » что ж, у теб€ была только одна дочь?

Ц “олько одна!.. »звинитеЕ государын€, если € вам скажуЕ она походила на вас очень, очень много.

“ут ћариула оп€ть с нежностью схватила руку тронутой кн€жны, крепко, сладостно ос€зала еЄ в своих руках, ещЄ раз поцеловала еЄ, и кн€жна оставила цыганку делать, что она хочет, и сама еЄ поцеловала.

Ќо горнична€ могла прийти и расстроить беседу, ограждЄнную столь хорошо случаем от беспокойных свидетелей. Ќа этот раз покуда довольно было дл€ материЕ ќна напомнила о письмеце. “оропливо вынуто оно из груди, тЄплое, согретое у сердца.

Ц ≈сли он поручил тебе вз€ть его, Ц сказала ћариорица, отдава€ свЄрнутую бумажку, Ц так € тебе верю.

Ц Ѕог, ты да € будем только знать, Ц отвечала цыганка и, намолив кн€жне тыс€чи благословений √осподних, вышла от неЄ в упоении восторга.

јртемий ѕетрович ожил, получа письмо: чего не сказал он посланнице! ќн готов был еЄ озолотить.

¬ бумажке, которую принесла она, заключалось следующее:

У ѕонедельник, поутру.

¬ы требовали ответа на своЄ письмо: вон он. “ут моЄ всЄ: и стыд, и мнение ваше, и жизнь мо€! ¬озьмите это всЄ в дар от мен€. Ќе думала € долго, писать ли к вам: моЄ сердце, ваши муки, сама судьба приказывали мне отвечать.

¬ы, верно, хотите знать, люблю ли вас? ≈сли б € не бо€лась чего-то, если бы мен€ не удерживало что-то непон€тное, € давно сама бы это вам сказала. ƒа, € вас люблю, очень, очень. Ёто чувство запало ко мне глубоко в сердце с первой минуты, как € вас увидела, и пустило корни по всему моему существу. “ак, видно, хотел мой рок, и € повинуюсь ему. Ќеведомое ли мне блаженство вы мне готовите или муки, которых € до сих пор не знаю, € не могу, не хочу избегнуть ни того, ни другого.

ѕоутру же .

я хотела послать к вам мой ответ в толстой книге учител€; да уж еЄ отослали. јх! как досадно! „то подумаете вы?.. √лаза мои красны от слЄз.

Ќа другой день.

“ы сказал, что умрЄшь, если не буду тебе отвечать. ¬идишь ли? я всЄ сделала, что ты хотел.

“еперь будешь ли жить? —кажи, милый!

ƒл€ чего не могу угадывать твоих желаний?.. ≈сли нужна тебе мо€ жизнь, возьми еЄ. ƒл€ чего не имею их тыс€чи, чтобы тебе их отдать?

¬место вы пишу ты, по-своему, не по-здешнему. ≈сли б ты знал, как это сладко!.. ѕиши так же.

—реда .

¬сЄ нет посланницы! » теб€ не вижу. «доров ли? Ѕоюсь спросить у посторонних.

“еперь знаю, как сладко и как мучительно любить!

¬ечером.

ƒевушка к тебе пишет, и что она пишет?.. «наю, это очень дурно по-здешнему. ћне самой стыдно прочесть, что € написала. ¬ ’отине, сказывали мне, там за это казн€т. Ќо € не могу превозмочь, что свыше мен€Е », прочитав моЄ письмо, продолжаю, и в ’отине € писала бы к тебе.

я спрашивала своих подруг, какое самое нежное им€ на русском; милый, голубчик, Ц сказали они. » € говорю тебе это имечко, потому что другого нежнее не знаю. ћожет быть, они мен€ обманывают, а может быть, они никогда не любили по-моему.  аких сладких имЄн не насказала бы € тебе по-молдавански, по-турецки!..Ф

¬ своде законов сердечных отыщите статью: о письмах , и вы там найдЄте, что первое письмо между влюблЄнными не бывает никогда последним, сколько бы ни кл€лась слабейша€ половина не писать, не отвечать более. Ётот клубок, раз выпущенный из рук под гору, разматываетс€ до тех пор, пока оборвЄтс€ или израсходуетс€. » потому, в силу этой статьи, переписка продолжалась между нашими влюблЄнными. ¬олынский пускал к ћариорице страстные посылки, от которых бросало еЄ в полым€ и она тер€ла малейший остаток спокойстви€. ћечтать о нЄм было уже дл€ неЄ мало; видеть его, быть близкой к нему, говорить с ним и не наговоритьс€ Ц сделалось потребностью еЄ жизни. ќна видела, слышала, чувствовала только им; покорна€ во всЄм его воле, она была даже раба его взора Ц по нЄм была весела или скучна, по этому регул€тору двигалось еЄ бытие, управл€лась еЄ судьба. ≈щЄ непорочна€ своими поступками, она уже в пламенных письмах ¬олынского умела напитать своЄ воображение и сердце всеми обольщени€ми порочной страсти. яд протекал уже по еЄ жилам. Ќесчастна€ была на краю гибели. ј он?.. ∆ив€ в веке развращЄнном, в обществе, в котором обольщение считалось молодечеством и пороки такого рода н€нчились беззакони€ми временщика, свивавшего из них свои вожжи и бичи; заражЄнный общим послаблением нравов и порабощЄнный своей безрассудной любви, ¬олынский думал только об удовольстви€х, которые она ему готовит. —овесть замерла, Ѕог был забыт, рассудок околдован. –ассуждает ли человек, напившийс€ опиума?

ѕередача писем делалась через руки ћариулы, которой и ¬олынский и Ѕирон, каждый дл€ своих видов, помогали вс€чески укрепитьс€ во дворце. “аким образом, мать сама способствовала несчастной страсти своей дочери, успокоенна€ насчЄт еЄ кл€твою обольстител€, что он на ней женитс€, и отуманенна€ нежными ласками ћариорицы, за которые платила угождени€ми вс€кого рода. ћожет статьс€, к слабости матери присоедин€лись и нежные, заботливые расчЄты, что, помога€ этой любви, она в состо€нии будет неусыпно следить за ходом еЄ и воврем€ предупредить погибель дочери. ћариорица до того еЄ полюбила, что садилась к ней на колена, обвивала свои руки около еЄ шеи, убирала мастерски безобразие еЄ полулица фатою и волосами, целовала еЄ в остальный глаз, миловала, как свою н€ню, кормилицу, едва не как мать. » ћариула, в упоении от этих ласк, сама называла еЄ нежнейшими именами.

Ц ћилое дит€ моЄ, Ц говорила она, Ц ненагл€дна€, дулечка, жизнЄночек, люби этого пригожего ¬олынского. ќн сделает теб€ счастливою. Ќо только до женитьбы своей не давай ему много воли над собой. ќдин поцелуйЕ не более! ј то пропадЄшь навеки, достанешьс€ в когти дь€волу!..

Ц ќх, ћариуленька, дорога€ мо€, Ц отвечала, вздыха€, влюблЄнна€ девушка, Ц боюсь, этот поцелуй сожжЄт мен€.

 

 

„ј—“№ “–≈“№я

√лава I. Ћ≈ƒяЌќ… ƒќћ

¬сЄ чудо из чудес, куда ни погл€ди!

 аков же феин был дворец, признатьс€ вам,

“о вр€д изобразит и Ѕогданович сам.

». ƒмитриев

я сберегла тебе невинных уст лобзанье.

УћанценильФ. “уманский

 

–абота спела. ћежду адмиралтейством и «имним дворцом, как бы по мановению волшебного жезла, встало в несколько дней дивное здание, какого ни одна страна, кроме –оссии, не производила и какое мог только произвесть суровый север наш с помощью жестокой зимы 1740 года. ¬сЄ здание было из воды. ‘ундамент клалс€ из воды; стены, кровл€, стЄкла, украшени€ выводились из неЄ же; всЄ спа€валось водою; вода принимала все формы, какие угодно было затейливому воображению дать ей. » когда солнце развернуло свои лучи на этом лед€ном доме, он казалс€ высеченным из одного куска сапфира, убранного фигурами из опала.

—овременник этих ледовитых затей, почтеннейший √еорг ¬олфганг  рафт , оставил Удл€ охотников до натуральной наукиФ подробное описание дома. Ќе жела€ лишить господина  рафта достойной славы или, лучше сказать, бо€сь вступить с ним в сост€зание, предоставл€ю ему самому говорить на немецкий лад о способе постройки, расположении и украшени€х любопытного здани€.

У—амый чистый лЄд, наподобие больших квадратных плит, разрубали, архитектурными украшени€ми убирали, циркулем и линейкою размеривали, рычагами одну лед€ную плиту на другую клали и каждый р€д водою поливали, котора€ тотчас замерзала и вместо крепкого цемента служила. “аким образом чрез краткое врем€ построен был дом, который был длиною в восемь сажен, шириною в две сажени с половиною, а вышиною вместе с кровлею в три сажени.

Ќапереди перед домом сто€ло шесть лед€ных точЄных пушек, которые имели колЄса и станки лед€ные ж, что и о всЄм последующем разуметь должно, разве что не лед€ное случитс€, о чЄм именно упом€нуто будет. ѕушки величиною и размером против медных трЄхфунтовых сделаны и высверлены были. »з оных пушек неоднократно стрел€ли; в каковом случае кладено в них пороху по четыре фунта, и притом посконное или железное €дро заколачивали. (“акое €дро некогда в присутствии всего императорского придворного штата, в рассто€нии шестидес€ти шагов, доску толщиною в два дюйма насквозь пробило.) ≈щЄ ж сто€ли в том же р€ду с пушками две мортиры. ќные сделаны были по размеру медных мортир против двухпудовой бомбы. Ќапоследок в том же р€ду у ворот сто€ли два дельфина. —ии дельфины помощию насосов огонь от зажжЄнной нефти из челюстей выбрасывали, что ночью при€тную потеху представл€ло. ѕозади пом€нутого р€ду пушек и мортир сделаны были около всего дому из лед€ных бал€с изр€дные перила, между которыми, в равном рассто€нии, четвероугольные столбы сто€ли.  огда на оный дом изблизи смотрели, то с удивлением видна была вверху на кровле четвероугольными столбами и точЄными стату€ми украшенна€ галере€, а над входом преизр€дный фронтишпиц, в разных местах стату€ми украшенный. —амый дом имел дверные и оконишные кос€ки, также и пил€стры, выкрашенные краскою наподобие зелЄного мрамора. ¬ оном же доме находились крыльцо и двое дверей; при входе были сени, а по обеим сторонам покои без потолку, с одною только крышею. ¬ сен€х было четыре окна, а в каждом покое по п€ти окон, в которых как рамки, так и стЄкла сделаны были из тонкого чистого льду. Ќочью в оных окнах много свеч горело, и почти на каждом окне видны были на полотне писанные смешные картины, причЄм си€ние, сквозь окна и стены проницающее, преизр€дный и весьма удивительный вид показывало. ¬ перилах, кроме главного входа, находились ещЄ двоисторонние ворота и на них горшки с цветами и с померанцевыми деревь€ми, а подле них простые лед€ные деревь€, имеющие листь€ и ветви лед€ные ж, на которых сидели птицы, что всЄ изр€дным мастерством сделано было.

Ќаружное, прочее сего дома украшение состо€ло в следующих вещах. Ќа вс€кой стороне, на пьедестале с фронтишпицем, поставлено было по четырЄхугольной пирамиде. ѕом€нутые пирамиды внутри были пусты, которые сзади от дому вход имели. Ќа каждой оной стороне высечено было по круглому окну, около которых снаружи размалЄванные часовые доски находились, а внутри осьмиугольный бумажный большой фонарь (со множеством зажжЄнных свечей) висел, у которого на каждой стороне вс€кие смешные фигуры намалЄваны были. ќный фонарь находившийс€ внутри потаЄнный человек вкруг оборачивал, дабы сквозь каждое окно из пом€нутых фигур одну за другою смотрители видеть могли. ѕо правую сторону дома изображЄн был слон в надлежащей его величине, на котором сидел персианин с чеканом в руке, а подле его два персианина в обыкновенной человеческой величине сто€ли. —ей слон внутри был пуст и так хитро сделан, что днЄм воду, вышиною в двадцать четыре фута, пускал, котора€ из близ находившегос€ канала адмиралтейской крепости трубами проведена была, а ночью, с великим удивлением всех смотр€щих, гор€щую нефть выбрасывал. —верх же того, мог он, как живой слон, кричать, каковый голос потаЄнный в нЄм человек трубою производил. “ретие, на левой стороне дома, по обыкновению северных стран, изо льду построена была бан€, котора€, казалось, будто бы из простых брЄвен сделана была и которую несколько раз топили, и действительно в ней парились.

“еперь посмотрим, каким образом убраны были покои. ¬ одном из них на одной половине сто€л уборный стол, на котором находилось зеркало, несколько шандалов со свечами, которые по ночам, будучи нефтью намазаны, горели, карманные часы и вс€ка€ посуда, а на стене висело зеркало. Ќа другой половине видны были преизр€дна€ кровать с завесом, постелью, подушками и оде€лом, двое туфли, два колпака, табурет и резной работы комель, в котором лежащие лед€ные дрова, нефтью намазанные, многократно горели. ¬ другом покое, по левую руку, сто€л стол, а на нЄм лежали столовые часы, в которых наход€щиес€ колЄса сквозь светлый лЄд видны были. —верх сего, на столе в разных местах лежали дл€ играни€ примороженные карты. ѕодле стола по обеим сторонам сто€ли резной работы два долгие стула, а в углах две статуи. ѕо правую руку сто€л резной угольной поставец с разными небольшими фигурами, а внутри оного сто€ла точЄна€ посуда, стаканы, рюмки и блюда с кушаньем. ¬се оные вещи изо льду сделаны и приличными натуральными красками выкрашены былиФ.

Ќазначен был государынею день дл€ осмотра лед€ного дома; ей при€тно было видеть, как исполнили еЄ мысль, и Ц вместе забытьс€, хот€ на несколько минут, от душевной и телесной болезней, еЄ осаждавших. ј чтобы очарование зрелища было сильнее, положено было смотреть дом ночью, при освещении.

¬есь ѕетербург подн€лс€ на ноги или заставил двигатьс€ ноги своих лошадей; со всех концов его т€нулись нити пешеходов и р€ды экипажей. —тарики будто умылись живой водой и, схватив свою старость в охапку, бежали к фокусу общего любопытства; дети, вцепившись в полу отцовского кафтана, влеклись за толпою. ќстались в домах недвижный больной, или мать с грудным младенцем, бо€вша€с€ подвергнуть его опасност€м народной тесноты, или слепец, которому воображение замен€ло и зодчих, и живописцев, и самые чудеса природы; но и те с нетерпением ожидали рассказов о чудном лед€ном доме. «абыты нужды, голод, страх бироновского имени и казни.

¬ыступив из мрака ночи с своими огн€ми, лед€ной дом си€л металлическим блеском и далеко бросал от себ€ свет на Ћуговую линию, очертивши им пЄстрый полукруг лиц и ног; площадь казалась вымощенною верхушками голов. Ќередко усиленный крик лед€ного слона, или огненный фонтан, бивший из хобота его, или нова€ смешна€ фигура на окнах заставл€ли зрителей вторгатьс€ за черту, заказанную слободскими дес€тскими и сотскими. –усские остроты сыпались часто под русскою палкою.

Ц ѕосмотри, братец, Ц говорил один, Ц на первой картине немец в трЄхугольной шл€пЄнке, в изодранном кафтанишке, худой, как спичка, бредЄт со скребницей и щЄткой в руке, а на последней картине разжирел аки боров; щЄки у него словно пышки с очага; едет на бурой кобылке, на золотом чепраке, и бьЄт всех направо и налево обухом.

Ц Ёка простота! Ц возражал другой, Ц там входил он на –усь пешком, а тут гул€ет по ней верхом; там, вишь, он чистил лошадку, а здесь едет на чищеной.

Ц ¬анька, а ¬анька! Ёто что за изба? Ц спрашивал один.

Ц Ѕан€, Ц был ответ.

Ц ƒл€ наших парильщиков не тесненька ли, —емЄн  ондратьевич? Ц спрашивал третий.

Ц Ќапрасно и строить трудились, Ц примолвил четвЄртый, Ц у нас в ѕитере на вс€ком месте готова бан€.

Ц Ё! √осподин дес€тский, поберегите дл€ переду свой веничек; здесь, на морозе, негоже поддавать паруЕ

Ц —тупайте мимо, господин сотский; видишь, мы-ста сами стоим впереди тыс€чи.

Ц —лышь? Ћед€ной слон кричит!

Ц » камни вопиют во времена т€жкие, Ц произнЄс какой-то книжник важным, поучительным тоном.

“аким образом, наши Ѕомарше с бородками, площадные ценсоры своего времени, тешили вдоволь глаза и €зыки свои.  азалось, они остротами отмщали на знати свою бедность и унижение и согревались от жестокого задушавшего мороза.

Ц √осударын€, государын€! Ц закричали сотские Ц и всЄ замолкло благоговейною тишиной.

«аскрипел снег, тиснутый сотн€ми подков, зашипел он от множества порезов; показалс€ эскадрон гусар и вслед за тем сани государыни, за коими т€нулс€ р€д экипажей. »з лед€ного дома выступило несколько придворных на крыльцо и впереди всех ¬олынский.  огда сани поравн€лись с ним, он был подозван к еЄ величеству. ќна изволила милостиво расспрашивать его об устройстве дома и сме€лась очень карикатурным изображени€м, часто перемен€вшимс€ на окнах.  абинет-министр давал замысловатые объ€снени€. ¬друг, при одной перемене, кто-то за сан€ми государыни вскричал с сердцем:

Ц √лупость, достойна€ своего творца!.. „резвычайно глупо!..

√олос, произнЄсший эти слова, был Ѕиронов; нельз€ было в том ошибитьс€ ни императрице, ни окружавшим еЄ. ќна вздрогнула от неожиданности их, нахмурила брови и с гневом сказала:

Ц Ќе знаю, на чьей стороне глупость!..

Ёто было первое важное, немилостивое обращение к Ѕирону, которое она позволила себе с тех пор, как его знала. ѕри этом обращении она взгл€нула назад, пылающий взор еЄ любимца, сто€вшего у ней на зап€тках, дерзко встретил еЄ взгл€д.

«адыха€сь от досады, государын€ продолжала относитьс€ к кабинет-министру:

Ц –астолкуйте мне, мой любезный јртемий ѕетрович, что бы такое значили эти картины?

ќни не могли быть загадкою дл€ посв€щЄнных в таинства Ѕироновых проделок. Ќа картинах представлено было: 1-е) сцена замораживани€ √орденки, сн€та€ как бы с натуры; 2-е) сцена на Ќеве, где €вл€етс€ привидение, чтобы отн€ть лед€ной труп у конюхов; 3-е) маскерадные герои на ¬олковом поле и 4-е) самоубийство √роснота.

Ц ¬аше величество, Ц отвечал ¬олынский, Ц изволите, конечно, помнить, что, выезжа€ из манежа герцогского, заметили лед€ную статую на маленьком дворе у конюшен его светлости.

Ц ѕомню.

Ц »менно эта стату€ подала вашему величеству мысль сделать лед€ной дом, которого быть строителем € удостоен вами. » потому € хотел сохранить в картине происшествие, давшее ему начало. Ќасто€щую лед€ную статую € постаралс€ достать и перенЄс в одну из комнат, которые буду иметь счастие вам показывать. ѕрочие картины Ц вымысел живописца.

Ц ќчень благодарна за ваше намерение, и если вы сделали глупость, как угодно сказать иному , то € перва€ подала вам к ней повод. –аздел€ю вместе с вами силу гнева его светлости, хот€, впрочем, не понимаю причины еЄ.

»рони€ заметна была в самом голосе государыни.

Ц ¬рем€, конечно, объ€снит, почему так не нравитс€ его светлости эта лед€на€ игрушка, Ц отвечал торжествующий ¬олынский.

Ц ƒа, врем€!.. Ц произнЄс Ѕирон в замешательстве, не зна€ сам, что говорит. ќн бормотал ещЄ невн€тные слова, когда почувствовал, что кто-то сзади дЄргает его за рукав шубы, и Ц остановилс€, чтобы посмотреть, кто осмелилс€ быть таким дерзким. Ѕледное, выт€нутое лицо, взоры, бросавшие от себ€ фосфорический блеск, двигающиес€ взад и вперЄд орангутановые уши поразили его. Ёто был Ћипман. ќсторожный Ћипман не придЄт без важной нужды тормошить его за сан€ми государыни. Ёто подтверждает и отча€ние, выражающеес€ во всей его наружности, судорожно исковерканной. Ѕирон соскочил с зап€ток и, на шЄпот своего клеврета, исчез вместе с ним, как будто потонул в камском мохе.

√осударын€ слышала, что герцог соскочил с зап€токЕ вздрогнула, испуганна€ и смущЄнна€ этим движением, предвещавшим что-то необыкновенное, склонила взоры и глубоко задумаласьЕ Ќаступило мЄртвое молчание. —амый слон замолк. —ани еЄ не двигались; у саней ¬олынский, вокруг придворные кавалеры, впереди эскадрон гусар, сзади множество экипажей, вдали толпы народные Ц сто€ли на одном месте. ¬олшебное зрелище представл€ли тогда этот лед€ной дворец, один, посреди ночи, потешающийс€ огн€ми своими, эта царица, казалось, навеки усыплЄнна€ в зимнем экипаже, эти кони, воины, двор, народ около неЄ, на снежном полотне, убелЄнные морозом, Ц всЄ это будто в саванах, неподвижное, немое, мЄртвое, Ц и вдали кругом мрачные здани€, выгл€дывающие с своими снежными крышами из-за ограды этой сцены!   довершению очаровани€ стали носитьс€ по воздуху полосы тумана, как бы невидимые духи устраивали над царицей дымчатый полог.

Ќо слон вскрикнул Ц государын€ встрепенулась, и всЄ вновь ожило. ќна велела тронуть сани, а јртемию ѕетровичу стать позади себ€. »зволили раз проехать мимо слона, возвратились назад и пожелали видеть внутренность дома.

ћежду тем Ѕирон, разъ€рЄнный, рыскал в нЄм, предшествуемый одним Ћипманом.

Ц Ќе может быть! Ц говорил он, пыхт€ от злобы, Ц неужели они эту поганую штуку сыграли?.. ѕравда ли?..  то тебе дал знать?..

Ц ѕлем€нник!.. Ц отвечал Ћипман. Ц ѕлем€нник не солжЄтЕ вы сами знаетеЕ

Ц √де ж?..

Ц ¬от здесьЕ

— этим словом вошли они в комнату, где сто€ли часы и лежали карты на столе. — одной стороны в углу купидон с дубинкою на плече выт€нулс€ как бы на караул; с другой стороны другой лед€ной купидон, прислон€сь к окну, держал палец правой руки на губах, а левой рукою предлагал рог изобили€, жела€, конечно, дать знать, что скромность доставл€ет богатство и прочие дары фортуны. “ут до сих пор не было ничего, что могло возбудить гнев его светлости. Ќо в переднем углублении, сделанном наподобие сто€чего гроба, позади стола, выступилЕ человек с бледным лицом мертвеца, в обледенелой рубашке, босойЕ ќн держал бумагу в дрожащей руке.  азалось, только что облили его на морозе: струи ещЄ слегка спадали с лед€ных сборов его рубашки, по лицу его выступали капли предсмертного пота.

Ц ќп€ть он!.. » везде он!.. Ц вскричал с ужасом Ѕирон.

 ак не ужасатьс€ было ему! ѕо сотне душ отправл€л он ежегодно в ≈лисейские пол€, и ни один мученик не возвращалс€ с того света, чтобы преследовать его. ј тут везде за ним неотступно прокл€тый малоросси€нин! ƒа даст ли он ему, в самом деле, покой? —транно! Ќикого столько не боитс€ Ѕирон; на этом предмете скоро сведут его с ума.

ќн замахнулс€ тростью, чтобы ударить ненавистную фигуру, но та погрозила на негоЕ “рость невольно опустилась, и лед€ной пот выступил на челе самого временщика. — минуту сто€л он, дрожа от страха и гнева; потом, одумавшись, захохотал, вновь замахнулс€ в €рости на мертвеца иЕ разбил лед€ную статую вдребезги. ”пали перед ним маска и рука; эта, зацепившись за его шубу, казалось, не хотела пустить его от себ€. Ћипман с трудом отодрал еЄ; загнувшиес€ концы проволоки, котора€ была в неЄ вделана, впились крепко в бархат шубы. Ќа месте, откуда рука приводилась в движение, осталось небольшое отверстие с Ќевской набережной.

ѕока Ѕирон сбивал с своей шубы куски льда, еЄ облепившие, как бы стирал брызги крови, наперсник его вырвал бумагу, подал еЄ и торопливо стал рытьс€ в кусках по полу, бо€сь, не скрывалось ли ещЄ какой в них штуки. Ѕегло взгл€нул герцог на бумагу, на которой и прочЄл:

У√осударын€! я, малороссийский двор€нин √орденко, живой заморожен за то, что осмелилс€ говорить правду; тыс€чи, подобно мне, за неЄ измучены, и всЄ по воле Ѕирона. Ќарод твой страдает. ƒопроси обо всем кабинет-министра ¬олынского и облегчи т€жкую участь твоей –оссии, удалив от себ€ злоде€ и лицемера, всем ненавистногоФ.

—удорожно скомкав бумагу Ц за пазуху еЄ, потом спросил торопливо:

Ц  уда мы это всЄ?

ѕослышалс€ шум позади ихЕ оба вздрогнули.  то-то вошЄл Ц это был  ульковский. Ѕудто по чутью, он угадал, что нужен первому человеку в империи, и €вилс€ при нЄм.

Ц  стати, любезный! Ц сказал Ѕирон, обрат€сь к пажику, Ц убери с Ћипманом всЄ это поскорееЕ куда хочешьЕ хоть в свои карманы. ѕо одной милости за каждый кусок!

Ќе дожида€сь окончани€ речи своего патрона,  ульковский Ц ну убирать куски льду, то в карманы, то за пазуху, то в ротЕ ѕоследнее делал он единственно, чтобы показать, до какой степени он привержен к первому человеку в империи. ќн успел вынести в два раза кучки льду за угол дома, спугнуть сто€вшего там недоброжелател€, приводившего в движение статую, очистить место, где разбросан был лЄд, и, мокрый, прохваченный морозом, неприметно вмешатьс€ в свиту государыни, входившей в лед€ной дом.  ак не сказать при этом случае: высокое самоотвержение, достойное римл€нина! Ц выражение, которым любил щегол€ть сам Ѕирон, когда жертвовали выгодами своего отечества личной пользе его.

√осударын€ обошла весь дом, во всех отделени€х остaнавливалась и изволила рассматривать каждую вещь с большим вниманием (но не спрашивала уже о лед€ной статуе, как будто бо€лась через неЄ нового оскорблени€)Е «а всЄ благодарила јртеми€ ѕетровича в самых лестных выражени€х и не только на нЄм, но и на друзь€х его старалась показать своЄ отличное к нему благоволение. ѕарти€ ¬олынского торжествовала.

 огда императрица вышла из дому, густой туман налЄг на землю, так что за несколько шагов нельз€ было ничего видеть. ѕо временам мелькали Ц то голова лошадина€, то хвост, то воин, плывущий будто по воздуху, то сани без коней, несущиес€ как бы волшебною силою, то палаш, мгновенно змейкою блеснувший. Ѕольшие огненные п€тна (от свету из домов), как страшные очи привидени€, сто€ли в воздухе; по разным местам мелькали блуд€щие огоньки (от ходивших с фонар€ми). Ќевидимые лошади фыркали и ржали; невидимые бичи хлопали. ѕодаваемые к разъезду сани во мгле тумана сцепл€лись с сан€ми; несли лошади, испуганные и засто€вшиес€ на морозе. —уета полиции, крик кучеров, стон задавленных, треск экипажей представл€ли совершенный хаос.

Ц Ѕоже! „то это?.. √осподи помилуй! Ц сказала испуганна€ императрица, крест€сь; обратилась назад, искала кого-то смутными глазами, силилась закричать: Ц јртемий ѕетрович, вырвите мен€ из этого ада! Ц но произнесла эти слова осипшим от страха голосом.

¬олынского не было около неЄ; вид€, что государыню сопровождают его друзь€, он остановилс€ с кн€жной Ћелемико иЕ забылс€. √ерцог курл€ндский успел воспользоватьс€ этим случаем и следил императрицу. ќна обратила на него умол€ющие взоры.

Ц Ѕудьте спокойны, ваше величество, Ц произнЄс он голосом глубочайшей преданности, Ц вы найдЄте мен€ всегда возле себ€, когда жизнь ваша в опасностиЕ

Ц ∆изнь мо€? ¬ опасности?.. –ади Ѕога, не отходи от мен€!

ќна схватила его крепко за руку и с этой минуты до самого дворца не покидала еЄ.

  подъезду подали сани государынины, окружЄнные множеством факелов.

Ц ƒа Ц это гроб! Ёто похороны!.. ћен€ живую хот€т похоронить!.. Ц вскричала јнна »оанновна, ещЄ более перепуганна€ этим зрелищем и готова€ упасть в обморок.

Ц ѕрочь факелы!  то это вам велел?.. Ц грозно вскрикнул герцог.

¬ толпе придворных послышалс€ голос:

Ц ≈го превосходительство јртемий ѕетрович ¬олынский.

Ёти роковые слова успели долететь до ушей императрицы.

Ц  то бы ни был, всЄ безрассудно! Ц воскликнул Ѕирон.

»з лукавого раба он воспр€нул снова дерзким повелителем.

явилс€ ¬олынский, но государын€ уже не видела его. ѕо приказанию герцога пажи принесли фонари, и еЄ, почти в беспам€тстве, снесли в сани и перевезли во дворец.

—делалась суматоха между придворными; каждый спешил во дворец, к своей должности, или домой, каждый думал о себе. »спуганные гофдевицы нашли услужливых кавалеров, которые усадили их в экипажи или вз€лись проводить, куда нужно было. ћариорица ничего не бо€лась Ц он был подле неЄ. ¬олынский кричал еЄ экипаж; но никто не отозвалс€; подруги еЄ исчезли, прислуга такжеЕ » тут фатализм, и тут любовь сделали своЄ! ќставалось јртемию ѕетровичу проводить кн€жну пешком во дворец.

—частливец! ќн тонет с нею во мгле тумана; он страстно сжимает еЄ руку в своей, он лобызает эту руку. –азговор их Ц какой-то лепет по складам, набор сладких эпитетов и имЄн, бессмыслица, красноречива€ дл€ одних любовников. Ќе обошлось без вопроса, общего места влюблЄнных: любишь ли ты мен€ ? ћариорица не отвечала, но јртемий ѕетрович почувствовал, что руку его крепко, нежно прижали к атласу раз, ещЄ раз, что под этим атласом сердце то шибко билось, то замирало.

Ќоги их идут без вс€кого направлени€; они идут, потому что раз приведены в движение. ¬с€ мысль влюблЄнных в их сердце; лучше сказать, у них нет мысли Ц они только чувствуют себ€ друг в друге; чувство упоени€ поглотило всЄ их бытие.

ќн обхватил еЄ стан из-под распахнувшейс€ шубы и колеблющуюс€ тихо привлЄк к себе. Ќа уста его пышет огонь с еЄ лица; неведомо как, они встречают другие гор€щие уста, и ¬олынский выпивает до дна сладкий, томительный поцелуйЕ

Ётот поцелуй разбежалс€ тыс€чами по всему существу ћариорицы, она вс€ Ц пылающий поцелуй. ≈й жарко, ей душно на морозеЕ Ўуба сползла с плеч ¬олынского, он не останавливаетс€ за нею. ќни забыли врем€, дворец, государыню, целый мир.  то знает, долго ли они как сумасшедшие блуждали бы близ дворца, когда бы всего этого не напомнил им оклик часового. ¬стревоженные, они как бы пробудились от сладкого сна, будто упали с неба.

”спокоило их несколько, что они наход€тс€ у служб дворцовых. Ќайти дорогу к маленькому подъезду было делом нескольких минут. ќни вход€т во дворец, прокрадываютс€, как преступники; на лице их, кажетс€, прочтут повесть их нынешнего вечера.   счастию, в коридоре дежурный гофлакей дремлет, сид€ на стуле; ни одного пажа, которых лукавство так опасно в подобных случа€х!  ак будто нарочно, никто их не заметил, никто не попадалс€ им навстречу; самые свечи тускло гор€т Ц иные уж и погасли. ¬идно, весь дворец на половине государыниной озабочен еЄ испугом.

¬от и комната кн€жныЕ «десь, конечно, расстанетс€ с нею ¬олынский, унес€ с собою сладкую добычу любви? —пальн€ девушки Ц св€тилище дл€ постороннего мужчины; преступник уже тот, кто входит в неЄ с мыслью обольщени€. ¬рем€ рассуждать об этом безумцу!.. ¬олынский забыл всЄ св€тоеЕ ќн входит за ћариорицей. ќдинока€ свеча нагорела; никого нет!.. —умрак и тишина келий!.. Ѕедна€ девушка дрожит, сама не зна€ отчего; она, как робкое дит€, упрашивает, умол€ет его выйти.

Ц ѕодари мен€ ещЄ одной минутой блаженства, душа мо€ , ангел мой! Ц говорит он, сажа€ еЄ на диван. Ц ≈щЄ один поцелуй, и € бегу от теб€, счастливейший из смертных!

ќн сто раз печатлеет огонь своей страсти на белой шее и плечах, на пурпуре щЄк, на чЄрных, м€гких косах, путающихс€ по лицу его и мешающихс€ с чЄрными кудр€ми его волос, он пожирает еЄ своими лобзани€ми.

Ѕедна€ ћариорица! —лабое существо! ќна оп€ть всЄ в мире забыла.

¬друг опрометью, запыхавшись, вбегает Ћипман и кричит как сумасшедший:

Ц  н€жна!  н€жна! √осударын€ очень больнаЕ она вас давноЕ

”видав кабинет-министра, он осЄкс€ и не знал, что начать; однако ж скоро оправилс€ и продолжал, запина€сь, с увЄртками кокетки, искоса и насмешливо посматрива€ на гост€:

Ц √осударын€ васЕ давно спрашиваетЕ вас везде ищутЕ € к вам во второй разЕ извините, если € не воврем€Е

«лодей оп€ть не договорил; рот его улыбалс€ до ушей, уши шевелились, как у зайца, попавшего на капусту.

√ромовый удар, раздробившись у ног ¬олынского, не так ужаснул бы его, как по€вление этого лица. ќт двусмысленных слов Ћипмана бур€ заходила в груди; он вспыхнул и Ц слово бездельник! было приветствием обер-гофкомиссару, или обер-гофшпиону.

Ц Ќе знаю, кого так величает его превосходительство, Ц сказал этот очень хладнокровно и всЄ улыба€сь, Ц по-нашему, это им€ принадлежит тому, кто похищает у бедн€ка лучшее его сокровище. —ледственноЕ

Ц „то хочешь ты этим сказать, несчастный? Ц вскричал ¬олынский, готов€сь схватить его за грудь.

ќн задушил бы жида, если бы не остановил его умол€ющий взор ћариорицы, сложившей руки крестом на груди. Ётим взором она была у ног его. Ќа помощь к ней пришла ¬олынскому и мысль, что побоищем во дворце, в комнате самой кн€жны, он привлечЄт новый, неискупимый позор на голову девушки, и без того уже столько несчастной чрез него.

Ћипман отпр€нул назад, ближе к двери, всЄ-таки не тер€€ присутстви€ духа и измер€€ свои слова.

Ц „то € хочу сказать? √м! Ёто, кажетс€, не имеет нужды в экспликации. “о, что €, обер-гофкомиссар, застал ваше превосходительство как обольстител€ у любимой гофдевицы еЄ величестваЕ и то, гм! что еЄ величество изволит об этом узнать, когда мне заблагорассудитс€ донестиЕ

Ц  то поверит жиду и перекрещенцу? наушнику, негод€ю, запачканному в гр€зи с ног до головы?

Ц ”лика налицо; свидетели есть, угодно Ц позову.

≈сть ли слова дл€ того, чтобы изобразить мучение бедной девушки в состо€нии ћариорицы?  ак низко упала она! Ќиже, чем из кн€жон в цыганки?.. ќбрызганна€ стыдом от по€влени€ Ћипмана, сделавша€с€ предметом ссоры подлого человека с тем, кого она любила более всего на свете, зна€, что честь еЄ зависит вперЄд от одного слова этого негод€€, она чувствовала только позор свой и рыдала. ќ перемене к ней благосклонности государыни, об удалении от лица еЄ, о бедности и ничтожестве она и не думала. Ќо когда вздумала, что друг еЄ может пострадать, она забыла стыд, вскочила с своего места и, не дав јртемию ѕетровичу говорить, сказала твЄрдым голосом:

Ц Ќеправда! Ќеправда! ќн не виноват; € просила его проводить мен€. ’очешь знать более, безжалостный человек? я люблю его, € сама скажу государыне, что € люблю его; € готова объ€вить это ѕетербургу, целому светуЕ

Ц ќбъ€вить!.. Ёто было бы довольно смешно!.. ∆аль мне вас очень, кн€жна!.. «наете ли, ваше си€тельство, кого вы удостоиваете своим благосклонным вниманием?

¬ слове кого заключалась дь€вольска€ ирони€. ѕодобные слова отнимают несколько лет жизни у человека, на которого устремлены; они сушат сердце, растравл€ют жизнь; воспоминание о них поднимает волос дыбом посреди пирушки, когда ходит чаша кругова€, пронимает дрожью и в объ€ти€х любви.

»сступлЄнна€ ћариорица, вс€ пыла€, судорожно схватила руку јртеми€ ѕетровича и только повторила гневно:

Ц  ого?.. «наю ли €?..

¬олынский дрожал от унижени€, от страха, что Ћипман откроет тайну его женитьбы, от чувства ужасного состо€ни€, в которое поставил ћариорицу, жертвующую дл€ него всем, что имела драгоценнейшего на свете Ц девическою стыдливостью, Ц и, бешеный, уступил своему врагу. ќн молчал.

Ћипман повесил на волоске меч над головой его и играл этим мечом. ќн продолжал с твЄрдостью на тот же лад:

Ц «наете ли, что его превосходительство не может быть вашим мужем?

Ц ј почему? Ц спросила ћариорица уже с жадным любопытством ревности.

«лодей собиралс€ дорезать своего врага по суставам, зашевелил уши в знак торжества; но, поймав на лету ужасный взгл€д ¬олынского и движение его руки к огромному медному шандалу, постигнув в этом взгл€де и движении верную себе смерть, спешил униженно поклонитьс€ и присовокупил:

Ц Ќо об этом со временем, когда надобность потребуетЕ “еперь исполнил € приказ еЄ величества, и будьте уверены, что всЄ покуда останетс€ похоронено в груди моей.

 огда он вышел, бедна€, истерзанна€ ћариорица бросилась в объ€ти€ јртеми€ ѕетровича.

Ц Ќе любишь ли ты другой? Ц спрашивала она его. Ц Ќе обманываешь ли ты мен€? ќ, говори скорей, скорей! Ќе два раза умирать.

ќн утешал еЄ как мог, лгал, кл€лс€ и, успокоив несчастную, мучимую ревностью, снЄс на диван; потом, поцеловав в бледное чело еЄ и в глаза, орошЄнные слезами, спешил избавитьс€ от новой мучительной сцены, которую враги его могли бы ему приготовить. Ќо лишь только он из комнаты Ц навстречу ему когорта пажей, подалее в коридоре несколько высших придворных, и между ними Ц торжествующий Ѕирон. ќни сме€лисьЕ и этот адский смех, отозвавшись в сердце ¬олынского, достойно отплатил ему за проступки нынешнего вечера.

Ц ѕодлецы! Ц сказал он так, что согл€датаи могли слышать это слово, посто€л минуты с две против них, как бы вызыва€ их на благородный бой, и, когда увидел, что они молчат и начали скрыватьс€, пошЄл своей дорогой. Ќо как идти ему домой без шубы?  ак решитьс€ кабинет-министру попросить шубу у какого-нибудь дворцового служител€? ѕо какому случаю?.. ќн спрашивает только о своЄм эпипаже; ему докладывают, что сани его приезжали во дворец, но так как его не нашли там нигде, то и отослали их домой. Ёйхлер, долгов€зый Ёйхлер ему навстречу. ќн не злопам€тен, сожале€, что шубу его превосходительства, веро€тно, в экипаже его отвезли домой, предлагает ему свою. ќтвергнуты с грубостью услуги плем€нника Ћипмана, с коварством предложенные, сомнень€ нет. ¬олынский сходит к малому подъезду, реша€сь, однако ж, завернуть к одному гоф-лакею, на скромность которого надеетс€, и вз€ть у него шубу.

” подъезда стоит девушка Ц она держит что-то на руках.

Ц ¬ы, јртемий ѕетрович? Ц говорит она ему таинственным голосом.

Ц я, голубушка; что тебе?

Ц  н€жна прислала вам свою шубу; ночью никто не видитЕ я буду здесь ждать, пока вы назад пришлЄте.

—реди т€жких чувств, обступивших ћариорицу, мысль о нЄм, заботы о его здоровье еЄ не покидали. Ћишь он пройди цел и невредим сквозь последстви€ этого несчастного вечера, а о себе она и не думает; она готова открыть грудь свою дл€ всех стрел, на него устремлЄнных.

—ме€сь, надел ¬олынский шубу ћариорицы, вручил посланнице кошелЄк с золотом и просил еЄ сказать, что он целует каждый пальчик на ногах милой, доброй, бесценной еЄ барышни. ƒорогой вспомнил он своих при€телей на ¬олковом поле.

Ќа другой день принесли ему шубу из полиции. ƒомашние не сказали ему, что к ней прицеплена была записка: Уѕлата той же монетой с герцогскими процентамиФ.

 

√лава II. ‘ј“ј

√л€жу € безмолвно на чЄрную шаль,

» хладную душу терзает печаль.

ѕушкин

 

Ќа другой день толкнулась цыганка во дворец; еЄ не пустили. √рустна€ шла она домой; но лишь только сделала несколько шагов от маленького дворцового подъезда, услышала, что кто-то сзади кличет еЄ по имени. ќгл€нулась Ц высока€ неблагообразна€ женщина манит еЄ своею собачьей муфтой. ћариула остановилась и с первого взгл€да на неЄ припомнила себе, что где-то видела это шафранное лицо, к которому неизменно подобраны были под цвет тЄмно-коричневый платок и жЄлтый с выводами штофный полушубок; эти серые, тусклые глаза, в которых отражалось кошачье смирение, эта голова, поставленна€ как бы на проволоке. ƒа, именно она видела эту фигуру в доме ¬олынского: это его барска€ барын€.

У»з дворца она!.. Ќе узнаю ли чего о моей ћариорице?Ф Ц подумала цыганка и спросила потом нагнавшую еЄ ѕодачкину, что ей надо.

ѕодачкина перевела дух, зан€вшийс€ от скорой ходьбы, сделала головой полукруг, с остановками по градусам, и, увидев, что около них нет никого, отвечала, пережЄвыва€ гвоздику, будто корова жвачку:

Ц ћне ничего, покуда Ѕог милует; а € за тобой, сударка, дл€ твоего же добра.

Ц Ѕлагодарим покорно хот€ на пожелании; позволь, голубушка, спросить, в чЄм дело?

—ловом УголубушкаФ приметно оскорбилась барска€ барын€; но она готовилась в придворные и успела скомкать кое-как досаду в сердце, обеща€сь пор€дком отплатить своим гордым обращением, как скоро будет именоватьс€ госпожой  ульковской.

Ц “ы, вижу, идЄшь на ¬ыборгскую сторону, Ц ласково продолжала она.

Ц “ак, на посто€лые дворы.

Ц ѕо дорожке с нами, любезненька€, по дорожке. ќ, ох, ныне и сугробы стали каждый год больше! Ёто ещЄ б не горе Ц как выйду замуж, велю непременно очищать их, Ц а то горе, что всЄ на свете сделалось хоть брось. ƒобро б травы худо росли и морозы двое серчали, уж человеки, аки звери лютые поедают друг друга, роют друг другу €мы; забыли вовсе Ѕога (тут барска€ барын€ перекрестилась) Ц прости, ћать ѕресв€та€ Ѕогородица “ихвинска€, что вхожу во осуждение!

УЌе к добру эта проповедь!Ф Ц думала ћариула.

Ц ¬от недалеко ходить: хотел мен€ скушать живую, и с косточками, √осподь прости ему его согрешени€!.. ’оть бы и јртемий ѕетрович; да велика€ «аступница не дала ругатьс€ надо мной, вознесла мен€, недостойную, превыше моих заслуг Ц не знаю, ведомо ли тебе? Ц по милости самой матушки јнны »вановны сочетаюсь вскорости законным браком с столбовым двор€нином. ¬едь мой ѕетенька еле-еле не кн€зь, ходит у ручки государыниной и при сучке еЄ величества, и коли задумает, так и самому ¬олынскому несдобровать. ѕотому он и паж, что вс€кий перед ним паш. ƒа уж, матка, если на то пойдЄт, отольютс€ волку овечьи слЄзки. ¬о веки веков не затмитьс€ в головушке моей поношениюЕ нет, забудь он тогда, что €Е (“ут наша пикова€ дама с сердцем схватила муфту в одну руку и начала ею замахиватьс€.) Ќе извольте-де так, господин ¬олынский, хорохоритьс€; ведь € така€ же двор€нка, и р€дком с€ду, таки с€ду во дворце с вашей дражайшей сожительницей; и царица јнна »вановна мен€ жалует своей ручкой, да и сама херцовина, супруга Ѕирона, допускает мен€ к себе в потаЄнность.

ћариуле в одно и то же врем€ было смешно, и досадно, и грустно. Ќеучтиво кашл€нула она раза два, чтобы оборвать пр€дь еЄ красноречи€; но это не помогло.

Ц ѕо-моему, Ц сказала она, Ц јртемий ѕетрович человек, какого найти на редкость.

ѕодачкина, казалось, не слыхала этой похвалы и, не останавлива€сь, продолжала:

Ц ѕикни же он грубое словечко, € ему глаза выцарапаю; мой ѕетенька и сучку царскую выпустит Ц посмей-ка он тогда тронуть волоском! ј вот быть по-нашему с Ѕироном; да €, √осподи прости! хочу скорей лишитьс€ доброго имени, пускай называют мен€ шлюхой, неумойкой, такой-с€кой, коли € не увижу головы врага нашего на плахе, а вот быть, быть и бытьЕ

√лаза ѕодачкиной выкатились наружу, голова еЄ тр€слась под лад частых движений муфты, сильнее и сильнее, скорей и скорей, вместе с гневом еЄ; шаги еЄ участились; наконец она осипла, залилась, захлебнулась, закашл€лась и стала в пень посреди снежного бугра.

Ц Ќе знаю, как по батюшке величать вас, добра€ госпожа, Ц сказала с нетерпением цыганка, вытаскива€ еЄ из снегу, Ц но вы не изволили ещЄ ничего сказать мне обо мне, как изволили обещать.

¬ажно опира€сь на прислугу, вылезла из сугроба будуща€ велика€ особа, а покуда только что длинна€, и, отдохнув немного, продолжала:

Ц Ќе прогневайс€, мать мо€, и до теб€ доберЄмс€. Ѕольшому кораблю большое и плавание; маленький подождЄт, пока тот отойдЄт.  ажись, вы, цыгане, народ хитрый, а в тебе нашла € много простоты.

Ц ќттого, может статьс€, что € помесь с русскою, Ц отвечала, коварно улыба€сь, ћариула.

Ц ”йдЄт улыбочка в п€тки, любезненька€, коли € тебе порасскажу, как и под теб€ подмываютс€. ј всЄ твой хвалЄный ¬олынский, чтоб ему пусто было, ока€нному. Ц ќна выплюнула, забывшись, свою гвоздику. ћестную свечу поставлю образу “ихвинской Ѕожьей ћатери. Ц “ут сотворила большое крЄстное знамение. Ц ћатушка, ѕресв€та€ ¬ладычица, не попусти злодею долго по земле ходитьЕ јхти, ахти! √воздичка мо€?  уда € еЄ девала?

ќстановились, начали искать, шарить по снегу.

Ц Ќе могу без гвоздички ходить: сказывают, чума так и пашет на нас из земли мухаметовой, вот откуда кн€жна ћариорицаЕ

÷ыганка нашла гвоздичку в снегу и подала еЄ. ¬ ожидании, к чему приведЄт это смиренное велеречие, терпение еЄ готово было лопнуть.

Ц Ѕлагодарствую, мать мо€, любезненька€! ¬от кто бы вз€л за свою душу приводить теб€ в соблазнЕ помогать ока€нному!.. ќбездолить, губить сироту, ещЄ кн€жну!.. ¬едь она всЄ-таки христианка; хоть из чужой земли, по-нашему в посты скоромного не ест.

Ц √убить? Ёто неправда! Ц возразила ћариула, покраснев и с сердцем.

Ц “ака€ ж неправда, как теперь зима и холодно. ѕогодите вы мен€ провесть!.. ќх, ох, мы всЄ знаем. ј ты слушай, лебЄдка, да не сбивай. Ќа кн€жну не надышит государын€; в пуховик еЄ попади пЄрышко, и то беда! ј вы сердечную тащите в погибель, в ад, таки пр€мо в тьму кромешнуюЕ «наешь ли, к кому он и теб€ т€нет? Ќа сей земле под топор; а в будущем свете хочет заставить теб€ лизать гор€чую сковороду или на вертеле сатаны попл€сать.

ќт этих слов кровь подн€лась быстро от сердца в голову ћариулы.

Ц ƒа ведь он обещает на ней женитьс€Е Ц сказала она, запина€сь.

Ц „то ты? ¬ своЄм ли уме, прости √осподи! ƒа разве мы живЄм в какой татарской земле или в “уречине? ƒа разве можно от живой жены?..

Ц ќт живой?.. Ц могла только выговорить ћариула, помертвев; задумалась, потом вдруг захохотала так, что ѕодачкина вздрогнула, перекрестилась и отодвинулась назад.

Ц “ут не до смеху, матка мо€!

Ц “ы, видно, дурочку нашла, что надо мною так издеваешьс€.

Ц  ака€ издЄвка!.. √оворю только сожалеючи о тебе, аки христианка добра€, чтобы отвесть теб€ от неминучей напасти. ј что ¬олынцев твой женат, так любой прохожий тебе скажет. —ожительница его, Ќаталь€ јндреевна, в ћоскве, гостит у родных, захворала было там, но √осподь подн€л еЄ, кажись, не на добро Ц по-моему, лучше умереть, чем жить с таким мужем; уж он не впервые проказит, любовниц у него несть числа! ј она, кабы ты знала еЄ, душа предобра€, сущий ангел на земле! ƒа кака€ же красавица! ¬половину он еЄ не стоит. » как его, негодника, любит!.. —колько раз говорила € ей: УЅросьте его, матушка Ќаталь€ јндреевна!Ф Ц УЌе могу, родна€ јкулина —аввишна, Ц ведь она мен€, сиза€ голубка, всегда по имени и отчеству величает, Ц не могу. ѕокинуть его Ц пуще чем с светом Ѕожьим расстатьс€Ф. “ого и гл€ди, прикатит сюда, на своЄ гореЕ

Ќи жива ни мертва слушала ћариула. „то ей бы за нужда, если б какой магометанский любовник еЄ дочери имел нескольких жЄн? ќна знала бы, что он любит более всех ћариорицу; ћариорица еЄ была бы перва€! Ќо в –оссии, где двоежЄнство невозможно Ц ей это очень хорошо известно (она истории не читывала, в большом свете не живала), Ц в –оссии любовь ћариорицы к женатому должна погубить еЄ. У∆енатый?.. Ќе может быть! Ц думает она, всЄ ещЄ утеша€ себ€ надеждою. Ц  ак не узнать мне было этого прежде, в несколько недель?.. ќн был женат на какой-нибудь Ќаталье јндреевне, а теперь овдовел! Ѕарска€ барын€ выгнана из дому его и за то вс€чески ему мститФ.

ќна остановилась, сделала прыжок до барской барыни, вцепилась обеими руками в еЄ полушубок и, страшно выпучив на неЄ одинокий глаз, произнесла осиплым голосом:

Ц  оли ты солгала?..

¬ этом вопросе можно было прочесть: УЌе разделаешьс€ со мною тогдаЕ € не оставлю теб€ живую, € растерзаю теб€ЕФ

»спуганна€ ѕодачкина не знала, что делать, думала, что на цыганку нашло, и собиралась уж вырватьс€ от неЄ, остав€ ей в добычу и свой жЄлтый с выводами штофный полушубок, как навстречу им слуга ѕерокина.

Ц  стати, куманЄк, Ц сказала она, глубоко поклонившись ему, Ц не делай мен€ лгуньей. јртемий ѕетрович ¬олынский женат или нет? Ќе овдовел ли, может статьс€?

¬ это врем€ ћариула сторожила своим одиноким глазом, всем существом своим, всеми силами души, не мигнЄт ли барска€ барын€ слуге ѕерокина, не сделает ли ему условного знака.

—луга, понюхав табаку и флегматически обозрев с ног до головы чету, так дружно сцепившуюс€, отвечал:

Ц  ому лучше об этом знать, как не вам, сударын€ кумушка, јкулина —аввишна? ¬ы, кажись, в дому его превосходительства выросли, повивали его, н€нчили, на свадьбе его мЄд кушали, у барыни при постели и в чести былиЕ ќднако ж когда дело дошло до мен€, видно, так сказать, дорога€ кумушка, не дл€ прочего иного, как дл€ удостоверени€ этой госпожи цыганки, так и € не прочь. «аконна€ супруга его превосходительства, Ќаталь€ јндреевна, Ц сестрица моему барину, а барин от неЄ только что вечор письмецо получил, что она препожалует на дн€х сюда. » поэтому-то хоботу видно, она здравствует.

Ќесчастна€ мать не могла более выдержать; она начала рвать на себе одежду и бросилась бежать. “олько по дороге сыпались от неЄ несв€зные слова:

Ц ј! а!.. ¬от каково!.. Ќепотребна€! злодейка!.. “орговать своеюЕ ∆енатый!.. гул€ка!.. √осподи! не попусти злоде€!..

≈щЄ видели барска€ барын€ и слуга ѕерокина, как цыганка бросилась было назад к ним, остановилась, помахала как сумасшедша€ руками, оп€ть побежала опрометью в ту сторону, где находилс€ дом ¬олынского, и наконец скрылась из виду.

Ц „то за притча! Ц сказал слуга, понюхав флегматически табаку; барска€ барын€ не отвечала, и каждый, размен€вшись поклонами, пошЄл своей дорогой.

÷ыганка бежала в самом деле к дому ¬олынского, пуга€ народ своею отча€нною, безобразною наружностью; наконец она остановилась немного, чтобы вздохнуть, потому что готова была упасть от усталости и гор€.

Уƒа что € за дура, взбеленилась без толку? Ц говорила она сама себе, Ц ещЄ не всЄ пропало! ≈щЄ врем€ исправить беду!Ф

Ќо лишь только она к дому ¬олынского, сердце упало у ней в груди. ¬от она входит на лестницу, медленно, т€жело, как будто тащит за собою жернов. ƒокладывают об ней кабинет-министру Ц вел€т ей подождатьЕ ќна слышит, что посылают слугу в √остиный двор; она видит, что слуга этот возвратилс€. «овут еЄ в кабинет.

ƒуша еЄ на волоске держитс€ ещЄ в теле. ≈Є шатает из стороны в сторону; она хватаетс€ за стены, за двери, виснет на них от изнеможени€Е

Ц —юда, сюда, ћариула, Ц кричит голос из кабинета, Ц прошу жаловать.

¬ходитЕ

¬олынский сидит в креслах, и перед ним на столе Ц богата€ фата.

Ѕедна€, несчастна€ мать! ќна хотела говорить и Ц зарыдала.

Ц „то с тобой? „то с тобой? Ц спрашивал еЄ озабоченный ¬олынский. Ц  то теб€ обидел?

ћариула покачала головой с видом жестокого упрЄка.

Ц „то со мною?.. √де тво€ честь, где тво€ совесть, говори, бо€рин русский?.. ≈сть ли в тебе Ѕог?

Ц я обещал тебе фату за первый поцелуйЕ

Ц Ѕереги еЄ мне или себе на погребенье! ¬озьми и свои деньги Ц они жгут мен€, они скребут мне душу.

ќна вынула из кармана золото, которое дал ей ¬олынский в разное врем€, показала ему один червонец.

Ц ¬идишь, на каждом из них диавольска€ рожа с когт€миЕ Ц сказала она и бросила их на пол.

Ц “ы с ума сошла, ћариула?

Ц ѕусть буду €, по-твоему, глупа€, безумна€ цыганка; то ты, бо€рин русский, где тво€ совесть, где твой Ѕог, спрашиваю оп€ть?.. „то обещал ты мне, когда вздумал обольстить бедную, невинную девушку; когда моими погаными руками доставал это сокровище? Ќе обещал ли ты на ней женитьс€?  ого брал тогда в свидетели?.. «лой, бессовестный человек, безбожник! “ы Ц женат; ты погубил беззащитную девушку. ќтдашь Ѕогу отчЄт на —трашном суде, а может быть, расплатишьс€ и в этой жизни?

¬олынский смутилс€ от слов обвинительницы своей, но старалс€, как мог, сохранить наружное спокойствие.

Ц „то ж тебе до того, что € женат? ¬едь не ты мо€ любовница!

Ц „то мне?.. Ќе € любовница его?.. ¬от что он теперь говорит!.. Ќо если бы ты ведал, что €Е

ќна не договорила, не зна€, что делать, бросилась к ногам ¬олынского, обвила их своими руками, целовала их, рыдала, молила его о чЄм-то без слов. Ќо здесь силы вовсе оставили еЄ; она не могла выдержать страшной борьбы природы с желанием сохранить дочери еЄ почЄтное место в свете; она не смела назвать себ€, цыганку, матерью кн€жны ЋелемикоЕ и в страшных судорогах распростЄрлась у ног ¬олынского.

ƒолго в ней не было никаких знаков жизни. ≈й дана была вс€ка€ возможна€ помощь; еЄ привели в себ€ и отвезли бережно на посто€лые дворы, наказав кому нужно было с прибавкою того, что лучше вс€ких наказов Ц денег, чтобы за нею ухаживали, чтобы ей ни в чЄм не было недостатка. Ќо что вознаградит ей счастие дочери? Ќе мог ¬олынский объ€снить себе причину такой сильной любви цыганки к кн€жне Ћелемико; припоминал себе их чудное сходство и колебалс€ в каком-то грустном подозрении. — этого времени угрызени€ совести начали терзать его, тем более что он убеждЄн был в истинной к нему страсти ћариорицы. Ќередко гремели ему вслух слова: УЅезбожник! ты женат Ц и погубил невинную девушку; отдашь отчЄт √осподу на —трашном судеФ. ќн слышал нередко во сне рыдани€ цыганки, чувствовал, как она крепко обвивала его ноги своими руками, как целовала их, как ему т€жело было от них освободитьс€Е

 

√лава III. –ј—— ј« ÷џ√јЌ »

”гадываю любопытство многих моих читателей не о €блоке познани€ добра и зла, но о €блоке родословном, именем ћинны украшенном, Ц и спешу удовлетворить его.

ћарлинский

ѕо нескольку дней ср€ду несчастна€ ћариула искала добратьс€ до кн€жны Ћелемико: ни разу еЄ не допустили. ¬ разное врем€ дн€, даже по ночам, в жестокий мороз, становилась она на страже против дворца и выжидала, не проедет ли милое, бесценное дл€ неЄ существо, не взгл€нет ли хоть сквозь окно, почу€в сердцем свою мать. Ќо о кн€жне Ћелемико долго не было слова. Ќаконец цыганка узнала, что она была очень нездорова, но что теперь ей лучше и она в прежней милости у государыни. Ёто несколько успокоило бедную мать.

ћежду тем, в ожидании свадьбы  ульковского, на которой и цыгане должны были действовать в числе трЄхсот разноплеменных гостей (надобно по€снить себе, что происшестви€, нами рассказанные с начала романа, случились в течение двух-трЄх недель), товарищ ћариулы коновалил, торговал лошадьми, вставл€л им зубы, слепых делал зр€чими, старых молодыми и, где удавалось, не клал охулки на руку. Ќо посреди этих кровных цыганских зан€тий, которых он не покинул бы, если б имел кошелЄк и туже набитый, его кукона была посто€нным предметом его забот.  огда ¬асилий узнал еЄ новое горе, которому помочь можно было одному Ѕогу, он набрал ей целый короб надежд. ѕочему б ¬олынскому не развестись с женою, которую он не любит? –азве этого не водилось и на св€той –уси? Ќаталь€ јндреевна хворала: кто знает? она может и умереть, на счастие ћариулы! —танетс€, что и государын€ проведает о проказах господина ¬олынского и заставит его женитьс€ на кн€жне, которую бережЄт пуще своего глаза. ј почему бы и ћариуле самой не найти случа€ да подать государыне челобитную, что он, назвавшись холостым и обещавшись женитьс€ на девушке, живущей под крылом самой матушки-царицы, склонил бедную цыганку на сватовство и обманул всех.

Ц Ќе тужи, ћариуленька, Ц продолжал ¬асилий, Ц назад не огл€дывайс€, прошлого не воротишь; поищем лучше впереди; старую брыкливую кобылу сбудем, огневого кон€-молодца добудем. ј чтоб знать, как дело повести вернее, порасскажи-ка мне от сивки-бурки, вещей каурки, как зачиналась белокаменна ћосква, то есть как попала тво€ дочка в кн€жны.

ѕосле утешений ¬асили€ отлегло несколько от сердца ћариулы; оп€ть забилось это сердце надеждами, оп€ть заструились они, как нова€ жизнь, по всему существу еЄ. ÷ыганка лелеет эти надежды, убирает, н€нчит их, как дит€ любимые свои куклы, и не может отказать виновнику их в рассказе, которого он желает.

 омната, похожа€ на тюрьму, худо освещЄнна€ сальным огарком, почернелые от сырости стены, две нары, одна против другой к стене расположенные и служащие диваном и постелью, Ц вот аудитори€ цыганки. ќсмотрев тщательно за дверью и увер€сь, что никто их не подслушивает, начала она своЄ повествование:

Ц «навал, ¬ас€, ты мен€ молодою, пригожею, застал ты ещЄ мою красоту в яссах; но уж тогда много сбыло еЄ; горе сушит, а не красит. ѕосмотрел бы на мен€, когда мне не минуло ещЄ двадцати лет, в годы моей ћариорицы! ÷ыганские таборы наперерыв хотели мен€ с отцом моим к себе: там, где € была, таборы мурашились гост€ми; за мои песни, а пуще за взгл€д мой, платили щедро. “аскались мы много по –оссии, ѕольше и турецким земл€м, и везде знавали мен€ под именем красотки и везде сулили нашим старухам горсти золота, лишь бы мен€ сманить в западню. Ќо чего не могли денежки, то сделал колдун Ц чЄрный огневой глаз молдаванского кн€з€ Ћелемико. ќн был молод, пригож, сладкими речами оступил мою душу, как тенетами, и вывел мен€ из ума. я полюбила его. ќн дарил мен€ деньгами, нар€дами Ц € не брала денег; мне надобна была только его любовь; € нар€жалась только дл€ него. ¬ таборе, под кибиткою, родила € дочку. ѕелЄнками из лоскутов, которые собрала потихоньку от добрых людей, € прикрыла наготу еЄ. ќтец мой бранил мен€, проклинал, бил и требовал денег. я побрела к кн€зю и принесла от него золото дл€ отца и крещЄное дит€.  рест, благословение отцовское, с надписью ножичком дн€ и года, когда родилась, и чего-то ещЄ, носит и теперь мо€ бывша€ ћариуленька. Ќе в долгом времени старушка кн€гин€ доведалась, что у сына есть любовница из цыган, и заставила его женитьс€ на богатой и знатной девице. –асстава€сь, он смочил мою грудь слезами; € горько плакала, думала, что не переживу этой разлуки; но, взгл€нув на мою ћариуленьку, прижав еЄ, тЄпленькую, хорошенькую, у груди моей, утешилась. — этого времени она стала дл€ мен€ весь Ѕожий мир, и отец, и полюбовник, и всЄ родное; в еЄ глазках светили мне моЄ солнце, и звЄзды €сные, и камень€ самоцветные, на устах еЄ цвели мои цветы махровые; здоровье еЄ был мой самый дорогой талан, жизнью еЄ € жива была. «нать, родилась € каким-то уродом. √осподь создал мен€ только доброй маткой; € была негодна€ дочь, может статьс€ Ц была бы и худой женой. ћариуленька ни в чЄм не нуждалась: при расставании кн€зь одарил мен€ серебром и златом. ќна росла в довольстве, в холе, в неге; € убаюкивала еЄ песн€ми, пригодными и дл€ царских деток. Ќе только € и отец, но весь табор любил еЄ и баловал. я звала еЄ своею кн€жной, и за мною все еЄ так называли. ƒа у мен€ в уме, в разуме только и вертелось, что она не иное что будет, как кн€жна, господарша, а может статьс€, и султанша.  то бы поспорил со мною, тому вырвала бы глаза. —одержала € табор и делала ему разные милости от имени моей ћариуленьки, и потому приказала величать еЄ своею господаршей. ƒорогой взвидела ли мо€ ћариуленька пригожий цветок на лугу и манила его к себе ручками Ц стой табор за цветком; пригл€нулс€ ли ей мотылЄк Ц и все мальчики и девочки, словно еЄ придворные, бросались ловить мотылька. ј когда мы под шатром небесным раскидывали свой шатЄр, надобно было видеть, как обступали еЄ малые и большие слуги еЄ, как наперерыв один перед другим старались еЄ утешить. » как она была хороша, вельможна на своей беленькой пуховой подушке, в цветном нар€де, в золоте, в фольге, в лентах, среди запачканных лохмотников! ћариуленька бросала им из своих ручонок хлеб, сласти, а иногда и деньги. ћариуленька радовалась, и € была счастлива.

÷ыганка остановилась, как бы дл€ того, чтобы забытьс€ в прошлом: и теперь прежнее еЄ счастие отсвечивалось в еЄ одиноком блест€щем глазе, горело на щеке, дрожало в еЄ словах. Ќасладившись прошедшим, она продолжала, вздохнув:

Ц Ќо в два года кн€жеской жизни мы рассыпали свои денежки по ”краине и –оссии и воротились за денежками в яссы. Ћелемико всЄ ещЄ любил мен€, но € отказалась его любить Ц € бо€лась иметь другое дит€, € бо€лась отделить что-нибудь от ћариуленьки другому. ћне казалось, что тогда убавитс€ из еЄ счасти€ или будет несчастен другой ребЄнок мой. Ћелемико не имел детей от жены; лекар€ говорили, что она никогда не родит; старушка мать его умерла; он убеждал мен€ отдать ему ћариуленьку, кл€лс€, что выведет еЄ непременно в кн€жны, укрепит за нею всЄ своЄ имение, а в случае, коли € не соглашусь, не даст мне ни полруби€ и пустит нас таскатьс€ по миру.  уда?.. я сначала руками и ногами! ќтдать ћариуленьку Ц всЄ равно что отдать жизнь свою!.. Ќо когда увидела дочку, милую, бесценную дочь, владычицу табора, кн€жну, в старых лоскуть€х, с сухарЄм во рту; когда услышала, что еЄ в таборе разжаловали из кн€жон в ћариулку, а потом в лохмотницы и цыган€та начали дразнить еЄ €зыком, у мен€ поворотилась вс€ внутренность. Ћохмоть€? ѕо миру? насмешки, нужда? „то ждЄт еЄ впереди?.. ќт этих мыслей голова у мен€ закружилась. Ќочью, когда моЄ дит€, моЄ ненагл€дное сокровище спало, Ц облобызав еЄ с ног до головы, облив еЄ слезами, € схватила еЄ с люлькою, бросилась бежать из табора и, как сказано мне было, подкинула еЄ в люльке, с письмецом, в цветник, под окна кн€жеские. Ќесколько раз принималась € с нею прощатьс€; то отойду шагов дес€ток, то назад ворочусь. Ќаконец скреп€ сердце ушла от неЄ. ƒорогой слышала еЄ плач, хотела оп€ть воротитьс€ иЕ не воротилась. ѕо письму, по словам ребЄнка, должно было счесть, что она из знатного рода, что еЄ утащили цыганы и они ж подбросили за неимением чем содержать.  ак разочли, так и случилось. ƒобра€ кн€гин€ уговорила мужа вз€ть дит€, посланное самим Ѕогом. — того времечка мо€ ћариуленька уж ћариорица; дальше и дальше, еЄ убирали, воспитывали по-кн€жески и стали величать кн€жной Ћелемикой. —начала € много тосковала по ней, но когда услышала об еЄ счастии, забыла своЄ горе. я жила в яссах на конце города; закутавшись, видала иногда свою дочь в прогулках с мамою, но никогда не смела показать своЄ лицо ни ей, ни слугам кн€жеским, потому что ћариорица и тогда была в мен€ вс€ вылита. —ходство это, однако ж, потешало мен€.

–аз, это было в саму полночь, просыпаюсь Ц будто кто мен€ ножом в бок, Ц открываю глаза, в комнате моей светлЄхонько, словно среди бела дн€. Ѕросаюсь с постели к окну Ц весь город теплитс€, огненные €зыки шевел€тс€ уж над кровл€ми. УЅоже! ћариорица!Ф Ц вскрикиваю € и, полунага€, бросаюсь в ту часть города, где она жила. √ород кипит, как котЄл, трещат кровли, лопаютс€ стЄкла, огонь бьЄт с клубами дыма, кричит народ, стучат в набат, а у мен€ пуще в сердце гудит голос, один звук: спасай свою дочь! ѕочти без чувства прибегаю к дому кн€жескому и пр€мо в двери, обхваченные полымем, цепл€юсь по лестницам, через сундуки, Ц вижу, €нычар окровавленными руками тащит девочкуЕ Ёто она!.. —хватываю еЄ, изо всей силы толкаю €нычара с лестницы, через него выношу ћариорицу, обвившую мен€ крепко ручонками, на улицуЕ что потом со мною случилось, ничего не помню. «наю только, что € долго очень хворала. ѕервое моЄ слово, как скоро могла € только зубы разн€ть, было о кн€жне Ћелемико. Ќикто не знал, куда она девалась. ¬оспитатель еЄ сгорел, жена умерла от испугаЕ ќт этих вестей € только что с ума не сошла. —прашиваю о ней встречного и поперечного, бегаю с утра до ночи по пожарищу, ищу еЄ в грудах пепла, в камн€х, в обгорелых брЄвнах; напоследок узнаю, что €нычар продавал еЄ, моЄ дит€! на торгу, что родные кн€з€ Ћелемико заплатили €нычару большие деньги, лишь бы увЄл еЄ подальше. ќн так и сделал. я бежала по следам его день и ночь и нагнала в ’отине. “ут украла € ћариорицу, уговорившись наперЄд с нею Ц она уж была девочка лет дес€ти и смышлЄна, как взросла€, Ц нам помогала хоз€йка дома, где квартировал €нычар; € заплатила ей всЄ, что имела на себе. Ќе зна€, однако ж, куда деватьс€ с ћариорицей, и бо€сь, чтобы злодей не отн€л еЄ и не отомстил мне на еЄ головушке, бросилась € тотчас к хотинскому паше и продала ему родную дочь свою с тем, чтобы, когда она вырастет, сделал своею наложницей или подарил в гарем султана. » тут сердце моЄ поднимало еЄ куда-нибудь повыше, да и повыше. ѕаша любил еЄ, как родную дочь; у него ей было хорошо, словно в раю магометовом. » тут не раз видала € еЄ сквозь щЄлочку двери, не одиножды слушала, как она певала. ѕесни еЄ лились мне в душу так сладко, так сладко, что € хотела бы умереть под них. » между тем дочь не знала, что мать еЄ так близко, что их разлучает одна доска. „то € говорю? ќдна доска! Ќас, как и теперь, многое, очень многое разлучалоЕ ѕаша состарилс€; тут пришло ему на мысль подарить ћариорицу султану, потому что он такой красотки ещЄ не видывал, но русские пришли в ’отин: мо€ ћариорица вз€та в плен, отослана в ѕитер. » € сюда за ней, везде за ней! √де она, тут положу свои косточки; умру, так душа мо€ станет над ней носитьс€. » дочь не узнает, что € дл€ неЄ делала; пом€нет в сердце имена чужих, но никогда не пом€нет своей материЕ

–ассказчица утЄрла слЄзы, бежавшие из одинокого еЄ глаза; толстый цыган кр€хтел и отвернулс€, чтобы не показать на лице своЄм слЄз, измен€вших его обыкновенной флегме.

 

√лава IV. –ј——“–ќ≈ЌЌќ≈ —ќ¬≈ўјЌ»≈

Ќе далее, а назад, барон!

ћы, словно пилигримы по обещанию,

ступаем три шага вперЄд, а два обратно.

ћарлинский

 

ѕоутру была оттепель, отчего пострадал было несколько лед€ной дом; но к вечеру погода разыгралась, как в весЄлый час расшучиваетс€ злой и сильный человек, Ц то щЄлкала по носу градиной, то резала лицо ветром, то хлопками слепила очи. Ќаконец нити снега зачастили, словно мотки у проворной мотальщицы на воробе, сновались между небом и землей, будто вниз и вверх, так что в глазах р€било и все предметы казались пл€шущими; около заборов вихрь крутил снег винтом и навевал сугробы; метель скребла окошки, ветер жалобно укал, будто просилс€ в домы; флюгера на домах кричали. ќдним словом, в природе господствовала чепуха, насто€щее смешение французского с нижегородским. ћудрено ли, что при такой жуткой погоде, соединившейс€ с темнотою вечера и страхом бироновских времЄн, ни один житель ѕетербурга не смел высунуть носа на двор.

Ќи один житель, сказали мы? ќднако ж неподалЄку от конюшен герцогских, между ними и домом тайного советника ўурхова, в развалины горелого дома вошли с разных сторон два человека. ќдин, казалось, пришЄл из царства лилипутов, другой Ц из страны великанов. ќба тихонько кашл€нули по два раза и по этому условному знаку сошлись за средней стеной у трубы; они едва не соприкасались брюхом одного с носом другого, а ещЄ искали друг друга. Ќаконец большой ощупал голову маленького, нагнулс€, пожал ему руку и, вздохнув, спросил:

Ц „то, друг?

Ц ћы точно играем в шахматы, Ц сказал другой, отвеча€ таким же вздохом и подн€в свою руку выше своего носа дл€ пожати€ руки великана, Ц ступаем шаг, два вперЄд, и оп€ть назад; вот уж почти в довед€х, погор€чимс€, и всЄ испортим Ц стоим на том же месте, откуда начали, и едва ли не на шах и мате.

Ц ќ! ƒело ещЄ не совсем испорчено, Ц возразил длинный. Ц ѕравда, он своею гор€чностью выбивает из рук наших оруди€, которыми очищаем ему дорогу к цели его и нашей; досаждает, бесит, а всЄ-таки отстать от него не можешь, и всЄ за благородство его!

Ц Ѕлагородный, но сумасшедший человек! Ц сказал маленький с сердцем. Ц я готов бы был отступитьс€ от него, если бЕ

Ц ≈сли б не любил его так много: не правда ли? ∆алею его и не менее теб€ его люблю.  абы не прокл€та€ страсть его к кн€жне, не прокл€тый вечер, мы скоро одержали бы верх!

Ц «нает ли государын€?

Ц Ќет ещЄ. »з историй этого вечера ничего не выходило наружу, как будто еЄ и не бывало. √ерцог отдал строжайший приказ не произносить о нЄм словечка: кто видел, слышал, должен был не видать и не слыхать. ќн бережЄт золотое обвинение на важный случай.   тому ж € св€зал временщику руки, готовые подн€ть секиру: € надул ему в уши, чрез кого надо, что в ѕетербурге на мази, именно против него, возмущение за расстрижение монахов и монахинь, сюда привезЄнных. ¬ тот же роковой вечер, пришедши домой, получил он известие, что побеги целых селений за границу, по случаю его жестокостей, повтор€ютс€. ≈го злому духу дана работка: надо зан€тьс€ ему разделкою с этими вест€ми, так чтобы они не дошли до государыни. ј покуда Ц протаптываю себе следок до неЄ самой: ныне ходил € уж к ней с докладом, и она изволила милостиво расспрашивать мен€ о разных вещах. ƒай-ка укрепитьс€ в этой милости, перехитрить архиплутов, и тогда пущу такой доклад; что от него будет им жарко, как в пекле!

Ц „то с кн€жной?

Ц —делалась было нездорова, верно, от мысли, что государын€, весь двор знают о тайном посещении, что город об этом говорит. ¬идно, ни воспитание гаремное, ни соблазн примеров и века, ни сама€ страсть не могу задушить в женщине стыд, когда эта женщина не погр€зла ещЄ в пороке. —коро, однако ж, ободрили еЄ ласки государыни, навестившей еЄ на другой же день, глубокое молчание насчЄт непри€тного вечера, вокруг неЄ прежнее внимание и уважение придворных; но, думаю, более всего пове€ли на неЄ здоровьем добрые вести о ¬олынском. “ебе известно, что государын€ звала его к себе. ƒумали все, что за факелы ему пор€дочно достанетс€: ты слышал, однако ж, как его прин€ли?

Ц –ассказывал он мне сам, что она при входе его изволила на него милостиво погрозитьс€, потом дала ему поцеловать свою руку и сказала: У то старое пом€нет, тому глаз вонФ. ƒумаю, что в этих словах заключаютс€ не одни факелы, но и лед€на€ стату€. ќна подозревает в этой куколке что-нибудь худое дл€ своего любимца и забвением прошедшего хочет сблизить соперников.

Ц Ќапротив, от этих милостей у нашего курл€ндца руки сильнее чешутс€ на заплечный удар.

¬ это врем€ частый снег с вьюгою так налегли на плащ маленького, что ему т€жело было сто€ть под ним, как под свинцовой епанчой.

Ц ќсвободи из-под снегу, друг, Ц сказал он, с трудом произнос€ слова и двига€сь, Ц боюсь, что нас скоро занесЄт.

Ц ѕокуда одного теб€, Ц отвечал длинный, усмеха€сь и выковырива€ маленького при€тел€ из снежной скорлупы.

Ц «наешь ли, однако ж, как это освежило моЄ воображение? ѕрекрасна€, счастлива€ мысль.

Ц Ћюбопытен слушать.

Ц ћне пришла фантази€ продолжать то, что враги моего благопри€тел€ так искусно начали, именно помогать любовникам.

Ц ѕомогать? “ы с ума сходишь!

Ц —кажи лучше, нашЄл золотой рудник ума. ƒа, да, таки помогать! ѕрежде билс€ € изо всей мочи, растратил все сильнейшие доводы моего красноречи€, чтобы отвесть јртеми€ ѕетровича от пагубной страсти и навесть на путь рассудка; теперь буду способствовать ей всеми силами, точно так, как делал Ѕирон. ЌенадЄжны, думаю, цепи, которыми прикован наш патрон к молдаванке, Ц они чувственные; но из любви ћариорицы к нему чего нельз€ выковать! ќ! я из этой любви построю лестницу хоть на небо, не только до государыни.

¬ голосе малютки дрожало вдохновение.

Ц Ѕедное творение! Ц произнЄс, вздыха€, длинный, Ц чего из теб€ не делают? ќбманывают, развращают, губ€т; две противные партии употребл€ют как средство, кажда€ дл€ своей пользы, пускают теб€, как монету, ход€чую в двух непри€тельских царствах, чтобы подкупить успех на свою сторону. “ак прекрасно создана, и на какой удел!.. –оскошнейший цветок природы, которым надо было только любоватьс€, как безжалостно исщипан руками врагов, чтобы достать в нЄм €ду одному на другого!.. Ќет, друг, не знаю ещЄ совершенно твоих видов, но если они низки, предоставим их низким люд€м.

Ц Ќе осуждай, не исследовав, Ц закон правды, который ты забыл! ¬спомни, что мы действуем не только дл€ блага одного человека, но дл€ блага целого народа. Ёто одно. ќт другого довода твои аргументы разлет€тс€ в пух, как рассыпались они в голове моей, когда дала ей работу совесть.  н€жна погибла решительно, в первую минуту, как полюбила ¬олынского: пожалеть еЄ можно, спасти нельз€, разве сам Ѕог придЄт к ней на помощь!.. я отгадал это существо, лишь только прочЄл еЄ первое письмо, лишь только увидел еЄ. ≈сли ей не суждено сжечь другого, ей суждено сгореть в собственном огне. ¬се способности еЄ, все силы жизненные Ц в сердце; оно исполнено ¬олынским, и как скоро ¬олынского не будет в нЄм, это значит, что она перестала жить. Ћюбовь дл€ неЄ Ц жизнь. ј ¬олынский любит, пока не обладает предметом. ƒаю тебе размыслить о последстви€х. » потому Ц верный логический вывод Ц если мы не можем отвести от этого создани€, возвышенного, прекрасного, Ц кто об этом спорит? Ц если мы не можем отвести от еЄ сердца неминуемого, рокового удара, который судьба изловчила на неЄ с такою злобой, то воспользоватьс€ еЄ страстью дл€ исполнени€ благородного подвига ничуть не низко и не грешно.

Ц “с!.. —лышен человеческий голосЕ

—овещатели стали прислушивайс€ с страшным замиранием сердца.

Ц Ќичего, Ц сказал маленький, Ц видно, ветер завывает!

Ц Ќичего?.. –ади Ѕога, молчи!

¬ самом деле, начали вскоре долетать до них отрывки разговора:

Ц —юдаЕ следЕ пропалЕ ты?..  ак же!.. не впервойЕ оп€ть след. —юда, сюда, те обошлиЕ не ускользнут!

ѕоследние слова €вственно отпечатались в слухе наших при€телей; сквозь расселину стены заметили они уж и свет.

Ц Ёто голос моего д€ди, Ц сказал длинный, Ц нас обошли! ћы пропали!

Ц „то делать?.. Ќырнуть туда ль, сюда ль Ц попадЄшь им навстречу.  абы можно было вскарапкатьс€ на окно, € шмыгнул бы в сад ўурхова.

Ц ”бьЄшьс€.

Ц Ћучше, чем попасть им в руки. Ќо ты?

Ц я отделаюсь с Ѕожьей помощью! —корей же влезай мне на плеча, голову, на что попало, и марш!

ƒлинный говорил, а маленький уж исполн€л. ќн уж на руках, плече, голове длинного, уж на стене, проворно взбираетс€, как кошка, выше и выше, цепл€€сь за что попало, за уцелевшие карнизы, поросшие в расселинах отпрыски дерев, выбитые кирпичиЕ —вет виднее и виднееЕ ќкно близЄхонько, но беда! железный костыль впилс€ в мантию учЄного малютки. “ащить, тащить еЄ, драть изо всей его мочи Ц не помогает! ќсвободить руку из плаща Ц неминуемо упадЄшь. ќн виснет на стене, как летуча€ мышь, с распростЄртым крыломЕ его бросает в холодный потЕ нет спасени€! √ибель за плечами.

ќтделение опального дома, где находились при€тели, осветилось вдруг фонарЄм, и сквозь серебр€ную пыль падавшего снега озарились вполне жалка€, распетленна€ фигура «уды и выт€нута€ из плеч голова Ћипмана, с еЄ полудиском рыжих косм, разбежавшихс€ золотыми лучами из-под чЄрного собол€ шапки, с раскрытою пастью, с дозорными очами, как бы готовыми схватить и пожрать свою жертву, и наконец, сердитое лицо долгов€зого, тщедушного Ёйхлера с его бекасиным носом. —тены, как чертог феин, заблистали алмазною корою. Ќа этой чудной сцене, перед Ћипманом, державшим фонарь, выкроилась кака€-то разбойничь€ образина с палашом наголо, а за ним мужичок с длинным багром, веро€тно, чтобы острожить, где нужно было б, двуногую рыбу или спустить еЄ в один из бесконечных невских садков.

Ц ЁтоЕ выЕ плем€нничек? Ц спросил Ћипман, на которого нашЄл было столбн€к.

Ц ¬идите, что €, Ц отвечал с сердцем кабинет-секретарь, бросилс€ к д€де, вырвал фонарь из рук, дунул Ц и в одно мгновение исчез алмазный феин дворец и стЄрлись все лица со сцены. Ц ≈щЄ хотите ли слышать? Ёто €, д€дюшка! Ќо зачем, Ц продолжал он ему на ухо, Ц приходите вы, с вашим бестолковым подозрением, портить лучшее моЄ дело?

Ц „то это?.. √осподин Ёйхлер!.. я ничего не понимаю; € не образумлюсь ещЄ.

Ц ј вот сейчас поймЄте.

“ут Ёйхлер бросилс€ к мужику, державшему багор, вырвал его, подбежал к стене, к которой пригвождЄн был несчастный «уда, пошмыгал багром куда попало, может статьс€ по голове, Ц малютка освободилс€ от удавки своей; одно усилие, раз, два ручонками по стене, и он на окошке, кувырк вверх ногами и бух пр€мо в сад ўурхова. —лышно было, что-то упало, и более ничего.

∆ивой ли упал, разбилс€ ли или задохс€ в снежном сугробе, Ѕог знает.

Ц „то это упало? Ц спросил Ћипман недоверчиво.

Ц –азве вы не слышите, что человек? Ц отвечал плем€нник; потом, сунув ощупью багор мужику, подошЄл к д€де и продолжал, опустив голос: Ц »здохнет, так не беда! ѕо крайней мере, € сделал всЄ, что нужно в моих критических обсто€тельствах. ѕойдЄмте, любезный д€дюшка; € расскажу вам всЄ дорогой. ¬аши сподвижники могут услышать, за стеной Ц тожеЕ и тогда не пен€йте на себ€, если испортите всЄ дело нашего покровител€ и отца.

—делали клич команде обер-гофкомиссара, велели ей идти цепью, одному в нескольких шагах от другого, чтобы не сбитьс€ с дороги и не попасть в ‘онтанку, и в таком гусином пор€дке двинулись к квартире Ћипмана, на берег Ќевы. ¬ыдира€сь из развалин, не раз падали на груды камн€.

Ц јх, д€дюшка, д€дюшка, Ц сказал Ёйхлер тронутым голосом, вед€ Ћипмана под руку, Ц после великих жертв, после неусыпных трудов, в которых € потер€л здоровье и спокойствие, после утончЄнных и небезуспешных стараний скрыть вашу безграмотность от герцога и государыни, которой ещЄ ныне представил отчЄт, будто сочинЄнный и написанный вами; после всего этого вы приходите подгл€дывать за мноюЕ Ц и, не дав отвечать д€де, продолжал: Ц «наете ли, кто был со мной?

Ц Ќет!

Ц «уда.

Ц «уда? ƒавно ли, какие у вас с ним св€зи?

Ц я вижусь здесь с ним уж в третий раз.

Ц “ак, почти так! ћои верные помощники донесли мне только сейчас, что во второй раз сход€тс€ здесь два человека, и потому €Е пришЄлЕ никак не полага€ вас найтиЕ ƒл€ чего не предупредили вы мен€?

Ц ѕотому что бо€лс€ дать вам в руки шнур моих замыслов, не скрепив их мЄртвым узлом. Ќо, поверьте, штука будет чудна€, неоценЄнна€!.. я не посрамлю ни вас, ни себ€; и если за неЄ не обнимет мен€ герцог, так € после этого жить не хочу. ’итреца моего € довЄл до того, что он уж и палец кладЄт мне в ротЕ ха, ха, ха! —лышите? ¬ саду ўурхова залились ужасные его собаки. ј знаете ли вы, что кажда€ ходит на медвед€?.. ∆аль, если лукавец попадЄт на зубок их прежде моего! Ќет, милостивец мой, € всего теб€ скушаю и с твоим бу€ном, ¬олынским. Ќа место его махну в кабинет-министры, или € не Ёйхлер, не достоин милостей, которые вы мне готовите, Ц € просто ротозей, ворона, гожусь в одни трубочисты. “олько прошу вас, умол€ю именем его светлости, не мешать мнеЕ если € испорчу дело, ведите мен€ пр€мо своими руками на виселицу, на плаху, куда вам угодно.

Ёйхлер говорил с таким убеждением, с таким жаром злодейского восторга, так живо описал планы, что у старика отошло сердце, как от вешнего луча солнца отходит гад, замиравший в зиму; огромные уши зашевелились под лад сердца, словно медные тарелки в руках музыканта, готового приударить ими под такт торжественной музыки. ѕожав руку плем€ннику, Ћипман произнЄс с чувством тигрицы, разнежившейс€ от ласк своего детЄнка:

Ц Ќи слова более, мой дорогой, ни слова более! ѕодозревать вас Ц всЄ равно что подозревать себ€. ¬ы одна мо€ радость, мо€ утеха на старости; вами € не умру, потому что € весь в вас.  абы € зналЕ ох, ох! кто без ошибок?.. не привЄл бы сюда этих глупцов, не подставил бы ушей дл€ их басен, которые т€нут их теперь будто пудовые серЄжки. Ёй! слушайте! Ц вскричал Ћипман своей команде. Ц ≈сли один из вас пикнет, что € нашЄл плем€нника в этих дь€вольских развалинах, то видите (он указал на Ќеву)Е в куль Ц да в воду!

— окончанием этого приказа д€д€ и плем€нник очутились на крыльце своей квартиры.

 

√лава V. ќЅ≈«№яЌј √≈–÷ќ√ј

 омар с дубу свалилс€,

¬еликий шум учинилс€.

—таринна€ русска€ песн€

 

¬ длинной зале, подЄрнутой слегка заревом от затопленной в конце еЄ печи, против усть€ этой печи, стоит высокий мужчина пожилых лет, опира€сь на кочергу. ќдежда его Ц красный шЄлковый колпак на голове, фуфайка из сине-полосатого тика, шЄлковое исподнее платье розового цвета с расстЄгнутыми пр€жками и вис€чими ушами, маленький белый фартук, сине-полосатые шЄлковые чулки, опущенные до икры и убежавшие в зелЄные туфли. ¬згл€нув на него, не можешь не сме€тьс€. Ќо, прочт€ на лице чудака, правильном, как антик, безм€тежную совесть и добродушие, ирони€, готова€ выразитьс€, скрываетс€ внутри сердца. ѕо улыбке его можно прозакладывать сто против одного, что в этого старца поселилась душа младенца. “о стоит он в светлой задумчивости, облокот€сь на ручку кочерги, то этой кочергой усердно мешает уголь€ в печи, то кивает дружески четырЄм польским собачкам одной масти, вокруг него расположенным и единственным его товарищам. Ћаски свои этим животным он равно на них делит, бо€сь возбудить в одном зависть и огорчить которого-нибудь, Ц так добр этот чудак! ¬округ него совершенна€ пустын€. Ќо когда расшевелЄнные им уголь€ €рко вспыхивают, уединение его вдруг насел€етс€: кн€зь€, цари и царицы, в церемониальном облачении и богатых шапках, станов€тс€ на страже вдоль стен или выгл€дывают из своих жЄлтых смиренных рам, будто из окон своих хоромин. —ъесть хот€т вас очи »оанна √розного, и чЄрна€ борода его, кажетс€, шевелитс€ вместе с устами, готовыми произнести слово: У азнь!Ф ќслеплЄн, истыкан судом домашним бедный √одунов, которого благоде€ни€ народу, множество умных и славных подвигов не могли спасти от ненависти потомства за одно кровавое дело (и мал€р, как член народа, как судь€ прошедшего, вз€л своЄ над великим правителем, пустив его к потомству с чертами разбойника). √ении-утешители €вл€ютс€ гурьбою, ибо на них не было недостатка в жизни русского народа; но всех заслон€ет своим величием ѕЄтр, которого одного народу достаточно, чтобы русскому произносить им€ своЄ с гордостью. » в это врем€, когда толпа гостей обступает чудака, он, посреди них с кочергою, окружЄнный си€нием, кажетс€ волшебником со всемогущим жезлом, вызывающим тени умерших, и кисточка на красном колпаке его горит, как звезда кровава€. Ќо вдруг исчезают знатные пришельцы с того света, и зала по-прежнему уединЄнна и темна. „удак остаЄтс€ один с своими собачками и с своими светлыми думами.

¬ соседней комнате, веро€тно, в прихожей, кто-то читает по складам духовную книгу. —колько трудов стоит ему эта работа! ћежду тем в звуках его голоса льЄтс€ самодовольство: повтор€€ почти каждое выговоренное слово, он упитываетс€, наслаждаетс€ им, будто самым вкусным куском, какой он только съел в жизнь свою.

Ц »ван! Ц закричал чудак в красном колпаке.

√лубокий вздох за дверью объ€снил, что чтец с прискорбием оставл€ет душеспасительное чтение, затем выказалась в зале благообразна€ фигура старика, одетого чисто и прилично слуге знатного барина. ќн стал, сложив пальцы обеих рук вместе на брюхе, довольно выпуклом, и почтительно ожидал вопроса. Ётот вопрос не задержалс€.

Ц „то, выздоровел ли повар?

Ц  акой выздоровел, сударь? ѕьЄт оп€ть мЄртвую чашу!

„удак, в котором мы признаЄм господина дома, казалось, оскорбилс€ ответом.

Ц ” вас всЄ пь€н да пь€н! Ц сказал он. Ц ¬ерно, болен! Ќапоить его м€той, малиной, чем-нибудь потогонным.

—луга покачал головой и с сердцем возразил:

Ц ¬ы всех людей перебаловали, сударь! »з п€тидес€ти душ дворовых у вас некому плать€ вычистить, кушанье изготовить, берлину заложить.

Ц ј ты, »ван?..

¬ голосе, которым этот вопрос был сделан, заключались слова: У“ы, мой драгоценный »ван, не замен€ешь ли мне их всех?Ф

Ќе было ответа. —луга показывал сердитый вид, как это делает любовница с своим любовником, жела€ перед ним пококетничать, и молча шевелил пальцами по брюху. Ѕарин продолжал развивать мысль свою:

Ц ј ты? Ќе готовил ли мне кушань€ в походах, не езжал ли со мною кучером, не чистишь ли мне плать€?

Ц –ад вам служить, пока силы есть; да как € захвораю?..

Ц Ќу, ну, Ћеонтьевич, полно грусть на мен€ наводить!

ќблако уныни€ пролетело на добродушном лице чудака. Ѕыла св€та€ минута молчани€. ѕобедив себ€, он с твЄрдостью сказал:

Ц ј разве у мен€ нет рук?

Ц ¬ол€ ваша, сударь, вам самим? ’олопскую работу?.. Ёто неслыханно!.. ¬едь вам стыдно будет своей братии бо€р!

Ц —тыдно делать бесчестное дело, а не трудитьс€. —в€тые отцы сами работали в поте лица.

Ёто возражение свалило было с ног всю стрелковую линию доводов, готовых выступить против чудака; но »ван, погладив немногие волосы, окаймившие его лысую голову, поправилс€ и отвечал:

Ц ” св€тых отцов не было на руках п€тидес€ти душ служителей и нескольких сот душ кресть€н, которых Ѕог и царь вам вручили как детей ваших. ј детки эти пустились в худое, забыли вас и √осподаЕ √решно баловать их! ќх, ох, сударь, право, не худо и лозу, где не берЄт слово.

Ц –азве не знаешь, что мы с ¬олынским условились не наказывать телесно?

Ц ’орошо јртемию ѕетровичу! Ќе в осуждение его сказать, он любит сам погул€ть, а люди у него словно монахи; вы живЄте, как отшельник, а дворн€ вашаЕ

Ц Ќу, полно, полно, Ћеонтьевич, уложи своЄ сердце на псалтире.

Ћеонтьевич удалилс€ в свою прихожую и снова прин€лс€ за чтение по складам, и господин его в красном колпаке стал оп€ть с особенным удовольствием мешать в печи. Ќо слуга не успел ещЄ выт€нуть и одного стиха, как послышалось новое воззвание:

Ц »ван!

»ван смиренно предстал оп€ть в зале, сложив персты и почтительно наклон€сь.

Ц ƒал ли ты рублЄвикЕ ну, томуЕ что вчера приходил?

Ц Ќе дал, сударь!

Ц “ак отнеси или отошли завтра.

Ц Ќе отнесу и не отошлю, сударь!

Ц  огда € тебе приказываю!

Ц ¬ы приказываете не дельное.

Ц я так хочу.

Ц Ќе дам, сударь; он пь€ница, снесЄт ваши деньги в кабак. Ѕезделица?.. –ублЄвик!

Ц Ќе твои деньги!

Ц «наю, ваши; да зачем отдали вы мне свою казну на сбережение?

ћинута гневного молчани€. Ќо аргументы »вана слишком были сильны, чтоб ему противитьс€, и чудак в красном колпаке, смиренно преклон€ пред ним оружие своей логики, сказал сам себе вслух:

Ц √м! ѕравда, правда, казна у него! Ќечего делать!

» »ван, не дожида€сь дальнейших заключений, отошЄл в свою келью.

“ут собаки начали сильно ла€ть; им отозвались четыре польские собачки.

Ц »ван!

Ѕедный мученик не заставил себ€ ждать.

Ц ¬идно, забежала оп€ть давешн€€ коза?

Ц ѕомилуйте, сударь, кака€ коза! ¬едь давеча было днЄм, а теперь ворота на засове.

ƒворовые собаки бросились в другую сторону и залились гор€чим лаем; четыре польские собачки вторили им, хоть уши зажми.

Ц Ќу это, сударь, недаром! Ц сказал »ван, кача€ головой, и бросилс€ было на двор, как проворный мальчик.

Ќавстречу ему толпа чел€динцев, разрум€ненных, с мутными глазами, растрЄпанных в пух. Ќе скоро можно было добратьс€ через них до толку. ” иных €зык худо двигалс€, у других слишком скоро, будто жернов молол; говорили по нескольку вдруг; у всех говорило вино. “акова была многочисленна€ дворн€ у тайного советника ўурхова, которого видели мы в красном колпаке. ѕримерной чести всегда и твЄрдости душевной только тогда, когда его пор€дочно разогревали в деле о благе общественном, умный и благородный вельможа, он был самый слабый господин. “о не хотел огорчить крестника взысканием, то кума, то сына или плем€нника своего д€дьки и заслуженного у отца его домочадца, а более всего не хотел наказанием ближнего возмутить душу свою. » потому »ван с мужеством и терпением геройским и честностью немецкою нЄс весь дом на себе, как черепаха свою т€жЄлую, но неразлучную оболочку, с которою расстаЄтс€ только вместе с жизнью. ќн жаловалс€ иногда на дармоедов, своих товарищей, и никогда на свою судьбу, тем менее на докучного господина. ќ! ≈го-то любил самою чистою, бескорыстною любовью и предан был ему до конца своих ногтей и волос. ƒва слова: Устыдно и грешноФ Ц слова эти были краеугольным камнем всей морали »вана и его господина.

»з окрошки вестей, которыми обдали »вана, мог он только разобрать, что обезь€на герцога курл€ндского, веро€тно сорвавшись с цепочки, пробралась в сад его превосходительства, зав€зла было в сугробе, но, услыхав погоню дворовых собак, проворно влезла на стену соседнего дома и виснет теперь на ней, как кошка.

Ц ќка€нна€! “ак и щЄлкает зубами, Ц сказал один, Ц от холоду, что ли, или хочет кусатьс€, как барин еЄ?

Ц Ћукава! Ц продолжал другой, Ц € было еЄ рычагом, а она заговорила по-человечьи.

Ц —казывают, в обезь€не бес сидит, как в змее: убить, так на том свете сорок грехов отпуститс€, Ц кричал третий.

Ц ”бить! ”бить! Ц было единодушное воззвание целой вакхической когорты.

Ќа шум дворни вошЄл ўурхов в переднюю. ”знав, о чЄм дело шло, потребовал себе калмыцкий тулуп и изъ€вил желание видеть обезь€ну герцога курл€ндского и, если можно, вз€ть еЄ в плен.

¬ойна объ€влена Ц не бездельна€! Ц война партий. ўурхов с своими домочадцами принадлежит партии ¬олынского, обезь€на Ц бироновской. —оставилось в один миг грозное ополчение. Ќочь, непогода, дух войска Ц всЄ благопри€тствует; самый лукавый из непри€телей обойдЄн. »дут. ¬переди »ван ведЄт колонну, освеща€ ей путь фонарЄм и остерега€ еЄ от снежных гор и опасных мест. Ёто ћюрат войска. ’от€ есть пословица, что на »ване недалеко уедешь, однако ж этот постоит за себ€ и своих; он вынесет их к славе. «а ним сам военачальник.  источка на красном колпаке Ц точка, около которой в случае опасности должны соединитьс€ все силы, победить или пасть; это знам€ партии. ќвчинный тулуп его развеваетс€, как тога; кочерга в руках Ц жезл маршальский. »з воинов Ц кто несЄт метлу, кто половую щЄтку, кто ухват, полено или сковороду. »ван, взгл€нув с презрением на последнего, кажетс€, говорит: не оружие несЄшь ты на врага, но щит против стрел его! “от с гневом, разумеетс€ мысленно, отвечает: У¬озвращусь с щитом или на нЄм!Ф ¬ резерве огромна€ датска€ собака тащит за собою человек п€ть героев, пылающих огнЄм мужества.

” садовой калитки ополчение сделало привал; но, ревну€ скорее ст€жать лавровый венец после мгновенного отдыха, двинулось вперЄд к месту битвы с возгласом: Уѕлен или смерть обезь€не герцога курл€ндского!Ф

Ќо каково было общее изумление! Ћишь только обезь€на при свете фонар€ увидела ўурхова, она жалобно возопила:

Ц ¬аше превосходительство, спасите мен€!

Ц ј, лукавица! Ц закричали два-три голоса, Ц зверь, да знает, кого просить о помиловании. ”бить еЄ!

Ц ”бить еЄ! Ц повторили голоса. ќдин готовилс€ уж пустить в бедн€жку смертоносное орудие.

Ц —тойте! Ц вскричал отважно ўурхов, Ц никто ни с места! »ван, и только один »ван, со мною вперЄд!

¬ойско опустило оружие и стало как вкопанное. Ќо общее изумление усилилось, когда обезь€на произнесла подошедшему близко под неЄ ўурхову:

Ц —жальтесь надо мною, јндрей »ванович, ради самого Ѕога! я разбит, исцарапан, окостенел от холоду: едва душа держитс€ в теле; спасите мен€ от ваших собак и ваших людей, которые ещЄ злее и безумнее их!

Ц ј, это вы, мой любезный «уда?  акою судьбою? Ц вскричал ўурхов, уронив кочергу из рук. Ц »ван! ѕомоги.

≈щЄ не успел он выговорить этого приказани€, как добрый служитель исполн€л уж его. “улупы подостланы под то место, где висел, едва держась за камни, истерзанный «уда, и секретарь кабинет-министра бросилс€ с своего Ћевкадского утЄса на подстилку, ему приготовленную. ¬ этот раз он бережно упал; но, ушибленный прежним падением, напуганный собаками и людьми ўурхова и окоченелый от холода, не мог двигатьс€. —ам ўурхов и »ван (прочие герои этого вечера не в силах были действовать) сделали из своих рук носилки и таким образом отнесли малютку, обсыпанного снегом, будто обсахаренного, в дом, где раздели его, уклали в постель и где влили в него целый медный чайник зелЄного чаю (самоваров тогда ещЄ не было). ” постели «уды по€вилось новое лицо. Ёто был карла, не участвовавший в походе, но между тем наблюдавший за ним издали.

”ведомили тотчас ¬олынского, что секретарь его ночует у его при€тел€. ƒа! я забыл ещЄ сказать, что следствием похода была потер€ туфли: уверен, что замечание пригодитс€ дл€ будущего историка чудака в красном колпаке и дл€ оправдани€ моего на случай, если б кто упрекнул мен€ в исторической неверности.

 

√лава VI. —ќЅј ј- ќЌ№

¬ тогдашнее врем€, когда человек унижалс€ до скота, и животные, по какому-то сочувствию, исполн€ли низкие должности человека.

Ќа другой день исцелившийс€ «уда и добрый хоз€ин Ц один в халате и колпаке, другой в колпаке и сине-полосатой фуфайке Ц прохаживались по зале и разговаривали о предмете, дл€ них очень занимательном: именно о способах побороть ненавистного временщика. »ван, эффектно разложив на стуль€х, будто в магазине, блест€щую пару плать€, парик и прочий снар€д дл€ великолепного выезда его превосходительства, нарушал по временам разговор убеждени€ми прин€тьс€ за туалет. ќн просил, докладывал, уговаривал, наконец, сердилс€ и грозил уйти доготавливать кушанье. ƒл€ ўурхова, привыкшего к свободе и неге домашней одежды, этот вызов был всЄ равно что предложение надеть кандалы. ≈му так хорошо в красном колпаке и тиковой фуфайке! ј у него отнимают счастие беззаботности, домашней свободы и хот€т ст€нуть его в латы парчового кафтана, от€гчить голову пуком чужих волос, как железным шишаком.

ѕока в нЄм боролась лень с необходимостью, наехали друзь€ его и ¬олынского Ц ѕерокин и граф —умин- упшин, оба закл€тые враги неправды и потом враги Ѕирона, оба неколебимые столпы отечества и трона. ќни верили, что тот двор€нин почЄтнейший, кто забывает себ€ дл€ пользы общественной, кто не боитс€ говорить правду перед сильными земли за утеснЄнных и беззащитных и готов за эту правду положить свою голову. ”веренность эту доказывали они не словами, а делом. » слово их было всЄ равно что дело.  ривых, тЄмных путей не избирали они дл€ своих действий, даже против врагов: в обществах, в сенате, в самом дворце, пред государынею, обличали они зло. «ато в свете приобрели им€ людей беспокойных; сама государын€, хот€ уверена была в их правоте и преданности к себе, считала их людьми докучными. Ќи один из них не был лично обижен Ѕироном, но оба мстили ему за кровное оскорбление отечества.

«уда, только что увидал голову одного из гостей, убежал во все лопатки.

Ц √отов ли, брат јндрей? Ц спросил ѕерокин, продира€ свой тучный корпус сквозь открытую половину двери и высовыва€ в залу огромную голову с выпуклыми, львиными глазами. Ц √е, ге! ƒа ты ещЄ нежишьс€, как стара€ баба.

Ц “ы не царска€ постельна€ собачка, чтоб себ€ так баловать, Ц прибавил сердито граф —умин- упшин, старичок, белый как лунь, сгорбившийс€, как могильный свод, и едва передвигавшийс€ с помощью огромной трости, Ц стыдно! ƒа, кажетс€, здесь был «уда в халате, коли не обманывают мен€ глаза. —екретарь при тайном советнике!.. Ёто ещЄ невидаль на –уси! ќх, ох, јндрей »ванович, перебалуешь ты всЄ, что только около теб€ повертитс€. ѕогоди, мы за теб€ возьмЄмс€ пор€дком.

ѕокраснев и смут€сь, как дит€, застигнутое в шалости своим наставником, ўурхов уже проворно одевалс€ и, запина€сь, робко, с умол€ющим взором отвечал:

Ц «уда болен, ушибс€ вчераЕ ну проворнее же, »ван!

» слуга, оторопевший заодно с своим барином, не заметил, как подал ему парик задом и покрыл им лицо; но ўурхов, не показыва€ ни малейшего знака гнева, обратил парик назад и осмелилс€ уж сам спросить:

Ц „то ж ныне за необыкновенный день, что вы торопите?

Ц ƒа разве ты не знаешь? ƒа разве ты не получал нашей записки? Ц спросили в одно врем€ ѕерокин и  упшин, с видом и голосом удивлени€.

Ц Ќе знаю и не получал.

Ц Ќе может статьс€! »ван, не было ли посылки к твоему барину?

»ван мог бы сказать: € чистил платье, лошадей, стр€пал и прочее; но в таком случае он осуждал бы своего господина, а это было бы т€желей дл€ него, чем обвинить себ€. ќн отвечал только:

Ц Ќет, сударь, не видал ничего. –азве спросить карлу?..

ѕозвали карлу ўурхова. ”грюмое лукавство Єжилось на лице его, сбористом и жЄлтом, как старые алансовые манжеты.

Ц Ћежит кака€-то бумага в передней, Ц проворчал он сердито, привод€ в движение отвислые щЄки, как брыли у собаки, Ц а какой бес принЄс еЄ, не ведаю: € спал на залавкеЕ

¬ошЄл «уда, прилично одетый, и, как скоро узнал о предмете разговора, бросилс€ в прихожую, где и сыскал бумагу. ўурхов раскрыл еЄ и начал читать. ћежду тем  упшин замахнулс€ тростью на карлу и вскричал с сердцем:

Ц ќ! ≈сли бы € не бо€лс€ греха, придавил бы эту гадину в образе беса. ¬он, мерзавец, и в кухню!

∆алобно зарюмил карла и, выход€ из комнаты, сквозь слЄзы проклинал своЄ житьЄ-бытьЄ при таком негодном барине, который позвол€ет чужим господам бранить у себ€ в доме своих верных служителей.

Ц Ќаконец, благодар€ √осподу, Ц сказал ўурхов с чувством, перекрест€сь, Ц государын€ назначила нам ныне аудиенцию, которую мы так долго от неЄ испрашивали.

«уда покачал головой и произнЄс со вздохом:

Ц ƒумаю, что это предпри€тие только что испортит всЄ дело. ≈щЄ слишком рано!

Ц ќ!  оли дожидатьс€ окончани€ ваших планов, перецеженных и перетроенных, Ц возразил граф  упшин, гор€чась, Ц так надо ждать второго пришестви€. Ќет, сударик мой, мы, с нашим простым умишком, хотим, помол€сь Ѕогу, приниматьс€ тотчас за работу; по-нашему, насто€ща€ пора! ƒай нам, голубчик, описать тебе самому, до какого жалкого состо€ни€ вы, с вашею хитростью и дальновидностью, с вашею учЄностью, довели наше дело и как мы думаем его поправить, разумеетс€, с Ѕожьею помощью: без неЄ же всЄ прах и суета. “еперь уложи масштаб и циркуль своего ума в карман, поверь здравым рассудком и добрым сердцем наше намерение, а там возражай. ¬никни и ты хорошенько в дело, јндрей »ванович, и помоги нам во дворце. Ќас не так скоро послушают Ц мы слывЄм озорниками, может статьс€, и проговоримс€; а ты нас поддержи: государын€ жалует теб€ больше нашего; стоит тебе зажурчать сладкою своею речью, так поневоле развесишь уши и ретивое заговорит с тобою заодно.

Ц ќго! ≈сли и впр€мь так, сделаем что можно и должно, Ц подхватил ўурхов, охорашива€сь.

√лаза его заблистали, движени€ и речь стали тверды; казалось, что  упшин пустил во все жилы его свежую, гор€чую кровь, и если бы дали ему в это врем€ начальство над лихим эскадроном, он славно повЄл бы его в атаку, в пыл битвы. Ёто был св€щенный костЄр, на который надобно было только посыпать ладану, чтобы он загорелс€.

У„его не сделает эта золота€ голова! Ц думал »ван, слуша€ с умилением похвалу своему барину и смотр€ на него с гордостью матери. Ц ќ!  абы не потворство нашей братье, мог бы пр€мо на место герцога!Ф

√раф —умин- упшин продолжал:

Ц ¬олынский от своей молдаванки с ума сошЄл Ц мы всЄ знаем, господин «уда, хоть никого ни о чЄм не расспрашиваем, всЄ знаем. ¬ наше врем€ наушничество в таком ходу, что услышишь поневоле и то, что ввек не хотел бы слышать; душонки и €зыки налажены на вс€кую скверность; коли нельз€ попасть в шептуны к фавориту, норов€т в угодники к второстепенным и так далее, смотр€ по случаю. ј в случае только тот, кто при ушке. „ай, у моего камердинера, у твоего дворецкого, у его мамки есть свой наушник. ¬прочем, и то сказать, шила в мешке не утаишь. »так, знаем, что брат јртемий вовсе потер€л голову, расслаб, будто хворал несколько мес€цев. —тал труслив, как за€ц, не за себ€ Ц о! он до этого не дошЄл и не дойдЄт, € уверен в этом; но, сберега€ честь и спокойствие молдаванки, даЄт над собой верх Ѕирону, попускает злейшему врагу –оссии грабить еЄ и губить. Ѕедный јртемий! ƒо чего осетил теб€ дь€вол!.. ¬сегда сам был первый в заговоре против временщика, лез из кожи вон, как скоро кто против его замыслов, хоть глаза выцарапать; а теперь готов в поп€тную. ясно и верно, как дважды два Ц четыре, что участь нашего друга держитс€ на одной цепочке с тайною молдаванки. “роньс€ он только на какое дело против Ѕирона, и кн€жну сделают чернее угл€: вот чего страшитс€ несчастный, попавшийс€ в эту западню, хитро устроенную, нечего таить, господин «уда!

Ц Ќельз€ расчислить, Ц примолвил ѕерокин с сильною грустью, Ц до чего дойдЄт гнев государыни, когда она узнает, что ¬олынский обольстил еЄ любимицу. Ќесчастный разбил лучшую еЄ игрушку!.. Ц «уда хотел что-то возразить, но говоривший сделал ему знак, чтобы он молчал. Ц ƒействительно ли это так и буквально ли так Ц не ведаем: стыдно нам входить в подробности этого дела; но у фаворита есть свидетелиЕ статьс€ может, в его руках находитс€ и переписка: чего же более дл€ улики јртеми€ ѕетровича? ¬о вс€ком случае, безрассудно, стыдно, грешно!.. ќправдани€ нет. Ќо всего этого не воротишь. ƒело в том теперь, чтобы спасти нашего друга наперекор ему и, если можно, через него спасти нашу кормилицу –оссию. Ѕедна€ –осси€! Ќе молоко, а кровь выпытывают из грудей твоих. ќтважим за теб€ всЄ, чего дороже нам нет на свете; а там буди вол€ Ѕожь€!..

“ронутый ѕерокин остановилс€ как бы дл€ того, чтобы собрать силы на объ€снение трудного подвига, на который он решалс€, и потом продолжал с особенным чувством:

Ц —ердце моЄ придумало только одно средство, крайнее, решительно. ¬рем€ тер€ть не надо. ¬от видишь, в чЄм это средство. ¬олынский не любит жены своей, а моей бедной сестры; это €сно: что делать? насильно мил не будешь! ћожет статьс€, причина этой холодности и та, что она не имеет детей. —естре € почти всЄ открыл письмом и убеждаю еЄ дл€ блага общего согласитьс€ на развод. “еперь же отправл€емс€ к государыне с тем, чтобы ей рассказать, как друг наш вовлечЄн в любовную св€зь с кн€жной, как Ѕирон старалс€ вс€чески усилить эту св€зь Ц на это и мы представим документики, Ц и будем умол€ть еЄ величество позволить јртемию ѕетровичу развестись с его женойЕ ”верены, что государыню легко убедить к согласию Ц она души не чает в молдаванской кн€жне; духовные особы после того не запнутс€. “аким образом ¬олынский выйдет сух из воды, и государын€ получит сильное предубеждение против своего любимца. “огда представим ей в живых красках несчастное положение –оссии, объ€вим, как верноподданные, что дл€ спасени€ отечества от систематического грабежа и опустошени€, дл€ избавлени€ самой государыни от нарекани€ потомства остаЄтс€ ей удалить от себ€ курл€ндца и вручить кормило не государства, но государственных дел ¬олынскому.

Ц ј сестра тво€?.. Ц спросил сквозь слЄзы ўурхов.

Ц Ёто его дело, а не твоЄ, Ц прервал с твЄрдостью граф  упшин. Ц “ам нет ни сестры, ни брата, там нет родства, где дело идЄт о благе отечества. “рудна жертва нашего доброго ѕетра, кто из нас с этим не согласитс€? Ќо € сам первый положил палец в эту рану и уверен, что, кроме еЄ, нет другого спасени€. ќжидаем теперь твоих возражений, «уда.

Ц  акие возражени€!.. Ц «уда трепетал от изумлени€ и радости; он готов был пасть в ноги вельможам, сознава€сь, что минута благородного восторга может иногда более дальновидных, тонких расчЄтов ума.

Ц “еперь, Ц продолжал граф  упшин, Ц благослов€сь, посоветуемс€, как повести ловчее речь матушке-государыне: ум хорошо, а два лучше! ’удо только то совещание, где много умничань€, Ц это знак, что совещатели думают более о себе, нежели о благе общем.

¬се перекрестились, положили по три земных поклона пред образом —пасител€; за ними последовал в благоговейном умилении »ван, которого не считали ни лишним, ни опасным в этом дружеском совещании. ѕосле того начали разбирать, что каждому из трЄх вельмож, собиравшихс€ на аудиенцию к государыне, надо было говорить: приготовл€лись немного Ц каждый должен был сказать, что Ѕог положил ему на сердце дл€ блага отечества. » вот собрались они во дворец, одушевлЄнные чистотою и благородством своих намерений; но между тем встретилась помеха.

«а дверьми подслушивал карла ѕерокина. Ётот хот€ и наружностью попри€тнее был карлы ўурхова, но не менее лукав и зол. ѕодобравшись на цыпочках к замочной щели и затаив дыхание, повиснул на ней слухом. ’от€ «уда выходил в прихожую наведатьс€, не подслушивает ли кто, но застал его дремлющим в дальнем углу на залавке Ц так умел он мастерски спастись от вс€кого подозрени€! ”знав о замыслах друзей, уродец слуга тихонько, бочком, выполз из прихожей на двор и Ц к при€телю своему, безобразному карле ўурхова.

Ц ¬о что ни станет, Ц сказал он ему, передав сущность совещани€, Ц обернись хоть птицей и дай знать проворнее герцогу об этих замыслах.

”смехнулс€ безобразный карла так, что задрожали брыли его. Ёто предложение дл€ него находка, сладкий кусочек на голодный зуб. Ћучшего случа€ не найдЄтс€ отомстить груби€ну ѕерокину и его друзь€м.

Ц —тупай в своЄ место, будет сделано! Ц отвечал он; перекатилс€ в кухню, вз€л оттуда добрый кусок м€са, растерзал его надвое зубами, свистнул, гаркнул: Ц ”дала€! —ивка-бурка, веща€ каурка, стань пред мной, как лес перед травой.

ќткуда ни возьмись, огромна€ датска€ собака, выше его ростом, пр€мо к нему; начала около него ластитьс€, визжать от радости, махать хвостом, обнюхала куски м€са, но не осмелилась схватить их.

Ц —ослужи мне службу, Ц сказал бесЄнок, потрепав ”далую по спине.

ƒатчанка хорошо пон€ла волю его и выт€нулась, как выезженна€ верхова€ лошадь; карла скок на неЄ, схватилс€ одной рукой за шею, как за гриву, а другой бросил кусок м€са за ворота; собака туда ж, схватила кусок и, взмета€ пылью снег из-под ног, лЄтом помчала своего седока пр€мо к Ћетнему дворцу, который был не далее ста сажен от дома ўурхова.

“акое путешествие делал бесЄнок не в первый раз; он езжал на своЄм Ѕуцефале и в √остиный двор, и на почту. —обака-конь известна была в околотке. ѕричину еЄ любви отгадать нетрудно: он кормил еЄ, когда другие забывали это исполнить.

” заднего подъезда Ћетнего дворца соскочил он с неЄ пр€мо на крыльцо, спросил, кого и что нужно, передал всЄ верно, получил свою награду, оп€ть на кон€, который исправно дожидалс€ его, Ц выдал ему собачью награду, остальной кусок м€са, и, будто ни в чЄм не бывало, мигом возвратилс€ домой, торжеству€ в сердце свой подвиг. Ќа радости бросил он гривну дворне.

Ц ѕейте за здоровье ”далой! Ц закричал он; и всЄ пило за здоровье собаки-кон€.

ƒрузь€ совсем было собрались во дворец, когда €вилс€ курьер герцога курл€ндского с пакетом от его светлости.

Ц „то за новость? Ц закричали друзь€.

–аспечатан пакет, и в самом деле неожиданна€, чудна€ новость отн€ла у них €зыки и движение. ¬от что заключалось в пакете:

У≈Є императорское величество приказала объ€вить вашему превосходительству, что назначенна€ вам аудиенци€ отмен€етс€ до другого, неопределЄнного дн€. ¬месте с сим повелено дать вам знать, чтобы все, имеющие вход ко двору, дамы и кавалеры, €вились в параде ныне, в час пополудни, в квартиру ѕедрилло, на родины его супруги, придворной козыФ.

ѕодлинный подписал: Ёрнст, герцог курл€ндский.

Ётот ордер был на им€ его превосходительства јндре€ »вановича ўурхова. ѕосланный герцога, узнав, будто неча€нно, что у господина тайного советника находились гоф-интендант ѕерокин и сенатор граф —умин- упшин, вручил им по такому же извещению.

ƒолго ещЄ после ухода вестового сто€ли друзь€, будто ошибенные громом. ”нижение, стыд, грусть раздирали им душу.

Ц  ака€ жестока€ насмешка! Ц сказал наконец ѕерокин, пыхт€ от досады.

√раф  упшин дрожал от чувства унижени€ и молча исколотил своею тростью невинный пол.

ўурхов кр€хтел.

» все трое отправились к ¬олынскому, уверенные, что унижение до такой степени русских вельмож должно взорвать его и подвигнуть на благородную месть.

 

√лава VII. –ќƒ»Ќџ  ќ«џ

—трашитесь, чтоб коза

не обернулась волком.

Et toi, Brutus?..

Voltaire

ЕУћолчи, всЄ знаю € сама:

ƒа эта крыса мне кума!Ф

 рылов

 

¬олынский получил также приглашение €витьс€ в квартиру ѕедрилло, на родины его четвероногой половины. ќн не рассуждал: унизительно ли дл€ кабинет-министра, вместо того чтобы заниматьс€ государственными делами, присутствовать при невиданном и неслыханном шутовском представлении. ƒо того ль ему, когда рассудок его помрачЄн обсто€тельствами, в которые он впутал себ€ и кн€жну Ћелемико с помощью благопри€тел€ своего Ц Ѕирона. ќн не оскорбилс€ этим приглашением: после вечера, в который сердце его наслаждалось таким блаженством и изведало столько мук, оно не могло остановитьс€ ни на каком определЄнном чувстве. “о кл€лс€ он ужасною местью отомстить врагу за насмешку и тотчас отступал от своего намерени€, страшась подвергнуть бедную кн€жну стыду и унижению, гневу государыни и Ѕог знает какой несчастной участи. ќдна мысль об этом останавливала в нЄм кровь, и он внутренно мирилс€ за несколько мгновений с Ѕироном, называ€ его молчание насчЄт рокового вечера благородным поступком, между тем как этот поступок был только дело холодного, утончЄнного расчЄта. “о сбиралс€ он писать к жене Ц добрейшему, прекрасному созданию, которое столько любило его и ни разу, с тех пор как они жили вместе, не подало ему причины к неудовольствию; решалс€ изобразить ей свою неблагодарность, своЄ безрассудство и просить еЄ возвратитьс€ скорее в ѕетербург, чтобы спасти его от него самого. ќн даже плакал слезами раска€ни€. Ќо этот припадок благоразуми€ и совести был короток: одна мысль о ћариорице с пылающим поцелуем Ц и все намерени€ исчезали, как тень, наведЄнна€ мимолЄтным облачком, и душа его с жадностью хваталась за чашу наслаждений, ещЄ недопитую. Уѕогоди, Ц нашЄптывал ему сатана-страсть, Ц не весь ещЄ мир дивных восторгов развил € дл€ теб€; € раскрою тебе чертоги, полные чудес. —частливец! «наешь ли, что блаженство, которое далось тебе так легко, согласилс€ бы иной купить огнЄм вечным; а ты не хочешь заплатить за него несколькими часами муки земной? ¬згл€ни только на неЄ: оцени сокровище, которым обладаешь, и Ц трус! Ц уступи его, если можешь, угрозам судьбы и людейФ.

» несчастный поддавалс€ оп€ть своей страсти, а может статьс€, только силе своего пламенного воображени€. УЌо, Ц думал он, Ц если ћариорица узнает, что € женат?  аково ей это услышать в обществе, между подругами, может статьс€ при самой государыне! ќна изменит себе, она погубит себ€ и мен€. ≈сли она и будет уметь скрыть своЄ смущение, каково мне тогда показатьс€ ей на глаза? „то сказать?  акое извинение принести? Ќет! Ћучше самому предупредить еЄ, объ€вить ей письмом всЄ, как было. —трасть всЄ оправдает. ƒругого средства нет спасти еЄ от нового мучительного положени€. Ќадо, чтоб она, рано или поздно, это узнала; довольно, что € два, три мес€ца скрывал свою тайну; надо когда-нибудь разв€зку. –азвод с женой ещЄ осталс€ к моему спасению. ≈сть надежда!.. „то будет, то будет!Ф

¬сЄ это, однако ж, легче было говорить в чаду страсти, со слов надежды, нежели сделать.  ажетс€, на душу его набегали уже нечистые своекорыстные намерени€. Ѕлагородного, возвышенного ¬олынского нельз€ было в нЄм узнать, так сети лукавых, его безрассудство и любовь опутали со всех сторон ум и сердце его.

ќн написал письмо к кн€жне; но с кем доставить его? Ќе новую ли неосторожность прибавить к прежнему и усилить несчастие ћариорицы? Ѕывало, цыганка так проворно, так мастерски исполн€ла его поручени€; а теперь нельз€ и подумать, чтоб согласилась вз€тьс€ за это дело эта чудесна€, загадочна€ женщина, столько похожа€ на кн€жну и така€ заботлива€ об еЄ спокойствии и счастии, как будто это спокойствие и счастие были еЄ собственные Ц даже более, чем еЄ.  ак жестоко платит она ¬олынскому за его преступную любовь! ÷ыганка неугомонней его совести; везде преследует его. ќн во дворец Ц цыганка тут, на дворцовой площади, у дворцового крыльца, кивает ему, указывает на небо; он из дворца Ц неумолима€ оп€ть тут же и оп€ть напоминает ему небо.  абинет-министр думает уже употребить против неЄ свою власть: ей ли напоминать ему его об€занности?..

 акие ж средства возьмЄт он доставить письмо? ќн зван на родины придворной козы.  стати, он заедет во дворец доложить государыне, что все затеи к свадьбе  ульковского готовы, и спросить, когда еЄ величеству угодно будет назначить день дл€ церемонии. Ќе увидит ли там ћариорицы? Ќе удастс€ ли отдать ей письмо?

Ћошадей! Ц он скачет во дворец. —лед его кареты занесло уже снегом, когда приехал к нему дружеский триумвират и с ним маленький «уда. „то делать? ѕерокин объ€вл€ет, что он не поедет на шутовские родины козы, хот€ на то была вол€ государыни. ўурхов колеблетс€: он хотел бы возвратитьс€ к своему красному колпаку, тиковой фуфайке, польским собачкам и неизменному »вану, к своей блаженной лени и свободе, к своему маленькому миру, замен€ющему всЄ, что за ним делаетс€ в большом, земном мире. √раф —умин- упшин едет, но кл€нЄтс€, что не умолчит пред государыней унижени€, в каком фаворит водит русское двор€нство на шутовской цепочке или на колодничьей цепи. » коль скоро оба друга его узнают его твЄрдое намерение, они кл€нутс€ разделить с ним опасности и честь этого дн€.

ѕроезжа€ дворцовую площадь, ¬олынский боитс€ взгл€нуть сквозь окно кареты, чтобы не увидать своей совести, воплощЄнной в виде цыганки.

ќн застал государыню на выходе из внутренних покоев. ≈Є принимает под руку Ѕирон с подобострастием самого преданного слуги.

Ц ѕодождите, Ц сказала она, возвраща€сь назад, Ц € хочу перекрестить свою Ћелемико от призору очес .

¬дали, в двер€х, показалось, как в раме, бледное, но всЄ ещЄ прекрасное лицо и стройна€ фигура восточной девы. Ќе знаю, говорили ли мы, что государын€ находила особенное удовольствие почти каждый день перер€жать еЄ по своему вкусу; над ней, как над куклой, делала она опыты костюмов разных народов, а иногда по собственной прихоти соедин€ла их несколько вместе. ќсобенно любила играть еЄ длинными чЄрными волосами: то рассыпала их кругом головы, то свивала густыми стру€ми вдоль щЄк и по шее, то заплетала в две косы, позвол€€ им сбегать из-под золотой фески, или обвивала ими голову под собольей шапкой, или пускала по спине в одну густую косу почти до полу. » всегда кстати можно было сказать кн€жне: У¬о всех ты, душенька, нар€дах хороша!Ф Ќыне ћариорица одета по-своему, по-молдавански. ”видав јртеми€ ѕетровича, она вдруг вс€ вспыхнула и побледнела. Ёти перемены были так быстры, что глаз едва мог за ними следовать. √осударын€ подозвала еЄ к себе, перекрестила, поцеловала в лоб и в глаза, потом, обернувшись к своему кабинет-министру, примолвила:

Ц я ведь правду говорила, что вы сглазите мою Ћелемико, помните ли?..

¬олынский хотел улыбнутьс€, но его улыбка выразилась так насильственно, что походила на гримасу, бледне€, он искал слов Ц и не находил их. ¬ словах государыни было столько убийственной правды.  н€жна, не зна€ также, что делать, целовала руки государыне и в этих ласках старалась укрыть себ€ от наблюдательных взоров, на неЄ обращЄнных.

Ц  аково? ¬ы не помните! Ц сказала государын€, возвраща€сь назад и прин€в руку Ѕирона, чтобы на ней оперетьс€. Ц ¬от видите, женщины Ц пам€тливее!

Ц ¬иноват, ваше величествоЕ дела государственныеЕ заботы, моглиЕ Ц отвечал, не докончив ответа, смущЄнный ¬олынский.

√осударын€, усмеха€сь, продолжала:

Ц ќх, ох, јртемий ѕетрович, недаром говор€т, что у вас глаз не простой. ¬ол€ ваша, вы знаетесь с нечистой силой! ѕоверите ли, € сама иногда хочу на вас посердитьс€; но вы лишь только на мен€ взгл€нете, €, хот€ и владычица могущественной империи, уступаю вамЕ

¬ это мгновение герцог так грубо отн€л свою руку, что государын€ покачнулась набок своим тучным корпусом и, может статьс€, подвергла бы себ€ непри€тности и стыду падени€, если бы ловкий кабинет-министр, оживлЄнный лестной шуткой императрицы, не успел поддержать еЄ и зан€ть место Ѕирона.

Ц „то с вами, герцог? Ц спросила она, покраснев и с сердцем. Ќо этот гнев только что промелькнул. √осударын€ была женщина и скоро перетолковала по-своему досаду герцога. ќна в свою очередь отн€ла потихоньку руку от ¬олынского, кивнув ему, однако ж, ласково в знак благодарности, потом прот€нула руку Ѕирону, от которой этот не смел уж отказатьс€, покачала головой в виде упрЄка и примолвила дружеским тоном: Ц „то с вами, мой любезный Ёрнст?.. ≈сли на вас нашЄл вчерашний припадок, отдохните: а € не хочу другого провожатого, кроме васЕ

ѕосле этих слов можно ли было думать побороть любимца государыни в уме и сердце еЄ? Ќесчастен, кто это замышл€л только! ѕравду говорил «уда, предрека€ ¬олынскому неудачу в самом начале борьбы его с Ѕироном. Ќо кто разгадает сердце человеческое, этого сфинкса, доселе неразобранного во всех причудах его, этого оборотн€, неуловимого в своих изменени€х? ќдна минута Ц и государын€ могла переменитьс€.

— неудовольствием уступил ¬олынский своему счастливому врагу, но воспользовалс€ этим случаем, чтобы отстать от государыни, продолжавшей свой путь к одной из внутренних дворцовых лестниц. Ѕросив, как милостыню, слова два-три то одному, то другому из свиты еЄ и, между разговором, дава€ проходить толпе, жаждущей лицезрени€ императрицы, он очутилс€ один в комнате. ќгл€нулс€ назад Ц сердце угадало, Ц ћариорица стоит на конце этой комнаты, уныла€, неподвижна€, опира€сь на ручку двери. ќна провожала его взорами, подстерегала в его движени€х и взгл€дах хот€ минутное к себе участие; душа еЄ влеклась по его следам.  ак скоро она заметила, что ¬олынский отстал, любовь заиграла рум€нцем в еЄ щеках.

јртемий ѕетрович оп€ть осмотрелс€ Ц в комнате ни души! ¬ынул письмо из кафтана, преклонил его до земли, положил на ближайшее окно, стара€сь объ€снить страстною мимикой, что сердце его раздираетс€ от горести, и поспешил догнать свиту императрицы и воврем€ вмешатьс€ в толпу. ћариорица схватила письмо, прижала его к сердцу и исчезла. ¬сЄ это было сделано в два-три мгновени€, быстрые, как молни€. ” квартиры ѕедрилло успел ещЄ јртемий ѕетрович быть замеченным государыней и Ц в отсутствие Ѕирона, уходившего вперЄд установить зрелище, Ц взыскан милостью еЄ, выраженною глазами и на словах. “акое обращение государыни с ¬олынским держало ещЄ некоторых царедворцев в надежде, а других в страхе, не поколеблютс€ ли решительно на его сторону весы царского благорасположени€, к невыгоде Ѕирона.

ƒиво дивное ожидало зрителей в квартире ѕедрилло, превращЄнной на сей раз из нескольких комнат в одну обширную залу со сценою, на которую надо было всходить по нескольким ступен€м. —цена была убрана резными атрибутами из козьих рогов, передних и задних ног, хвостов и так далее, св€занных бантами из лент. ¬о глубине сцены, на пышной постели и богатой кровати, убранной малиновым штофным занавесом, лежала коза, сама€ хорошенька€ из козьего прекрасного пола. ќна убрана была в блондовый чепец с розовыми лентами; из-под шЄлкового розового оде€ла, усыпанного попуга€ми и заморскими цветами, изредка заметно было беспокойное движение еЄ св€занных ножек. ¬прочем, она гл€дела на посетителей довольно умильно, приподнима€ по временам свою голову с подушки. ѕодле неЄ, на богатой подушке, лежала новорожденна€ козочка, повита€ и спелЄната€, как должно. ќт обоих концов кровати до авансцены расположены были в два р€да все придворные шуты, кто пр€мо, как столб, кто сгорбившись более или менее, кто на коленах, так что представл€ли собой лестницу, восход€щую к стороне кровати. ¬се они были в блест€щих кафтанах и пышно причЄсаны. ƒвое из них, один против другого, держали по дым€щейс€ курильнице, двое по умывальнице, и в таком же пор€дке по серебр€ному блюду, утиральнику, шитому золотом, и другим вещам, нужным дл€ туалета. «а кроватью, в почтительном отдалении, сто€ло несколько дес€тков карл и карлиц с козьими рожками, рыльцами и в косматом оде€нии из козьей шерсти, а ближе к родильнице, в таком же нар€де, с прибавкою чепца, повивальна€ бабка, котора€ по временам брала на руки новорожденную и убаюкивала еЄ. Ќе видать было одного Ѕалакирева: он накануне дошутил свою последнюю земную шутку, уложась в гроб и не вставши из него. («а несколько дней назад потребован он был к герцогу дл€ получени€ отеческого наставлени€ за острое словцо, не воврем€ сказанное временщику.) ѕедрилло, одетый богаче прочих своих собратий и вчЄсанный двум€ этажами волос выше их, при ордене Ѕенедетто, принимал гостей со всем приличием, должным их сану, и непринуждЄнною заботливостью хоз€ина-придворного.

¬ведЄнна€ в спальню родильницы, государын€ подошла к постели, изволила высыпать из кошелька на особо приготовленную подушку несколько дес€тков золотых монет на зубок и потом спросила госпожу ѕедрилло об еЄ здоровье. –одильница (тиснута€ за ногу повивальною бабкой) преумилительно забле€ла в ответ, и вместе с этим весь еЄ козий штат забле€л хором: кто басом, кто тенором, кто дискантом, чему еЄ величество изволила от души сме€тьс€. ¬ то же самое врем€ кабинет-секретарь Ёйхлер записывал на длинном листе особ, бывших в зале, и потом, когда јнна »оанновна присела на кресла, герцог вызывал по этому списку всех посетителей и посетительниц одного за одним, по классам, с тем, чтобы они подходили к родильнице и исполн€ли то же, что сделала государын€. ¬ыполнивши этот обр€д, спрашивали также о здоровье госпожи ѕедрилло, и на каждый вопрос давала она исправный козий ответ, которому вторил тот же гармонический хор. Ќа сцене одни шуты удерживали своЄ хладнокровие и важность, от чего ещЄ более усиливалось смешное зрелище. ќдним словом, потеха была така€, что государын€ забыла свою болезнь и хохотала до слЄз; всЄ за нею сме€лось также, не в состо€нии быв соблюсти должного приличи€, чем она нимало не оскорбл€лась. » ¬олынский положил свою богатую дань на подушку родильницы; и он наведалс€, как и прочие придворные, о здоровье козы!..

ћежду тем как толпа обоего пола в неподдельном восхищении обступала постель родильницы, вошли в залу три человека и стали посреди неЄ, как бы оглашЄнные, сомкнувшись р€дом. ќдин, седовласый старец, опиралс€ в глубокой горести на трость: в нЄм узнают графа —умина- упшина. Ќетрудно угадать, кто были по бокам его. ѕо€вление этих трЄх фигур, так смело и дружно отделившихс€ от придворной толпы, так одиноко, молчаливо и мрачно сто€вших посреди огромной комнаты и весели€ шутовского праздника, дерзавших, по-видимому, ослушатьс€ воли императрицы, сковало смех и обратило на себ€ общее внимание. ѕророки, €вившиес€ в сонме грешников, не сделали бы между ними большего впечатлени€. —начала пронЄсс€ глухой шЄпот в толпе; потом всЄ замолкло, вперив взоры на лицо государыни, на котором хотели разгадать приговор дерзким возмутител€м еЄ удовольствий. Ѕирон казалс€ встревоженным, ожида€ на себ€, по предчувствию нечистой совести, какого-нибудь нападени€ этих смелых подвижников правды. Ќе менее его смутилс€ ¬олынский. —ама государын€, которую вс€ка€ неча€нность сильно тревожила, поражЄнна€ грозною неподвижностью трЄх друзей, не могла скоро освободитьс€ от мучительного чувства, еЄ обн€вшего. Ќаконец она спросила, обрат€сь к герцогу:

Ц „то они там? ¬елите им подойти.

’оз€ин праздника ѕедрилло сошЄл к ним и объ€вил волю государыни, чтобы они подошли к родильнице и сделали то же, что и другие. ¬ельможи не дали ответа, и ѕедрилло доложил, что они не повинуютс€.

Ц ќпасные люди!.. Ц сказал Ѕирон, наклон€сь почти к уху государыни. Ц я вам уж докладывал, что они замышл€ютЕ ≈щЄ ныне получил € тайные извести€ о худых намерени€хЕ заговорЕ статьс€ может, они выбрали этот случайЕ есть важные сообщникиЕ но € вз€л свои меры.

ѕЄтр, ≈катерина иЕ (умолчим: он жив Ц живым хвала столько похожа на лесть) пошли бы навстречу беде. “ак делают великие духом; но јнна »оанновна была больна€ женщина, и любимец еЄ умел пользоватьс€ еЄ немощами. ќторопев и бледне€, она шЄпотом просила его усилить свои предосторожности на случай худого намерени€. Ѕирон пошЄл отдавать кому нужно приказы. —трах невольно сообщилс€ толпе, а чего бо€лись Ц никто не знал.

Ёти распор€жени€, этот страх достойны были смеха: опасность существовала только на €зыке коварного фаворита и перешла в воображение государыни, покорЄнной его демонским вли€нием, от неЄ к женщинам и некоторым царедворцам, испуганным, может быть, только дл€ виду, из угождени€.

¬се заволновались.

¬олынский, слышавший коварные остережени€ Ѕирона, вспыхнул Ц он забыл всЄ: и ћариорицу, и свою любовь, и свои опасени€; он видел только благородный подвиг друзей Ц и одной искры прекрасного, брошенной воврем€ в эту душу, довольно было, чтобы воспламенить еЄ. ѕока не падЄт луч солнца на ћемнонову статую, она не издаЄт дивных звуков. ќн подошЄл к государыне и сказал ей с особенною твЄрдостью:

Ц Ќапрасно коварство пугает ваше величество пустыми опасени€ми. я кладу голову мою на плаху, если эти господа не пришли повергнуть к стопам твоим как верноподданные, а не как бунтовщики, молени€ бедствующего отечества, которым вн€ть пора.

Ётою смелою речью открыта была война соперников, скрывавша€с€ доселе в потаЄнных действи€х.

Ц «десь не место дл€ докладов, Ц вскричал озлобленный Ѕирон. Ц ј кем, сударь, назвать, как не бунтовщиками, людей, которые приход€т возмущать удовольстви€ еЄ величества и в глазах еЄ противитьс€ еЄ воле. » вы, господин кабинет-министр, заодно с ними!

Ц ƒа! ¬сегда заодно с верными сынами отечества, а не врагами его! » € горжусь этим, ваша светлость! Ц отвечал ¬олынский.

Ц „то за споры в присутствии моЄм? Ц сказала государын€ сначала гневно, потом см€гчив голос. Ц «десь, конечно, вовсе не местоЕ ћне нигде не дадут поко€, Ѕоже мой!.. Ётого недоставало!.. » вы, јртемий ѕетрович?..

ќбрат€сь к ¬олынскому, государын€ покачала головой, как бы хотела сказать: У» ты, мой сын?.. “обою € так дорожила, так долго сберегала теб€ от нападений моего любимца, закрывала своею грудью, а ты поразил мен€ так неча€нно, пр€мо в сердце?Ф ’от€ этих слов произнесено не было, но јртемий ѕетрович выразумел смысл их в голосе и взорах императрицы и, покор€сь еЄ милостивому упрЄку, приблизилс€ к друзь€м и просил их выбрать другое врем€ и место дл€ своих представлений.

Ц √де ж место, Ц воскликнул с негодованием граф —умин- упшин, Ц когда мы не можем более иметь доступ к нашей государыне? Ќыне назначена была нам аудиенци€ у еЄ величества Ц и что ж? выгоды иностранного шута предпочтены выгодам отечества?

Ц ћы не выйдем отсюда, пока не будем услышаны, Ц произнЄс с жаром ѕерокин.

¬се трое подошли к сцене и пали на колена перед императрицей. ¬осторжЄнный старец продолжал:

Ц ¬ последний раз, может быть, перед смертным часом, пришли мы говорить тебе истину. ¬ели нас казнить, но выслушай еЄ! ѕоруганна€ злодеем –осси€ взывает к тебе, матери еЄ. ”слышишь голос еЄ позднее там, где и цари предстают на суд верховного ¬ладыки и отдают ему отчЄт в делах своих; но тогда уж будет не врем€.  аждый из твоих подданных €витс€ к тебе не на коленах, как мы теперь, с молением и слезами, но станет обвинителем твоим, укажет √осподу на кровавые €звы свои, на рубища, на цепи, которыми ты позволила недостойному любимцу нас от€гчить, расскажут √осподу унижение человечества. —коморохи предпочтены истинным слугам отечества и твоим, подозрение дало брату нож против брата, сыну против отца.

Ѕирон давно вз€л государыню под руку и приметно увлекал еЄ, сохран€€, однако ж, наружное уважение.

Ц Ќе хочу ничего слышать, Ц кричала она, маха€ платком и сход€ со ступеней. Ц «десь не место, говорю вам. я вам назначу деньЕ Ќе хочу ничего слышатьЕ ќни продолжают. Ѕоже мой! Ѕоже мой! √руби€ны, дерзкие бунтовщики!

Ц Ќет, государын€, матушка наша, мы не бунтовщики, Ц прервал ўурхов, Ц вели нам пролить кровь нашу, но только за теб€ и отечество, и мы источим еЄ до последней капли. ”милосердись над своею –оссиею: грудь ломитс€ у ней от того, что она, бо€сь проговоритьс€, затаила даже своЄ дыхание; всЄ ходит в ней на цыпочках, чтобы не оскорбить слуха курл€ндского герцога; верные сыны твои запа€ли свои уста, придавили своЄ сердце, чтобы оно не выстучало заветной чести и правды. –усские до того дошли, что стыд€тс€, не только что бо€тс€, быть благородными. ѕравда и опала, честь и казнь Ц стали одно и то же.

√осударын€, продолжа€ идти, не слыхала уж этих слов. —коро сковалось около неЄ кольцо из царедворцев, так что нельз€ было видеть еЄ, и она осторожно вынесена потоком, хлынувшим из квартиры ѕедрилло.

«ала опустела, и стало в ней так тихо, как в хижине посел€нина, когда он со всею семьЄю своей отходит в поле. ќстались только на ступен€х сцены три друга, в прежнем положении на коленах, опустив печально голову, и посреди сцены ¬олынский, прежний ¬олынский, во всЄм величии и красоте благородного негодовани€, выросший, казалось, на несколько вершков, отр€са€ свои кудри, как гневный лев свою гриву, подн€в нахмуренное чело и пламенные взоры к небу Ц последней защите отечеству против еЄ притеснител€. Ќа постели лежала ещЄ бедна€ св€занна€ козочка и подле неЄ, прикованна€ к кровати страхом, повивальна€ бабка, карлица, одета€ по-козьему.

Ќаконец три друга встали, послав дружески горестный взгл€д кабинет-министру, с которым примирил их благородный его характер. ќн подошЄл к ним. ¬се молча пожали друг другу руку.

Ц –азве Ѕог и ≈лисавета Ц дщерь великого ѕетра, а не јнна Ц спасут –оссию! Ц воскликнул, вздохнув, граф  упшин.

≈щЄ не успели они выйти из дворца, как ўурхову, ѕерокину и графу —умину- упшину объ€влен арест в крепости. ўурхов просил одной милости Ц прислать ему в место заключени€ четырЄх польских собачек его, колпак и фуфайку. ќб »ване он не упоминал; но этот сам €вилс€, и ему не отказали в почЄтном месте на соломе возле его господина.

 

√лава VIII. ѕ»—№ћќ » ќ“¬≈“

¬ письме, переданном, как мы уж сказали, кн€жне Ћелемико, открывал ей ¬олынский, со всем красноречием страсти и отча€ни€, что он женат. ¬месте с этим, стара€сь возвысить еЄ до небес, дела€ из неЄ женщину необыкновенную, как будто нездешнего мира, думал данью лести умилостивить еЄ и испросить себе прощени€. ќслеплЄнный, он ещЄ не знал еЄ хорошо.

ќтвет.

УЌе знаю, выше, ниже ли € других женщин; но уверена, что ни одна не может любить теб€, как €.

Ќесколько уж дней известно мне, что ты женат. ќ женщине, которую называют твоей женой, говорили при государыне. —начала поразило мен€ это известие, не скрою от теб€. Ќо оно пришло поздно. я не могу переменить себ€, не могу покинуть любви своей; она сильнее мен€, сильнее самой судьбы! » как и откуда изгоню € теб€? Ќет капли крови во мне, котора€ не напитана была бы самою пламенною к тебе любовью; нет биени€ сердца, которое не отозвалось бы ею, Ц места во всЄм существе моЄм, где бы ты не жил. я вс€ тво€! »мей сто жЄн, сто любовниц Ц € тво€, ближе, чем кора при дереве, растенье при земле. ƒелай из мен€ что хочешь, как из вещи, котора€ теб€ утешает и которую, изм€вши, можешь покинуть, как из плода, который ты волен высосать и Ц бросить!.. я создана на это; мне это определено при рождении моЄм. √овори мне что хочешь против себ€; пускай целый мир видит в тебе дурное: € ничего не слышу, ничего не вижу, кроме теб€ Ц прекрасного, возвышенного, обожаемого мною!

“ы виноват предо мною?.. Ќикогда! “ы преступник из любви ж ко мне: могу ль теб€ наказывать?  аждый удар по тебе повторилс€ бы сторицей на моЄм сердце.

¬идишь, € женщина слаба€, сама€ слаба€ женщина!

—кажи мне только, милый, бесценный друг! „то ты не любишь своей жены; повтори мне это несколько раз: мне будет легче. » она не стоит теб€! ≈сли б она теб€ любила, покинула ли бы теб€ на такое долгое врем€?

ѕогода или вЄдро будет, подъезжай в полночь к дому јпраксина. я хочу доказать тебе, как € теб€ люблю. √орнична€ мо€ предана мне; она подкупила ещЄ одного верного человека: мен€ провод€т. ƒоставь мне в другое врем€ денег, поболее денег Ц всЄ дл€ теб€, мой неоценЄнный друг! ≈сли б можно, € подкупила бы весь мир, чтобы владеть тобою Ц без страха за теб€Ф.

ќтвет написан, но с кем послать? √орнична€, котора€ со времени рокового вечера освобождена от дальнейшего присмотра за кн€жной и доносов (за что положила уже сто земных поклонов), с восторгом отправл€ет при ней должность поверенной. √рун€ переродилась; она уж не раба, а слуга сама€ преданна€, сама€ усердна€. ƒл€ своей барышни полезет в огонь и в воду. „то делаетс€ свободно, делаетс€ так легко, так успешно. “€готит еЄ только по временам пам€ть прошедшего; особенно мучит похищение из €щика всех записок, полученных кн€жною от ¬олынского. —колько могла, облегчила она этот удар дл€ ћариорицы. УЌепременно требовали этих записокФ, Ц говорила √рун€; но она, жела€ избавить свою барышню от позора, в отсутствие еЄ поспешила сжечь их и потом сказала лазутчику Ѕирона, что сама кн€жна их сожгла. √руды пепла свидетельствовали об истине еЄ слов. ќбманута€ ћариорица, собрав пепел, плакала над ним, как над прахом любимого человека, и спр€тала в шЄлковой подушечке, которую нередко держала у своего сердца. “еперь во что ни станет надо послать записку. √рун€ берЄт поручение на себ€; но лишь только она из дворца Ц навстречу ћариула. ÷ыганка так давно, так жалобно упрашивала еЄ позволить видетьс€ с еЄ барышнею; теперь ещЄ усерднее молит об этом, едва не целует еЄ рук. У¬от верный случай поручить ей записку, Ц думает √рун€, Ц цыганка не раз уж их носила. ј то € могу заплутатьс€ вечером и не найти дом ¬олынскогоФ.

јх!  ак отлегло от сердца матери, когда она узнала подробности тайного свидани€, за которые дарили еЄ фатойЕ

¬вод€т цыганку к кн€жне; √рун€ шЄпотом докладывает, зачем она воротилась.

ќт радости дрожит ћариула, увидев свою дочь, едва верит, что у ней, осматривает еЄ с ног до головы. ¬ восторге цыганка забывает всЄ прошедшее. ќдно, что еЄ беспокоит, так это бледность ћариорицы. Ѕедна€ похудела с того времени, как она видела еЄ в первый раз в ѕетербурге, и всЄ от любви к нему, к негодному обманщику ¬олынскому!

ћариорица ласкает еЄ, целует и вкрадчивым голосом спрашивает цыганку, любит ли она еЄ по-прежнему.

Ц Ћюблю ли €?.. —кажи, чем это доказать?

Ц ¬от видишь это письмецо; ты знаешь, к кому оноЕ отнеси к нему, но только сейчас, сию минуту, в собственные руки.

Ц   нему?.. ¬ собственные руки?..

”жас изобразилс€ на лице цыганки.  аково поручение дл€ матери!

Ц ƒа, да, к нему сейчас! Ц возразила гневно кн€жна, Ц или не знай моего порога!

Ц Ќесу! Ц отвечала мать. Ц Ќо знаешь ли, Ц прибавила она, отдохнув несколько от т€гости своей жертвы, Ц знаешь ли, мила€ барышн€, что он женат? „то он негодЕ

¬спыхнула ћариорица, заградила ей уста своей рукой и, нахмурив брови, как маленький ёпитер на свою землю, с пылающим взором вскрикнула:

Ц ÷ыганка! Ѕерегись!.. Ќе говори мне про него худого, или € прокл€ну теб€Е

Уќна!.. прокл€нЄт мен€?.. Ц думала ћариула, оледенев от ужаса. Ц ƒочь прокл€нЄт свою мать?.. Ѕоже, Ѕоже мой! —кажи, бывало ли это в твоЄм мире?.. Ќеужели надо мной должно совершитьс€!Ф

Ц Ќесу твоЄ письмецо, барышн€! Ц сказала она, и лишь хотела проститьс€ с дочерью, почувствовала в руке деньгиЕ плату заЕ Ќет имени этому слову на €зыке пор€дочных людей! «емл€, казалось, растворилась, чтобы еЄ поглотить; дрожь еЄ прон€ла; деньги невольно выпали из рук; она хотела бросить и письмо, но вспомнила прокл€тие и в каком-то св€щенном страхе, бо€сь, чтобы одно слово не погасило навеки небесного огн€, которому обрекла себ€ на служение, и не погребло еЄ живую в земле, спешила исполнить волю дочери.

У„то пишет она в этом письме?Ф Ц думала ћариула, нес€ его к ¬олынскому.  ак дорого заплатила бы, чтоб знать его содержание! Ќо смеет ли нарушать тайну дочери, поручив другому прочесть его? Ќет, никогда не допустит она, чтобы чужие уста читали стыд ћариорицы, чтобы они растворились дл€ коварной усмешки над нею!

 огда ¬олынский возвратилс€ домой с шутовского праздника, цыганка сто€ла уж у крыльца.  акими ужасными взорами помен€лись они! ќна подала ему письмо, тот прин€л его.

Ц „то? ќдумалась! Ц сказал он.

Ќи слова ответа; но глаза еЄ были ужасны, Ц так и расстались.

 

√лава IX. Ќќ„Ќќ… —“ќ–ќ∆

— негодованием и грустью возвращалс€ ¬олынский домой, помышл€€ об участи, ожидавшей его друзей. ќни принесли себ€ в жертву делу, которого он был главным зачинщиком и проводником; его долг спасти их или погибнуть вместе. ¬ таком состо€нии застигла его цыганка, когда он вышел из кареты на своЄ крыльцо. ѕринадлежа весь долгу своему, он было забыл, что писал к ћариорице: так одна страсть обхватывала вдруг эту душу, не дава€ в ней места другой. ѕо€вление неотступной цыганки, этого ужасного ѕолифема в женском виде, готовой, кажетс€; броситьс€ на него и истерзать, напомнило ему и письмо его, и всю гнусность обольщений, по которым он провЄл сердце неопытной девушки. Ёта мысль помутила в нЄм чистоту и возвышенность намерений, возбуждЄнных твЄрдостью друзей его. „то ещЄ готовит ему ответ кн€жны? ќн спешит и боитс€ прочесть его; он каетс€, что писал к ней и до того дошЄл, что желает в ней перемены чувств. ћожет быть, и произвела это в ней весть об его женитьбе.  абы так?.. „удный человек! ћогущ, как море, и непосто€нен, как оно с своими отливами и приливами: то безбо€зненно ход€т на дне его птички, то на разъ€рЄнных волнах своих поднимает оно корабли до облаков.

Ућариорица предалась мне, Ц думает он, увлека€сь чувством прекрасного, пустившего уже во всЄм существе его сильные побеги, Ц ћариорица мо€, но ещЄ не осквернена преступлением. ј свет?.. ќн считает еЄ преступницею со дн€ рокового вечера. —вет! Ёто завистливое собрание личностей, готовое оклеветать всЄ, что только делаетс€ не дл€ каждой из них, и подн€ть до небес всЄ, что ей льстит! —тоит мне победить себ€, возвратить ћариорицу этому себ€любивому уроду, и, снова предмет его надежд и искательства, взлеле€нна€ снова им, она выйдет чиста и непорочна из уст его, будто сейчас вышла из купелиФ.

„то за чародей человек, когда нужно ему оправдать свои проступки и помиритьс€ с судьбой!  ак легко в мысл€х своих расстановл€ет он на сцене мира актЄров, разыгрывающих с ним драму его жизни, заставл€ет их говорить, действовать и чувствовать по-своему и ведЄт эту драму к желанному концу!  акой он искусный лекарь дл€ тех ран, которые сам наделал и растравил так мастерски! Ќо подумал ли ты, јртемий ѕетрович, что сердце, которое ты смесил в своих руках, по гор€чей прихоти своей, прин€ло уже форму, которую ты хотел ему дать, и отвердело в ней так, что ты можешь переменить еЄ не иначе, как разбив? ѕодумал ли, что ты развратил уже несчастную девушку страстными речами, письмами, лобзани€ми; что ты отдал еЄ в добычу общественному мнению? ј знаешь ли, что такое в твоЄ врем€ общественное мнение? Ёхо сильного и богатого, ротозей, который ловит мух и готов, смотр€ по намЄку своего повелител€, назвать их соловь€ми или тарантулами, выточенное искусно до пустоты дерево, издающее звук, угодный камертону, в него удар€ющему, обезь€на, повтор€юща€ темпы временщика! —вет молчит, пока властелин его сковал ему уста грозою; но одно слово Ц и бесчестье бедной девушки, как ход€ча€ монета, разойдЄтс€ по рукам черни, жадной к злословию. «наю, что ћариорица ещЄ достойна обожани€, но прибавь Ц обожани€ мудреца, не дающего своего суда по первым признакам и вли€нию других. √лупое множество судит иначе, по одной наружности или как ему прикажут. “ы, забывшись, обн€л кумира в глазах черни, и чернь перестала ему поклон€тьс€ и, бессмысленна€, повергает его в прах. “ы восстановл€ешь его, снова служишь ему с благоговением, приносишь чистые жертвы, достойные божества, созидаешь ему храм до неба; но чернь говорит: У умир осквернЄнФ, Ц и бежит поклон€тьс€ другим богам.

«уда встречает ¬олынского и, не дав ему прочесть ответ кн€жны, рассказывает, с какими прекрасными намерени€ми триумвират друзей собралс€ на свой подвиг, как ѕерокин решалс€ пожертвовать благополучием своей сестры делу общему, уничтожив брак еЄ с јртемием ѕетровичем. ѕристыженный таким великодушием, ¬олынский даЄт обет не уступить им в благородстве, что бы ни заключалось в ответе ћариорицы. ќн колеблетс€ даже, не раскрыв письма, сжечь его. Ќо на дне сердца затаилась ещЄ любовь вместе с первородным грехом, любопытством, и он читает ответ кн€жны. —лЄзы капают на письмо; он целует бумагу.

Ц Ќет, € недостоин всех этих жертв, Ц говорит он, отдава€ «уде письмо дл€ прочтени€. Ц ≈ду на свидание Ц не могу не ехатьЕ √осподи! ѕодай мне твЄрдость. ƒруг! ћолись за мен€ о том же.

Ќо прежде чем он отправл€етс€ на это свидание, поручает «уде вложить в расселину камн€, в ограде Ћетнего сада, бумажку, на которой написано: УЌа дн€х, или € действую один!Ф “ак приказал тайный, неизвестный друг на случай нужды в нЄм.

ќн едет в условленный час, но боитс€, чтобы клевреты Ѕирона не подшутили вновь над ним; он страшитс€ за ћариорицу и молит все силы небесные сохранить еЄ от новой беды, а ему не дать упасть в борьбе неравной.

«а несколько сот шагов до дому јпраксина оставл€ет ¬олынский свои сани. Ќочь темна, он бредЄт ощупью вдоль стен и у назначенного места становитс€ на страже в пустой будке. У» теперь, Ц думает он, Ц должен € проститьс€ навсегда с этой чародейкой, дл€ которой было забыл отечество, друзей, жену, всЄ на свете, теперь, когда она отдаЄтс€ мне совершенно и лучшие мечты мои исполн€ютс€? „ем не пожертвовал бы € несколько недель назад, ещЄ вчера, за миг, который мне ныне обещан и которого страшусь! Ќо подвиг, мною зате€нный, не свыше ли сил человека?.. ”стою ли € против него? ƒрузь€ в тюрьме, отечество гибнет: вот мысль, которою должен € себ€ поддерживатьФ.

» вот он ждЄт ћариорицу полчаса и более, в шорохе шагов запоздалого прохожего или ночного лазутчика, в шелесте ветра, в полЄте птицы, в огоньке, блеснувшем и померкшем в одной из дворцовых комнат. Ќикого. ќкостенев от холода, выходит он из своей засадыЕ слышен говорЕ сердце у него замирает Ц всЄ оп€ть замолкло: никого! “ихо, жутко, как на кладбище. ¬друг мимо его пронеслось что-то чЄрное, как дух полуночный, как вихрь, и пахнуло на него ужасом; но, заметив его, остановилось, страшно взгл€нуло ему в глаза и захохотало так, что подрало его по коже и волосы встали дыбом. ќн за привидением, хочет его схватить Ц привидение от него, и снова адский хохот рассыпаетс€ в тишине ночи, и ужас впилс€ когт€ми в сердце и терзает его на части.

Ц ќпоздал! Ц каркнул наконец, будто над его ухом, зловещий голос, сопровождаемый свистом и скрежетом зубов. Ц ”ж было прокл€тие!.. Ќо всЄ-таки ты пришЄл поздно, голубчик!..

¬не себ€ ¬олынский ищет схватить вещуна Ц и хватает один холодный воздух. ≈му чудитс€, сыпал искры следом бесовский глаз и кто-то чЄрным клубом кувыркалс€ пред ним по снегу.  рест, охотничий нож спасут его от злого духа или человека; но что сделалось с кн€жною? почему не пришла она на свидание, ею самое назначенное? Ќе насмешка ли?.. Ќе может быть!  акое-нибудь несчастие задержало еЄ дома или перен€ло на пути!.. ќн идЄт-таки ко дворцу, бродит долго около него Ц ни одной души, кроме часовых!   страху, к муке душевной присоединилось вскоре и чувство физической боли: мороз обул его ноги в лед€ные коты, накинул на грудь лед€ной панцирь, который кольцами своими дальше и дальше врезываетс€ ему в тело. Ќет сил терпеть более! ќн возвращаетс€ к своим сан€м с т€жЄлою ношею страшных воспоминаний и ещЄ ужаснейшей неизвестности об участи кн€жны, проникнутый насквозь холодом, проклина€ свою любовь, себ€ и всЄ в мире. ”ж эта любовь начинает ему надоедатьЕ

— кн€жною вот что случилось.

Ќетерпение любви заставило еЄ выйти из дворца несколькими минутами ранее назначенного дл€ свидани€ времени. ≈Є нельз€ признать в одежде горничной; такой прелестной субретки ещЄ свет не видывал. Ћюбовные проказы так же обыкновенны во дворце, как и в хижине, и еЄ пропустили вместе с √руней без преп€тствий тем легче, что надзор за нею, как мы сказали, уже, был сн€т по повелению герцога. Ќо шаг за дворцовое крыльцо Ц и еЄ ожидает присмотр более строгий, более неусыпный, замен€ющий целую сторожевую цепь, самую исправную полицию, превосход€щий своею бдительностью даже шпионов Ѕирона: это присмотр матери. —ердцу ћариулы дана весть, что дочери еЄ грозит беда, и она с первою тенью ночи на бессменной страже у маленького дворцового подъезда. Ќикто не смеет еЄ отгон€ть: она купила это право заслугами Ћипману.

¬сЄ существо еЄ обратилось в слух. ¬идите ли, как она из-за колонны выт€гивает шею, будто пеликан из гнезда своего, стерегущий птенцов от хищного звер€; видите ли, как сверкает еЄ одинокий глаз и роет во мраке и удит в нЄм предметы, как она жадным ухом прислушиваетс€ ко всему, что только движетс€. —квозной ветер от Ќевы хлещет еЄ крылом по лицу, мороз прохватывает до сердца, коробит еЄ Ц ћариула терпит. ќдна мысль держит ещЄ теплоту жизни в еЄ груди: она, может быть, спасЄт дочь свою от погибели. Ѕедна€ греет попеременно руки то под мышками, то своим дыханием; она боитс€ переминатьс€, чтобы не заскрипеть по снегу ногами. ЅьЄт зуб об зуб, как у собаки, окоченелой от холода; мысли мут€тс€, но одна из них не покидает еЄ Ц мысль о спасении дочери. ¬от идутЕ —ход€т с лестницы две женщиныЕ огл€дываютс€Е ¬етер пахнул на лица их беглый свет от фонар€: одна из них Ц ћариорица; это она, сердце матери не могло ошибитьс€. ƒано им несколько шагов вперЄд, и в несколько прыжков цыганка догнала их.

Ц  уда ты, барышн€? Ц спросила она встревоженным голосом, остановив кн€жну за рукав шубы.

ћариорица хотела бежать, но, узнав голос цыганки, остановилась.

Ц ј, это ты? Ц сказала она. Ц  ак ты мен€ испугала! „то, отдала?.. Ѕудет?..

Ётот вопрос всЄ объ€снил матери.

Ц ќтдалаЕ Ќо ты не пойдЄшь далее! Ц произнесла ћариула глухим, но твЄрдым, повелительным голосом, стиснув ей руку своею.

Ц  ака€ царица!.. ѕусти ж!.. “ебе что за забота?

Ц ћне, мне много заботы. Ќи с места, говорю тебе, или € теб€ опозорю, закричу слово и дело, созову народ, встревожу дворец, весь город.

Ц ѕрокл€та€ цыганка!.. ’очешь денег? ћало, что ль, тебе дано?

Ц Ќет, мне дано многоЕ над тобой, видишь, там на небе, откуда блестит звЄздочка, Ц произнесла ћариула вдохновенным голосом; потом, силою отвед€ еЄ от √руни в сторону, наклонилась на ухо и сиповатым шЄпотом в исступлении прибавила: Ц яЕ мать тво€. ¬спомни табор цыганский, пожар в яссахЕ похищение у €нычара, продажу паше, уродство моЄ, чтобы не признали во мне твоей матери: это всЄ €, везде €, где грозила только тебе беда, и оп€ть €Е здесь, между тобою и ¬олынским: слышишь ль?

ќна говорила, и, казалось, вс€ утроба еЄ трепетала; в горле еЄ билс€ предсмертный колоколец.

¬ этих словах было столько могущества, столько ужасной истины, что кн€жна в каком-то очаровании, в каком-то непон€тном убеждении, что это еЄ мать, не показыва€ ни радости, ни печали, не говор€ ни слова, уничтоженна€, машинально повлеклась назад во дворец. Ќо цыганка изнемогла: жестокость ударов, нанесЄнных ей в такое короткое врем€, беспрерывна€ душевна€ тревога, страх за дочь, ночи без сна на холоде, дни без пищи, прокл€тие дочери, мысль, что погубила еЄ, открыв, что она, цыганка, еЄ мать, помутили тут же рассудок. Ѕедна€ мать!

ћы рассказали уж, как она, в первом припадке своего сумасшестви€, встретила ¬олынского и столько напугала его.

 

√лава X. ¬ќ“  ј ќ¬џ ћ”∆„»Ќџ!

Aussi tu me dois plus que de

l'amourЕ tu dois m'aimer comme

matresse et comme mereЕ

entends-tu, Henri, il у va de ton

honneurЕ car c'est une chose

sainte et sacree qu'un tel amour.

Sue

 

„то скажет ему ћариорица в оправдание? „то может она сказать? ќна встретила свою мать-цыганку Ц не так ли? “огда как ¬олынский хочет развестись с женою дл€ того, чтобы женитьс€ на ней, женитьс€, однако ж, на кн€жне, любимице государыни Ц не на цыганке же! „тоб ему принадлежать, она готова идти к нему в услужение; еЄ любовь выдержит все превратности судьбы, все пытки; но выдержит ли это испытание его сердце? ”жасна€ ночь! — какою безотчЄтною радостью шла она в объ€ти€ друга, и вместо сладкого поцелу€ прожгло всЄ еЄ существо клеймо позора. Ќа какие жертвы решалось пламенное дит€ ¬остока и чем вознаграждена за это!.. ќна горько плачет, она смочила всю подушку слезами, хотела б выплакать на ней своЄ сердце, свою жизнь. Ќо мысль расстатьс€ с ним, как бы то ни было, хоть смертью, дл€ неЄ ужаснее всего.

ƒочь цыганки!.. ќт одной мысли об этом кровь останавливаетс€ и стынет, рассудок мутитс€. Ќо полно, говорено ли это было?.. —лышала ли она точно эти слова? ≈сли и сказано, не обман ли из каких-нибудь видов?..

УЌет, Ц говорит ћариорица сама с собою, Ц всЄ это слышала €, всЄ это слишком горька€ правда! “ак Ц помню, будто во сне, телегу с навесом из грубого холста, тЄплую грудь и тЄплые лобзани€ женщины, пожар и оп€ть эту женщину в борьбе с €нычаром, похищение, завет и оп€ть еЄ, и везде еЄ.  то ж это всЄ, как не мать?.. ѕонимаю теперь и первое страшное свидание наше здесь в ѕетербурге, и робость еЄ, и жаркие ласки, которые только может выдумать мать и которых мне было так стыдно, не знаю отчего. ќ! с какою нежностью, с какою любовию целовала она мои руки, и € не понимала, почему посторонн€€ женщина мен€ так любит. «а деньги ¬олынского, Ц думала €. Ќеужели сердце можно купить до такого притворства? ѕускай придЄт она, € сама расцелую еЄ руки сто, тыс€чу раз, оболью их слезамиЕ “олько чтоб никто этого не видал Ц чтобы он не узнал! ƒа она этого сама не потребует. ѕонимаю теперь и заботы обо мне, и брошенные деньги, будто обожгли они еЄ. —ама€ эта ночь не доказывает ли еЄ любви? ќна говорила, что изуродовала себ€ дл€ мен€ ж, Ц наверно, чтобы не признали во мне еЄ дочери. ¬олынский сказывал ведь мне когда-то, что видел женщину, на мен€ очень похожую: он говорил, конечно, про неЄ! ƒобра€ мать!.. „ем € тебе заплатила за это? ѕостыдными поручени€ми, прокл€тием!.. √осподи милосердный, возьми назад моЄ безумное слово!.. ћатушка, прости мен€! ƒобра€, несчастна€ мать! Ќесчастна€ дочь! ¬идно, обе родились под злополучною звездою!Ф

“ак говорила сама с собою ћариорица, облива€сь слезами. Ќа все вопросы √руни отвечала она только, будто цыганка сказала ей, что јртемий ѕетрович не мог прийти на свидание.

–окова€ тайна была похоронена на дне сердца, но с этого дн€ черв€к смерти засел уже в нЄм. ѕравду говорила когда-то ћариорица цыганке Ц первый поцелуй сжЄг еЄ.

Ќа другой день после этого происшестви€ сидел ¬олынский дома в своЄм кабинете, озабоченный участью своих друзей, преданных суду, и лома€ себе голову, как бы скорее распилить цепи на них и –оссии. ѕоверенный камень, на углу Ћетнего сада, отвечал ему: скоро, очень скоро, ныне, завтра, на дн€х или никогда!

Ц Ќе скрою от вас, Ц говорил «уда кабинет-министру, Ц что € работаю вдвоЄм, даже втроЄм; но кл€нусь вам, что не могу ещЄ объ€снить вам, кто мои сообщники или чей € сообщник. —кажу только, что один Ц мужчина, друга€ Ц женщина.

Ц Ќе спрашиваю, кто вы, не хочу спрашивать, Ц отвечал ¬олынский, Ц боюсь ныне сам за себ€Е ƒействуйте, но только скорее, хоть бы стоило мне это головы.

Ц ќ, Ѕог даст, мы спасЄм вашу голову, переменив теперь способы наших действий. ѕрежде, как вам известно, старались мы взбесить Ѕирона лед€ною статуей и другими средствами, чтобы он нагрубил еЄ величеству и вывел еЄ из терпени€; теперь хотим пр€мо к сердцу государыни, но пут€ми тихими, вкрадчивыми, которые не могли бы еЄ испугать и которых, однако ж, не могла б она избегнуть.

ќставшись один в своЄм кабинете, ¬олынский предалс€ тоске о прошедшем и какому-то т€жкому предчувствию. √олова его спустилась на грудь; чЄрные длинные волосы пали в беспор€дке на прекрасное, разгоревшеес€ лицо и образовали над ним густую сеть, сквозь которую глаза бросали отблеск пламенной и сумрачной души. ¬ таком точно состо€нии застали мы его, когда сотни разноплемЄнных пар €вл€лись к нему на смотр. ћного ли прошло тому времени? ≈щЄ не было и праздника, дл€ которого делалс€ этот смотр, а чего не изведало с того дн€ его сердце, какого блаженства и мук оно не испытало! ќн мысленно прошЄл фазы своей безумной любви, и слЄзы закапали из глаз.

—веча нагорела, думы смен€ли думы; дремота от€гчила его веки, и он заснул.

¬просонках слышит суету в доме, потом скрип двериЕ ќткрывает глаза Ц и видит пред собою в сумраке женщину в пышном расцвете лет и красоты, с голубыми глазами, в которых отражаетс€ целое небо любви! «аметно, однако ж, что оно подЄрнуто облаком уныни€. ўЄки еЄ пылают, густые белокурые локоны раскиданы в беспор€дке по шее, белой, как у лебед€. Ѕоже! Ќе видение ли это?.. Ёто жена его!

¬олынский не смеет пошевелитьс€.

ќна стоит у дверей, как изгнанна€ пери у ворот ра€; она смотрит на него с робостью, ищет чего-то в глазах его, просит, умол€ет о чЄм-то и боитс€ подойти. Ќикогда не казалась она ему так хороша! Ћюбовь и ещЄ какое-то чувство, не менее гор€чее, но более чистое, вооружили еЄ в эти минуты всеми своими прелест€ми дл€ победы над неверным.

¬ смущении продирает ¬олынский глаза.

Ц “ы не узнаЄшь мен€, јртемий ѕетрович? Ц говорит она ему, см€гчив упрЄк нежностью выражени€, и слЄзы заструились по еЄ лицу. Ц “ы не выгонишь мен€ теперь; разве выбросишь мен€ мЄртвую, истоптав прежде своими ногами; но знайЕ ты погубишь со мною своего младенца. я пришла к тебе на суд мужа и отца.

Ц Ќаташа! ћила€ Ќаташа! Ц мог только произнести ¬олынский, и она в объ€ти€х его. » он увлекает еЄ к себе на колена, прижимает еЄ руки к сердцу, целует еЄ в очи и уста. ќна прильнула к нему всем существом своим, обвилась около него, как плющ, то прижимает его страстно к груди своей, то посмотрит ему в очи, не вер€ своему счастию, то милует его, резвитс€, как дит€, убирает его кудри, потопив в них свои розовые пальчики, то путает с их чЄрною смолью лЄн своих кудрей.

Ц ћилый јртемий! Ц говорит она, упоЄнна€ чистым восторгом, Ц вижу, ты мен€ любишь по-прежнемуЕ ј как они мне солгали, жестокие!.. Ѕудто тыЕ нет, нет, €зык не двигаетс€, чтобы выговорить их ложь. Ќе верю! ќни, может статьс€, хотели испугать мен€ и заставить скорее приехать. Ќо ты простишь мен€, когда узнаешь, зачем € так мешкала.

ќна потупила свои прекрасные глаза и покраснела, как девушка.

Ц ¬идишь, Ц прибавила она, вз€в его руку и приложив еЄ под сердце, Ц здесь наше дит€Е ты отец его!

“олько тот, кто в первый раз носит это им€, может понимать всЄ высокое этого слова, всЄ его очарование. Ќо ¬олынский боитс€ верить и предатьс€ новому чувству: оно так неожиданно! Ќе обманывает ли жена, чтобы более прив€зать его к себе? ќна знает, как он желает детей.

Ц “ы не веришь, друг мой?.. Ц “ут она взгл€нула на образ Ѕожьей ћатери, сто€вший в углу в киоте. Ц ѕоверь ей!.. ¬озьми, положи свою руку, вот здесьЕ слышишь, как трепещет твоЄ дит€, будто рыбка; он отозвалс€ своему отцу, он теб€ приветствуетЕ я сама не верила, когда поехала в ћоскву, долго не верила. Ќо когда узнала совершенно, что € матьЕ не ведаю, что со мною делалось от радости; счастие моЄ было так велико, что € не смела ему предатьс€ и потом бо€лась его потер€ть. я прибегнула к Ѕогу, к св€тым угодникам его с молитвами сохранить наше дит€; ездила к “роице на поклонение —ергию-чудотворцу, в  иев к почивающей там св€тыне, в Ќилову пустынь. ƒл€ чего ж другого оставатьс€ было мне так долго без теб€! Ќо везде мысль о тебе мен€ не покидала; на пути, в храмах Ѕожьих, у св€тых гробниц ты был со мною; везде молилась о тебе, о твоЄм здоровье, о твоей любви ко мне. ƒумала, как ты обрадуешьс€ неожиданной вести Ц тебе так хотелось детей!.. ѕишу к тебе письмо об этом; но ты, видноЕ

Ц Ќе получал, друг мой!

Ц «лые люди!  ак они искусно работали!.. Ќе получал?.. » вот причина твоего молчани€. Ќо € всЄ-таки не переставала думать, как теб€ это обрадует. » вдруг в ћоскве говор€т мне, что ты полюбил какую-то молдаванскую кн€жнуЕ брат мой пишет, что ты хочешьЕ √осподи! Ќе понимаю теперь, как у мен€ достало сил жить после этого письмаЕ он писал, что ты хочешь развестись со мною. » брат сам уговаривал мен€, дл€ какого-то общего блага, согласитьс€ на этот развод. ћен€ с тобою разлучить?.. ќ! ќни не знают мен€! ѕускай сам Ѕог придЄт развести нас!.. Ц Ќаталь€ крепче обвила его своею рукою, как будто боролась ещЄ, чтоб его не отн€ли у неЄ. Ц «лодеи! ≈два не убили мен€, наше дит€. Ќе знаю, как € всЄ это перенесла. я молила ѕречистую ƒеву-Ѕогородицу сохранить теб€ от этого убийства; едва не выплакала душу свою в молитвах. ћилости еЄ велики: всЄ, что насказали мне о тебе, Ц ложь, € это вижу, € это чувствую по твоим ласкам. ’очу думать, что всЄ это был сон ужасный! ѕовтори мне, милый јртемий, что это всЄ солгали злые, завистливые люди, что ты любишь мен€ по-прежнему!

Ц ƒа, мила€, душа мо€, это всЄ ложь, Ц повтор€л ¬олынский, осыпа€ еЄ самыми пламенными ласками, от которых она убиралась в лучшие цветы счасти€, как невеста к венцу, и горела неизъ€снимым восторгом. Ц ћожет статьс€, это вышло оттого, что € пошутил с одною полоненной кн€жнойЕ но божусь тебе, это была шалость, глупость, вспышка одинокого сердца, развлечение от скуки без теб€Е Ќегодные! —тоило ли из этих пуст€ков пугать теб€!.. — чем могу € теб€ сравнить, теб€, прекрасного, бесценного друга!..  ак сладко любить без бо€зни! Ќи Ѕог, ни люди не мешают нам.

ћожет быть, вспомнил он в это врем€ вчерашний мороз, страх и муки.

Ц ¬осторги наши так чисты, а кто нам мешает быть самыми страстными любовниками? Ќе правда ли?

Ц ќ! я буду молить Ѕога дать мне уразуметь всЄ, что есть прекрасного, дорогого в любви на земле и в небе, соберу в груди моей все сокровища еЄ, весь мир любви, отрою все заповеданные тайны еЄ и буду истощать их дл€ теб€, милый друг! —ердце научит мен€ находить дл€ теб€ новые ласки, каждый день изобретать новые.

Ц Ѕесценна€!.. Ќет, € теб€ не знал! Ц » в забвении страсти он хотел сказать: и € мог промен€ть теб€!.. но остерЄгс€. Ц “ак у нас будет дит€, милое, прелестное, похожее на теб€? ћожет быть, дочка!

Ц Ќет, € подарю тебе сына, такого же пригожего, статного, как и ты. ѕосмотри, сдержу ли слово!

— этих минут любовь и счастие семейное водворилось в доме ¬олынского, и ћариорица была забыта.

 

 

„ј—“№ „≈“¬®–“јя

√лава I. ЋёЅќ¬№ ѕќ¬≈–≈ЌЌјя

 огда «уда говорил, что из любви ћариорицы построит лестницу хоть на небо, он знал, что говорил. ѕоспеша€ воспользоватьс€ этою любовью дл€ своих видов, написал следующее письмо к кн€жне:

Уќбсто€тельства, в которых находитс€ господин ¬олынский, заставл€ют адресоватьс€ пр€мо к ¬ам без околичностей.

я, «уда, секретарь и друг его; от мен€ ничего не имеет он скрытого. Ётот приступ достаточен, чтобы мен€ выслушать. ¬ам известно, что друзь€ јртеми€ ѕетровича за смелую выходку против герцога курл€ндского посажены в крепость и ждут там своего смертного приговора. Ќе миновать этого ж и јртемию ѕетровичу, если кака€-нибудь могуча€ рука силою чудотворною, силою беспредельной дружбы или любви не оградит его заранее и сейчас от удара, на него уж нанесЄнного. “ребуетс€ высока€ энерги€, самоотвержение, готовое на все жертвы. ”гадываю, скажете ¬ы: мне предстоит этот подвиг, и никому другому.

“ак ¬ам, кн€жна, ¬ам, благороднейшее, возвышенное существо, предлагаю этот подвиг; ¬ы позавидуете, если он будет предоставлен другому. ћожет статьс€, нужно броситьс€ пр€мо в огонь; но это единственное средство спасти человека, который ¬ам так дорог, не говорю уже Ц необходим дл€ –оссии. Ќе упоминаю ¬ам о благе человечества в этом случае: ¬ы этого теперь не поймЄте. ѕредставл€ю только гибель любимого человека, обращаюсь только к сердцу ¬ашему и, уверен, скорее достигну, чего хочу. √рустно, больно было бы мне, да и напрасно объ€сн€ть вам, что по€вление ¬аше в ѕетербурге, ¬аши наружные и душевные совершенства, которым никто не мог бы противитьс€, отн€ли у нас государственного человека, вырвали краеугольный камень из-под храма, начатого им во им€ спасени€ отечества. — тех пор как он узнал ¬ас, он забыл все св€тые об€занности свои, изменил супруге, друзь€м, чести, Ѕогу. ¬раги его воспользовались слабостью его, или страстью, чтобы сделать еЄ орудием своих козней. Ќо да идут мимо ¬ашего сердца эти слова. » пойдут они наверно мимо! ¬сЄ это дл€ ¬ас вздор; ¬аше сердце не поймЄт теперь ничего из этого. » потому не говорю: возвратите его св€тым его об€занност€м, Ц напоминаю только гибель любимого человека, твержу только: спасите его от плахи и унижени€, которое дл€ него ещЄ ужаснее смерти.

ћинуты дороги. ¬от в чЄм дело!

¬ы найдЄте здесь две бумаги. ѕостарайтесь вс€чески, чтобы государын€ их увидела и прочла, но под условием, чтобы Ѕирона при этом случае с нею не было. ƒа благословит ¬ас любовь на этот подвиг! ѕровидение, конечно, ¬ас назначило спасти любимого человека от гибели и позора. „то может быть сладостнее этого дл€ ¬ас, существо необыкновенное!

Ќо каким образом Ц спросит ¬ас государын€ Ц достались ¬ам эти бумаги? ”читель ¬аш “редь€ковский Ц скажете ¬ы Ц оставил у ¬ас книгу (которую при сЄм посылаю); перебира€ листы еЄ, нашли ¬ы бумаги и при них записку (тоже здесь прилагаемую). — “редь€ковским мы уже сделаемс€ на случай, если б потребовали его к государыне налицо дл€ допроса. «аписку можете ей показать. ¬ручаю ¬ам судьбу ј. ѕ.Ф.

У≈сли ¬ы любите государыню, Ц сказано было в особой записке, Ц если ¬ам добра€ слава еЄ и спокойствие дороги, вручите ей осторожнее вложенные в книгу “редь€ковского бумаги, но только тогда, когда не будет у неЄ злоде€ ЅиронаФ.

¬сЄ это перешло через руки негра ¬олынского в руки черномазой его при€тельницы, жившей во дворце, и никто не видал, какими пут€ми эта посылка закралась на грудь ћариорицы.

 ак дорого ей это поручение!.. Ќе другому кому, не жене его вручЄн залог его спасени€. ≈й, одной ей!.. ѕровидение знает, что она любит его более всех на свете.  ак радует еЄ, возвышает это поручение! ќна забывает уж своЄ горе, бедственную ночь, мать: спасение милого јртеми€ тут, у сердца еЄ, тут он сам, его жизнь, его спокойствие, счастие, честь!  ака€ нужда дл€ неЄ, что она цыганка: она выше всех в мире, Ц она спасительница милого человека! Уќн узнает, Ц говорит сама с собою ћариорица, Ц что всЄ это €, не кто другой, дл€ него сделала. ≈щЄ прикажите что-нибудь, господин «уда, но только именем его, и вы увидите, буду ли уметь исполнитьФ.

» глаза этого прекрасного создани€ разгорались огнЄм неземным, и щЄки еЄ пылали. — каким восторгом примеривает она себе терновый венец, ей так расчЄтливо предлагаемый! ј ¬олынский что делал в это врем€? «абывал еЄ в объ€ти€х той, которой некогда изменил дл€ неЄ ж, дочери фатализма. „то ж была его любовь, пылка€, безумна€?.. вы легко отгадаете. Ќе ошибалс€ и в этом случае «уда!

¬ечер во дворце.

√осударын€ необыкновенно тосковала во весь день. ¬ ушах и сердце еЄ отзывались смелые истины, сказанные еЄ вельможами. Ќесчасти€ –оссии, если и вполовину существовали, как ей изобразили, налегли на грудь еЄ, и без того растерзанную болезн€ми и привычкою к предмету недостойному. ќсвободитьс€, однако ж, от него не имела сил и лучше решалась терпеть муки, которым сама себ€ обрекла. Ѕирон, понима€ очень хорошо своЄ насто€щее положение, был весь день неотступно при ней, окружал еЄ своею заботливостью и изыскивал средства рассе€ть тучу, налЄгшую на чело императрицыЕ —трельба в цель в галерее, нарочно дл€ того устроенной, карты, шуты, дурочки Ц ничто не могло еЄ рассе€ть. Ќаконец она объ€вила герцогу, что очень нездорова и желает остатьс€ одна.

—просив руку кн€жны и опира€сь на неЄ, государын€ перешла в свою спальню.

Ц ƒит€ моЄ, Ц сказала она, подвига€сь к креслам, сто€вшим возле кровати, Ц как стучит у теб€ сердце! “ак и бьЄт мне в руку. «дорова ли ты?

Ц «дорова, Ц отвечала ћариорица, встревоженна€ приближением роковой минуты, в которой должна была решитьс€ участь любимого человека, Ц но беспокоюсь о вас.

¬место ответа јнна »оанновна с нежностью пожала ей руку и едва дошла до кресел, в которые т€жело рухнулась. ќна велела было позвать камер-девицу, чтобы подать ей другие кресла, на которые обыкновенно клала больные ноги; но ћариорица с какою-то упр€мою заботливостью сама спешила всЄ это исполнить, стала возле неЄ на колена и начала слегка поводить ладонью то по одной, то по другой ноге государыни, как это делалось каждое утро и вечер дл€ облегчени€ еЄ страданий. ƒетские попечени€ еЄ заметно были при€тны јнне »оанновне.

ќни были одни в комнате. Ѕезмолвие нарушалось только вздохами страждущей императрицы. —вет от тройной кандел€бры сквозил через голубой штоф занавесов и падал на бледное лицо еЄ, отчего оно принимало синеватый цвет мертвизны; утомлЄнные глаза еЄ по временам закрывались, и, чтобы усилить ещЄ это подобие смерти, пышна€ кровать возле неЄ, с своим убранством, казалась великолепным катафалком, готовым прин€ть останки того, что была некогда царица. —мотр€ ей пристально в глаза и след€ за движением еЄ губ, кн€жна как бы стерегла выход еЄ души из тела.  то б подумал, чтобы здесь, в этих двух женщинах Ц одной, нос€щей уже все признаки смерти и уничтоженной под т€жестью предчувстви€, другой Ц юной, но слабой, дочери цыганки, принадлежащей единственно любви, ничего не постигающей, кроме неЄ, Ц заключалась в эти мгновени€ судьба империи!.. Ќесколько минут продолжалось их безмолвное состо€ние. У√осподи! Ц молила кн€жна, обмира€ от страха пропустить удобное врем€ дл€ подачи бумаг. Ц √осподи! Ѕрось мне на этот раз в душу луч своего уразумени€Ф.

Ќаконец государын€ открыла глаза и сказала:

Ц ƒовольно, мила€! мне легче.

ћариорица, всЄ сто€ на коленах, схватила еЄ руку, с жаром прижала еЄ к губам своим Ц губы были холодны, на руку государыни закапало что-то гор€чее.

Ц „то с тобою? “ы плачешь, кажетс€?

Ц √осударын€, когда € вижу, что вы страдаете, может быть и не одними телесными болезн€ми, когда мен€ завер€ют в этом люди вам преданные и дают мне способы спасти вас, что должна € делать?

Ц Ќова€ беда!.. ќбъ€снись, что такое? Ц воскликнула государын€, оторвавшись от спинки кресел, к которым была прикована своим изнеможением.

ћариорица вынула из груди бумаги и, подава€ их, рассказала искусно, с жаром, что велено ей было сказать. ƒрожащими руками прин€ты бумаги; приказано осмотреть, не стоит ли кто у дверей, и, когда это было исполнено, государын€ начала про себ€ чтение.

ќдна из поданных бумаг был подлинный донос √орденки, за который его заморозили, допрашивали цыганку, застрелилс€ √роснот, пытали, мучили и уморили столько людей.

УƒойдЄт до государыни, Ц умира€, говорил мученик, Ц € передал моЄ челобитье ЅогуФ. » √осподь услышал этот завет на пороге смертном, прин€л это условие земли с небом, уберЄг его сквозь все преп€тстви€ человеческие и вручил по назначению. —колько в этой бумаге ужасных истин насчЄт Ѕирона! ¬ ней описывались разные действи€ его жестокости и корыстолюби€ так €сно, с такими верными доказательствами и важными свидетельствами, что можно было их как бы в очи видеть. УЌо сердце твоЄ, всемилостивейша€ государын€, обольЄтс€ кровью, Ц писано было между прочим в доносе, Ц когда узнаешь способы, употребл€емые дл€ обогащени€ доимочного приказа, отдающего отчЄт одному Ѕирону и его одного обогащающего. Ѕатоги, плети, окачивание на морозе водой, солЄна€ пища без пить€, тыс€чи жестокостей, какие только адска€ изобретательность умеет разнообразить и оттенить, употребл€емы без вс€кого уважени€ к истинному несчастию и без вс€кой ответственности. «акона тут в помину нет; надо всем владычествует одна вол€ Ѕирона. »з тыс€чи случаев опишу тебе, всемилостивейша€ государын€, только два, которые покажут, как сборщики должны быть осторожны в своих действи€х, и внушат твоему сердцу правила дл€ руководства их в подобных случа€х: да различают они на будущее врем€ неплательщика по несчастию, насланному свыше, от несосто€тельного по закоснелой лени, разврату или упр€мству. —амодержавное слово твоЄ пусть облегчит участь одиноких, обременЄнных многочисленным семейством, несчастных, которых настигла кара Ѕожи€, лишив болезн€ми нескольких рабочих рук, падежом Ц скота, пожарами Ц крова, неурожаем Ц куска хлеба. —оставители закона должны помнить, что они имеют дело с человеком, а не с вещью, готовою всЄ вытерпеть.

¬ село NN на самое рождество ’ристово нахлынули сборщики. —в€тость дн€ должна бы уж освободить от подобного нашестви€. Ќапротив, они, кажетс€, выбрали один из самых торжественных праздников христианина, чтобы надругатьс€ над человечеством, которого образ благоволил прин€ть в этот день сам »скупитель. ќни рассыпались по деревне, как волки, напавшие на беззащитное стадо, требовали недоимок, без толку собирали их, по собственной воле и расчЄту накладывали пени, обирали скот, земледельческие оруди€, хлеб в амбарах, мучили, терзали беспощадно тех, которые и этими способами не могли удовлетворить их. —тук палочных ударов смен€лс€ плачем и стенанием. Ќад одним отцом многочисленного семейства, которого он был единственным кормильцем, обрушилась более всего их жестокость. Ќа сходке пытали его всеми бироновскими пытками, но при каждой перемене вместо денег получали от него ответ, что у него шестеро детей, мал меньше другого, без матери, и что он не ведает даже, где добыть им хлеба. УЋжЄшь! ѕрикидываешьс€!Ф Ц кричали сборщики и совещались, какого нового рода пытку приложить к нему. УЅатюшки! «аплачу, Ц вопил несчастный, Ц дайте мне только дойти до моей избыФ. — этим условием приостановили новые муки, дл€ него изготовленные. ¬ ожесточении приходит он домой; навстречу ему дети, обступают его, прос€т у него хлеба. У“отчас! Ц говорит он, Ц всем достанетс€!Ф »сступлЄнный, схватывает он нож и зарезывает всЄ своЄ семейство. ќдного, шестимес€чного, лежавшего в люльке и надсевшегос€ от крика, берЄт окровавленными руками за ноги, приносит на сходку и с ужасным хохотом размазживает ему голову о голову главного сборщика. Уƒайте ж квиток, разбойники! Ц закричал он. Ц Ўесть душ ровно из вашего счЄта вонФ.

„ерез неделю деревн€ опустела; в польских лесах по€вилась нова€.

¬ другом селе, при подобном случае, отец отвЄл п€терых детей своих в поле Ц это было зимою Ц и, несмотр€ на плач их, всех заморозил. Уя хоть один пойду в ад, Ц говорил он, Ц зато вы избавитесь от мук бироновскихФ.

¬ другой бумаге, поданной ћариорицей, заключалось описание мученической смерти √орденки и последствий еЄ.

ѕри чтении этих бумаг государын€ смочила платок слезами.

Ц  ак нас обманывают! Ц сказала она, всхлипыва€. Ц я и сотой части этого не знала.  ак терзают бедное человечество, и всЄ именем моим!.. ∆ивой человекЕ почти в моих глазах, лед€на€ кукла!.. Ѕоже мой! Ётому нельз€ почти верить! » вот преданность, вот любовь ко мне!.. ¬сЄ это одна жажда корысти, одно желание властвовать надо всем, даже надо мною!.. Ќадо конец!.. √осподи! ѕрости мои прегрешени€ и не лиши мен€ в трудное это врем€ своей великой помощи. ћила€, Ц прибавила она, Ц молчи обо всЄм, что ты знаешь из этих бумаг, из этого вечера: € хочу собратьс€ с силамиЕ чтобы наказатьЕ ќ!  ак т€жело не иметь ни к кому довери€, не иметь друга! » вот царский сан, которому столько завидуют!..

√осударын€ оп€ть зарыдала.

Ц ” вас остаЄтс€ јртемий ѕетрович ¬олынский! Ц сказала кн€жна с особенным восторгом. Ц ¬ырвите свою доверенность из рук недостойных и отдайте емуЕ он достоин быть любимцем царей; вручите ему управление –оссии, и вы увидите, кака€ слава, какое счастие прольЄтс€ на народ наш, как все будут благословл€ть ваше им€!

»зумлЄнна€ необыкновенным одушевлением, необыкновенною силою, с которою говорила ћариорица, јнна »оанновна пристально посмотрела ей в глаза, отчего эта, красне€, потупила свои.

Ц Ќесчастна€! Ц грустно произнесла государын€, кача€ головой. Ц » теб€ успел обворожить этот чародей! » теб€ не избегнул злой рок! ќ, молись, молись Ѕогу!.. “еперь позови мне камер-девицу; тебе и мне нужен покой.

Ќо кн€жна не двигалась. ќпомнившись от смущени€, в которое бросили еЄ догадки государыни, она рассчитывала, и очень верно, что если ныне же, тотчас после чтени€ этих бумаг, не сделано хоть решительного приступа в пользу ¬олынского, то впоследствии и подавно ничего не сделаетс€. Ћюбовь, и така€ любовь, как еЄ, внушает смелость; одушевлЄнна€ ею, она сказала:

Ц √осударын€, дайте же приказ освободитьЕ

Ц ƒрузей ¬олынского! Ц прервала јнна »оанновна, как бы испуганна€ этою просьбою. Ц “еперьЕ ночью?..

“еперь же, государын€! √осподь пошлЄт вам и лучший сон, и утешение вашему сердцу.

ќна говорила с таким гор€чим убеждением, с такою нежностью целовала руки императрицы, что эта не могла отказать, велела подать себе чернилицу, перо и бумаги и написала приказ коменданту крепости Ц освободить из-под ареста трЄх вельмож, засаженных туда в день праздновани€ известных родин козы.

„ерез минут п€ть хотели воротить посланного с этим приказом Ц так была велика нерешимость јнны »оанновны, всЄ ещЄ бо€вшейс€ выйти из-под опеки временщика, Ц но было поздно! ƒрузь€ пользовались уже свободою и, уверенные, что вместе с нею падЄт могущество фаворита, благословл€ли за неЄ императрицу.

— каким умилением чистого, благодарного сердца, с какими радостными слезами молилась кн€жна, когда она пришла в свою спальню!

Ц ћне, мне об€заны его друзь€ своею свободою, его собственное счастие, слава его будут делом моим! Ц говорила она в упоении своего счасти€.

 

√лава II. ”ƒј–

» что ни шаг,

“о новые беды иль новый враг.

 

¬ ту же ночь узнал Ѕирон о приказе коменданту ѕетропавловской крепости. Ѕешенство его не знало меры, пока он не мог доискатьс€, что было причиною этого распор€жени€, на которое он не давал своего согласи€. Ќа все расспросы, кто был после него у императрицы, ему могли только сказать, что оставалась с нею вдвоЄм кн€жна Ћелемико и что, когда укладывали еЄ величество спать, глаза еЄ были красны от слЄз, между тем как любимица еЄ пришла к себе в необыкновенной радости.

Ц ќ! я отплачу этой поганой девчонке. Ёто еЄ дельце! Ц повтор€л он, грыз€ ногти до крови; и почти всю ночь проходил, как часовой, вдоль и поперЄк кабинета своего.

”тром следующего дн€ €вилс€ герцог во дворец. ”грюмый и молчаливый, он был прин€т государынею с необыкновенною холодностью и принуждением. Ѕо€сь остатьс€ одна с ним, она приказала кн€жне не отходить. — той и с другой стороны Ц ни слова об освобождении трЄх вельмож из-под ареста. «аговорили, однако ж, неприметно о празднике, который так давно готовили к свадьбе  ульковского.

Ц  огда ж он состоитс€? Ц спросила государын€.

Ц Ёто зависит от воли господина кабинет-министра, Ц отвечал Ѕирон, Ц не знаю, когда ему угодно будет назначить.

Ќеудовольствие €вно означилось на лице јнны »оанновны.

Ц Ќапротив, думаю, когда мне угодно будет. ј чтобы доказать вам, как он скоро исполн€ет мои желани€, € назначаю завтрашний день.

ѕо приказанию еЄ, записка к ¬олынскому с этим распор€жением написана кн€жною, подписана государынею и тотчас же отправлена. Ѕирон кр€хтел от досады и, не бо€сь оскорбить слуха императрицы, пускал по временам неблагозвучные вспышки воздуха, который собирал в груди своей.

Ц ¬аши желани€? Ц повторил он, иронически усмехнувшись. Ц —мею заверить, что он считает поручение вашего величества оскорбительным дл€ себ€. ќн объ€вил это при ќстермане и ћинихе в самых дерзких выражени€х.

Ц ƒела говор€т лучше слов. ѕокуда дозвольте вам не поверить. ¬прочем, с некоторого времени замечаю, вы особенно нападаете на кабинет-министра, который столько предан моим и моей –оссии пользам Ц и предан не на одних словах. Ќе с этого ли времени, как он выставил напоказ вашу лед€ную статую?

“ут она пристально посмотрела на герцога. √ерцог побледнел и побагровел.

Ц ѕозвольте выйти кн€жне, Ц сказал он, собира€сь обрушить разом на голову ¬олынского решительный удар, так давно изготовленный, и между тем стыд€сь вмешивать кн€жну в свой донос перед ней самой. Ќо и этот стыд он скоро забыл.

Ц ћо€ Ћелемико останетс€ при мне, Ц отвечала государын€ с необыкновенною твЄрдостью.

Ц ¬ас обманывают.

Ц «наю, но только не ¬олынский.

Ц »менно он. √осударын€! уж под крылом голубки свивают доносы на верного, преданного вам слугу, Ц он посмотрел значительно на кн€жну, от чего эта вс€ вспыхнула. Ц ѕоберегитесь, чтобы коршун не сел на ваш престол.

Ќа лице государыни изобразилось какое-то сомнение и робость.

Ц ѕокуда этот коршун хочет выклевать мне глаза, чтобы € не видал его коварных замыслов. Ќо пусть прежде выпьет сердце моЄ! ѕора к разв€зке! я не могу долее терпеть моЄ унижение, которое доселе скрывал от вас, сберега€ ваше здоровье. ќдин из нас должен очистить другому место, но не иначе, как мЄртвый. ƒорого ценю ваши милости и недЄшево уступлю их. ¬ыслушайте мен€, ваше величество; € прошу, € требую этого, и теперь же.

Ц ¬ другое врем€.

Ц Ќадеюсь, скоро!.. ѕравда, вам ныне не до мен€; вас и без мен€ оступ€т жалобамиЕ может статьс€, ныне ж упадЄт к ногам вашим жена егоЕ

ѕри этом слове кровь ударила в голову ћариорицы, всЄ в глазах еЄ запрыгало и закружилось.

Ц ∆ена? ƒа разве она приехала? Ц спросила государын€.

Ц ¬чера вечером и, веро€тно, тотчас узнала его св€зи с непотребноюЕ

Ќож клеветы был пр€мо устремлЄн в сердце бедной девушки. ќна не вынесла удара; грусть еЄ зажгло, у сердца что-то оторвалось; она кашл€нула, прижала белый носовой платок к губам, и розовое п€тно означилось на нЄм!  ак жестоко наказывает еЄ судьба за одну минуту неземного блаженства на земле! √ерцог радовалс€ уж своему торжеству, вид€, что государын€ склон€лась на его сторону, но ожесточение, с которым он напал на любимицу еЄ, разрушило всЄ, что он успел выиграть вновь из потер€нных прав своих, и положило между ею и им новую преграду. Ќельз€ было не догадатьс€, на кого устремлены были его стрелы, облитые €дом: цель сама означала себ€ слишком €вно; но врем€, место и способ обвинени€ были худо выбраны. √осударын€ заметила ужасное положение кн€жны, сжалилась над нею и вз€ла еЄ сторону. ќтпустить еЄ от себ€, чтобы освободить от ужасных намЄков своего фаворита, она не решалась, бо€сь услышать что-нибудь важное насчЄт своей любимицы.  ак бы по предчувствию, она страшилась потер€ть своЄ последнее утешение. » потому с прежнею холодностью и твЄрдостью разговор был обращЄн на другой предмет.

¬скоре доложили о ¬олынском. ѕри имени его ћариорица казалось, ожила; она не старалась оправитьс€, она в одну минуту оправилась, воскреснув душою.

јртемий ѕетрович вошЄл. ≈сли б он видел, какой взгл€д на него бросили! Ёто был целый гимн любви. „его в нЄм не было? ћоление, упование, страх, покорность, любовь земна€, судорожна€, кип€ща€, и любовь неба с его глубокою беспредельностью, с его таинственным раем. Ќо другой взгл€дЕ о! он пронизал бы вас насквозь холодом смерти. јртемий ѕетрович вошЄл и не удостоил взгл€нуть на неЄ, преданный ли своей новой любви к жене или делу друзей и отчизны.

Ућожет статьс€, Ц думала ћариорица, утеша€ себ€, Ц он мстит мне за то, что € не пришла на свидание, мною ж назначенное! Ќе мог ли он подумать, что € насме€лась над ним? » то может статьс€, что он сберегает мен€ от подозренийЕ ќдин утешительный взор любви, ничего более, а там хоть погибнуть!Ф

» этого взора не было.

Ц јртемий ѕетрович, Ц ласково произнесла государын€, Ц вы читали моЄ желание?

Ц ќно будет выполнено, ваше величество!

Ц «автра?

Ц «автра, в час, который вам угодно будет назначить.

Ц —лышите, ваша светлость?

Ц –азве кабинет-министр в первый раз себ€ обольщает несбыточным? –азве он в первый раз говорит так необдуманно? Ц сказал Ѕирон, не удержива€, более своей злобы.

 ружева на груди ¬олынского запрыгали; но он сделал усилие над собой и отвечал сколько мог умеренней:

Ц Ѕлагодарите присутствие еЄ величества, что € не плачу вам дерзостью за дерзость. ¬олынский никогда, даже вам, не измен€л своему слову, хот€ б это стоило ему жизни.

Ц Ќо знаете ли, государь мой, что делаетс€ между людьми, снар€жЄнными на праздник и вам порученными?

Ц Ѕолее, нежели вы думаете, государь мой! «наю, что одного из них, именно малоросси€нина, вам угодно было исключить из списка живых. ƒа это дл€ вас, сударь, така€ безделица! „еловек!..   тому же русский!.. ну, стоило ли из этой др€ни хлопотать! ќднако ж вы сами тотчас же поспешили заменить его другою живою, подставною куклой.

Ц —казка, вами сплетЄнна€! “ыс€ча втора€ ночь, которою прекрасна€ ваша пленница ищет убаюкать вашу скуку и, может быть, оградить вас от наказани€ нашей правосудной владычицы!

Ц  левета, которою вы вместо надгробной надписи хотите скрасить пам€тник над своими мертвецами, чтобы они не путали вашей младенческой совести! √м! поставьте лучше из целой –оссии великолепный мавзолей.

Ц Ѕоже мой! ƒа эти бу€ны так забылись в присутстви€ моЄм, что у мен€ в ушах ломит от их крику. ѕожалуй, чего доброго, возьмутс€ за св€тые волоса!.. я обоим вам приказываю замолчать, Ц вскричала грозно государын€, Ц € это всЄ разберу после, в своЄ врем€. ¬се ли у вас пары налицо? Ц прибавила она, немного погод€, см€гчив голос. ќбращение было сделано к кабинет-министру.

Ц ¬се, государын€!

Ц ќп€ть неправда! Ц воскликнул Ѕирон.

Ц ƒокажите.

Ц ÷ыганка ћариула вчера с ума сошла. Ц ѕри этом слове кн€жна помертвела, встала с своего места, чтобы идти, и не могла. Ц ѕолици€ вынуждена была посадить еЄ в €му.

Ц “а сама€, котора€?.. Ц спросила было государын€.

Ц √адала некогда вашему величеству, Ц подхватил герцог.

Ц — ума соЕ? Ц и государын€ не договорила.

“ам, где сто€ла кн€жна Ћелемико, послышалс€ глухой стон, будто гр€нулось что-то т€жЄлое оземь. ¬се огл€нулись Ц кн€жна лежала недвижимо на полу.

Ц Ѕоже! ≈Є убили! Ц закричал ¬олынский, схватив себ€ за голову, и первый бросилс€ подавать ей помощь, за ним Ѕирон.

Ќо государын€, несмотр€ на то что перепугана была так, что дрожала всем телом, дЄрнула сильно за шнурок со звонком, чтобы прибежала прислуга, и сердито указала дверь герцогу и кабинет-министру, примолвив:

Ц ѕрошу уволить от ваших нежных попечений. —н€вши голову, не плачут по волосам. —тупайтеЕ

Ц Ќе пойду, ваше величество! Ц вскричал ¬олынский, став на колена подле кн€жны и схватив руку еЄ, которую старалс€ согреть своим дыханием.

Ц  акой позор!.. » мен€ заставл€ют смотреть на него!.. ¬ы хотите быть ослушником?.. Ц сказала грозно императрица. Ц Ќе заставьте мен€ в другой раз повторить.

¬о врем€ этого ужасного спора подданного с своею государынею Ѕирон сто€л у дверей. ѕрислуга дворцова€ €вилась.

Ц “еперь пойду, Ц сказал ¬олынский, встал, посмотрел ещЄ на кн€жну и вышел; герцог за ним.

Ћишь только они успели занести ногу за первый порог, Ѕирон сказал с коварною усмешкою своему врагу, шедшему в глубокой горести:

Ц ѕолюбуйтесь своим дельцем.

Ќе было ответа. ћожет статьс€, ¬олынский, убитый тем же ударом, который поразил кн€жну, не слыхал насмешки; может статьс€, не находил слов дл€ ответа, потому что, оборачива€ брошенный ему жетон на ту или другую сторону, везде читал: Удостойному наградаФ .  ровавое п€тно, им замеченное на белом платке, терзани€ бедной девушки, у которой он отн€л спокойствие, радости, честь, может быть, и жизнь; сумасшествие цыганки, столько любившей кн€жну и св€занной с нею какими-то таинственными узами, Ц всЄ, всЄ дело его. Ќельз€ отказатьс€ от этих подвигов. јд его начиналс€ на этой земле; зато путь к нему был усыпан такими розами!..

¬ыход€ из дворца, он был в состо€нии человека, который слышит, что за горою режут лучшего его друга. —тоны умирающего под ножом разбойника доход€т до него и отдаютс€ в его сердце; а он не может на помощь Ц ужасна€ гора их отдел€ет. ¬сЄ наконец тихо, всЄ мрачно вокруг негоЕ »ли не скорее ль можно сравнить состо€ние его с состо€нием человека, который в припадке безуми€ зарезал своего друга и, опомнившись, стоит над ним?

 

√лава III. ћ≈∆ƒ” ƒ¬”’ ќ√Ќ≈…

— этим адом в груди приходит он домой. ¬зоры его дики; на лице сквозит нечиста€ совесть; вс€ наружность искомкана душевною тревогой. ѕо обыкновению, его встречают заботы слуг. Ќепри€тны ему их взгл€ды; каждый, кажетс€, хочет проникнуть, что делаетс€ у него в душе.

Ц ѕрочь к чЄрту! Ц говорит он им ужасным голосом.

» все с трепетом удал€ютс€, объ€сн€€ себе по-своему необыкновенное состо€ние барина. ¬ тогдашнее врем€ не было в домах ни мужниной, ни жениной половины; всЄ было между ними общее. Ќе жела€ встретить жену, ¬олынский нейдЄт в дальние покои и остаЄтс€ в зале; то прохаживаетс€ по ней т€жЄлыми, принуждЄнными шагами, будто совесть и в них налила свой свинец, то останавливаетс€ вдруг, как бы нашЄл на него столбн€к. ќн желал бы убежать из дому, от семейства, от всего света, в леса дремучие, в монастырь; он желал бы провалитьс€ в землю. ¬езде преследует его кровавое п€тно; на всЄм белом видит он этот ужасный знак.

Ќаталь€ јндреевна, узнав, что он возвратилс€ домой, спешит к нему. ќн холодно принимает еЄ ласки; на все вопросы еЄ, нежную заботливость отвечает несв€зно, сухо, едва не с сердцем. ћысль, что с ним случилось несчастие, тревожит еЄ, она умол€ет его открытьс€. ќн грубо ссылаетс€ на хандру. Ќо слЄзы, блеснувшие в еЄ глазах, пробивают наконец путь к его сердцу. Уƒовольно и одной жертвы! Ќе эту ли ещЄ убить за любовь ко мне?Ф Ц думает он, стараетс€ еЄ успокоить, увлекает в свой кабинет, целует еЄ и силитс€ забытьс€ в еЄ ласках. ƒоброе, милое это существо радуетс€ своей победе, торжествует еЄ разными пламенными изъ€снени€ми любви своей; она уже не та тиха€, только что нежна€ супруга, которую некогда упрекал ¬олынский в холодности, Ц она страстна€ любовница, утончающа€ свои ласки: она плачет от упоени€ любви. Ќо что с нею вдруг?.. ќна отпр€нула от него, как будто сам сатана еЄ укусил; она дрожит, будто провели по всему еЄ телу замороженным железом.

Ѕезумный! —реди пламенных изъ€снений любви, забывшись, он произнЄс: мила€ ћарио Е и уста его, не договорив околдованного слова, оледенели, и волос его встал дыбом.

Ц „то ж вы, сударь, не доканчиваете? Ц сказала Ќаталь€ јндреевна, судорожно усмеха€сь. ќна хотела продолжать, но не могла: ревность задушила еЄ.

јртемий ѕетрович почти насильно обвил еЄ своими руками, как бы заключил еЄ в волшебный круг, из которого она не могла высвободить себ€, целовал еЄ руки, умол€л еЄ взором; но она, вырвавшись из его объ€тий, оттолкнула его.

Ц ѕрочь, прочь, обманщик, негодный человек! Ц говорила она, рыда€. Ц “ак вот ваша любовь! ¬от моЄ сокровище, за которое € не хотела всех богатств мира и за которое нельз€ дать гроша!.. ѕрекрасна€ любовь! ¬ то врем€ как мен€ ласкаете, как € думаю быть счастлива, сколько может быть счастливо Ѕожье создание, у вас на уме, в сердце ваша молдаванка; ваши ласки, мне расточаемые, принадлежат другой. я только болванчик, кусок дерева, на котором вам угодно примеривать ваши нежности вашей прелестной, божественной ћариорице. Ќет, этого более не будет; € не дойду более до такого позораЕ » вот причина вашей горести!.. «ачем же было мен€ обманывать? ƒавно б мне просто сказать: ты мне постыла, € люблю свою молдаванку, одну еЄ! ћне было бы легче!.. ѕовторите мне это теперь и оставьте мен€; расстанемс€ лучшеЕ ” мен€ будет кого любить и без вас Ц со мною останетс€ мой Ѕог и —паситель, которого вы забыли!..

» несчастна€ рыдала, лома€ себе руки. –евность заставл€ла еЄ говорить то, что она, конечно, не в состо€нии была б выполнить. јртемий ѕетрович стал перед нею на колена, увер€л, что хотел еЄ испытать, божилс€, что еЄ одну любит, что еЄ одну ввек будет любить, что к ћариорице чувствует только сожаление. »стинна€ любовь легковерна. Ќаталь€ јндреевна поверила, но наперЄд требовала, чтоб он подтвердил свою кл€тву пред образом —пасител€. » он, как бы в храме, пред алтарЄм, подтвердил еЄ со слов Ќатальи јндреевны, диктовавшей ему то, что он должен был сказать дл€ успокоени€ еЄ. ¬ этом случае он не думал лицемерить ни перед нею, ни перед Ѕогом: от любви к ћариорице, возмущЄнной такими неудачами и несчасти€ми, лишЄнной своего очаровани€, действительно осталось только глубокое сожаление; но это чувство так сильно возбуждало в нЄм угрызени€ совести, что он готов был желать себе скорее смерти. ∆изнь его опутана такими дь€вольскими сет€ми; один конец еЄ мог их разрубить. Ћюбил он истинно свою жену? ƒа, он дорожил ею с тех пор, как узнал, что она скоро будет матерью его младенца; но могло ли чувство чистое, возвышенное, нераздельное иметь место в сердце, измученном страстью, раска€нием, бедстви€ми ћариорицы, страхом быть уличЄнным в св€зи с нею, бедстви€ми отечества? —ердце его была одна жива€ рана.

Ќаталь€ во всех случа€х жизни любила прибегать к св€тыне. ¬ера вознаграждала еЄ за все потери на земле, осушала еЄ слЄзы, св€тила дл€ неЄ земные восторги, обещала ей всЄ прекрасное в этом и другом мире. » теперь, успокоенна€ своим мужем, расставшись с ним, она прошла в свою спальню и там молилась, усердно, со слезами, чтобы √осподь сохранил ей любовь супруга, который после Ѕога был дл€ неЄ дороже всего.

”спокоив еЄ, ¬олынский хотел также утешить чем-нибудь и бедную девушку, безжалостно брошенную им на смертный одр. —овесть его требовала этого утешени€. ќн прин€лс€ писать к ћариорице. Ќо при каждом скрипе шагов в ближней комнате, при малейшем шорохе дрожал, как делатель фальшивой монеты. Ќе она ли идЄт?.. Ќу, если застанет его над письмом к своей сопернице! јртемий ѕетрович, кажетс€, боитс€ шелеста от собственных своих движений.  абинет-министр, который некогда смело шЄл навстречу грозным спутникам временщика, пыткам, ссылке, казни и смерти, удалый, отважный во всех своих поступках, трусит ныне, как дит€.

ƒверь на запор.

ѕисьмо, которое он писал к ћариорице, было орошено слезами, так что по нЄм сделались п€тна. Ќо лишь только начертал он несколько строк, как стукнули в дверь. ќн спешил утереть слЄзы и бросить письмо под кипу бумаг; рука, дрожаща€ от страха, отперла дверь. ¬ошедший слуга доложил, что его превосходительство желают видеть граф —умин- упшин, ѕерокин и ўурхов. “ыс€чу прокл€тий их безвременному посещению! ѕолитика и дружба дл€ него теперь гости хуже, чем татары дл€ бывалой –уси. ќднако ж велено просить друзей.

ќни пришли благодарить за ходатайство об них у государыни и вместе радоватьс€, что правое их дело начинает торжествовать.  огда б знали они, что об€заны своим освобождением молдаванской кн€жне! ¬олынский и не принимает на себ€ успеха этого дела, а приписывает его только великодушию государыни. Ѕеседа осв€тилась новою кл€твою друзей действовать решительно против врага –оссии и, если он не будет удалЄн от управлени€ государством, требовать, чтобы их оп€ть отвели в крепость.

 ак доволен был хоз€ин, когда гости удалились! ќн продолжал и кончил письмо. јрапу поручено доставить его во что б ни стало, и сейчас.

 огда кн€жна была приведена в чувство и государын€ оставила еЄ в еЄ спальне, уверенна€, что ей лучше, горнична€ еЄ √рун€ наэлектризовала еЄ одним прикосновением к руке. ¬ этой руке очутилс€ клочок бумаги, могучий проводник, возбудивший еЄ к жизни, полной, совершенной, к жизни любви. ѕри этом было произнесено три волшебных слова: Уќт јртеми€ ѕетровичаФ .  азалось, она встала из гроба и услышала райское пенье. √лаза еЄ заблистали по-прежнему, грудь еЄ взволновалась. У„то бы ни было в этой записке, Ц думала она, целу€ еЄ с восторгом, Ц € уж счастлива, Ц это знак, что он помнит обо мнеФ.

«адыха€сь, она читала письмо:

УЅезумный! ƒо чего довЄл € теб€?.. » вот небо, которое тебе обещал! „то должен € сделать, чтобы возвратить тебе прежнее спокойствие и счастие? —кажи, мила€, бесценна€ ћариорица, научи мен€. ќдно слово, одно твоЄ желание Ц и € спешу исполнить его, хот€ бы стоило мне то жизни, хот€ б € должен купить твоЄ благополучие муками в здешнем мире и за пределами гроба. ƒай малейшую отраду Ц напиши одно слово о своЄм здоровье. –ади Ѕога, укрепи себ€ дл€ лучших дней, или € уничтожу себ€, жену, всЄ, что только носит моЄ им€, что может его носить. я не усну, если не получу от теб€ ответаФ.

ѕоловина того, что писал ¬олынский, была ложь, но она сделала своЄ действие Ц успокоила, утешила ћариорицу, и цель его была достигнута.  н€жна отвечала:

У“ы обещал мне небо на земле Ц и дал мне его. ¬иноват ли ты, что не мог сделать его вечным? ¬едь ты не Ѕог! «а блаженство, которое € вкусила, пошли он мне тыс€чу мук, всЄ не покроет этого блаженства. “ы с своей стороны мне ничего не должен Ц ты дал мне более, нежели € ожидала; с тобою узнала € благо, какого и самые гор€чие мечты мои не обещали мне. “еперь моЄ дело жить и умереть дл€ теб€, дл€ твоего спокойстви€, счасти€ и славы.

“ы плакал? —леды твоих слЄз остались на бумаге Ц о! ƒл€ чего пали они на неЄ? ƒл€ чего не могла € выпить их моими поцелу€ми? Ѕоже! » € виною ихЕ

ћне сделалось дурно от слов этого злого человека, Ѕирона; € к этому не приготовилась, ещЄ не привыкла. Ќо с этой минуты даю тебе слово не потревожить теб€ и тенью огорчени€; буду тверда, как любовь мо€. —пи, милый друг; сны твои да будут так радостны, как теперь сердце моЄФ.

Ќи слова о неудаче свидани€, о болезни своей, ни слова о цыганке; она всЄ забыла, она помнит только своего обольстител€. —ердце еЄ благоухает только одним чувством Ц похожее на цветок хлопчатой бумаги, который издаЄт тем сильнейший запах, чем далее в него проникает губительный червь: отпадает червь, и благоухание исчезает.

ѕрочитав письмо, ¬олынский несколько успокоилс€; оно убаюкало его совесть, но и в дремоте еЄ виделись ему страшные грЄзы. ѕисьмо было сожжено, и пепел брошен в печь, чтобы и следов его не оставалось. “у же участь имели прежние письма к нему ћариорицы: так сделалс€ он осторожен, бо€сь попасть с ними под новый ужасный упрЄк жены. ¬оспоминани€ прошлой любви его к кн€жне разгорелись было при этом случае; он заплатил ей дань несколькими слезами. Ќо с прежнего его кумира обсто€тельства сн€ли лучи, которыми любил он еЄ убирать во дни своей страсти, из которых он свил было дл€ неЄ такой блистательный венец, и сердце его недолго удерживалось на этих воспоминани€х. Ќезавидна€ была двусмысленна€ роль его: надобно было обманывать и любовницу и жену, столь гор€чо его любивших. ¬олынский сделалс€ низок в собственных глазах и растер€лс€. ћог ли он в этом состо€нии работать отечеству с прежнею силою и благородством души?.. ¬с€ка€ жертва требует очищени€.

«уда и на этот случай сказал своЄ пророческое слово.

 

√лава IV.  ”ƒј ¬≈“≈– ѕќƒ”≈“

Ќечиста€ каморка, худо освещЄнна€ сальным огарком в железном подсвечнике. Ќа полках Ц множество фолиантов с важною и преважною физиономией; больша€ часть с надгробною надписью: Rollin. Ќа других полках обгорелые горшки, накрытые дощечками и книгами; дерев€нна€ чаша, пара олов€нных ложек, мышеловка, бутылка, заткнута€ бумажкой, и ещЄ кое-кака€ посуда, довольно нечиста€. —тол с бумагами, из которых одна кипа придавлена кирпичом (ci git сын ќдиссе€, родившийс€ на острове »таке, взлеле€нный ћинервой и ‘енолоном и зарезанный в —анкт-ѕетербурге профессором элоквенции); тут же Ц великанша-чернилица, надута€, как (не скажу кто, чтобы гусей не раздразнить)Е песок в коробочке, сложенной из писчей бумаги, и железные съЄмцы по образу адамовых. ¬ комнате два стула, огромный сундук и постель, на которой подушки черны, как будто готовили на них блины, и оде€лом служит тулуп.   стене жмЄтс€ портрет с бородавкою; подле него туго насаленный парик и хлопушка дл€ мух. —тены вспаханы стихами, писанными мелом, Ц дл€ выт€гивани€ их нужна бычачь€ грудь. –оллень? Ќечеловеческие стихи? Ѕородавка? ј! “ут, верно, живЄт любитель муз “редь€ковский. ¬асилий  ириллович занимает одно из седалищ. √олова его с обнажЄнною макушкою представл€ет целый земной шар; с одной стороны к свечке, служащей солнцем (как в свете нередко случаетс€, что сальные огарки служат иным солнцами), си€ет лучезарный полдень, далее рассвет, ночь и сумрак. ѕротив него, на другом стуле, молодой офицер с красным носом. Ѕа! да это его благородие ѕодачкин. ¬идно, беседуют.

ѕ о д а ч к и н. —мотри ж, не забудь. “еб€ потребуют к государыне Ц ты пр€мо в ноги и расскажи, как стращал теб€ ¬олынский виселицею, плахою, хотел теб€ убить из своих рук, коли не скажешь молдаванке, что он вдовец, и не станешь носить его писем; как заставл€л писать вирши против еЄ величества и раздавать по народуЕ

“ р е д ь € к о в с к и й. «аставл€л, конечноЕ но € и вознести мысль не пос€гнул.

ѕ о д а ч к и н. ”ж разумеетс€, братец! —лышь? ѕереврЄшь и недоврЄшь, в караульню, на палочную.

“ р е д ь € к о в с к и й. ¬озл€гте упованием своим на мен€, как на адамантов камень. „его не возмогу € исполнить за великие щедроты, которые ниспосылает на мен€ его светлость! ƒа не дозволите ли утруждать ваше благородие. ¬ы, как особа, обретаетесь при высокостепенном господинеЕ удостойте презентовать его светлости недостойное моЄ стихосложение, в честь его персоны составленное?

ѕ о д а ч к и н недоврешь (кача€сь на стуле). ј почему ж не так, почему ж? ќднако не худо, братец, понимаешьЕ ну, ты сам разумна€ головаЕ без мази и воз с места не тронетс€, с нею въедем, пожалуй, хоть в спальню к герцогине.

“реть€ковский отпирает сундук, вынимает из кошки целковый и вручает его с поклонами.

ѕ о д а ч к и н. я там видел у теб€ другой.

 

“ы раздайс€, расступись, туга киса;

’оть глазком одним мигни, мо€ краса!

 

» другой целковый Ц тут было почти всЄ денежное богатство ¬асили€  ирилловича Ц отдан милостыни раздавателю его светлости. Ќо золотые горы и слава были впереди.

“ р е д ь € к о в с к и й. —облаговолите ли, ваше благородие, дозволить прочитать вам поднос мой?

ѕ о д а ч к и н. ѕохвально!.. Ц —ынок барской барыни играл уже роль покровител€ наук. Ц Ќе худо бы, однако ж, при этом винца.

∆елание его благороди€ было исполнено, и попойка началась. ћежду тем ¬асилий  ириллович читал ему стихословный акростих в честь герцога курл€ндского, благодетел€ и просветител€ –оссии, јристида, ‘емистокла, —олона и несколько раз ћецената.

ѕ о д а ч к и н (перебива€ его) . ѕохвально, ей-ей, хот€ не понимаю! ƒа ты, чЄрт побери, на виршах собаку съел. «наешь ли, братец, напиши что-нибудь на свадьбу моей матери. Ўут бы еЄ вз€л, славна€ матка! ¬споила, вскормила мен€, в офицеры вывела да сама себ€ не забылаЕ

“ р е д ь € к о в с к и й. «а особенное себе удовольствие должен почитать и с отменною ревностью готов вам таковым стихословием моей работы презентовать. Ќа вс€кую потребу € изготовил преиз€щные эпиталамические стихи, которые, без сомнени€, пригодны будут и на бракосочетание вашей матери.

ѕ о д а ч к и н. „то высока, то высока, четырнадцать вершков мерных! ќднако, братец, доходит ли ваше мастерство до того, чтобы твои стихи на бракосочетание можно тотчас, лихо, переделать в стихи на смерть?

“ р е д ь € к о в с к и й (с гордостью охорашива€сь) . „его мы не возможем?.. ќ! го, го!.. » доложить вам осмеливаюсь, что стоит только некоторые слова, резвунчики, прыгунчики, как горные козочки, вытеснить, а на место их вогнать траурные и т€жЄлые, как чЄрные волы, с трудом раздирающие плугом утробу земную. ќднако ж дозвольте обратитьс€ к предприн€тому мною труду в честь его светлости, великого покровител€ наук и благодетел€ –оссии.

» ¬асилий  ириллович, надува€сь, читал свой панегирик, и новый валет высших валетов герцогских допивал свою бутылку. ћежду тем неслышными шагами вошЄл в комнату старичок, едва ли не семидес€тилетний, худощавый, бледно-восковой, с серебр€ным венцом из волос, с редкою седою бородкой, в чЄрном русском кафтане, подпо€санный ремнЄм, Ц насто€щий мертвец, которого требовала к себе земл€! ќдни глаза обнаруживали в нЄм жизнь, и жизнь мощную, пламенную. Ёто был д€д€ нашего стихотворца, некогда учитель в  иевской академии и потом служка тверского архиепископа ‘еофилакта Ћопатинского, который за то, что не хотел отложитьс€ от убеждени€, проникшего ум и сердце его, но непри€тного временщику, был схвачен от св€щеннодействи€ в полном облачении и брошен в ѕетербурге в смрадную темницу. ”видав старика, плем€нник стал в тупик.

Ц ѕродолжай, плем€нничек, продолжай! Ц сказал служка, усмеха€сь пронзительной усмешкой, Ц прибавь к своим похвалам новый подвиг благодетелю –оссии! Ќовый кровавый стих к твоим великолепным виршам!

—тарик расстегнул на себе по€сный ремень, спустил левый рукав кафтана и рубашки, отчего обнажилось плечо. ќно было изрыто кровавыми бороздами; кровь, худо запЄкша€с€, струилась ещЄ по остову старца.

“редь€ковский смутилс€.

Ц „то, друг? Ќе правда ли, стоит твоего панегирика? Ц продолжал он, одева€сь. Ц » это всЄ он! “вой јристид, твой —олон и ‘емистокл!.. «а то, что € осмелилс€ сквозь решЄтку тюрьмы подать моему архипастырю, моему благодетелю и отцу чистую рубашку Ц три мес€ца носит одну, не скида€; гнЄзда насекомых источили уж еЄ! ¬от человек Ц геройЕ ќтрЄкс€ ли он от своей веры, лишЄнный посоха своего, церкви, Ѕожьего света, воздуха, изгложенный черв€ми и болезн€ми? ¬ымучили ли из него пытки хот€ одно слово против его совести?.. ≈го бы славить, его бы воспевать!.. √де вам!.. Ќа вас только облик человеческий, а так же ползаете, как четвероногие. ¬ам скорей награду здесь, на земле, хоть медный грош, лишь бы не даром!.. ј небо? ќ! Ќикогда не гл€делось оно в вашу душу, никогда не т€нуло оно еЄ к себе; ни одна йота из €зыка человека с Ѕогом не тревожила вас дивным восторгом! “воЄ сердце бежало ли когда на уста вместо слов? Ѕеседовал ли ты когда с этим Ѕогом слезами? Ќесчастный! “ы из этого ничего не знаешь.  амень камнем и будет. ѕродолжай, любезный, подноси на колен€х своЄ стихотворное враньЄ: сын времени погладит теб€ по головке, может статьс€, окутает теб€ в свою ливрею, озолотит теб€ и поставит на зап€тки. Ќо знай! ¬нуки наши обрекут теб€ достойному позору, оплюют твои подлые творени€. —лышишь?.. √ромы надо теперь на палачей, ужасные громы неба, а не чиликанье синиц под ружьЄм охотника, не бле€нье овец под ножом м€сника! » гр€нет этот гром! √оре вам тогда! —лышишь ли?..

√олос вдохновенного старца умолк Ц может статьс€, последн€€ его лебедина€ песнь на земле. ќн исчез.

ƒолго ещЄ плем€нник слушал его, поверженный в ничтожество громовыми истинами старца, как бы приходившего на миг из гроба, чтобы обличить его в раболепстве. ѕодачкин, разинув рот, слушал также, ничего не понима€. Ќалитый стакан сто€л нетронутый.

Ќаконец ¬асилий  ириллович одумалс€, встал, подошЄл на цыпочках к двери и припал к ней ухом: никого! ќтворил еЄ Ц никого! “ут он осмелилс€ произнести:

Ц —умасшедший! Ќакупаетс€ каждодневно на побои: то н€нчитс€ около своего архиере€, дерзнувшего воспротивитьс€ власти его светлости, то шл€етс€ по караульн€м, воздвигает на него ненависть солдат и предсказывает восшествие на престол ≈лисаветы ѕетровны.  ончить ему неблагообразно!

¬асилий  ириллович начал оп€ть читать свой поднос , но чтение было оп€ть прервано. ¬ошЄл в каморку кабинет-секретарь Ёйхлер. ѕодачкин выт€нулс€ во фронт; хоз€ин встал, смутившись, и приветствовал гост€ как мог; но этот, не дав ему расплытьс€ в многоглаголании, отвЄл его в соседнюю, ещЄ меньшую, каморку. «десь шЄпотом объ€вил, что все усили€ произвесть ¬асили€  ирилловича в профессоры элоквенции остались тщетны, потому что фаворит решительно падал и судьба его на волоске. ÷ела€ свита сожалений, вздохов, жалоб на несправедливость людей и переменчивость фортуны следовали за этим объ€снением. —тук-стук, новый гость Ц и кто ж? «уда, которого не видали целые веки. Ќикогда ещЄ каморка “редь€ковского не имела у себ€ столько разнородных посетителей. –азумеетс€, что поклонение пиита обратилось к восход€щему солнцу, и Ёйхлер вынужден удалитьс€.

“ут ¬олынского торжество было объ€влено во всеуслышание, так что и ѕодачкин струсил. Ќе обошлось, однако ж, без новых тайных переговоров в соседней каморке, где ¬асилию  ирилловичу предлагали милости, какие ему самому угодно будет назначить. «аслуги его умели всегда ценить, но случа€ не было к награде; теперь этот случай представилс€, и спешили им воспользоватьс€. ¬замен требовали только: в случае спроса государыни сказать, что он действительно был вчера у ¬олынского и от него пошЄл давать урок кн€жне Ћелемико, у которой оставил свою книгу (а были ли в ней бумаги, ему неизвестно), и потом насчЄт св€зи кабинет-министра свалить всю вину на Ѕирона, который будто бы угрожал ¬асилию  ирилловичу виселицею и плахою, если он не поддержит этой св€зи и не заверит кн€жну, что ¬олынский вдовец. ƒа это безделица!.. ¬асилий  ириллович полезет дл€ его превосходительства, своего благодетел€, покровител€ и мецената, в огонь и в воду. ѕошли уверени€, кл€твы, всепокорнейшие, всенижайшие, вседолжнейшие, так что крошечный «уда едва не задохс€ от них.  ончилось тем, что два серебр€ных рублЄвика после упорной битвы были отн€ты пиитом, сильным, как √еркулес, и возвратились в своЄ прежнее обиталище, и новое его благородие согнато с ѕарнаса в толчки:

 

¬едь ѕарнас гора высока€,

» дорога к ней негладка€.

 

√лава V. —¬јƒ№Ѕј Ў”“ј

√имен на торжественной ехал колеснице,

 упидушки ту везли, прочие шли сице.

“редь€ковский

 

ѕриданого за ней полмиллиона,

¬от выдали ћатрЄну за баронаЕ

» сделалась мо€ ћатрЄна

Ќи пава, ни ворона.

 рылов

 

Ќазначенный праздник не был отменЄн. ѕо особенной прив€занности к кн€жне Ћелемико государын€ хотела им воспользоватьс€, чтобы показатьс€ вместе с нею придворным и тем отразить стрелы клеветы, которые могли на неЄ посыпатьс€. ќна верила любви ћариорицы к ¬олынскому Ц и как не верить? —видетельства были слишком €вны: бедна€ не умела скрывать свои чувства, Ц но в голове јнны »оанновны развилась мысль сделать эту любовь законноюЕ Ќа это довольно было одного еЄ царского слова.

ѕри докладе ¬олынского, что шутовска€ свадьба снар€жена, с ним обошлись необыкновенно милостиво. „то, казалось, вело его к гибели, то послужило к выгодам его.  аких же странностей нет на свете! ѕрошу угадывать, где встать, где упасть. Ќапротив, к изумлению всего двора, Ѕирон был прин€т чрезвычайно холодно. ќн хотел говорить о предмете, лежавшем у него на сердце, и не имел возможности: сначала речь его перебивали, потом решительно объ€вили, чтобы он не смел упоминать о кн€жне. «а то отплатил он при выходе из внутренних комнат, хлопнув сильно дверью.

“игра вводили в клетку, но бо€лись ещЄ запереть еЄ; он знал свою силу и играл железной клеткой, вход€ и выход€ из неЄ. Ќикто не смел говорить об охлаждении к фавориту Ц не верили ни слухам, ни глазам, бо€лись даже верить, чтобы не проговоритьс€; хотели скорей думать, что тигр притвор€етс€ сп€щим.

ѕраздник! Ќародный праздник!  акое магическое слово дл€ толпы! ѕолно, дл€ одной ли толпы? Ёто слово не клич ли к общему веселию? » кто ж не хочет забытьс€ от забот здешней жизни, вкусив хоть несколько капель у фонтана этого весель€, бьющего дл€ всех и про каждого? ћужичок окунает в нЄм свою бороду, так он жаден напитьс€ его до безуми€; мудрец Ц хоть и мудрец, с припевцем из —оломона УвсЄ суета суетФ , осторожно, исподтишка, лезет тоже, за щитом густой бороды черни, испить с отдыхами ковшичек удовольстви€ Ц народного, грубого, как он называет его, но всЄ-таки удовольстви€. Ќакрой же кто его на этом ковшике любимою его сентенциею: УвсЄ суета суетФ , у него тотчас готова оговорка: ведь надобно ж было испытать, какова водица, чтобы описать еЄ свойства! ј всЄ это сведЄм к тому, что все мы не прочь от народных увеселений.

Ќе пользу€сь ћафусаиловой жизнью, мы не могли быть на празднике, который в последний год царствовани€ јнны »оанновны дан был по случаю свадьбы пажа и шута еЄ  ульковского. ѕостараюсь, однако ж, описать праздник, будто сам видел его. ј отчего так хорошо его знаю, то извольте знать, слышал € об нЄм от покойной моей бабушки, котора€ видела его своими глазами и вынесла из него рассказов на целую жизнь, восторгов на целую вечность, если б вечность дана была в удел моей бабушке.

»так, просим ко мне под бочок: смотрите ж, что € буду вам показывать.

¬идите ли? становитс€ на площади между «имним дворцом и лед€ным домом карета золота€, дес€тистекольна€, запр€жЄнна€ восемью неаполитанскими лошадьми. „то за кони! будто писаные! —бру€ пылает на них, страусовые перь€ развеваютс€ на головах; снег куритс€ из-под ног, тонких, как у олен€. ѕиф, паф бичом Ц каково ж рисуютс€! Ѕлагородна€ кровь означилась стру€ми по атласу их шерсти. ƒвенадцать пеших гайдуков идут по бокам цуга, готовые смирить рь€ность коней в случае, если б забыли узду и бич.  учера в треугольных шл€пах с позументами, из-под которых прицеливаетс€ в карету длинна€ коса, в откидных ливрейных шубах, исписанных блест€щими галунами, в башмаках и шЄлковых чулках с огромными пр€жками. ѕажи унизали карету ожерельем, которому служат как бы замком два арапа в золотых шубах и в белых чалмах. ќхран€ют еЄ двенадцать ездовых сержантов верхами в гренадерских с плюмажем шапках. ¬ ней сидит государын€, напротив еЄ кн€жна Ћелемико (кабы знали, что она дочь цыганки!). Ќа лице последней играет уж рум€нец, в глазах искритс€ удовольствие. —коро ж оправилась! ћудрено ли? ќна уверена, что любима. ѕозади этой кареты несколько других с великими кн€жнами и придворными дамами. ¬ одной из них Ц посмотрите Ц насто€ща€ русска€ дева, кровь с молоком, и взгл€д и привет царицы: это дочь ѕетра ¬еликого, ≈лисавета. ќна дарит толпу улыбкой, будто серебр€ным рублЄм.  ажетс€, сердце хочет сказать: У∆еланна€, царствуй над нами!Ф  ак ей легко увлечь эту толпу! Ќевыгодно сравнение с нею дл€ јнны »оанновны, смуглой, р€боватой, с длинным носом, тучной, мрачной. ѕрибавьте к непри€тной наружности потворство ужасному Ѕирону и можете судить, почему еЄ прозвали грозною, когда она в самом деле не была такою. «аметьте и эту молоденькую женщину в придворной карете Ц милое, дутое личико, на котором набросано кое-как простодушие, доброта, ветреность. Ёто јнна Ћеопольдовна, супруга герцога Ѕрауншвейгского.  то бы подумал, что ей предоставлено сменить временщика и править государством?  ому, однако ж, как не голубке, принести ветвь мира человечеству, усталому от казней!   карете нередко подъезжает муж еЄ, незначащее лицо, и статный, красивый Ћинар, этот очаровательЕ Ќо € расскажу вам когда-нибудь в другое врем€ их историю. ¬от и карета герцога курл€ндского, с его гусарами, скороходами, егер€ми и пажами. ќн ослепл€ет великолепием своего экипажа и прислуги и красотою лошадей; он давит толпу своим грозным взором и именем. ∆ена его с ног до головы облита корою алмазною: знатоки цен€т их в два миллиона. ¬от и фельдмаршал ћиних верхом Ц герой, инженер, честолюбец, волокита, люб€щий страстно ветчину с сахаром и женщин, но более всего славу. ѕосмотрите, как он увиваетс€ около кареты —Евой (дочери ¬Ева), первой красавицы при дворе Ц первой, хотел € сказать, после кн€жны Ћелемико. ќна небрежно отвечает ему; отуманенные грустью взоры пронзают толпу всадников и ищут между ними молодого ¬Ева, двоюродного брата еЄ, к которому пылает страстью преступной. «ато муж еЄ у ног прекрасной кн€жны “Еой, венчающей его не одними надеждами. Ќо слышали ли вы про чудную смерть —Евой и про сердце еЄ, выставленное в церкви на золотом блюде, под стекл€нным колпаком, и проч.?..

ќ √осподи! ѕоложи на уста мои хранение.  огда-нибудь, если удастс€, расскажу всЄ, что € про них слышал от дев€ностолетнего старца, которому тайны их жизни были известны, как его собственна€ спальн€. ј теперь станет ли мен€ управитьс€ и с насто€щим рассказом!

 акой щегольской съезд! »грают волны страусовых перьев; переливаетс€ блеск золота в блеск алмазов; бархаты пышут €ркостью своих цветов; чЄрные соболи нежатс€ на женских коленках.  акое отборное собрание женщин!  акие хорошенькие, свежие лица, будто сейчас умылись снегом или с серебра под первый весенний гром! √ор€т опасные взоры их, или проблЄскивает на вас из-под длинных ресниц луч потаЄнный.  окетничают и красавицы лошади. ¬сЄ блестит, всЄ радуетс€ снаружи. «ато какой хлам становитс€ за придворными экипажами. „его тут нет? ¬от кур€тник, из которого выгл€дывает жирна€ наседка с полдюжиной хохлатых птенцов; вот человеческа€ муми€ под белым париком, прилепленна€ к своему седалищу, устроенному в богатом берлине, который везут четыре лошадиные мумии верЄвочными постромками; она боитс€ малейшего толчка, чтобы душа не вылетела из неЄ вон. ƒумаю, что и в соседней карете, со взводом прислуги в нар€дной ливрее на зап€тках, барын€, разр€женна€, как жар-птица, при каждом ухабе дрожит не менее старика, Ц не за душу свою Ц кажетс€, душонки-то и нет у неЄ, а за свои соколиные брови, за жемчуг своих зубов, за розы и перловую белизну лица, вз€тые напрокат. “ут найдЄте в экипажах живые колоды карт, живые корзины с цветами, свежими и поблЄкшими, простыми и расписными, индейских петухов, ветвистых оленей и прочее и прочее, что и ныне можете найти на вс€ком съезде.  ака€ смесь вкуса с безвкусием, блеска с чернотою, великолепи€ с недостатком! Ќасто€ща€ вывеска необразованности тогдашнего времени! “олько два-три экипажа вполне щеголевато снар€жены, и в числе их карета ¬олынского. ¬ ней сидит супруга его, счастлива€, горда€ им, только им и Ц разве плодом любви их, который носит под сердцем.  ака€ мысль блеснула в голове еЄ и ћариорицы; что почувствовали они, когда издали взгл€нули друг на друга в первый раз? ”ж, верно, не Ќаталь€ јндреевна завидовала участи кн€жны, сид€щей с государыней. —ам ¬олынский разъезжает на сан€х, чтобы удобней распор€жать всеми част€ми праздника.

ќднако ж внимание, господа и госпожи! Ќе загл€дывайтесь так на прекрасную, бледную кн€жну Ћелемико и пригожую супругу кабинет-министра. «наю, что обе загл€денье. ќдною, говорите вы, любуетесь, как звездою любви на роскошном ложе неба, как обольстительною девою, котора€ должна украшать рай ћагометов: все помыслы о ней Ц соблазн, грех, бессонница, видени€, бунтующие кровь вашу. ƒругою восторжены вы, как ћурилловым идеалом, на который, кажетс€, боишьс€ гл€деть не душевными очами, которого взгл€д соучасти€ даЄт крыль€, чтобы лететь на небо христианское. «наю, что вы колеблетесь, кому из них отдать золотое €блоко; но теперь не врем€ играть роли ѕариса. »так, прошу внимани€, господа и госпожи!

¬ голове шестви€ Ц рота гвардейцев; треугольные шл€пы солдат украшены еловыми и дубовыми ветв€ми, у офицер лаврами Ц так ходили они, возвратившись из славного турецкого похода. ѕроход€ мимо императрицы, они приветствуют еЄ громким Увиват!Ф .

¬от выступает огромный слон Ц сильное, мудрое животное из числа четвероногих, которое, однако ж, повинуетс€, как вы видите, маленькому двуногому животному, может быть и довольно глупому. Ќо этот простачок получил от одного лукавого выскочки из своего рода талисман Ц молоток, которым он, сид€ на его хребте, долбит силача и мудреца в голову и управл€ет им как хочет. “€жело выступает слон в тЄплых котах. Ќо каких это двух зверьков везут на спине его в огромной железной клетке, утверждЄнной к ней подпругами? Ќарод, несмотр€ на присутствие императрицы, встречает их радостными восклицани€ми, хохочет, плещет руками. ѕоезжай они на слоне и не в клетке, народ не посмел бы сме€тьс€! Ёти зверьки, суд€ по образу их, человеки. ќдин Ц  ульковский, другой Ц супруга его, бывша€ ѕодачкина и барска€ барын€.  лан€йтесь им, господа и госпожи, и поздравл€йте их со вступлением в законное супружество. ќни едут из церкви на свадебный обед, провожаемые многочисленным поездом. Ќапыщенные, как л€гушка, собиравша€с€ в быки, сид€т они друг против друга в богатых креслах. Ўтоф, бархат, золото, вспыхива€ от луча солнечного, сквоз€т через железные пруть€ клетки, муфты придают новобрачным высокую степень кукольного барства. ≈сть чем и похвалитьс€: от Ѕа€зета до них ещЄ никто не езжал в таком чудесном экипаже; а Ѕа€зет, как вы изволите знать, был не мелка€ спица в колеснице мира Ц легко сказать, султан!

Ћюбезна€ старина! «авидна€ старина! ”вы! теперь не повезут человека в железной клетке!..

— какой высоты смотр€т новобрачные на толпу! ¬сЄ мало и низко перед ними. — каким самодовольством озираютс€ они! Ќе дл€ них ли съезд двора, стечение всего ѕетербурга? ƒл€ них собрание всей –оссии Ц все диковинки, нигде ещЄ не виданные! ќсобенно торжественна госпожа  ульковска€: ей пожаловано богатое приданое, хоть бы невесте ћиниха; она уж столбова€ двор€нка, может покупать на своЄ им€ кресть€н и колотить их из своих рук; мечты о столе царском, где с€дет р€дом с женою ¬олынского, бывшею своею барынею, о пирах и более о наказани€х, которые будет рассыпать, кружат ей голову. ќсмельс€ кто из еЄ кресть€н пискнуть перед ней; кликнула Ц заплечный мастер садитс€ на облучок еЄ повозки Ц лет€т, приехали, и по еЄ мановению, без дальнего суда, расправа готова. ¬сЄ дело нескольких целковых и власти бо€рской. „удные времена, славные времена!.. √оспожа ѕодачкина опь€нела от восхищени€, и ей не веритс€, что она на такой высоте почестей и могущества.

√л€дите, гл€дите, что за странный поезд т€нетс€ за экипажем новобрачных! „есть первых за ними принадлежит ост€кам, или, лучше сказать, олен€м, на которых они едут.  расивые животные дрожат и упираютс€; от страху по шерсти их перебегают тени. «а ними новгородцы на паре козлов, малоросси€не на волах, чухонцы на ослах, татарин с своею татаркою на откормленных свинь€х, на которых посадили их, чтобы доказать, как можно преодолеть натуру и обычаи. “ут и рыжеволосые финны на крошечных кон€х, камчадалы на собаках, калмыки на верблюдах, белорусцы под войлоком колтуна, зыр€не, которых честность могла бы поспорить с немецкою, €рославцы, вз€вшие верх на этой человеческой выставке статью, красотою, щЄгольством нар€да, и так далее, все сто п€тьдес€т разноплемЄнных пар, кажда€ в своЄм народном костюме, на отличной паре животных, в различных сан€х и салазках. Ѕле€нье, лай, мычанье, рЄв, ржанье, звон бубенчиков и колокольчиков Ц кака€ чудна€ музыка при этом диковинном поезде! ќп€ть скажу, только в –оссии можно было составить такой богатый этнографический праздник. Ќа одной площадке собрались весь север јзии и почти весь восток ≈вропы: дл€ этого стоило только русской царице махнуть платком из окна своего терема.

ѕо воле государыни, поезд сделал два оборота на Ћуговой линии и т€нетс€ к манежу Ѕирона. “ам приготовлен обед дл€ новобрачных и гостей. —тол накрыт на триста три куверта. ћузыка, составленна€ из труб, гобой и литавр, встречает поезд. —ад€тс€ за стол чинно, парами, в том пор€дке, в каком ехали, Ц разумеетс€, кн€зь и кн€гин€ свадьбы на переднем месте. ѕеред каждою парою поставлено национальное еЄ кушанье.

√осударын€ с своею свитою расположилась на возвышении под балдахином. ќколо неЄ составл€етс€ блест€ща€ гора дам и кавалеров.

«а обедом “редь€ковский громогласно произносит стихи Усобственной работыФ:

 

«дравствуйте женившись, дурак и дура,

≈щЄЕ тота и фигура,

“еперь-то пр€мое врем€ вам повеселитца,

“еперь-то вс€чески поезжаным должно беситца.

Ќу, ћордва, ну, „уваша, ну, —амоеды!

Ќачните веселье, молодые, деды!

Ѕалалайки, гудки, рожки и волынки!

—берите и вы бурлацки рынки.

 

јх, вижу, как вы теперь ради!

√ремите, гудите, бр€нчите, скачите.

Ўалите, кричите, пл€шите!

—вищи, весна, свищи, красна!

 

» так надлежит новобрачных приветствовать ныне.

ƒабы они во своЄ врем€ жили в благостыне;

—палось бы им да вралось, пилось бы да елось.

«дравствуйте ж женившись, дурак и дурка,

≈щЄЕ тота и фигурка!

 

√осударын€ рукоплещет, именует ¬асили€  ирилловича придворным пиитом, и, по приказанию еЄ, всЄ еЄ окружающее осыпает певца рукоплесканием. ќн встаЄт, изнемогший под бременем своего торжества. ƒва пажа берут его под руки и сажают на противный конец стола, где дл€ него поставлен особенный куверт под беседкою из веников. ≈му одному нет пары; он единствен. ¬о врем€ обеда служат ему пажи Ц честь, равн€юща€ его с Ўапеллем, если не с “ассом.

ќбед кончилс€, начинаютс€ пл€ски, кажда€ пара свою национальную. “ам плывЄт лебЄдкою русска€ дева, и около неЄ увиваетс€ соколом еЄ товарищ; за ними ломаютс€, как одержимые духом, в шайтанской пл€ске; далее пристукивают козачка или выкидывают журавл€ . “ут мчатс€ степным вихрем цыгане: УЁй, жги, говори! эвое, эван!Ф Ц и взоры исступлЄнно-красноречивы, и кажда€ косточка говорит, кажда€ жилка бьЄтс€, и грудь душит бурею любви. Ќо что с кн€жною Ћелемико?.. ќна бледнеет. ѕл€шуща€ цыганка не мать еЄ, но еЄ напоминает, и это напоминание леденит всЄ существо ћариорицы. ќна стараетс€ укрепитьс€, ищет взорами ¬олынского, находит и оживает. ћежду тем цыгане пролетели, голос их отдаЄтс€ слабее и слабее, наконец совсем замирает. Ќовые пары, новые пл€ски и голоса! » страх и грусть ћариорицы промчались как мимолЄтные видени€.

¬еликолепный балет! »спытайте задать нам подобный, господа директоры театров!..

ѕир кончен, и новобрачные с своим пЄстрым многочисленным поездом отправились в прежнем пор€дке в лед€ной дом. «десь, при звуке труб, литавр и гобой, под хор козлов, быков, собак и ослов, высадили их из железной клетки и отвели с подобающею честию в спальню, где и заперли. ѕоезд распущен. „асовые приставлены к дому, чтобы влюблЄнна€ чета не могла из него освободитьс€.  аков алтарь √именею?.. Ќа что ни сад€тс€, к чему ни прикасаютс€, всЄ лЄд Ц стены, брачное ложе, утварь, отвсюду пышет на них холод, ближе, теснее, наконец душит, костенит их. Ќесколько минут утешает их огонь в лед€ном камине, на лед€ных свечах; но этот фосфорный огонь не греет Ц вот и он слабее перебегает по лед€ным дровам, цепл€етс€ за них, бьЄтс€, умира€, исчезаетЕ ’олодно, мрачно, как под землЄю! —ердце замерло. —начала молодые сил€тс€ побороть холод; то бегают взад и вперЄд по комнате, пл€шут, кривл€ютс€, то кувыркаютс€, то колот€т друг друга. —мех, да и только!.. Ќет более сил выдерживать. —тучатс€ в дверь, стонут, умол€ют часовых выпустить их, припадают заочно к их ногам, кл€нутс€ по гроб не забыть их благоде€ний, обещаютс€ озолотить их. Ќичто не помогает. ќтча€ние берЄт верх. ќт мольбы переход€т к прокл€ти€м: всЄ проклинают, что только носит им€ человеческое; ломают и уничтожают всЄ, что могут разломать и уничтожить, сил€тс€ разрыть стенуЕ наконец, предавшись отча€нию, сад€тс€ на постельЕ √лаза слипаютс€, дремота одолевает их более и более; смерть уж прот€гивает на них руки, усыпл€ет их, убаюкивает сказками, сладкими видени€ми; ещЄ одна минутаЕ и они заснули бы навеки. Ќо утро отр€сает уже свои белокурые кудри из-за снежного подзора; начинает светатьЕ   новобрачным входит караульный офицер и, найд€ их в предсмертном усыплении, стараетс€ их оживить. »х оттирают снегом и относ€т на квартиру, где помощь лекар€ скоро возвращает им жизнь.

¬ этот день Ѕирон был чрезвычайно скучен, государын€ очень весела, как бы утеша€сь победою над своим любимцем и самой собою. ”низительное внимание герцога простиралось почти на каждого из придворных, кроме отъ€вленных врагов его. ”павший временщик всегда низок.

Ќа следующий день государынею назначено кабинетское совещание по случаю вознаграждени€ пол€ков. “вЄрдость еЄ делала успехи.

 

√лава VI. ќѕјЋј

√розой утомлено,

—пит море Ц тигра сон! не верь ему; оно

ѕред новой бурею так страшно помертвело.

¬. “епл€ков

 

¬ полдень, когда кончились совещани€, Ёйхлер сто€л у дверей государынина кабинета. ѕод мышкою держал он какие-то бумаги. ≈го, плем€нника Ћипмана, его, преданного Ѕирону, осыпанного благоде€ни€ми герцога курл€ндского, избрали дл€ доклада о пол€ках, решЄнного в государственном  абинете. Ћучшего выбора нельз€ было сделать. ѕри этом докладе лукавый ум Ёйхлера докончит то, что начали коварство и сила временщика. “€жка€ забота налегла на чело его: по временам трепет губ и рук обнаруживает в нЄм сильное душевное волнение. “о садитс€ он на стул, разбирает бумаги, углубл€етс€ в чтение их, с негодованием комкает их в руках, оп€ть складывает; то встаЄт, утирает холодный пот с лица, подходит к окну, смотрит на небо, будто с укоризной, то делает разные странные движени€, как бы говор€ с самим собой. Ёто уж не тот двусмысленный, сонный Ёйхлер, которого вы видели с его д€дей в домашней канцел€рии герцога, когда они допрашивали ћариулу; это не тот ротозей, который считал на небе звЄзды, столкнувшись с кабинет-министром на лестнице Ћетнего дворца; не тот умышленный разгильд€й, приходивший благодарить своего патрона за высокие к нему милости; это, правда, Ёйхлер, плем€нник Ћипмана, кабинет-секретарь, но Ёйхлер обновившийс€. Ќаружность его благородна, отчЄтлива; на лице его, во взорах резко написаны намерение, цель, подвиг. ¬ душе его ворочаетс€ какой-то демон; видно, что ему надобно разрешитьс€ от него.

Ц   еЄ величеству! Ц закричал дежурный паж, отвод€ дверь кабинета, и указал туда рукою, дава€ знать, что государын€ уже там.

Ќевольный трепет пробежал по всему составу Ёйхлера; он имел только врем€ подн€ть глаза к небу, как бы умол€€ его о чЄм-то.

ќн в кабинете государыни.

јнна »оанновна сидела за письменным столом; к ногам еЄ, поко€щимс€ на шЄлковой подушке, прислонилась отвратительна€ карлица, котора€ по временам слегка тЄрла их. Ётот уродец слыл глухоюЕ  ивнув приветливо кабинет-секретарю, еЄ величество в знак благоволени€ подала ему свою руку поцеловать.

Ц „то сделано? Ц спросила она потом с живым участием.

Ц Ќесправедливость восторжествовала, государын€! ¬се члены подписали вознаграждение, кроме кабинет-министра ¬олынского. ќн один не изменил ни себе, ни правде: одушевлЄнный любовию к отечеству и преданностью к вашему величеству, он один защищал еЄ гор€чо, благородно, как истинному вельможе следует.  аждое слово его, подобно огненному мечу ангела, карател€ зла, падало на сердца его противников; сильные доводы его заставили их умолкнуть. Ќо герцог уже наперЄд подписал своЄ мнение, и все молча, страшась ужасных гонений, подписали за ним свой стыд и унижение –оссии. ѕростите мне, ваше величество, если €, увлечЄнный любовью к правде, к пользам вашим и –оссии, слишком смело изъ€снилс€.

Ёйхлер говорил с гор€чим чувством; слова его излетали, как молнии; когда он кончил, по его лицу катились слЄзы.

 то бы мог подумать! Ёйхлер? ѕлем€нник Ћипмана, его сотрудник, клеврет и наследник, пестун злодейских замыслов Ѕирона?..

Ц “ы?.. ѕлачешь? Ц сказала изумлЄнна€ государын€. Ц “ы, любимец герцога?

Ц јх! ¬аше величество, если бы вы знали, чего стоила мне эта любовь!.. “еперь, когда она не нужна мне более, в эту решительную минуту, когда € могу всЄ потер€ть от вашего гнева и всЄ приобресть от ваших милостей, € признаюсь, что мо€ преданность к герцогу была только личина. —кидаю эту личину, достигнув своей цели: открыть вашему величеству всю истину. Ќенавижу Ѕирона, который угнетает моЄ второе отечество, покрыл кровавым струпом народ русский и бесславит ваше царствование; ненавижу его милости, презираю их. — тех пор как € узнал всЄ благородство души ¬олынского, € предалс€ ему безгранично, как друг, как сын его. ≈му это неизвестно; он даже считает мен€ в числе своих врагов. ¬от мо€ исповедь, государын€! ѕредаю вам всего себ€.

Ц „удные вещи слышу €!.. „ему и кому верить?.. Ц произнесла јнна »оанновна, кача€ головой; потом вз€ла бумаги из рук Ёйхлера, читала их про себ€, перечитывала и долее всего останавливалась на мнении ¬олынского, которое состо€ло в следующих выражени€х: Уќдин вассал ѕольши может изъ€вить своЄ согласие на вознаграждение, но русский, хран€ пользы и честь своего отечества, как долг велит истинному сыну его, не даст на сие своего голосаФ .

ѕока государын€ читала бумагу и озабоченный Ёйхлер следил еЄ взоры, карлица ускользнула из-под стола и скрылась.

Ц ¬ассал? Ёто, однако ж, грубо!.. Ц сказала государын€. Ц –азве он не мог употребить других выражений?..

Ц Ќе вините его, ваше величество, за то, что он дл€ пользы –оссии и чести вашей увлЄкс€ благородною пылкостью своего характера и не взвесил как должно слов своих. Ёти же слова произнЄс он некогда самому герцогу и ныне хотел быть верен себе и на бумаге, котора€ пойдЄт к потомству. √ерцог тогда же сильно чувствовал своЄ оскорбление: зачем же не жаловалс€ вашему величеству? ќттого, что сам св€зан был по рукам и ногам ужасною смертью √ордЕ

јнна »оанновна замахала рукой.

Ц Ќе говори мне про этоЕ ћне всегда дурно делаетс€, лишь только € об этом вспомню.

Ц «апутанный, он искал средств погубить кабинет-министра в глазах вашего величества. —лучай скоро представилс€ Ц любовь к кн€жне Ћелемико. У√осударын€ не надышитна неЄ Ц вот точные слова герцога моему д€де, Ц государын€ лелеет еЄ, как своЄ дит€, своЄ утешение, свою любимую игрушку. Ќадо воспользоватьс€ этою страстью, помогать ей, скрыть от кн€жны, что ¬олынский женат, облегчить им переписку, а там, когда он погубит еЄ и будет пойман, довесть всЄ до сведени€ государыни. ќна разгневаетс€Е и тогда голова его в наших рукахФ. “ак и делал герцог, верный своему плану. Ќе он ли перехватывал письма к ¬олынскому жены его и письма любовников? ѕервые сжигал, другие доставл€л по принадлежности. Ќе он ли ввЄл цыганку во дворец и к вашему величеству, как знаменитую гадальщицу, чтобы она могла удобнее передавать тайные послани€? » если любовь кн€жны и кабинет-министра привела их на край пропасти, виноват один герцог.

— живым участием слушала государын€ всЄ, что говорил Ёйхлер; она была тронута его убеждени€ми, но спросила, готов ли он подтвердить это именем Ѕога.

Ц ƒа поразит мен€ всемогущий Ѕог, если хоть одно слово неправды донЄс € вашему величеству!

√осударын€ погрузилась в глубокие размышлени€; потом, прервав их, сказала, будто говор€ сама с собою, однако ж вслух:

Ц я все эти планы расстрою!.. я женю его на кн€жнеЕ ѕочему ж не так?.. ќн жены не любит, кажетс€, и она за ним не погонитс€Е детей нетЕ греха не будет!..

¬ыговорив это, она оп€ть задумалась; то судорожно брала перо в руки, то бросала его. ¬идно было, что в душе еЄ происходила сильна€ борьба и она не смела решитьс€ на подвиг, дл€ неЄ небывалый.

Ц „то ж могу € сделать, Ц присовокупила она наконец, Ц когда все члены  абинета подписали?

Ц —огласитьс€ с мнением кабинет-министра, Ц отвечал с твЄрдостью Ёйхлер, Ц и тем самым восстановить униженную истину. ќдно самодержавное слово ваше, только одно слово, подпись вашей руки Ц и потомство прибавит золотую страницу в истории вашей.  ак слава легка дл€ царей!

Ѕыла решительна€ минута.

 расноречие сердца превозмогло. ƒрожащею рукой вз€ла јнна »оанновна перо и написала на кабинетной бумаге: УЅыть по мнению кабинет-министра ¬олынскогоФ .

Ёта подпись скрепила победу ¬олынского и опалу герцога.

Ёйхлер бросилс€ к ногам государыни и с восторгом поцеловал руку, ему прот€нутую. Ќо лишь только собралс€ он выйти из кабинета, обременЄнный своими трофе€ми, как вошЄл Ѕирон, по обыкновению без доклада. ќн будто с неба упал. √убы его помертвели; голова, руки, колена дрожали.  аково ж, он всЄ слышал!.. ѕоражЄнные его внезапным €влением, государын€ и кабинет-секретарь, казалось, окаменели, так было ещЄ ужасно это лицо! Ќикогда и сам Ѕирон не бывал в таком страшном положении; он хотел говорить, и €зык его не двигалс€. Ќаконец јнна »оанновна сказала дрожащим голосом:

Ц „то вам угодно?.. я вас не звалаЕ „тоб ваша ногаЕ не была у мен€!.. Ц и, не дожида€сь ответа, вышла.

Ѕирон всЄ ещЄ сто€л на одном месте. ќпомнившись, Ёйхлер схватил кабинетскую бумагу за подписью государыни и собиралс€ идти, но был остановленЕ

ќн чувствовал, что по нЄм неверно шарила лед€на€ рука, что по всему его существу блуждали глаза демона, как будто допытывали, он ли это, Ёйхлер, плем€нник Ћипмана! » ни слова Ц €зык не говорил. ѕрезрительно посмотрел на Ѕирона кабинет-секретарь и оставил его.

¬скоре потребовали ¬олынского во дворец. “ут имел он уж случай развернуть пред государыней со всем усердием верноподданного и гор€чностью истинного патриота картину ужасных зол, которыми Ѕирон от€гчил –оссию.

  вечеру весь город узнал об опале фаворита. —отни экипажей разного калибра осадили подъезд к дому ¬олынского: никто, кроме его друзей, не был прин€т.

 

√лава VII. „®–Ќјя  ќЎ ј

ƒуша тво€ чиста, унынье чуждо ей;

—ветла, как €сный день, младенческа€ совесть:

  чему тебе внимать безумства и страстей

Ќезанимательную повесть?

ѕушкин

 

ћедленно, заботливо сходила госпожа ¬олынска€ с дворцовой лестницы. —тупени двоились у ней в глазах, и она с усилием старалась поймать их своею ногою. ƒосада, сильнее ƒекартовых вихрей, кружила ей голову, разрывала сердце, наводила оттенки злости на это лицо, прежде столь добродушное и при€тное. » как не досадовать, как не беситьс€ ей! ќна во второй раз приезжает во дворец, во второй раз ей отказывают.  ака€ причина такой неблагосклонности государыни?.. » тогда, когда мужу еЄ изъ€вл€ют особенные милости, когда он вз€л верх даже над фаворитом? “ыс€чи предположений, и между ними одно, тЄмное, но самое верное, то, что на унижении еЄ стро€т торжество еЄ соперницы. Ѕоже!  акое оскорбление!.. „ем она заслужила его? Ћюбовью к мужу, исполнением своих об€занностей! ќпутанна€ этими думами, она несколько раз оступалась: дворцова€ лестница казалась ей мрачным, перегнившим сходом в могилу. √ады ползут, шип€т, обступают еЄ, обвивают своими холодными кольцами, готовы еЄ задушить. Ќо одно воззвание к Ѕогу Ц и нечистое сонмище исчезает.

¬низу лестницы кто-то назвал еЄ по имени. ≈два не вскрикнула она от испуга, увидав пред собою длинный-предлинный и неподвижный стан, как будто проглотивший аршин, на огромных фижмах, при собольей муфте, сборище рум€н, белил, морщин, мушек и цветов, под высокостепенной, напудренной причЄской, всЄ это на высоких, красных каблуках.

Ц ¬ы не узнаЄте мен€, матушка, Ќаталь€ јндреевна? Ц сказала эта размалЄванна€ вывеска придворной дамы, важно приседа€.

¬гл€делась пристально госпожа ¬олынска€: а! это бывша€ еЄ барска€ барын€ Ц чЄрна€ кошка, котора€ должна была пробежать ей чрез дорогу.

Ц Ќе узнала-таки, не узнала, јкулина —аввишна!  ак можешь? Ц спросила ¬олынска€, обн€в еЄ от доброты души, ей свойственной.

» госпожа  ульковска€, супруга столбового двор€нина, старшего пажа и старшего придворного шута, щепетильно дозволила себ€ поцеловать в щЄку, охран€€ сколько можно девственность своих рум€н, мушек и фижм.

Ц ѕравду сказать, матушка, немного похворала после свадьбыЕ спазмы, удушьеЕ не мудрено! хлопоты во дворцеЕ около сучки еЄ величестваЕ да господин  арл  арлович, дай Ѕог ему здоровь€, помог. ¬едь вы знаете  арла  арловича, придворного дохтура?

ѕроизнос€ это,  ульковска€ нат€гивала изо всей мочи на тон знатной барыни.

Ц  ак же, знаю! Ќе задерживаю ли € теб€?

Ц ѕомилуйте, Ќаталь€ јндреевна, € помню вашу отеческую (она хотела сказать аттенцию) ко мне и готова дл€ вас и сучку царскую оставить. ѕризнатьс€ вам со всею открытостью моей души, € поджидала вас таки нарочно. Ц “ут она вздохнула. Ц ћного, очень много было бы мне вам в потаЄнность шепнутьЕ не дл€ прочего иного, как дл€ пожелани€ вам добраЕ ѕримером будучи сказать, может статьс€, вы и огорчаетесь, что вас јнна »вановна не прин€лаЕ √осподи Ѕоже мой! ƒа этакой кровной обиды не снести бы и мнеЕ слечь бы таки, слечь в постелюЕ ј всЄ это, матушка, не взыщите, ваш дражайший супруг напроказилЕ ” нас во дворце чудеса про него рассказывают, слушать, так ушки в€нутЕ и будто он разводитс€ с вамиЕ и будтоЕ ƒа на сЄм месте нас могут подслушать; а коли угодно было бы вам, сударын€, по старой пам€ти удостоить мен€ своим посещением, так € порассказала бы вам всЄЕ ћилости просим! я живу недалечко, здесь во дворце, рукой подать.

„Єрна€ кошка не только что пробежала через дорогу ¬олынской, она вцепилась в грудь еЄ, скребЄт ей сердце, душит еЄ.  ак не идти ей за демоном-искусителем? ќн манит еЄ плодом, который дороже дл€ неЄ, чем первой женщине плод познани€ добра и зла: в нЄм заключаетс€ познание сердца еЄ мужа. » когда она вкусит от него, еЄ рай, так же как рай ≈вин, должен исчезнуть.

ќна идЄт Ц следы еЄ гор€т. —луге при ней велено дожидатьс€ в сан€х.

„рез лабиринт коридоров вошли они в чистую комнату со сводами. ѕостель, напышенна€ и вздута€, как толста€ купчиха, с двум€ пирамидами подушек, китайский фарфор в шкапе за стеклом, картины великого мастера в золотой раме, украденные из дворца, и р€дом с нею лубочные эстампы с изображением, как мыши кота погребают, и русского ада, в котором жар€т, пекут, вешают за €зык, за ребро, за ногу, во всех возможных положени€х, Ц вот что составл€ло главное украшение знаменитого жилища господ  ульковских. Ќа лежанке дремал еЄ сынок. ћать разбудила его и, когда он совершил три ужасных зевоты, которыми, казалось, хотел проглотить пришедших, сказала ему с нежностью:

Ц ƒушенька, выдь куда-нибудь прогул€тьс€ или развеселитьс€; да не забудь своей официиЕ

Ц Ќа веселье нужны деньги, Ц отвечал он сурово, Ц дай целковенький прогул€тьс€, так пойду, а не то, хоть тресни, не выйду.

Ќежного сынка удовлетворили, и он, опо€савшись мечом-кладенцом, приветствовал его глупо-умильной усмешкой.

Ц “акой ветреник, всЄ шпагу забывает!.. ƒа скажи в австерии, чтобы не слишком шумели, а то как раз пришлю ун€ть. ¬от, матушка Ќаталь€ јндреевна, Ц продолжала  ульковска€, когда наследничек еЄ высоких душевных достоинств вышел, не поклон€сь, Ц нажила себе забот. ƒа здесь не покойнее ли вам будет? ј то против двериЕ

Ц ’орошо, хорошо, Ц повтор€ла ¬олынска€, истерзанна€ душевными муками.

≈сли б посадили еЄ в это врем€ на уголь€, на лЄд, если бы земл€ колебалась под нею и громы над ней гремели, она ничего б не слыхала, ничего не видала.

Ц ¬ол€ ваша, матушка, неловкоЕ перес€дьте сюдаЕ

”жасна€ женщина!..  аковы послуги перед тем, как собиралась убить? “ак палач, готов€сь сн€ть голову с своей жертвы, заботилс€ бы на эшафоте о том, чтоб оградить еЄ от луча солнечного или сквозного ветра.

Ц јхти, бедна€ головушка, Ц сказала наконец  ульковска€, привед€ в движение топор своего €зыка, Ц до какого позору дожила ты!.. Ќа гибель свою прокатилась в ћоскву. —ам лукавый шепнул тебе ехать в этот путь-дорожку.  абы тебе, сиза€ голубушка, половину рассказать, что было здесь без теб€, так сердце бы замерло, ох, ох!.. Ц »  ульковска€ заплакала; потом, осушив свои слЄзы, продолжала. Ц ƒобро б волокитство на речах, а то пошли записочки Ц пресылались сначала через школьника “редь€ковского, потом носил их бездельник Ќиколка, черномазый дь€вол; напоследокЕ €зык не двигаетс€Е застали вашего благоверного супруга в спальне молдаванкиЕ

Ц Ќеправда, —аввишна, неправда! Ц сказала полумЄртва€ ¬олынска€, Ц видно, зло берЄт иных на јртеми€ ѕетровича, что выдумали такие сказки!..

Ц —казки?.. ’ороши сказочки, только не на сон гр€дущий, а на упокой души!.. Ќе верите мне, матушка? “ак, пожалуй, выставлю свидетелей: старика Ћипмана, самого герцога, человек дес€ток пажей, дворцовых лакеев, горничную девкуЕ ƒа коли распо€сыватьс€, €зык и душка устанут. ¬идно, приходит конец мира! √осподи, надолго ли станет твоего долготерпени€?.. Ќеправда? ј почто ж вас государын€ јнна »вановна не принимает? —просили б давно нас, дворцовых!.. ѕотому что ваш дражайший бросилс€ вчера ей в ноги, плакал, бил себ€ в грудь и упросил еЄ величество дозволить ему развестись с вами и женитьс€ на своей молдаванкеЕ „то, матушка, вы не верите? “ак вот поверьте этому свидетелю, поверьте своим оченькамЕ Ц ќна отошла к лежанке и из шкатулки, на ней сто€вшей, вынула сложенную бумажку. Ц „ай, вы рукописание своего муженька знаете?.. ѕрочтите, полюбуйтесь, а после скажите, наврала ли € вам, глупа€ баба, нанесла ли на св€того человека околесицуЕ ƒа этих записочек ходит довольно по всему дворцуЕ  оли охоты станет читать, наберу их вам дес€тка два, хоть в книжечку извольте переплестьЕ

Ќе дождалась ¬олынска€, чтобы подали ей записку, Ц сама вырвала из рук.

Ёто послание было одно из тех, от которых неопытную девушку бросает в одно врем€ и в плам€ и в дрожь, от земли на небо, в атмосферу, напитанную амброю, розой и €дом, где сладко, будто под крылом ангела, и душно, как в объ€ти€х демона, где пульс бьЄтс€ удвоенною жизнью и сердце замирает восторгами, дл€ которых нет €зыка.

Ќадо было видеть, что делалось с несчастною ¬олынскою. ƒавно ли он был так нежен, так страстен? ƒавно ли призывал Ѕога в свидетели его любви?  ак она была счастлива!.. » что ж? ¬ один миг исчезло очарование этого счасти€: знойное дыхание сатаны испепелило все еЄ надежды, все радости в мире! √лаза еЄ помутились, будто у безумной, запЄкшиес€ губы дрожали, из полурастворЄнного рта, казалось, готов был вылететь крик смерти. ¬идно было, как младенец еЄ трепеталЕ „то ей до младенца?.. Ѕыл один Ц по нЄм и другого дорого ценила; нет того Ц и ей нипочЄм дит€ еЄ.

—ама  ульковска€ испугалась ужасного состо€ни€, в которое еЄ повергла. «на€ силу еЄ веры, напомнила ей о Ѕоге, о страдани€х »исуса ’риста, оставившего нам собою образец терпени€, показала ей на икону скорб€щей Ѕожьей ћатериЕ » Ќаталь€ јндреевна, прид€ в себ€, судорожно зарыдала и распростЄрлась пред ликом Ќебесной ”тешительницы. ƒолго лежала она на полу, мол€сь и прерыва€ свои молитвы рыдани€ми; наконец встала, с гор€чею верою приложилась к образуЕ Ѕожь€ ћать с такою небесною улыбкою то смотрела на своего младенца, то, казалось ей, на неЄ, как бы показыва€, что она должна жить дл€ того, кто у ней лежит под сердцем, Ц этого существа, невинного в преступлени€х отцаЕ ќна не всего лишилась: с нею еЄ Ѕог и √осподь; еЄ не покидает и ћатерь Ѕожи€; она сама мать. ƒл€ младенца своего останетс€ она жить, кл€нЄтс€ жить Ц ни одной кл€твы ещЄ в жизнь свою не нарушала, Ц и неземное утешение прокралось невидимым лучом в еЄ душу.

Ќо с какими глазами встретит она јртеми€ ѕетровича? „то будет она в доме, откуда еЄ скоро изгон€т холодность мужа и вол€ государыни?  ак станет она смотреть на осквернЄнное ложе, где заменит еЄ счастлива€ соперница? Ќеужели дождЄтс€, чтоб еЄ выгнали?.. Ќет, она не дойдЄт до такого унижени€; она предупредит его. Ќога еЄ не будет уж на пороге мужнина дома. ” неЄ есть брат Ц тот примет еЄ к себе. ѕускай придут там оспаривать еЄ законные права! —ам Ѕог сказал, что когда он сочетает, человек не разлучит, Ц пускай придут поспорить с Ѕогом!..

Ќаписано письмо к јртемию ѕетровичу: в нЄм объ€сн€ли, что, обманута€, осме€нна€, не может она уж €витьс€ к нему в дом. ќтказ от дворца, верные слухи, что государын€ желает их развода дл€ того, чтобы женить его на своей любимице, собственное письмо его к кн€жне Ц чего более? каких ещЄ свидетельств?

ѕисьмо отослано тот же час.

¬ доме брата своего ѕерокина просила она убежища и защиты. Ќи убеждени€ разного рода, ни обещани€ помирить их с мужем не имели никакого действи€: несчастна€ осталась непреклонною.

 

√лава VIII. ѕ–≈ƒЋќ∆≈Ќ»≈

“ебе сказать не должен боле:

—удьба твоих гр€дущих дней,

ћой сын, в твоей отныне воде.

ѕушкин

 

√нев Ћипмана дошЄл до бешенства, когда он узнал об измене своего плем€нника. ќн проклинал неблагодарного, рвал на себе волосы, терзал себе грудь ногт€ми, изрыгал богохулени€; но Ц прошЄл пароксизм бешенства, и он оп€ть мудрец на злое. —деланы новые, хитрые расчЄты. ¬олынский не примет его под крыло своЄ; он пропал, если пропадЄт Ѕирон: следственно, надобно остатьс€ верным герцогу не дл€ него, а дл€ себ€; надобно спасти герцога, чтоб спасти себ€. Ёту верность запечатлел он кл€твою выпутать его из худых обсто€тельств. √нев государыни не был твЄрд, одна ћариорица могла помешать примирению и доставить новую пищу к немилост€мЕ на этой оси вертелось колесо фортуны обоих соперников. „то ж? —окрушить еЄ!.. “акие ли помехи уничтожают злодеи? ћежду тем и герцог должен был действовать посредством ќстермана и людей, преданных ему из собственных своих видов.

— другой стороны, јртемий ѕетрович принимал поздравлени€ неохотно. ќн доволен был, что сделал своЄ дело, но отчаивалс€ распутать домашние обсто€тельства. ѕоставленный между любовью ћариорицы и любовью жены, он должен был погубить одну из них. „то ещЄ скажет он, когда узнает решение последней?

¬ глубоких раздумь€х застал «уда того, кого весь город почитал первым счастливцем и будущим виновником счасти€ народного. «уда вошЄл не один. Ћицо, бывшее с ним, поразило кабинет-министра своим по€влением. Ќе видение ли?.. Ёйхлер?.. ћожет ли статьс€!

Ц „то вам нужно у мен€? Ц спросил его ¬олынский сурово.

Ц »меть честь вам рекомендовать себ€, Ц отвечал, улыба€сь, Ёйхлер.

Ц Ќапрасный труд!.. я вас давно очень хорошо знаюЕ

Ц “еперь только, Ц подхватил «уда, Ц извольте узнать его, как вашего тайного друга, как того человека, который был вам столько полезен своими безым€нными послани€ми, под маскою астролога, под личиною нищего, через конюхов; доставил вам подлинный донос √орденки, вползал невидимкою в карету герцогскую, добралс€ до кабинета государыни, заставл€л говорить камни: одним словом, это самый тот, которому об€заны вы победой над герцогом и насто€щим своим счастливым положением, если ещЄ можно назвать его счастливым.

Ќесколько мгновений сто€л ¬олынский как бы обезумленный; наконец бросилс€ обнимать Ёйхлера.

Ц  ак это сделалось, Ѕоже мой! Ц говорил он. Ц ћог ли € подумать?.. ƒруг мой, благороднейший друг! «ачем вы ранее не открылись мне? «ачем вы так долго играли роль моего врага, и € не мог вас достойно оценить? —колько унижений разного рода, сколько оскорблений от мен€ претерпели!

Ц ѕростите мне, если скажу, что характер ваш, возвышенный, но слишком пылкий, слишком безрасчЄтный, налагал на мен€ эту скрытность. я бо€лс€, чтобы вы, узнав своего тайного корреспондента и помощника, не изменили себе при случае и не потер€ли во мне того, чем € хотел быть дл€ вас до конца своего назначени€. ћогу теперь открыть, что «уда, с которым € св€зан был узами дружбы ещЄ на школьной скамье, в одном из немецких университетов, был со мною в заговоре.

Ц  аков? јй да при€тель!.. ƒай же, лицемер, и теб€ прижать к моему сердцу. Ц ¬олынский крепко обн€л и маленького секретар€. —лЄзы были у всех на глазах. Ц ѕодвиг ваш, друзь€ мои, могу чувствовать; но оценить его должна –осси€. ƒа, народ русский будет вам некогда признателен. —тыжусь, € должен сказать, € недостоин таких товарищей, таких бескорыстных поборников правды и любви к отечеству. „ем заплатил € вам?.. ¬место того чтобы нести мои жертвы хоть р€дом с вами, если € не мог вас обогнать, € сбивал вас с пути, € делал ваши жертвы бесполезными, сквернил их моею глупою страстью!.. √осподи! ≈сли проступки мои, моЄ безумие должны получить из рук твоих достойное возмездие на этой земле, то да идЄт чаша зол, по крайней мере, мимо этих двух прекраснейших твоих созданий!

Ц ≈сли и нам суждено погибнуть, Ц сказал Ёйхлер, Ц утешимс€, что пали за дело человечества. ”мира€, ничем упрекнуть себ€ не можем; мы действовали не как возмутители народного спокойстви€, не из корыстных видов, но как верные сыны отечества, преданные государыне и долгу нашему. Ќе нарушали мы закона, но шли против беззакони€ в лице временщика; все наши действи€ вели к престолу и несли ему в дань. ≈го дело прин€ть еЄ или отвергнуть. „ист наш подвиг, и стыд будет тому, кто исказит его!.. Ќе унижа€сь перед счастливым злоде€нием, жили; не унижа€сь Ц умрЄм.

Ц ƒа, скажут наши правнуки, им было больно угнетение –оссии, и они решались выкупить еЄ и честь государыни ценою своей крови и жизни! ѕускай тот, кто не желает счасти€ своему отечеству, выйдет из р€дов потомства, чтобы объ€вить нам приговор. Ќет, нет, этого не будет! — Ѕироном кончитс€ пора скоморохов, шутов и подлых угодников, кончитс€ унижение –оссии, и благородный потомок наш, кто бы он ни был, придЄт некогда сказать своЄ спасибо на могиле нашей. ѕом€нув честно борцов и мучеников временщика, он сам возвыситс€ духом.

“ак в день своей победы и торжества говорили кабинет-министр и его советники, будто готовились на казньЕ «аметно было, что Ёйхлер имел нечто т€жЄлое передать ¬олынскому и что ¬олынский, по какому-то предчувствию, постигал его тайну. “ак в знойный день, хот€ ещЄ нет ни одного облачка на небе, уже душно перед бурею. ƒолго собиралс€ кабинет-секретарь открытьс€, наконец сказал:

Ц √орестно мне присовокупить теперь, что подвиг наш ещЄ не кончен, что над головою вашей собираетс€ грозна€ туча. Ќасто€щее посещение моЄ, кроме желани€ скинуть пред вами гнусную личину и открыть себ€, каков € есть, имеет ещЄ целию исполнение трудной миссииЕ ќ, чего б не дал €, чтобы жребий этого поручени€ пал не на мен€! ќно выше сил моих.

Ц √оворите, Ц отвечал с твЄрдостью ¬олынский, Ц по словам моим вы видите, что € ко всему приготовилс€.

Ц я несу вам предложение от самой государыни. ƒолжен предупредить, что ваше согласие утвердит вас в милост€х еЄ величества и послужит ещЄ более к уничтожению вашего врага и, следственно, к благополучию –оссии. Ќе могу также скрыть, что отказ наш поведЄт вас к непри€тным следстви€м и что вы можете через него потер€ть едва ли не все свои приобретени€. »так, счастие ваше и благоденствие –оссии в ваших руках.

Ц ќ! по этому вступлению вижу, что не могу исполнить желание государыни. Ќо € не боюсь его услышать и сделать отказ: душа мо€ испытана; т€жкий молот судьбы бил еЄ со всех сторонЕ не виню никого в своих несчасти€х, кроме себ€ самогоЕ ќдин лишний, решительный удар не много сделает над этой душой. ∆ду вашего объ€снени€.

Ц Ќе знаю, откуда ветер подул, но дело государственное вз€ло курс семейный, домашний. ≈Є величеству угодно было, совсем дл€ мен€ неожиданно, позвать мен€ сейчас к себе. ¬ол€ еЄ передать вам, что она, жела€ согласить честь своей любимицы, кн€жны Ћелемико, с еЄ благополучием и зна€, что выЕ »звинитеЕ враги вас оклеветалиЕ свидетельства слишком €вныеЕ

Ц √оворите, говорите пр€мей! Ѕоюсь вашего суда, а не осуждени€ злодеев и низких людей.

Ц »так, государын€, зна€, что вы будто вовлекли кн€жну в порочную св€зь, что вы любите еЄ неограниченно (доказывают это письма ваши в руках у государыни); получив также верные свидетельства, что вы не любите супруги вашей, от которой не имеете и детей, и что вы хлопотали уже о разводе, предлагает вам своЄ покровительство в этом деле. ѕреступна€ любовь ваша и любовь сироты, столь драгоценной сердцу еЄ величества, должна осв€титьс€ у алтар€.

¬стал дыбом волос на голове јртеми€ ѕетровича; он весь дрожал.

Ц ј жену мою?.. Ц спросил он задыхающимс€ голосом.

Ц ”бед€т идти в монастырь.

Ц ¬ монастырь?.. ¬олынскую?.. ∆ену мою с моим ребЄнком!.. Ќет, этому не бывать!

¬не себ€ ¬олынский ходил скорыми шагами по комнате, как безумный удар€л себ€ в лоб, ужасно вскрикивал по временам.

Ц ¬от до чего довЄл € их и себ€!.. ћне это смели предложить?.. » €?..

 рик этот сопровождалс€ судорожным хохотом, судорожным плачем, наконец подошЄл он к «уде и спросил его:

Ц “ы что сделал бы на моЄм месте?

Ц ¬спомните, что говорил € вам, когда вы только затевали борьбу с герцогом, Ц отвечал хладнокровно «уда. Ц Ќадо было остановитьс€ вначалеЕ но теперь, зашедши так далекоЕ чем нельз€ пожертвовать дл€ блага отечества! я согласилс€ бы на предложение еЄ величества.

Ц ќ! зачем было добиватьс€ чувства у этого сердца, иссохшего на ћахиавеле!.. ќн тогда не человек, когда дело идЄт о цели политической; у него нет сердца Ц у него только ум. Ќо вы, господин Ёйхлер? Ц », как будто испугавшись, что Ёйхлер скажет одно с «удою, продолжал, не дав ему отвечать: Ц Ќет, нет, прежде чем вы дадите ответ, € расскажу вам, в каком состо€нии теперь нахожусь, в каких отношени€х € к двум особам, которых судьбу св€зал неразрывно с своею. Ётот железный человек знает всЄ (он указал на «уду)Е видно, ему нужно растравить мои раныЕ Ќо вам должен € открыть эти отношени€. ¬идите, сударь, жена мо€ беременна; она любит мен€ гор€чо, выше всего в мире, кроме своего Ѕога, и счастлива уверенностию, что € еЄ также люблю. ≈сли б € оставил еЄ, недолго бы пережила она мой гнусный поступок. ”бийца жены, убийца своего младенца, какую жизнь влачил бы €, двоежЄнец, на этой бедной земле?.. «а что погубил бы € это создание, чистое, как ангелы?.. Ѕезумие страсти уж исчезло вместе с очарованием еЄЕ ѕоложим, что Ќаталь€ јндреевна перенесла бы своЄ несчастие и осталась жить: чувствуете ли позор, который падал бы на мен€?.. ∆ена ¬олынского, монахин€, родила бы в келье!.. „то за адска€ смесь! ј потом? √де б ни по€вилась она, везде указывали бы на неЄ пальцами; каждый прохожий, лохмотник, враги мои смели бы говорить: вот бывша€ жена кабинет-министра ¬олынского! ќн в чести, в холе у государыни, а она, гл€дитеЕ в каком чЄрном теле!.. ј этот мальчик или девочка, это дит€, которое за нею таскаетс€, это его отродье: ему нет имени!..  аждый нищий счастливее его: он может указать на своего отца, а этот не смеет назвать своего Ц всЄ равно что сын греха, сын блуда! ¬олынский продал жену свою, своЄ дит€, счастие и свободу их, закон, совесть, продал здешнюю и будущую жизнь Ц за что ж? «а место любимца!.. —воекорыстным видам!..  то скажет Ц благу отечества!.. Ќет, нет, этого не будет! ѕускай отдам Ѕогу ответ на —трашном суде за любовь мою к ћариорице Ц назовите еЄ слабостью, заблуждением, безрассудством, безумием, чем хотите, Ц пусть за неЄ карает мен€ правосудна€ десница √оспода! Ќо когда умолкнула страсть и говорит рассудок, когда дело идЄт о расчЄтах личных Ц каким бы покровом вы их ни одевали, выгодами ли общими, пользою отечества, Ц никогда не пос€гну на это св€тотатство. я до того ещЄ не унизилс€. «наю, что отказом моим оскорбл€ю государыню, уверенную в успехе своего предложени€; знаю, что лишаю себ€, друзей и дело правое необходимой его опоры, что по-прежнему ввожу Ѕирона в милости еЄ величества и должен ожидать ужасной грозы; ноЕ так низко и ни за что не продам души своей! –ешение моЄ неизменно Ц донесите это государыне.

Ц ≈сли б вы дали другой ответ, Ц сказал Ёйхлер с восторгом, Ц € ка€лс€ бы, что служил вам. Ѕлагодарю Ѕога, что в вас не ошибс€.

Ц ¬иноват, Ц подхватил «уда, несколько смущЄнный, Ц может быть, € так созданЕ переменить себ€ не могуЕ но скажу оп€ть, что не понимаю, к чему всЄ это ведЄт.  огда вы готовились на подвиг освобождени€ отечества, не решались ли пожертвовать собою исполнению этого подвига? ј теперьЕ

Ц —обою одним, да! ј теперь, по-твоему, € спасал бы себ€ и жертвовал бы другими.

Ц –азве отказом государыне, как вы сами говорите, не вовлекаете в собственную гибель и ваших друзей, и вашей супруги?

Ц ’от€ бы и так, не сделаю подлого дела! » кто и чем поручитс€ мне, что €, обрадовавшись без души предложению государыни и согласившись на него, не получу скоро достойной награды за своекорыстное угождение?  то поручитс€, что Ѕирон через мес€ц, через несколько дней не овладеет снова милост€ми государыни и не насмеЄтс€ достойным образом над подлым двоеженцем? ћудрено ль? (¬идишь, какой оборот вз€ло дело: € нужен не дл€ государства, а к случаю!..) „то скажешь тогда?  акими глазами прикажешь мне смотреть на людей, на Ѕожий свет?  ак умирать мне будет?.. “еперь, по крайней мере, буду и тем доволен, что поколебал силу временщика и облегчил другим средства совсем его свергнуть. ќтечество и за то останетс€ мне признательным. —колько дозвол€ло мне моЄ слабое человечество, € исполнил долг свой и не зап€тнал его гнусным поступком, который не может извинитьс€ никакою целью. ≈сли € и совратилс€ с должного пути, то да судит мен€ Ѕог! “ребую, чтобы об этом мне более не говорили. –ешение моЄ св€то. “олько прошу вас, господин Ёйхлер, не объ€вл€ть моего ответа государыне до завтрашнего дн€. я приготовил бы ко всему друзей своих. ћожет быть, найдЄм ещЄ способы с честью охранить наше дело от новых ударов судьбы.

Ётим кончилась беседа. «уда решилс€ прибегнуть ещЄ к одному средству: письмом объ€снить кн€жне Ћелемико затруднительное положение, в каком находилс€ человек, ей столько драгоценный. Ћюбовь изобретательна: не придумает ли чего к спасению его?

Ќесколько времени спуст€ принесли ¬олынскому письмо

Ц ќт кого? Ц спросил он слугу.

Ц ќт барыни, Ц отвечал этот.

Ц √де ж она?

Ц ” его превосходительства, братца своего.

Ц ѕисьмо из дому брата? ƒолжно быть, чрезвычайное! Ц сказал встревоженный ¬олынский, распечатав письмо нетвЄрдою рукой.

ѕервое, что бросилось ему в глаза, было собственное его послание к ћариорице. Ѕудто ножом полоснуло его по сердцу.

ќн догадывалс€ об истине, и одна догадка приводила его в ужас. Ќемалого подвига стоило ему прочесть письмо жены.

Ц ѕо делам вору мука! Ц воскликнул он, изорвав то и другое в клочки. Ц ЌоЕ баба шалит! ≈сть мера всему!.. Ќе ожидает ли, что притащусь к ней умаливать о милости?.. Ётого слишком много! Ётого не будет!.. ѕосле уверений моих, после доказательств страстной любви и кл€твы она должна была не раскрывать прошлого, не дотрагиватьс€ до этой опасной струны. „то ж она делает? ¬ыкапывает в навозной куче старые грехи мои, везде чутьЄм отыскивает их следы. » где ж наводит справку о поведении мужа?.. ” бывшей своей барской барыни, у сквернавки, котора€ продавала мен€ злейшему врагу моему, на которую и плевать гадко!.. ƒойти до такого унижени€, Ѕоже мой! ќтныне € сам не хочу еЄ знатьЕ „то за жена!.. ѕускай себе живЄт на здоровье у своего братца, да распускает басни о муже, да себе и люд€м на потеху малюет его сажей с ног до головы!.. Ќет, ћариорица на еЄ месте не то бы сделалаЕ ќ! это душа возвышенна€, не р€дова€! ƒа много ли ћариориц на свете? » € пожертвовал ею!.. Ќеблагодарный!.. Ќо, Ц прибавил он, успокоившись несколько от сильного душевного волнени€, в которое бросила его ужасна€ посылка, Ц € исполнил долг свой. Ќе пойду назад. ѕускай вина будет не на моей стороне!..

¬ этот же день «уда доставил ему другого рода послание. ќно было от кн€жны Ћелемико.

Ућне всЄ известно, Ц писала она, Ц всЄ: и предложение государыни, и любовь к тебе жены, и отношени€ твои к ней. Ќе хочу быть причиною твоего несчасти€. ¬ сердце моЄм отыскала € средства помочь всемуЕ Ќо € сама должна с тобою переговоритьЕ тайну мою не довер€ю ни бумаге, ни люд€м. Ѕудь у лед€ного дома к стороне набережной, в 12 часов ночи. “еперь никтоЕ не помешаетЕФ

ƒа! Ќикто не помешает: еЄ ангела-хранител€ уж нет; сумасшедша€ мать сидит в €ме.

„то ей мать? ” ней в мире никого нет, кроме него; он один дл€ неЄ всЄ Ц закон, родство, природа, начало и конец, альфа и омега еЄ быти€, всЄ, всЄ.

Ц ќ! эта пишет иначе, Ц сказал ¬олынский, Ц буду, непременно буду, хоть назло тойЕ

 

√лава IX. Ќќ„Ќќ≈ —¬»ƒјЌ»≈

ќ милый! ѕусть растает вновь

ћо€ душа в твоЄм лобзанье:

ѕриди, допей мою любовь,

ƒопей еЄ в моЄм дыханье,

ѕрилипну € к твоим устам.

» всЄ тебе земное счастье,

» всей природы сладострастье

¬ последнем вздохе передам.

¬. “епл€ков

 

Ќе шути с огнЄм, обожжЄшьс€.

ѕословица

 

У«ачем долее жить? Ц думала ћариорица, прочитав письмо от «уды, Ц € любила, узнала всЄ, что в любви и в жизни есть прекрасногоЕ чего мне ждать ещЄ? –азрушени€ моего и конца этой любви, не во мне, нет Ц мо€ любовь должна перейти со мною и в другой мир, Ц но в его сердце. я только помеха его счастию. ≈сли € буду за ним, что принесу ему? ћинутные восторги и, может статьс€, раска€ние, чувство несчасти€ его жены и младенца Ц о! это дит€ мне так же дорого, как бы оно было моЄ; оно мне не чужое, дит€ моего јртеми€! Ћучше умереть, и умереть любимою, гордою, счастливою его любовью, с именем невесты, любовницы, друга, унес€ с собою пам€ть сердца милого человека. я прикую еЄ к своей могиле восторгами, признательностию, жертвами. Ќе завиднее ли это, чем жить дл€ того, чтобы вечно тревожить его спокойствие и ждать охлаждени€, видеть его неверность, может статьс€ и презрение? Ћучше всего умереть теперь, когда все зовут мен€ прекрасною. ’очу и в гробу лежать достойною его любви, а не сухим, жЄлтым остовом, от которого он будет отворачиватьс€, который поцелует с отвращениемФ.

“ак думала ћариорица, реша€сь пожертвовать собою дл€ блага ¬олынского. Ќаходили минуты, в которые ей становилось грустно, холодно от мысли умереть такой молодою, когда существо еЄ только что раскинулось было пышным цветом, когда на устах и груди еЄ млели поцелуи любви, когда сердце нежило так много тЄмных и вместе сладких желаний. Ќо мысль, что ей об€зан он будет своим спокойствием, счастием, славою, торжествовала надо всем, уносила еЄ в небо, откуда она смотрела глазами любви неземной на свой земной подвиг. ≈й становилось тогда легко, радостно; какой-то дивный восторг согревал еЄ; казалось ей, душа еЄ расправл€ла огненные крыль€, чтобы скорее понестись в это небо и утонуть в нЄмЕ

¬от какие способы изберЄт она, чтобы исполнить свои замыслы.

ћариорица оставит письмо к государыне, в котором откроет, что она дочь цыганки. ”ж и этот подвиг не безделица! «наю, чего стоит иным просить грамоты на двор€нство, то есть объ€вить, что был некогда недвор€ниномЕ  аково ж кн€жне, царской любимице, которую носили на руках, которой улыбка ценилась вместо милости, ей признатьс€ этим самым люд€м, что она дочьЕ брод€ги! ќна, однако ж, сделает это. ƒл€ чего ж? ƒл€ того, что ¬олынскому нельз€ будет женитьс€ на дочери цыганки, и это самое послужит ¬олынскому оправданием. ѕотом ћариорица будет лгать в письме своЄмЕ в первый раз в жизни солжЄт Ц будет клеветать на ЅиронаЕ „его не сделает дл€ милого јртеми€?.. ќ! в какие злоде€ни€ не пустилась бы она, если б он был злодей!.. ќна скажет в письме к государыне, что герцог знал еЄ низкое происхождение, но сам уговаривал ћариулу не открывать этого никому, а помогать вс€чески св€зи дочери с кабинет-министром. ќна будет клеветать и на себ€: скажет, что ещЄ до приезда в ѕетербург была порочнаЕ что она неблагодарна€, негод€йка, презренное орудие Ѕирона, избранное им дл€ погибели его врага; что, вз€вшись погубить ¬олынского, невольно полюбила его и потом из любви решилась его спасти, доставив государыне бумагу с доносом на герцога. ћариорица прибавит, что раска€ние, нестерпимые угрызени€ совести заставили еЄ наконец открыть всЄ пред тем, как она решилась прекратить недостойную жизньЕ ѕрекрасно! Ѕирон после этого письма падЄт решительноЕ а јртемий, еЄ милый јртемий будет в милости, в чести, в славе, дит€ его не умрЄт, жена не посмеет его упрекнуть ни в чЄмЕ Ќо милый, бесценный јртемий еЄ также должен будет знать, что она всЄ это налгала, наклеветала на себ€, что всЄ это жертва, ему принесЄнна€Е ќна хочет видеть его в последний раз и доказать, что его одного любила и вечно будет любить. ј тамЕ пук его волос у сердца, мысль о нЄм и снежный саван Ц какой лучше смерти ждать?Е Ќо, Ц прибавила она, Ц нынешний день мой; он должен мне его подарить!

¬ таком упоении сердечных замыслов послала она к јртемию ѕетровичу записку, которую мы уж видели; потом приготовила письмо к государыне и, запечатав, положила у себ€ за зеркалом. Ќо каким образом ћариорица выполнит своЄ обещание прийти в назначенный час к лед€ному дому? ѕоверенна€ еЄ тайн, √рун€, больна (ей велено сказатьс€ больной, потому что она не способна к злоде€ни€м: видно, что власть Ѕирона имеет ещЄ во дворце скрытых, но ревностных исполнителей). √рун€ заменена какою-то дуэньей, которой наружность не предвещает ничего доброго. —вободный выход ћариорице из дворца уладит арапка, при€тельница Ќикола€; но можно ли утаить своЄ ночное путешествие от горничной, сп€щей за перегородкой еЄ спальни? „его б ни стоило, надо купить молчание еЄ. Ћюбовь ћариорицы готова и на это унижение: ведь эта жертва последн€€! ѕосле смерти еЄ пускай говор€т что хот€т, лишь бы милый јртемий знал еЄ тем, чем она есть! Ќеосторожна€!.. ¬рем€ быть осторожной!.. ќткрываетс€Е — радостью, которой изученное притворство непон€тно дл€ неопытной девушки, отвечают, что готовы помогать во всЄм такой милой доброй барышне, предлагают услуги бойкие, ловкие, сул€щие успех верный. Ќичего не требуют, кроме молчани€. “айна запечатлена ужасною кл€твою. ¬сЄ улажено.

ќжидани€ двенадцатого часа исполнены душевной тревоги. ¬ этот час всЄ ул€жетс€ во дворце и мес€ц уйдЄт за снежную окрайницу земли. ј теперь как всЄ везде суетитс€! Ќазло ей каким €рким светом налилс€ мес€ц!  ак ослепительно вырезываетс€ он на голубом небе! “олько по временам струи облачков навод€т на него лЄгкую ржавчину или рисуютс€ по нЄм волнистым перламутром.  ак пышет свет этого мес€ца на серебр€ный мат снегов и преследует по нЄм малейшие предметы! √де укрытьс€ от этого лазутчика!

Ућожет быть, Ц говорит сама с собою ћариорица, сокраща€ разлуку думами о нЄм, Ц может быть, и он смотрит теперь этому безжалостному мес€цу в глаза и упрашивает его о том же, о чЄм € умол€ю его. Ћуч этот, который падает на мен€ и гнетЄт так моЄ сердце, может статьс€, проник и в его грудь. „увствует ли он, что € зову его проститьс€ со мною навсегда Ц навеки. Ѕоже!  ак ужасно это слово!.. Ќе жалко бы мне покинуть твой мир, где бы его не было, твоЄ прекрасное солнышко, которое не освещало бы его вместе со мною, блеск двора, алмазы, зависть подруг, почести, которых он не раздел€л бы со мной Ц это всЄ, чем ты, мой Ѕоже! так щедро наделил мен€. Ц ќна посмотрела в зеркало, отражавшее всю роскошь еЄ прелестейЕ Ц это всЄ, если б оно не было ему назначено; не жалко бы мне тогда покинуть твой мир; но теперьЕ когда он в этом мире, расстатьс€ со всем этимЕ больно, грустно!Ф

» ћариорица плакала.

УЌа то была тво€ всемогуща€ вол€, Ц прибавила она, упав на колени и мол€сь, Ц € призвана была на землю спасти его своею любовью от бед, уберечь дл€ славы его и счасти€ другихЕ ƒа будет тво€ вол€! ∆ертва готоваФ.

ѕотом она вспомнила матьЕ ≈й известно было, что государын€ посылала наведатьс€ о цыганке ћариуле: говорили, что бедной лучше, что она уж не кусаетс€Е —ердце ћариорицы облилось кровью при этой мысли. „ем же помочь?.. ‘атализм увлЄк и мать в бездну, где суждено было пасть дочери. Ќикто уж не поможет, кроме Ѕога. ≈го и молит со слезами ћариорица облегчить участь несчастной, столько еЄ любившей. «апиской, которую оставл€ет при письме к государыне, завещает ћариуле всЄ своЄ добро.

Ќо мес€ц скрылс€ за снежный обзор; во дворце всЄ расходитс€ на покой по отделени€м; в коридоре слышна неучтива€ зевота гофлаке€; скоро двенадцать часовЕ и с мыслью об этом часе ¬олынский, один ¬олынский становитс€ на страже у сердца ћариорицы. ћечты еЄ обн€ли его и не хот€т более покинуть: ей уж так мало осталось времени любить его и думать о нЄм на земле!.. ќна горит вс€ в ожидани€х роковых минут свидани€; щЄки еЄ пылают, грудь пожирает ужасное плам€, в устах пересохлоЕ жажда томит еЄЕ ќна просит пить. ѕринос€т водыЕ довольно мутнойЕ ѕоднос в руках служанки дрожит так, что питьЄ плещет чрез край стакана; помертвелое лицо еЄ что-то страшно подЄргивает. ћариорица ничего не замечает; вода выпита разом.  огда ей замечать! Ќа адмиралтействе удар€ет двенадцать часов, и всЄ существо еЄ судорожно потр€слосьЕ

Ќаброшена кое-как на плеча шуба, накинута шапочка набекреньЕ кто-то стукнул в дверь: это арапка. »дутЕ по коридорам, худо освещЄнным или вовсе тЄмным, спускаютс€ по узким, истЄртым, душным лесенкам, кое-где ощупью, кое-где падаютЕ —коро ли? ¬от сейчас!

» вот они у какой-то двери: ключ щЄлкнул, дверь вздохнула. ћариорица дышит свежим, холодным воздухом; она на дворцовой набережной. ЌеподалЄку, в темноте, слабо рисуетс€ высока€ фигураЕ Ѕлиже к ней. ќбмен€лись вопросами и ответами: У“ы?Ф Ц Уя!Ф Ц и ћариорица пала на грудь јртеми€ ѕетровича. ƒолго были они безмолвны; он целовал еЄ, но это были не прежние поцелуи, в которых горела безумна€ любовь, Ц с ними лились теперь на лицо еЄ гор€чие слЄзы раска€ни€.

Ц ƒо чего довЄл € теб€, несчастную! Ц сказал он наконец.

Ц ќ! Ќе говори мне про несчасти€, Ц возразила она, увлека€ его далее. Ц „его недостаЄт мне теперь? я с тобоюЕ ¬от видишь, как € обезумела от своего счасти€Е мне столько было тебе сказать, и € всЄ забыла. ѕостой немногоЕ дай насмотретьс€ на теб€, пока глаза могут ещЄ различать твои черты; дай мне налюбоватьс€ тобою, может быть, в последний разЕ

ќни остановились. ћариорица схватила его руку, жала еЄ в своих руках, у своего сердца, силилась пламенными взорами прорезать темноту, чтобы вгл€детьс€ в јртеми€ ѕетровича и удержать милые ей черты.

Ц ¬ последний раз? Ц спросил он с горестным участием. Ц ќтчего так?

Ц Ќам должно расстатьс€! Ц отвечала она.

ќн не возражал, но с нежностью поцеловал еЄ руку. ћолчание его говорило: нам должно расстатьс€!

Ц Ќу, если б € умерла, поплакал ли бы ты обо мне?

Ц „то это значит?.. ќбъ€снисьЕ

Ц Ќадо ж когда-нибудь умеретьЕ не ныне, завтраЕ когда-нибудьЕ

Ц ћила€! Ќе мучь мен€, ради ЅогаЕ „то за ужасные мысли, что за намерени€? —кажи мне.

ƒогадыва€сь по трепету его рук, по сильному биению сердца, удар€вшего в еЄ грудь, что мысль об еЄ смерти встревожила јртеми€ ѕетровича, довольна€ этими знаками любви, она старалась успокоить его:

Ц Ќет, милый, нет, € пошутилаЕ € буду жить, но така€ жизнь всЄ равно что смертьЕ нам надо расстатьс€ дл€ твоего счасти€, дл€ твоего спокойстви€. ќднако ж пойдЄм далее; здесь могут нас заметитьЕ ¬идишь, как € стала осторожна!

ќни пошли далее.

Ќа этот раз ¬олынский дал было обет сохранить себ€ от всех искушений; но ласки ћариорицы были так нежны, так жарки, что обеты его понемногу распадалисьЕ

Ќадо было иметь силу остановитьс€ на первом шагу, объ€снить свои намерени€, как друзь€ проститьс€, ноЕ они пошли далее.

 аким исступлЄнным восторгом пылала она, жрица любви возвышенной и вместе жертва самоотвержени€!.. Ќе земным наслаждени€м продавала она себ€, ћариорица сожигала себ€ на св€щенном костреЕ

Ћюбовники остановились у дверей лед€ного дома. „удное это здание, уж заброшенное, кое-где распадалось; стража не охран€ла его; двери сломанные лежали грудою. ¬етер, проника€ в разбитые окна, нашЄптывал какую-то волшебную таинственность. Ѕудто духи овладели этим лед€ным дворцом. ƒва р€да елей с ветв€ми, густо опушЄнными инеем, казались рыцар€ми в панцир€х матового серебра, с пышным страусовым панашом на головах.

¬олынский стал у порога и не шЄл далее. —в€тое чувство загл€нуло ещЄ раз в его душу.

Ц „то ж?.. Ц сказала она, увлека€ его, как исступлЄнна€ вакханка.

Ц ≈сли переступим порог, мы погибли, Ц отвечал он.

Ц ƒит€!.. “ы боишьс€ любви моей?.. Ќе погубить, спасти теб€ хочу; но вместе хочу, чтобы ты мен€ зналЕ

Ётим упрЄком всЄ св€тое опрокинулось в душе его. ѕристыженный, он схватил еЄ в свои объ€ти€ и понЄс сладкое брем€Е

Ц ќ милый! Ц сказала она, крепко обвив его своими руками, Ц наконец ты мой, на этот час ты мой; не отдам теб€ никому, приди хоть сам Ѕог!.. ƒл€ этого часа € послана провидением на землю, дл€ него € жилаЕ в нЄм моЄ прошедшее и будущееЕ

ƒворец в своей чЄрной мантии уже приподнималс€ пред ними. ќни прощались, долго прощалисьЕ Ћицо ¬олынского было мокро от слЄз ћариорицы; сердце его разрывалось.

ќни расстались было, но оп€ть воротились друг к другу. ≈щЄ один длинный, томительный поцелуйЕ он проводил еЄ до дворца. ≈щЄ одинЕ губы еЄ были холодны как лЄд; она шаталасьЕ ƒверь отворилась, дверь вечностиЕ ћариорица едва имела силы махнуть ему рукойЕ и исчезла.

ќн ещЄ долго сто€л на одном месте, погружЄнный в ужасное предчувствие.

Ќесчастный! “ы увидишь еЄ Ц разве там, где мЄртвые встают!..

Ц Ќе покидай мен€, Ц сказала ћариорица, стиснув руку арапке, отворившей ей потаЄнную дверь, Ц у мен€ ножи в грудиЕ режут еЄЕ Ќо счастие моЄ было так велико!.. я всЄ преодолелаЕ победа за мной!.. “еперь нет сил терпетьЕ ѕонимаюЕ адЕ  ак € им благодарна!.. ќниЕ за мен€ сами всЄ исполнилиЕ избавили мен€ от самоубийстваЕ √осподи!  ак ты милостив!

»спуганна€ арапка с трудом дотащила еЄ до еЄ комнаты. Ѕыло в ней темно. —лужанка спала или притвор€лась сп€щею. ћариорица не велела будить еЄ, не велела зажигать свеч. —ильные конвульсии перебирали еЄ; по временам слышен был скрежет зубов, но она старалась, сколько могла, поглотить в себе ужасные муки.

Ц  акие страдани€! Ц говорила она, не пуска€ от себ€ арапку, Ц но всЄ это пройдЄт сейчас!.. ¬от уж и прошло!..  ак хорошо!.. јх, мила€!  абы ты знала, кака€ прекрасна€ ночь!.. Ќа мне гор€т ещЄ его поцелуиЕ  акое блаженство умереть так!.. «автра ты скажешь ему, что € умерла счастлива, как нельз€ счастливее, как нельз€ лучше; прибавь, что никто не будет любить его, как €Е ќ! он мен€ не забудетЕ он оценит, что € дл€ него сделалаЕ —ыщи за зеркалом письмо, отдай государыне, но только тогда, когда мен€ не станетЕ покл€нись, что отдашьЕ ¬ этом письме его счастиеЕ

» арапка, не зна€, что делает, кл€лась, облива€сь слезами.

Ц ќх! Ѕоже, Ѕоже мой!.. „то-то у мен€ в грудиЕ Ќичего, ничего, Ц произнесла она тише, уцеп€сь за рукав арапки, Ц это пройдЄт скороЕ —лышишь ли? —кажи ему, что посреди самых жестоких мукЕ милый образ его был передо мноюЕ пойдЄт со мнойЕ что им€ егоЕ на губахЕ в сердцеЕ ох! ћилыйЕ јртемийЕ простиЕ јртЕ

 онец этого слова договорила она в вечности.

Ѕренна€ храмина опустела; дух, оглашавший еЄ гимнами любви и пропевший последний высокий стих этой любви, отлетелЕ јрапка держала уж холодный труп на руках своих. ќна вскрикнула, ужасно вскрикнула, так что стены задребезжали.

Ц „то такое? „то такое? Ц спросила вскочивша€ с постели служанка.

Ц  н€жнаЕ умерла, Ц могла только сказать арапка.

Ц  н€жна умирает, Ц повторила служанка, выскочив в коридор, и этот возглас раздалс€ по дворцу и дошЄл осторожно, шЄпотом, до изголовь€ государыни.

ѕризваны были искуснейшие лекари, употребл€ли всЄ, чтобыЕ Ќо мЄртвые не воскресают. — трудом оттащили јнну »оанновну от трупа любимицы еЄ.

 огда этот труп клали в гроб, на груди еЄ, у сердца, лежал венком чЄрный локонЕ Ќи одна злодейска€ рука не пос€гнула на него; он пошЄл с нею в гроб.

Ќебо услышало твои молитвы, прекрасное, высокое создание! “ы умерла в лучшие минуты своей жизни; ты отлетела на небо с венком любви, ещЄ не изм€тым, ещЄ вполне сохранившим своЄ благоухание!..

 

√лава X. ѕќ’ќ–ќЌџ

Ќе узнавай, куда € путь склонила,

¬ какой предел из мира перешлаЕ

ќ друг! € всЄ земное совершила,

я на земле любила и жила!

∆уковский

 

ѕоутру, чтобы не тревожить государыни близостью мертвеца, вынесли кн€жну Ћелемико в церковь »саки€ ƒалматского.

¬ыносы были великолепные.

¬о дворце решили, что она умерла от удара. —ама јнна »оанновна видела раз, как она кашл€ла с кровью; по разным признакам надо было ожидать такой смерти, говорили доктора. ¬спомнили теперь, будто профессор физики и вместе придворный астролог ( рафт) за несколько дней предсказывал еЄ кончину. ”тешались тем, что суженого не избегнешь.

ѕисьмо ћариорицы к государыне не нашлось за зеркалом.

¬се в городе знали о смерти кн€жны; но тому, кто был первою виною еЄ, не смели о ней сказать. ЌаконецЕ и он узнал.

ќтказываюсь от муки описывать ужасное его состо€ние. —кажу только, что у него, как у несчастной королевы ћарии-јнтуанетты, в один день побелели волосы.

Ѕыло много посетителей у гроба кн€жны Ћелемико.

 ак хорошо лежала она в нЄм, будто жива€!  ак шли к ней на еЄ чЄрных волосах этот венок из цветов и эта золота€ диадема, которою венчают на смертном одре и последнего из людей!..

¬идели у этого гроба рыдающую женщину; видели, как она молилась с гор€чею верою за упокой души усопшей, как она поцеловала и перекрестила еЄ.

ћоливша€с€ за ћариорицу, благословл€вша€ еЄ, была жена ¬олынского.

¬идели потом у гроба мужчинуЕ Ћицо мертвеца, искажЄнное страдани€ми, всклоченные волосыЕ в мутных, страшных очах ни слезинки! ¬ид его раздирал душу. Ёто был сам ¬олынский. «абыв стыд, мнени€ людей, всЄ, он притащилс€ к трупу той, которой лобзани€ ещЄ не остыли на нЄмЕ ƒолго лежал он полумЄртвый на холодном помосте храма. ¬став, он застоналЕ от стона его потр€слись стены храма, у зрителей встали волосы дыбомЕ —лужитель алтар€ оскорбилс€ этими стенани€миЕ несколько дес€тков рук вытащили несчастногоЕ ≈му не дали проститьс€ с нейЕ ћожет быть, он и не посмел бы!

÷елый день женщины, дети, старики, множество народа толпились около гроба кн€жны. ¬с€кий толковал по-своему о смерти еЄ; иной хвалил приличие еЄ нар€да, другой Ц узоры парчи, богатство гроба, все превозносили красоту еЄ, которую и смерть не посмела ещЄ разрушить.

¬ этот самый день ћариула жалобно просилась из €мы; в еЄ просьбе было что-то неизъ€снимо убедительное. Ќа другой день оп€ть те же просьбы. ќна была так смирна, так благоразумна, с таким жаром целовала руки у своего сторожа, что ей нельз€ было отказать. ƒоложили начальству, и еЄ выпустили. “оварищ еЄ, ¬асилий, не отходил от неЄ. Ћишь только почу€ла она свежий воздух и свободу, Ц пр€мо на ƒворцовую площадь. ѕришла, осмотреласьЕ глаза еЄ остановились на дворце и радостно запрыгали.

Ц ¬едь это дворец? Ц спросила она.

Ц “ы видишь, Ц отвечал печально цыган, знавший уже о смерти кн€жны Ћелемико.

Ц ƒа, да, помню!.. “ут живЄт она, моЄ дит€, мо€ ћариорицаЕ ƒавно не видала еЄ, очень давно! Ѕожье благословение над тобой, моЄ дит€! ѕорадуй мен€, взгл€ни хоть в окошко, мо€ душечка, мой розанчик, мой херувимчик! ¬идишьЕ видишь, у одного окна кто-то двигаетс€Е «нать, она, душа мо€, смотритЕ ќна, она! —ердце еЄ почу€ло свою матьЕ ¬асенька! ¬едь она смотрит на мен€, говори жеЕ

Ц —мотрит, Ц сказал старик, и сердце его поворотилось в груди. ќн отвернулс€, чтобы утереть слЄзы.

Ц  аково ж, ¬асенька?  н€жна!.. ¬ милости, в любви у государыни!.. Ќевеста ¬олынскогоЕ —коро свадьба!..  аково? ¬едь это всЄ € дл€ теб€, милочка, устроила. “ы грозишь мне, чтобы € не проговориласьЕ Ќебось не скажу, что мать тво€ цыганкаЕ ƒа не проговорилась ли € когда, ¬асенька?..

ќна тЄрла себе лоб, как будто припоминала себе что-то.

Ц Ќет, никогда.

Ц “о-то и есть!.. Ќе пережить бы мне этой беды!.. ѕроговоритьс€?.. ƒа разве € с ума сошла!.. Ќе бойс€, душечка мо€, не потревожу твоего счасти€Е Ѕог это будет знать да €.

ћариула была счастлива; это счастие горело в чЄрных диких глазах еЄ.

¬друг от »саки€ ƒалматского ветер донЄс до слуха еЄ заунывное похоронное пенье.

Ц „то это? Ц сказала она, откинув фату свою, чтобы лучше слышать.

ѕенье приближалось.

Ц  ого-то хорон€тЕ —лава Ѕогу, что не с той стороныЕ не из дворца несут!..

Ц ƒа, не из дворца, Ц подхватил испуганный цыган. Ц ћне сказывали, что кн€жна Ћелемико будет ныне в √остином дворе. ѕойдЄм лучше туда, дожидатьс€ еЄ.

Ц ѕойдЄм, Ц отвечала ћариула, крепко схватив его за руку, Ц может статьс€, мы там увидим еЄ.

ќни отошли к большой прешпективе .

¬ это врем€ вдали поравн€лс€ с ними розовый гроб, предшествуемый многочисленным синклитом. ћариула остановиласьЕ ¬ыт€нув шею, она жадно прислушивалась к пенью; сердце еЄ шибко билось, синие губы дрожалиЕ √роб на повороте улицы исчез.

Ц —лава Ѕогу, что не из дворца! Ц повторила она; кивнула ещЄ раза два дворцу ласково, с любовью, как бы говор€: УЅожье благословение над этим домом!Ф Ц и побежала с товарищем к √остиному двору искать, смотреть кн€жну ЋелемикоЕ

 

√лава XI. ј–≈—“

ƒелайте с ним что хотитеЕ с той поры как земл€ вз€ла еЄ к себе, он перестал быть вельможею, подданным, гражданином, мужемЕ все св€зи его с миром прерваны.

ѕрошло несколько дней, ¬олынский, убитый своею судьбой, не выходил из дому. ƒо слуха јнны »оанновны успели уж довесть ночное путешествиеЕ дела государственные стали. ќна грустила, скучала, досадовала. ¬ таком душевном состо€нии призвала к себе ќстермана, ћиниха и некоторых других вельмож (все, кроме ћиниха, были €вные противники ¬олынского) и требовала советов, как ей поступить в этих затруднительных обсто€тельствах. ќстерман и за ним другие объ€вили, что спасти государство от неминуемого расстройства может только герцог курл€ндский. ћиних молчал.

Ётот ответ льстил сердцу государыни; она спешила им воспользовалс€. Ѕирон был позван.

—обира€сь во дворец, герцог велел позвать к себе Ћипмана. —реди ликовани€ семейного он обн€л его и поздравил с победой.

Ц я вам ручалс€ за неЄ головой моей, Ц отвечал Ћипман.

√лаза обоих блистали адским огнЄм. √ерцог хотел показать своЄ великодушие.

Ц ∆елаешь ли, Ц сказал он, Ц чтоб € облегчил участь твоего плем€нника и ограничилс€ одним изгнанием?

Ц “ребую его казни, Ц подхватил клеврет с жестокою твЄрдостью, поразившею самоЄ семейство его патрона. «а эту твЄрдость, достойную Ѕрута (как говорил Ѕирон), он удостоилс€ нового прижати€ к груди его светлости.

ѕасмурный, угрюмый €вилс€ Ѕирон во дворец. Ќе уступа€, он хотел возвратить прежнее своЄ вли€ние на душу государыни. Ёто ему и удалось. Ћишь только показалс€ он у неЄ, она прот€нула ему дрожащую руку и сказала голосом, проникнутым особенным благоволением:

Ц «абудем старое; мир навсегда!

ѕрипав на колено, Ѕирон спешил поцеловать эту руку; потом, встав, произнЄс с твЄрдостью:

Ц Ѕлаговолением вашего величества вознаграждЄн € за несправедливости. ¬ них вовлекли вас враги мои; но забыть прошедшее могу и должен только с условием. Ќе хочу говорить о кровных оскорблени€х слуги, преданного вам до последнего издыхани€, посв€тившего вам себ€ безусловно, неограниченно, готового дл€ вас выдержать все пытки: за эти обиды предоставл€ю суд вам самим. Ќо оскорбление моей императрицы м€тежными подданными, унизительное приноровление вас к какой-то »оанне, нарушение вашего спокойстви€ даже среди невинных забав ваших, позорна€ св€зь в самом дворце, которой причину нагло старались мне приписать, бесчестье и смерть вашей любимицы, умышленное расстройство государственного управлени€ и возбуждение народа к м€тежуЕ о! ¬ таком случае чем кто ближе к вам, тем сильнее, неумолимее должен быть защитником ваших прав. ќн не отойдЄт от вашего престола, пока не охранит его и нарушители этих прав не будут достойно наказаны. ¬аше величество возвращаете мне снова милости ваши и прежнюю мою власть: не приму их иначе, как с головою м€тежного ¬олынского и сообщников егоЕ

Ц Ётого никогда не будет! Ц вскричала государын€, испуганна€ решительным предложением своего любимца.

Ц ¬ таком случае €, как ложный обвинитель верноподданных ваших, повергаю себ€ высшему суду: вы должны мен€ казнить.

Ц Ќет, нет, вы по-прежнему мой советник, мой друг; ¬олынского мы удалимЕ

Ц Ётого мало дл€ примера подобных ему или мне. ћо€ или его голова должна слететь; нет середины, ваше величество! »збирайте.

Ц Ѕоже мой! „то они со мною делают! Ц говорила јнна »оанновна, обраща€ глаза к небу, как бы прос€ его помощи.

Ц ¬ашему величеству предлагают собственное ваше благо, благо империи, вверенной вам Ѕогом.

Ц ѕо крайней мере, не без судаЕ ƒа, € хочу, чтобы он предан был суду, и если оправдаетс€Е

Ц ќбвинени€ законные, Ц сказал Ѕирон, вынув из бокового кармана бумагу и подложив еЄ к подписи государыни, Ц закон и должен наказать или оправдать. я ничего другого не требую. ќсмелюсь ли €, преданный вам раб, предлагать что-либо недостойное вашего характера, вашей прекрасной, высокой души?.. ¬згл€ните на осуждени€Е √осударын€! “вЄрдость есть также добродетельЕ ¬оспомните, что этого требует от вас –осси€Е

ѕеро подано государыне. ƒрожащею рукою подписала она приказ держать ¬олынского под арестом в собственном доме, и предать его суду за оскорбление величества, и прочее, и прочее.

”часть кабинет-министра и его друзей была решена. “ак вертитс€ колесо фортуны!..

ѕока нар€жалс€ суд, Ёйхлер успел дать знать об этом јртемию ѕетровичу.

Ц —пасайтесь, Ц говорил он ему, Ц голова ваша обречена плахе.

Ц я ожидал этого, Ц отвечал хладнокровно ¬олынский, приподн€в с подушки от€желевшую голову, Ц € готовЕ ѕора! Ќедостойный муж, недостойный сын отечества, омерзевший друзь€м, самому себе, € только т€гочу собою землю. «уда прав: не мне, с моими страст€ми, братьс€ было за св€тое, великое дело!.. Ќаказание, посылаемое мне Ѕогом, считаю особенной дл€ себ€ милостью. јх! ≈сли б оно искупило хоть часть грехов моихЕ Ќет, друг мой, € не побегу от руки, мен€ карающей. ∆аль мне только васЕ —пасайтесь вы с «удою, пока ещЄ врем€.

¬олынский встал, отпер своЄ бюро и вынул несколько свЄртков с золотом.

Ц ¬озьмите это, друзь€ моиЕ поспешите где-нибудь укрытьс€Е деньги вам помогут лучше людейЕ а там проберЄтесь в чужие кра€. ƒа спасЄт вас десница милосердого Ѕога от новых бед и страстей, подобных моимЕ  огда мен€ не будет, не пом€ните мен€ лихомЕ

Ц «а кого почитаете вы мен€? Ц прервал с негодованием Ёйхлер. Ц я покл€лс€ разделить вашу участь, какова бы она ни была, и никогда не измен€л своему слову. –азве и у мен€ недостанет сил умереть?..

Ќе было ответа. –ыда€, они обн€лись.

 огда ¬олынский узнал, кто был нар€жен судить его, он уверилс€, что смертный его приговор неминуем.

Ц Ќо прежде казни моей, Ц сказал он, Ц хочу ещЄ замолвить одно слово государыне за моЄ отечество. »стина пред смертным часом должна быть убедительна.

Ќаде€сь всего хорошего от личного свидани€ его с государыней, Ёйхлер не отговаривал его.

Ќаскоро оделс€ кабинет-министр и отправилс€ во дворец. ¬незапному его там по€влению изумились, как удивились бы по€влению преступника, сорвавшегос€ с цепи. ѕридворные со страхом перешЄптывались; никто не смел доложить о нЄм императрице. Ќедолго находилс€ он в этом положении и собиралс€ уже идти далее, пр€мо в кабинет еЄ величества, как навстречу ему из внутренних покоев, Ц ѕедрилло. Ќаклонив голову, как разъ€рЄнный бык, пр€мо, всею силою, Ц в грудь ¬олынского. Ќа груди означилс€ круг от пудры.

Ц √е, ге, ге!  аковы рога у козла! Ц вскричал ѕедрилло, отскочив шага на два назад, выпучил страшно глаза и забле€л по-козлиному.

–азъ€рЄнный, забыв, что он во дворце, кабинет-министр замахнулс€ на шута тростьюЕ удар был силЄн и пришЄл в шутовскую харю. — ужасным криком раст€нулс€ ѕедрилло; кровь полила из носу струЄю.

Ц  ровь!  ровь! ”бил!.. Ц раздалось по дворцу.

“ревога, беготн€, шум. ѕрислуга, лекар€, придворные Ц всЄ смешалось, всЄ составило новый, грозный обвинительный акт против кабинет-министра.

Ўута, вскоре оживлЄнного, прибрали. Ќо через несколько минут вышел из внутренних покоев фельдмаршал ћиних и объ€вил ¬олынскому от имени еЄ императорского величества, чтоб он вручил ему свою шпагу и немедленно возвратилс€ домой, где ему назначен арест. Ёто объ€вление сопровождалось дружеским и горестным пожатием руки.

Ц √раф! Ц отвечал ¬олынский, отдава€ ему свою шпагу и гофлакею свою трость, Ц участь мо€ решенаЕ ќт вас –осси€ имеет право ожидать, чтобы вы докончили то, что внушила мне любовь к отечеству и что € испортил моею безумною страстьюЕ »збавьте еЄ от злоде€ и шутов и поддержите славу еЄЕ

 огда он возвращалс€ домой, несколько людей остановили его карету.

Ц —пасайс€, наш отец, Ц говорили они, Ц дом твой окружЄн крепким караулом. ќтпр€жЄм лошадей и ускачем от беды.

Ц Ѕлагодарю, друзь€ мои, Ц отвечал јртемий ѕетрович и велел кучеру ехать пр€мо домой.

ѕленник сам отдалс€ страже. Ќа дворе успел он только проститьс€ с «удою, которого увлекали. ¬ прихожей встретили его объ€ти€ жены, забывшей всЄ прошедшее при одной вести, что муж еЄ в несчастии. ќна узнала от «уды благородный поступок јртеми€ ѕетровича по случаю предложени€ государыни женитьс€ на кн€жне Ћелемико.

—уд продолжалс€ несколько дней. Ќе все формы были соблюдены. Ќо ¬олынского и друзей его велено осудить, и кто смел отступить от этого повелени€?..   прежним обвинительным пунктам присоединили и пролитие крови во дворце. ќдин из судей (”шаков), подписыва€ смертный приговор, заливалс€ слезами.

— этим приговором герцог курл€ндский €вилс€ к государыне.

Ц „то несЄте вы мне? Ц спросила она дрожащим голосом и вс€ побледневши.

Ц —мертный приговор м€тежникам, Ц отвечал он с грозною твЄрдостью.

Ц јх! √ерцог, в нЄм написана и мо€ смертьЕ ¬ы решились отравить последние дни моей жизниЕ

√осударын€ заплакала.

Ц я желаю только вашего благополучи€ и славы! ¬прочем, на вс€кий случай € изготовил другое решение.

Ѕирон, тр€с€сь в ужасном ожидании, подал ей другую бумагу.

Ц „то это значит? Ц вскричала јнна »оанновна. Ц  азнь ваша?.. » вы даЄте мне выбирать?..

Ц “у голову, котора€ дл€ вас дороже. я не могу пережить унижение закона и честь вашу.

Ц √осподи! √осподи! „то должна € делать?.. √ерцог, друг мой! —жальтесь надо мноюЕ мне так мало остаЄтс€ житьЕ я прошу вас, € вас умол€юЕ

√осударын€ вне себ€ ломала себе руки. Ѕирон был неумолим. ¬ эти минуты он истощил всЄ своЄ красноречие в защиту чести, закона, престолаЕ «лодей восторжествовал. „етыре роковые буквы УјннаФ подписаны рукою полуумирающейЕ —лЄзы еЄ исп€тнили смертный приговор.

 

√лава XII. –ј«¬я« ј

¬о всЄ врем€, пока продолжалс€ суд, Ќаталь€ јндреевна не отходила от своего мужа, утешала его, как могла, читала ему псалмы, молилась с ним и за него. ѕоследние часы его были услаждены этим ангелом, посетившим землю, не прин€в на ней ничего земного, кроме человеческого образа. ќна понемногу облегчала дл€ него ужасный путь.

Ќаступил роковой час. ѕрислали Ц кого ж? ѕодачкина Ц вз€ть бывшего кабинет-министра из-под домашнего ареста, чтобы до исполнени€ приговора держать его в крепости.

Ц Ѕезумцы! Ц сказал, горько усмеха€сь, ¬олынский, когда надевали на него цепи, Ц они думают оскорбить мен€, подчинив надзору бывшего моего слуги! я уж не земной, а там не знают ни оскорблений, ни цепей.

“олько при виде жены, лежавшей без пам€ти на пороге и загородившей ему собой дорогу, он потер€л твЄрдость. ќблив слезами еЄ лед€ные руки, повергнулс€ пред образом —пасител€, молилс€ о ней, поручал еЄ с младенцем своим милост€м и покровительству ÷ар€ Ќебесного:

Ц Ѕудь им отец вместо мен€! ≈сли у мен€ будет сын, научи его любить отечество выше всего иЕ

“олько Ѕог слышал остальные слова.

Ц я хотел просить еЄ благословени€, Ц сказал он, когда толкнул его грубо ѕодачкин и напомнил, что врем€ идти, Ц но, видно, € недостоин и егоЕ

Ц ѕрости мне, хоть заочно, Ц прибавил он; с грустью ещЄ раз поцеловал еЄ руку и перешагнул через неЄЕ

Ќа дворе ожидало его новое горестное зрелище. ¬с€ дворн€, от малого до большого, выстроилась в два р€да. ¬се плакали навзрыд; все целовали его руки, прощались с ним, молили ќтца Ќебесного помиловать их отца земного.  аждого обн€л он, всех умол€л служить Ќаталье јндреевне, как ему служилиЕ не покидать еЄ в случае невзгодыЕ

”молчу об ужасном заточении, об ужасных пыткахЕ скажу только: они были достойны сердца временщика.

Ќаконец день казни назначен.

  лобному месту, окружЄнному многочисленным народом, привезли сначала ¬олынского, потом тайного советника ўурхова в красном колпаке и тиковой фуфайке (не знаю как, очутились тут же и четыре польские собачки его; верного »вана не допустили); прибыли на тот же пир седовласый (сенатор) граф —умин- упшин, неразлучный с ним (гофинтендант) ѕерокин и молодой (кабинет-секретарь) Ёйхлер.  акое отборное общество! ѕочти всЄ, что было благороднейшего в ѕетербурге!.. Ќедоставало только одногоЕ ƒрузь€ осматривались, как будто искали его.

Ц √де ж «уда? Ц спросил Ёйхлер.

Ц ќн сослан в  амчатку, Ц отвечал офицер, нар€женный в экзекуцию.

Ц Ѕлагодарение Ѕогу! Ц воскликнул с чувством ¬олынский. Ц ’оть одним меньше!

Ќегодование вылилось на лице Ёйхлера.

Ц ј разве мен€ выкинете из вашего счЄта, Ц сказало новое лицо, только что приведЄнное на лобное место (это был служка несчастного архиепископа ‘еофилакта), Ц по крайней мере, € благодарю √оспода, что дозволил мне умереть не посреди рабов временщика. ”тешьтесь! ћы идЄм в лоно ќтца Ќебесного.

ƒрузь€, старые и новый, обн€лись, прочитали с умилением молитву, перекрестились и ожидали с твЄрдостью смерти.

¬ это врем€ раскалЄнное €дро солнца с каким-то пламенным рогом опускалось в тревожные волны Ѕельта, готовые его окатить, залив, казалось, подЄрнулс€ кровью. Ќарод ужаснулс€Е У¬идно, пред новой бедойФ, Ц говорил он, расход€сь.

¬сЄ мЄртвое отвезли на телеге, под рогожкою, на ¬ыборгскую сторону, ко храму —амсона-странноприимца; всЄ живое выпроводили куда следовало.

ѕредание говорит, что на лобном месте видели какого-то некреста , ругавшегос€ над головою ¬олынского и будто произнЄсшего при этом случае: Уѕопру п€тою главу врага моегоФ. ѕо бородавке на щеке, глупоумильной роже, невольническим ухваткам можно бы подумать, что этот изверг былЕ Ќо нет, нет, сердце отказываетс€ верить этому преданию.

¬скоре “редь€ковский получил кафедру элоквенции.

ѕредание говорит также, что на первом этапе нашли Ёйхлера, плавающего в крови, и подле него ржавый гвоздь, которым он себ€ умертвил.

—о дн€ казни полици€ беспрестанно разбирала в драке людей ¬олынского, пустившихс€ в пь€нство, с людьми Ѕирона. Ќеугомонных принуждены были выслать из города, а некоторых наказать плетьми.

ќт всего этого разрушени€ осталась одна несчастна€ ¬олынска€, Ц Ѕожье дерево, выжженное почти до корн€ ужасною грозою. ќна дала слово жить дл€ своего младенца Ц и исполнила его.

¬сЄ имение осуждЄнных было вз€то в казну. ∆ене бывшего кабинет-министра оставили дворов п€ть в каком-то погосте, удалЄнном от ѕетербурга. «а нею просились все дворовые люди; но позволили идти только двум старикам.

Ћед€ной дом рухнулс€; уцелевшие льдины развезены по погребам. ¬ доме ¬олынского, прежде столь шумном и весЄлом, выл ветер. Ќарод говорил, что в нЄм поселилс€ духЕ

 огда раста€л снег, на берегу Ќевы оказалс€ весьма хорошо сохранившийс€ труп человека с бритой головой и хохломЕ ѕод смертною казнью запрещено было говорить об этой находке.

 

√лава XIII. Ёѕ»Ћќ√

—ыны отечества! ¬ слезах

 о храму древнего —амсона!

“ам за оградой, при вратах,

ѕочиет прах врага Ѕирона.

ќтец семейства! ѕриведи

  могиле мученика сына:

ƒа закипит в его груди

—в€та€ ревность гражданина!

–ылеев

 

Ејнгелам —воим заповедает о тебе, сохран€ть теб€ на всех пут€х твоих.

ѕс. ’—, ст. II

 

јнна »оанновна недолго пережила казнь ¬олынского. „тобы сделатьс€ правителем –оссии, Ѕирону недоставало только имени: исторгнув его от умирающей государыни, предсказавшей вместе с этим падение своего любимца, регент недолго пользовалс€ своею грозною, хищническою властью. —лово мученика не прошло мимо.  то не знает об ужасной ночи, в которую, под неучтивыми ружейными прикладами, стащили его за волосы с пышной дворцовой постели, чтобы отправить в —ибирь по пути, протоптанному тыс€чами его жертв?  то не слыхал об этой ночи, в которую жена его, столь надменна€ и пышна€, предана поруганию солдат, влачивших еЄ по снегу в самой лЄгкой ночной одежде? «а плащ, чтобы прикрыть свою наготу, отдала бы она тогда все свои бриллианты!.. ћиних совершил это дело, может быть, оплодотворив в сердце своЄм семена, брошенные на него ¬олынским.

ћелькнула на ступен€х трона и неосторожно оступилась на нЄм јнна Ћеопольдовна, это миловидное, простодушное дит€-женщина, рождЄнна€ не дл€ управлени€ царством, а дл€ неги и любви. –осси€ ждала свою, родную царицу, дочь ѕетра ¬еликого, и ≈лисавета ѕетровна одним народным именем умела в несколько часов приобресть державу, которую оспаривала у ней глубока€, утончЄнна€, хот€ и своекорыстна€, политика, умевша€ постигнуть русский ум, но не понимавша€ русского сердца. У¬ы знаете, чь€ € дочь?Ф Ц сказала она горсти русских, и эта горсть, откликнувшись ей родным приветом матери , в одну ночь завоевала дл€ неЄ венец, у ней несправедливо отн€тый.

„его не могла сделать государын€ по сердцу народа? ќна сбросила с него цепи, заживила раны его, сорвала чЄрную печать, которую сердце и уста были запечатаны, успокоила его насчЄт православи€ , которым он так дорожит, воскрылила победу, дала жизнь наукам, поставив сердце –оссии краеугольным камнем того храма, который с еЄ времени в честь их так великолепно воздвигаетс€. ќна Ц чего нам забыть не должно, Ц своим примером внушив немецкой кн€жне, что может народность над сердцем русского, подарила нас великою государынею, котора€ потому только в истории нашей не стоит на первом месте, что оно было зан€то ѕетром беспримерным. “отчас по вступлении своЄм на престол ≈лисавета спешила посетить в душном, мрачном заключении тверского архиепископа ‘еофилакта.

Ц ”знал ли ты мен€? Ц спросила она, снима€ с него железа.

Ц “ы искра ѕетра ¬еликого! Ц отвечал старец и умер вскоре, благословл€€ провидение, дозволившее ему увидеть на русском престоле народную царицу.

–усский гений поэзии и красноречи€, в лице холмогорского рыбака, приветствовал еЄ гармоническое царствование первыми сладкозвучными стихами и первою благородною прозой. Ќо лучшею одою, лучшим панегириком ≈лисавете были благословени€ народные. ¬скоре забыли о кровавой бироновщине, и разве в дальних городах и сЄлах говорили о ней, как теперь говор€т о пугачЄвщине; да разве в хижинах, чтобы ун€ть плачущих реб€т, пугали именем басурмана-буки.

«десь должен €, однако ж, рассказать одно происшествие, которое невольно напоминает нам грозного временщика.

¬ один из летних дней 1743 года, когда вместе с жител€ми ѕетербурга улыбалась и природа, подходили от московской стороны к »сакию ƒалматскому три лица, на которых наблюдательный взор невольно должен был остановитьс€, которые живописец вырвал бы из толпы, тут же основавшейс€, чтобы одушевить ими свой холст. ¬переди шла кресть€нка, по-видимому лет тридцати. Ќесмотр€ на худобу еЄ и тЄмный загар, напоминающий картины греческого письма, взор ваш сейчас угадал бы, что она была некогда красавица; сердце и теперь назвало бы еЄ прекрасною Ц столько было души в еЄ печальных взорах, так много было возвышенного, благородного, чего-то небесного, разлитого по еЄ интересной физиономии. Ёто благородство в чертах, кака€-то покорность своему жребию, несвойственна€ черни, и руки, хот€ загорелые, но чрезвычайно нежные, не ладили с еЄ кресть€нской одеждой. «а нею шЄл седовласый старик, что-то вроде отставного солдата, в сером балахоне и в белом, чистом галстуке, в лапт€х и с бритой бородой. ќн имел одно из тех счастливых лиц, по которому с первого взгл€да вы поручили бы ему свои деньги на сохранение, своЄ дит€ под надзор. ќн и нЄс на руках дит€ лет трЄх, смугло-розовое, с чЄрными кудр€ми, завитыми в кольца, с чЄрными острыми глазами, которые, казалось, всЄ допытывали, всЄ пожирали. Уѕрекрасный цыганЄнок!Ф Ц сказали бы вы. ћежду тем в нЄм было что-то такое, почему б вы его тотчас признали за барского сына. ќбвив левою рукою шею старика, он то прижималс€ к нему, когда встречали экипаж, с громом на них наезжавший, то ласково трепал его ручонкою по щеке, миловал его, то с любопытством указывал на высокие домы и церкви, на флаги кораблей, на золотую иглу адмиралтейского шпица.

Ц Ёто что, д€д€, это что? Ц спрашивал он, поворачива€ за подбородок голову старика, куда ему нужно было.

Ќа лице последнего т€жЄлыми сло€ми лежала печаль, так же как и на лице молодой женщины; но заметно было, что он, вызываемый из своего пасмурного состо€ни€ живыми вопросами малютки, силилс€ улыбнутьс€, чтобы не огорчить его. Ќе с большею бережью и заботливостью нЄс бы он царское дит€.

” паперти »сакиевской церкви остановились они. ƒверь в церковь была отворена; в тЄмной глубине еЄ мелькала от лампады светла€, огненна€ точка. ћолода€ женщина вз€ла малютку с рук пестуна его, велела ему молитьс€ и сама положила три глубоких земных поклона.  огда она встала, в глазах еЄ блистали слЄзы. ѕотом вынула из сумочки, на по€се висевшей, свЄрнутую, крошечную бумажку и три гроша и, отдава€ их слуге, сказала:

Ц ѕоскорей! Ќам надо поспешать к обедне.

—луга вошЄл в церковь, где причет готовилс€ к св€щеннослужению, отозвал к себе дь€чка, вручил ему бумажку и два гроша, на третий вз€л восковую свечу, поставил еЄ пред образом —пасител€ и, положив пред ним три земных поклона, возвратилс€ к молодой женщине. ƒь€чок передал бумажку св€щеннику, а тот, развернув еЄ при свете лампады, прочЄл вслух:

Ц «а упокой души рабы Ѕожьей ћарии , Ц и прибавил лаконическое: Ц Ѕудет исполнено!

ћолода€ женщина сама уж вз€ла на руки дит€, несмотр€ на заботливые предложени€ слуги понести это брем€. ѕотом вс€ эта занимательна€ группа побрела далее, чрез дворцовую площадь, в каком-то сумрачном благоговении, молча, с поникшими в землю взорами, как будто шла на поклонение св€тым местам. —ам малютка, смотр€ на пасмурное лицо молодой женщины, долго не смел нарушить это благочестивое шествие. Ќо против дворца необычайность поразившего его зрелища заставила его вскрикнуть:

Ц ћамаша, мамаша! ѕосмотри, что это такое?

ћать огл€нулась, куда указывало дит€, и увидела в двух шагах от себ€ что-то безобразное, изуродованное, в лохмоть€х, похожее на цыганку. Ёти развалины живого человека лежали в двухколЄсной тележке, которую вЄз старик цыган. √розно приподн€в на него палку, полицейский служитель кричал, чтоб они съезжали с дворцовой площади и никогда на ней не показывались, что им уже давно велено из ѕетербурга вон. ѕо-видимому, цыганка была лишена употреблени€ ног. ¬ диких глазах еЄ выражалось совершенное расстройство ума. ќна делала разные движени€ рукой, указыва€ на дворец, и бормотала какие-то приветстви€ какой-то кн€жне, называ€ еЄ самыми нежными именами.  огда цыган хотел везти еЄ далее, безумна€ приходила в бешенство, и тот принуждЄн был уступать, увер€€ полицейского солдата, что они сейчас съедут, лишь бы ему немного вздохнуть.

ѕоравн€вшись с ними, молода€ кресть€нка, или та, которую мы за неЄ принимаем, бросила во им€ ’риста в тележку несколько медных денег. Ѕудто гальванической силой приподн€ло цыганку при взгл€де на ребЄнка.

Ц ѕодай, подай мне!.. Ёто его сынЕ Ц закричала она так, что мать в испуге бросилась бежать, озира€сь частенько, не выскочила ли из тележки ужасна€ женщина, не преследует ли еЄЕ

ѕотер€в цыган из виду, она перекрестилась; но заметно было, что какие-то мрачные думы тревожили еЄ во всю дорогу, и шаги еЄ, прежде твЄрдые, стали запинатьс€. „аще взгл€дывала она на своЄ дит€, ещЄ нежнее прижимала его к груди.

ѕуть их был на ¬ыборгскую сторону.

ќни спешили. ƒень был жаркий. Ћицо молодой женщины разгорелось, щЄки малютки алели Ц слуга убеждал отдать ему драгоценное брем€; но мать не соглашалась, как бы бо€сь поручить его хилым рукам старика, из которых кака€-нибудь нова€ цыганка могла бы вырвать.

¬от они уж на ¬ыборгской стороне, вот и у церкви —амсона-странноприимца. Ѕлагоговейный ужас выразилс€ на лицах пилигримов, когда они через ворота вошли в ограду. «десь представилс€ им погост, усыпанный многочисленными возвышени€ми, изрытыми смертью, этим всемирным, неутомимым кротом, Ц гостиница, где дл€ вс€кого нового приезжего и прихожего всегда найдЄтс€ прилична€ почивальн€, на которую ни один из них ещЄ не жаловалс€! » почти над вс€ким возвышением по камню, положенному будто из бо€зни, чтобы прин€тый землЄю не возвратилс€ на неЄ! » на каждом крест Ц знамение жизни земной и стремлени€ к небу!.. — трепетом огл€нулись путники на могилу у самых воротЕ ћолода€ женщина побледнела, губы еЄ посинели, и руки затр€слись так, что она была готова уронить своЄ дит€. —луга успел прин€ть его и опустить возле себ€ на землю. –ыда€, пала странница на могилу и долго, очень долго лежала на ней без чувств. —тарик сто€л на коленах; он молилс€Е слЄзы текли по изрытым его щекам. ƒит€ плакало и, уцепившись ручонками за платье матери, силилось приподн€ть еЄ.

Ёта кресть€нка была Ќаталь€ јндреевна ¬олынска€, это дит€ был еЄ сын, старик Ц слуга еЄ и пестун малютки.

Ќаталь€ јндреевна пришла в ѕетербург, куда вызвало еЄ правительство дл€ возвращени€ ей имени€, отн€того в казну во врем€ бироновщины. ѕервым делом еЄ, по прибытии в город, было идти на св€тую дл€ неЄ могилу.

”дарили в колокол к обедне. —тарани€ми усердного служител€ приведена она в себ€. ќна перекрестилась, стала на колена, схватила сына и, наклонив его голову на могилу, говорила ему, нередко прерыва€ свою речь рыдани€миЕ

Ц «десь лежит отец твойЕ молись за упокой души егоЕ скажи: папенька! благослови мен€ с того света!

» дит€ твердило:

Ц ѕапенька! Ѕлагослови мен€ с того светаЕ

Ц ќ милый, незабвенный друг! ¬идишь, € исполнила обет свойЕ я дала тебе сынаЕ ѕосмотри, он весь в теб€Е я привела его к. тебеЕ Ѕлагослови нас, милый мученик!..  абы не он, € давно б лежала здесь подле теб€.

¬дохновенна€ своею любовью, она, казалось, видела кого-то сход€щего с неба, и глаза еЄ блистали дивным, неизъ€снимым восторгом.

—луга напомнил, что пора к обедне. ¬ самом деле, она началась, и ¬олынска€, бросив ещЄ взгл€д на бугор, где, казалось, почивало существо, дл€ неЄ бесценное, шата€сь, побрела с своим младенцем в церковь. “ам дь€чок читал уж апостол.  роме двух, трЄх старух, богомольцев никого не было. Ќевольно взгл€нул чтец на пришедшихЕ и что ж? ќн смешалс€Е голос его начал прерыватьс€ более и более, наконец слЄзы задушили его.

Ц „то с тобой? Ц спросил св€щенник с неудовольствием.

Ётот выговор заставил его оправитьс€; кое-как докончил он чтение. Ќередко вгл€дывалс€ в него и слуга ¬олынского. ѕо окончании обедни, когда Ќаталь€ јндреевна просила отслужить панихиду на могиле мужа, дь€чок бросилс€ целовать у ней руки и сказал:

Ц ћатушка, Ќаталь€ јндреевна вы не узнали мен€?.. ј помните ли тайного советника ўурховаЕ при€тель был вашего сожител€ и положил вместе с ним голову: € »ванЕ бывший дворецЕ

ƒь€чок не договорил и залилс€ оп€ть слезами.

Ёто был верный служитель благородного, возвышенного чудака в красном колпаке. ќн выучилс€ исправно читать и определилс€ дь€чком к той церкви, при которой был погребЄн его барин. ќн не хотел расстатьс€ и с прахом его.

— любовью сестры Ќаталь€ јндреевна обн€ла »вана и представила ему своего сына.

ћожно догадатьс€, с каким чувством пел он похоронные песни при служении панихиды.

ѕо окончании еЄ повЄл он ¬олынскую на ближнюю могилу.

Ц «десь лежат косточки моего баринаЕ Ц начал он и оп€ть не договорил. Ќемного погод€, оправившись, продолжал: Ц јх! матушка, кабы вы знали, как всЄ его-то дл€ мен€ дорогоЕ ќбноски его берегу словно зеницу окаЕ ƒве польские собачки и теперь живут со мною; а двух других, поверите ли? не мог оттащить от его могилы; на ней, бедненькие, и издохлиЕ

— того времени видали очень часто молодую знатную барыню, всю в чЄрном, с маленьким сыном на могиле ¬олынского. Ќа ней, казалось, она состарилась, на ней вырастила и воспитала его.

—лышно было вскоре, что в –ыбачьей слободе умерла кака€-то сумасшедша€ цыганка и что еЄ товарищ ускакал Ѕог весть куда, на кровном коне, которого украл с бывшей конюшни Ѕирона.