В.Н.Дружинин

Именем Ея Величества

Сии птенцы гнезда Петрова –

В пременах жребия земного,

В трудах державства и войны

Его товарищи, сыны:

И Шереметев благородный,

И Брюс, и Боур, и Репнин,

 И, счастья баловень безродный,

Полудержавный властелин.

(А.С.Пушкин, Полтава)


НАСЛЕДНИКИ
ОТБИВАЯСЬ, ВОЗВЫШАЕТСЯ
ДВА ГЕРБА
ВОСКОВАЯ ФИГУРА
ПИСЬМО ИЗ БРЮССЕЛЯ
АМАЗОНКА
ПОЕДИНОК
ЭЛИКСИР ВЕНСКИЙ
ОМФАЛА И ГЕРАКЛ
ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА
ЭПИЛОГ


 

НАСЛЕДНИКИ

 Шестнадцатого января 1725 года, в пятом часу утра, дом князя Меншикова был внезапно разбужен.

 Рожок верещал нетерпеливо. Дежурный офицер выскочил из тепла и захлебнулся на морозе. Нарочный спешил, с коня не слез.

 – Светлейшего к государю…

 Стук подков замер во тьме. А по дому пошло, повторяясь:

 – Светлейшего к государю… Светлейшего к государю…

 Рота солдат сбежала на лёд, запалила факелы.

 Зарево встало над Невой.

 Сотни окон зарделись ответно. Отчего сей фейерверк неурочный? Гадают жители. Пожар? Но колокола молчат. Губернатор выехал – известно, кому так светят.

 Дорога ёлками обозначена – чего же ещё! Мало ему… Форсу не убавилось. Ишь как полыхает золочёный возок! К Зимнему мчится – знайте, люди! Другой бы присмирел – рассердил ведь царя Данилыч, шибко рассердил.

 Царь недавно занемог, слыхать – поправляется. Вот и затребовал дружка своего, обвинённого в лихоимстве.

 Неужто конец Меншикову? Александр Данилович сам не знает, что его ждёт сегодня – милость или кара.

 Одеваясь, успокаивал жену.

 – Зовёт – значит, нужен я.

 – Ох, ноет сердце! Спаси Господь!

 Металась княгиня Дарья – пугливая, скорая на слезу, – стонала, крестилась.

 – Накличешь… Здравствует отец наш – вот главное. Заскучал без меня.

 – Ночь ведь на дворе-то.

 – Царь первый на ногах. У нас так повелось… Он меня поднимает, я генерала, а генерал – солдата.

 Хохотнул, подставил щёку для поцелуя, одарил улыбкой камердинера, часовых у крыльца. Унынье чуждо его натуре.

 В возке жарко, раскалённые пушечные ядра, закатанные в железную грелку, глухо громыхают. Пуховые подушки нежат. Скинул с плеч епанчу, подбитую соболем, сел прямо, вскинув голову, – похоже, мчится в атаку. На нём старая армейская униформа, потрёпанная в походах. Выбрал с умыслом… Зелёное суконце стало почти чёрным, позумент выцвел, дымом сражений напитана одежда. Обрати взор на камрата, великий государь! Чай, не забыл Азов, не забыл абордаж в устье Невы, не забыл Полтаву…

 Улыбка притушена, но не стёрта, тлеет в прищуре цепких голубовато-серых глаз, в изгибе твёрдых бескровных губ. Только пальцы выдают волнение. Длинные, нервные, они теребят галстук.

 Обуза на шее…

 И тогда не слушались пальцы… Путался, потом обливался Алексашка, рекрут потешного полка, облачаясь в немецкое. Бесстыдно короткие штаны, чулки, башмаки с пряжками – всё чужое, всё противилось, особенно галстук. Эвон где пояс! Православные ниже носят. Недавно бегал по Москве босой, в отцовой рубахе, с лотком, выкликал товар – пироги горячие, с требушиной, с капустой, с кашей… Свершилось чудо, сам Господь указал на него царю. Выхвачен мальчишка из толпы, поднят… Более странно ему, чем радостно. Поди, для смеха взят… Холстина жёсткая, а ты приладь её под подбородком, узел сооруди! И забавлялся же царь-одногодок. Засунул длань, дёрнул – дыханье пресеклось.

 Круто взмыла планида Алексашки, вскорости получил офицерский чин и шляхетство. Галстук выдали нарядный, из белого полотна. И всё равно – не смог привыкнуть.

 Тесен узел, душит…

 Царь, будучи во гневе, стягивал горло сильно, с намёком. Есть, мол, другой галстук, пеньковый.

 Гагарину, вон, достался…

 До сей поры болтается на площади губернатор Сибири – иссохший, промёрзший. Караульщики отгоняют ворон. Убрать бы висельника, сжечь, пепел развеять… Не велено – урок казнокрадам.

 Пылают факелы, кровавая бушует крутоверть. Возникает исклёванная рожа Гагарина без ушей, без носа, две дыры зияют.

 Прочь, мерзкое виденье!

 О себе надо думать… Васька Долгорукий, пакостник, обхаживает царя, разложил счета. Миллионы там, на бумаге… Смеет равнять его – первого вельможу у трона – с грабителем сибирским. Недруги, боярское отродье, злобой исходят – в петлю Меншикова, в петлю пирожника… Выкусьте! Разберётся государь мудрый, ведает он, чья судьба дороже.

 Сказал однажды тому же Долгорукому: только Бог рассудит меня с Данилычем.

 Только Бог…

 Драгоценные слова. Они помогают Александру Даниловичу переносить невзгоды. Был президентом военной коллегии, членом Сената – Пётр, распалившись, уволил. Но в губернаторском кресле Данилыч усидел, полки не отняты – Ингерманландский, гвардии Преображенский. Солдаты, офицеры горой за своего начальника. Князь, губернатор, фельдмаршал – не отнято это, не отнято.

 Схлынули факелы, кони взбираются на берег. Загудела под копытами дощатая мостовая, сплошняк вельможных фасадов вытянулся и пропал. Монарший дворец в ряду последний, у Царицына луга – позднее назовут его Марсовым полем. Дверца открылась. Светлейший вылез, крякнул:

 – Морозец-то!

 И лакей, иззябший на запятках, не увидит его оробевшим, растерянным.

 Зимний хоть и расширен, но уступает хоромам Меншикова. Приземист, всего два этажа, крупная лепная корона, венчающая здание, не возвысила – пуще придавила. В спальне царицы темно, мерцает лишь «конторка» царя, где он привык трудиться и спать, да камора соседняя.

 У подъезда три экипажа, чьи – не различить, понеже фонари на столбах, питаемые конопляным маслом скупо, едва теплятся.

 Лестница крута слишком, узел галстука снова железный, пальцы бессильны. Потом светлейший будет уверять – сразу впилось предчувствие. Пронзило пулей… Раньше, чем лекарственный дух коснулся ноздрей. Раньше, чем Екатерина – простоволосая, в пантофлях, отчего стала ниже ростом, – подалась к нему.

 – Александр… Плохо…

 Бледна смертельно, брови черноты страшной… Согнутая спина Блументроста в углу – эскулап не обернулся, размешивает что-то, кивая седой головой.

 Ночью случилось… Никогда так не мучился – криком кричал, рвал простыню. Теперь, проглотив чрезвычайную дозу успокоительного, дремлет. Надолго ли? Лекарь утешает – кризис, последняя вспышка болезни. Расстроен немец, обвислые щёки студенисто дрожат.

 – Урина… Спазм…

 Тянуло бранью шарахнуть, оборвать непонятную латынь, но не моги! Обомлеет учёный человек, опрокинет посудину, прольёт целительный декохт.

 За дверью раздался стон. Вошли, слуга внёс свечи. Пётр лежал на спине, огромное тело содрогалось, кулаки утюжили одеяло.

 Многажды бывал тут губернатор, но ни разу не заставал царя в постели. Ёкнуло сердце… Письменный стол заставлен докторскими склянками и посреди них, подмяв какое-то прерванное писанье, большой кувшин с водой, – должно, олонецкой марциальной. Средством от всех недугов считает её государь и пьёт без меры.

 Камрат встал во фрунт.

 – Здравствуй, фатер!

 Царь смотрит и молчит. Кажется, удивил пехотинец, явившийся будто прямо из боя.

 – Подойди! – услышал князь наконец.

 Слабая улыбка смягчила лицо, напрягшееся от боли. Зовёт без гнева, ласково даже… Знать, нужен камрат.

 Хуже день ото дня больному.

 Медики сыплют латынью ободряюще, сулят скорую поправку. Люди не верят им – верят Петру. Он то принимает посудину со снадобьем, то оземь бьёт и пользует себя водой олонецкого источника. О смерти не говорит, запрещает и думать о ней – запрет растворён в воздухе дворца.

 Чуть отпустит боль – требует новостей. Устремляясь в будущее, кладёт перед собой карту, вместе с капитаном Берингом бросает якорь у берегов Нового Света. Экспедиция готова? Скоро тронется в путь? К чести российской узнать, точно ли Азия соединяется с Америкой.

 Повеленье в Архангельск купцу Баженину не забыли отправить? Три корабля строить ему, три бота, восемнадцать шлюпок и отбыть весной на Грумант, иначе именуемый Шпицберген, осмотреть оный остров ради могущих быть выгод.

 Флаг российский видится царю в гавани Мадагаскара, на острове Тобаго, что у материка Южной Америки. Недурно бы заселить русскими сие бывшее курляндское владение. Плывут корабли в те полуденные широты. Отчего нету известий?

 Нетерпеливо ожидает государь рапорта из армии, действующей в Персии. Утвердился ли на троне шах, запросивший помощи, обезврежен ли наглый претендент-афганец? Спокойно ли на Балтике? Строение судов в Адмиралтействе, поди, замешкалось без монаршего глаза. Каков порядок в столице, чисто ли, довольно ли подвезено разных припасов.

 Лабазники, алтынные души, обманывают народ. Губернатору проверять, наказывать ослушников строго.

 Рука Петра ещё держит перо, да будет ведомо пекарям, какой полагается припёк – "из пуда ржаной муки хлебов пуд двадцать фунтов, из пшеничной муки саек пуд восемь фунтов, кренделей пуд четыре фунта ".

 Данилыч выслушал, необъятная его память надёжна. Подлетает к рынку в пароконных санях внезапно, щупает хлебы, пробует, выспрашивает жалобщиков, смотрителей. Потом у постели Петра с нарочитой бойкостью докладывает.

 – Фатер родной… Булочник-ирод калачом потчует… Шалишь, говорю, этот для ревизора приготовил. Подай тот, с полки!

 Может, вернулись прежние времена теснейшего приятельства? Нет, отеческим "херценскинд ", сиречь дитя сердца, император не осчастливил. Этого не вымолишь. Бессильна и Царица – неизменный ходатай. Ожесточился Пётр в последние годы, повторял всё чаще: "всяк человек ложь ". Преступникам, вон, объявлена амнистия во здравие его величества, а ему – первому вельможе, вернейшему из верных, ему, подследственному, прощенья нет.

 Счастье, что оставлен во дворце. Когда идёт в свои покои, враги прячут досаду, ярость. Много месяцев жильё это было недоступно для фаворита. Шипят – снова втёрся, выскочка…

 Устроился князь по-домашнему, при нём слуга, адъютант. Фронтовая униформа снята, одет наряднее, но и не слишком броско, шитьё кафтана скромное, тонкой серебряной струйкой. Зеркало – ментор взыскательный, советует расправить плечи, вид сохранять бравый, назло невзгодам.

 Тяжко царю, боли мешают спать. Князь проводит ночи возле него, с Екатериной, с ближними вельможами, но редко один. А хочется… Все мешают ему. Лекарей он бы выгнал. Где снадобье из желудка сороки, которое государь ценил когда-то? Почему не испробуют?

 Однажды после жестокого приступа, исторгавшего стоны, крик, страдалец произнёс:

 – Вот что есть человек… Несчастное животное.

 Обида звучала – на Создателя, на хрупкость телесного естества. Александр Данилович сам стонал порой, сам ощущал недуг, разрывавший внутренности.

 Царицу он понимает – страшно ей. Бродит зарёванная, неубранная, но нельзя же хоронить мужа заживо. Сердят и царевны – утром они прибегают одетые кое-как, Елизавета никак не упрячет прелести свои. Вечером нафуфырена девка сверх меры. Данилыч ткнул пальцем в щедрое декольте – бал здесь нешто?! Ветер в голове у неё. Впрочем, эта огорчена искренне – любит отца.

 Анна бывает реже. Несёт причёску французскую, башню чуть не до потолка.

 Жених её, Карл Фридрих, даром что герцог Голштинии – ни стати, ни обхожденья. Развязен, оттирает старших, прёт вперёд кабаном. Пьян, что ли? Князь осадил.

 – Негоже этак.

 И сквозь зубы Анне:

 – Переведи стоеросу!

 Силком выдают царевну. Ох, кудахчут вокруг герцога придворные и первая – Екатерина! Ещё бы – наследник шведского престола, добыча для русской державы важная.

 Взойдёт ли – вот вопрос…

 Чужие троны далеки – сейчас о российском помышлять надо. И если, паче чаяния…

 Русь без Петра? Немыслимо…

 Есть прямой наследник, девятилетний Пётр, сын казнённого Алексея. Царь не жалует внука, но Голицын то и дело приводит его – авось смягчится монарх, забудет в преддверии вечности гнев свой. Противен светлейшему толстый, раскормленный малец. Нрава угрюмого, капризен, учиться ленив – этакому царство! А родовитые смотрят с надеждой, Голицын – главный ихний – властно стучит тростью, подталкивая Петрушку к деду.

 22 января Пётр исповедался – обряд, положенный православному, выполнил как бы на всякий случай. Смирения, готовности к смерти не обнаружил. Отобьётся, встанет – твердил князь себе. Укрепляло надежду и то, что царь, истерзанный болезнью, не начинал речи о завещании. Верно, одолеет костлявую, зря машет она косой.

 Извиваясь на постели, охрипший от крика, царь словно отторгает горячее лезвие боли. Вытащи, фатер, откинь! Данилыч не спит ночами, слушает вопли, бред. Судьба его, судьба дел Петровых зависит от того, кто получит престол. Скажи, фатер, должен ты сказать! Но речи царя на потном ложе бессвязны – ни намёка не выловишь. Спросить ужо, когда жар спадёт, прояснится разум? Посмеешь – считай, признал костлявую, уступил ей царя!

 Вопрос затаённый, жгучий – у каждого. Вельможи выпытывают у князя. Он-то сиделец у болящего частый, его царица не прогонит. Ягужинский сманил Александра Даниловича в сторонку, обнял, клюнув длинным носом в щёку. Фаворит из молодых, лукавый друг… Оба повязаны, оба состояли в судилище, оба подписались под приговором Алексею. Не дай Господи, воссядет Пётр Второй.

 – История не упомнит суверена, – шептал обер-прокурор, – не пожелавшего назвать преемника.

 Тянет Пашку щегольнуть образованностью.

 – Шут с ней, с историей, – отрезал князь уязвленно. – Она не спасёт.

 Спасенье – Екатерина, владычица законная – Пётр сам в прошлом мае возложил корону, объявил императрицей. По всем правилам, в Москве, в Успенском соборе. Не зря же… Но после этого осерчал на неё крепко из-за Монса, и супруги с осени вместе не спят. Сие пищу даёт к сомнениям, а противников царицы куражит.

 – Гляди, князюшка! Войско тебя слушает.

 Кабы меня одного… Ох, Паша, что есть прочного в этом здешнем мире бренном!

 Далее распространяться не стал. Болтлив Павел, а напьётся – мелет без удержу.

 Ночью светлейший проснулся словно от толчка. Ставня тряслись от ветра. Вдруг, в темноте, озарилось неотвратимое – Пётр не встанет. Причастие – рубеж жизни. Призовёт его Бог – отлучиться из дворца будет невозможно. Кто поднимет гвардию? Бутурлин – другого не найти. Испытанный друг государя и супруги его.

 Зимний обширен, но для секретного межсобоя неудобен – вечно ты на людях, под одною крышей с их величествами Сенат, царевны, царевич, двор.

 Данилыч решился. Утром велел запрягать.

 Воинская рать в Петербурге внушительная, раскинулась слободами – серый навес печных дымов загустел над мазанками, схожими, как близнецы. Огород при каждой, курятник – словом, усадебки. Солдатам одна на троих, офицеру отдельная. Заиграет труба, мигом все выбегут на линейку. Адъютанты светлейшего навещают командиров.

 На Васильевском острове стоит полк Ингерманландский – создание Меншикова, по сути собственное его войско Третья часть офицеров из подлого звания, заслугами и милостью шефа удостоены чинами и дворянством. Репнин, заменивший князя на посту президента Военной коллегии, пытался навязать им другого начальника, да дулю съел. Александр Данилович, памятуя указ о выборности офицеров, изловчился, скоренько устроил баллотировку. Отстояли единогласно.

 Ингерманландцы верны князю, но гвардейцы на сей раз нужнее. Выпестованные Петром, они цвет русской армии. Квартируют в соседстве с монархом, за Мойкой, в обоих полках семь тысяч штыков, слободы опрятны, мундиры сукна наилучшего, зелёные с красными отворотами, воротники у преображенцев красные, у семёновцев синие. Когда маршируют солдаты с музыкой, – на улице праздник, зрелище, народом любимое. Высокие шефы гвардии – царь и царица, командиры полков – Меншиков и Бутурлин.

 Недалёкий путь показался нынче Данилычу длинным. Захочет ли подполковник? Если в кусты отпрянет – как быть?

 Мела позёмка, снег рекой обтекал возок. Кучер осадил коней у штабного дома преображенцев, выделявшегося величиной, пучками флагов, красно-белым командирским вымпелом.

 Бутурлин встретил на пороге. Провёл в кабинет, под сень трофейных знамён, полез в поставец за водкой. Князь остановил.

 – Плох отец наш, – начал он. – Опечалит Всевышний, что тогда?

 Помолчали. Суть сказанного подполковник разумеет. Покраснел от волненья, ярче стала седина.

 – Умысел есть против царицы. Знаешь, чей… Она на тебя уповает, Иван Иваныч.

 – Да я за неё…

 Голос старого воина дрогнул. Живот он положит и молодцы его. Скорее падут, чем покинут матушку.

 – Клянись, рыцарь! По-русски…

 Бутурлин расстегнул ворот сорочки, извлёк крест, повертел, прижал к груди.

 – Грех всё же… При живом-то…

 – Мы рабы его, – ответил князь. – Он сам надоумил.

 Ложь во спасение.

 – Целуй, Иван Иваныч! Присягай самодержице Екатерине Алексеевне!

 – Ну, коли сам велит…

 Пожевал дряблыми губами, поднял крест, истово чмокнул. Затем, спохватившись:

 – А твоя светлость?

 – Сей момент, – откликнулся Данилыч почти весело.

 Пальцы ткнулись в толстый шёлковый узел. Несносный галстук… Нащупал цепочку, рванул в сердцах. Золотой, в искорках алмазов крест облобызал отважно.

 – Доложу государю, рыцарь. Худо ему, спазмы одолевают. Послано в Берлин, в Гаагу, там врачи не чета, здешним. Может, пронесёт… Он могуч, меня и тебя проводит в вечную обитель.

 – Дай-то Бог!

 Опасается воин. Репнин – начальник его, не вмешался бы… Предприятие рискованное. Князь подшучивал, обнадёживал. Заключил беседу обещаньем. Выпадет жребий, защитит Бутурлин царицу – служба его не пропадёт, быть ему генералом. Слово императрицы.

 Царь о сговоре не узнал.

 Екатерина днюет и ночует у постели супруга. Заплакана, едва держится на ногах, твердит вперемежку молитвы – руские и лютерские, а то взывает к Петру – неужели не простит амуры её с Монсом? Изредка уходит в свою спальню. Данилыч постучался, застал её неодетой, дремавшей в кресле. Кувшин сладкого венгерского, источник краткого забытья, на столике. Литое тело обескровлено и словно прозрачно.

 – Эй! – встрепенулась она.

 Пристало же это "эй ", подхваченное царём на голландской верфи, совпавшее с разудалым возгласом русских. А исторгла с испугом.

 – Поклялся Бутурлин, – сказал Данилыч. – Однако он на остриё ножа балансирует. Не подвёл бы…

 – Гвардия меня любит.

 Молвила, твёрдо вжимая латышские согласные. Глянула вопросительно – разве неправда? Князь улыбнулся. Вспомнилось – Екатерина на фронте, за ней денщики с набитыми корзинами. Спускается в траншементы, пьёт с солдатами за государя, за викторию, угощает икрой и сёмгой.

 – Ихнее дело военное, – вздохнул он. – Коли Иван Иваныч скомандует – хорошо. А если Репнин?

 Тешить обещаньями незачем. Необходима светлейшему царица, угнетаемая не токмо горем, но и страхом.

 – Бояре пророчат – тебя в монастырь, на место Евдокии, а то и подальше, в Соловки либо в Сибирь. Погребенье заживо… Кто и царевен метит упрятать – мол, рождены до свадьбы, бастарды, стало быть. Мои люди слышали…

 Смутилась. Румянец проступил на опавшем лице. Теперь открыть ей план, заручиться согласьем. Попытаться надо именем монаршим забрать полковые сундуки с казной, отвезти в крепость, сдать коменданту. Жалованье гвардейцам не плачено шестнадцать месяцев – выдать долг. Милость царицы личная…

 – Чертов Репнин не вмешался бы, гнида…

 Затем, потрогав галстук, прибавил:

 – Коли доберутся они до меня… Помолись, матушка, за раба твоего Алексашку!

 27 января болящему полегчало. Кабинет-секретарь Макаров сел на край постели, подался к царю, внимая напряжённо. Пётр будто и впрямь поборол хворь – озаботился морской коммерцией. Мало иноземных флагов у пристаней Петербурга. Адмиралтейств-коллегия нерадива, так, значит, содержать чиновных за счёт сбыта икры и клея.

 – И для того, – диктовал царь, – в приготовлении тех товаров иметь той коллегии старание…

 Но голос слабел. Не к месту помянул капитана Беринга. Макаров горестно заморгал.

 Во втором часу пополудни царь опять в сознании, требует перо, бумагу. Спазмы утихли. Теперь боль истязает присутствующих, боль ожидания. Пётр умирает, он примирился, сдался. Царапанье пера подобно нарастающему грому.

 Всеконечно, это завещанье.

 Живёт воля самодержца и будет жить, отделившись от бренной оболочки. Всяк покорён ей. Исхудавшая рука, мёртвенно белая, движется с усилием. Дрожь сотрясает её.

 Перо выпало.

 Меншиков ринулся вперёд, хотя читать быстро не умеет. Ломкие, веером разбежавшиеся строки. Он задыхался. Кто-то выхватил листок.

"Отдайте всё… "

 Только это и удалось понять. Кому, кому отдаёт? Спросить по-прежнему боязно, да и будет ли толк? Осмелилась царевна Анна. В духоте "конторки ", в дурмане лекарств, копоти светильников, лампад звенели её мольбы, обращённые то к родителю, то к иконе. Слышит ли он? Через короткое время, отвечая дочери или некоему видению, молвил отчётливо:

 – После…

 Отрешённо умолк. Заснул? Что – после? Вспышка надежды… Досказать обещал? Встать с одра болезни? Царевны, Екатерина, вельможи долго стояли в оцепенении.

 Минула ещё одна ночь – последняя ночь Петра. Он не кричал больше, погружался в покой. Люди, придавленные наступившей тишиной, не отходили. В шестом часу утра он перестал дышать.

 Эпоха Петра кончилась.

 Застывшее лицо на подушке, словно чужое… Страшная непохожесть ошеломила Меншикова. Горенье Петра, неустанное его поспешанье отлетели – с душой его… Умер тот, кто, мнилось, неподвластен смерти. Из всех смертных…

 Екатерина рыдала, князь просил Всевышнего взять и его. Забыл огорченья, шептал слёзно… Царица обхватила за плечи, повисла.

 – Нам конец, Александр, конец…

 Усопший повелевал действовать, но не было сил. Пускай конец… Одинок теперь…

 Ату его, пирожника!

 Привольно было мальчишке, таскавшему лоток со снедью. Вознёс царь и вот – покинул. Сейчас не лоток – петля маячит. Бутурлин обманет, сам боярского корня. Всяк человек ложь, – говорил государь.

 Феофилакт дочитал отходную, ушёл в залу. Там собрались вельможи, шумят… Свою волю почуяли.

 Пламя свечей колыхалось, и лёгкое веяние коснулось щеки. Витает душа его… Лик Петра суров в набегающих тенях. Вспомнилось: "Ей служи! " Померещилось? Нет – вроде внятно сказал… Плач царицы несносен. Князь двинулся с места, налил ей капель, заставил выпить.

 Увидел себя в зеркале, ужаснулся – пришиблен, два дня небрит. Устыдило безучастное стекло Завесил его покрывалом с кровати, шагнул к иконе, перекрестился – помоги, Господи! Три небожителя, три головы, склонённые в печали.

 – Троица святая… Троица… И мы тут… Трое нас, матушка… Всё равно…

 Слетело кощунственное. А если подумать, – трое и на земле российской. Он, умолкший, бессмертен. Пётр Великий, отец отечества, неразлучный, отныне и навсегда.

 Поправил галстук, парик.

 Между тем в зале творится небывалое. Макаров как в пещере со львами, прижат к стене, лопочет.

 – Нету, ничего нету… Смутные знаки…

 Никогда не терпел такого – с тех пор как его, сирого вологодского писца, Пётр вытащил в Петербург.

 – Врёшь, дай сюда!

 С кулаками лезут именитые. Развязал папку кабинет-секретарь, да толкнули под локоть, содержимое высыпалось. Подбирают бумаги, топчут их. Нашли, убедились – два слова различимы, и то приблизительно. Почерк странный.

 – Фальшь это… Не его рука…

 – Где подлинное?

 – У царицы, где же ещё!

 – Пошли, сыщем!

 – Меншиков захитил.

 Врезался бас Феофилакта – он свидетель, император начертал собственноручно. Нет и устного завещанья. Феофан Прокопович поддержал – грех порочить царицу. Преосвященные заглушили назревавший бунт. Макаров сложил бумаги, протянул, по-северному окая оравшим вельможам:

 – Чего надоть от покойника? – съёжился виновато – застенчивый, невидный собой. Многих отрезвило. Император мёртв, вопрошать его бессмысленно.

 Так как же быть?

 – Сами решим…

 Прозвучало несмело. Сами? Новизна ошеломляющая. Грозный владыка решал за всех. Держал Россию в горсти. Москвичам повелел заколотить боярские дворы, поколениями обжитые, переселиться в Петербург, к студёному морю, ходить под парусом над пучиной, в утлой лодчонке, чего ни дедам, ни прадедам не снилось. И вот, нежданно – воля собственная, будто чаша с пьяным напитком, поднесённая к губам.

 Хлебнули – и пошло по жилам, ударило в голову. Подобно кулачным бойцам о масленице разделились – стенка на стенку. Голицын, стуча посохом, возгласил:

 – Царевича сюда… Наследника…

 И снова буйство.

 – Царская кровь.

 – Богом дан… Перст Божий.

 – Опомнитесь! – нараспев, как с амвона, грянул Феофан, киевский книгочей и златоуст. – Всуе поминаете имя Божье. Младенца на трон? Смуты хотите?

 Духовного пастыря не перебили.

 – Огорчеваем душу почившего. Бесчинство кажем вместо сыновнего благодарения, послушания. Он же, премудрый законодатель, нас от смуты избавил.

 Намёк на указ о престолонаследии, согласно которому наследник прямой, но править неспособный, трон уступает. Монарх вправе назначить преемника из своей фамилии, наиболее достойного. Отец отечества сей случай предвидел.

 – Супруга его, коронованная и помазанная, не токмо ложа, но всех трудов его сообщница, – она есть наследница, она есть самодержица наша. Тужимся решать, что решено уже… Волю свою подтверждал неоднократно, чему есть свидетели.

 – Я свидетель, – откликнулся Толстой.

 Гвоздя посохом наборный пол, двинулся на него Голицын, наливаясь возмущеньем.

 – Ты-то, Пётр Андреич… Ты рад бы в рай, да грехи не пускают. Дёшево твоё слово.

 – Тебе судить, что ли?

 Толстой, правдами и неправдами выманивший Алексея из Италии, слывёт у бояр отщепенцем. Заговорил, рубя ладонью воздух, Ягужинский. Был в гостях у английского негоцианта вместе с государем недавно:

 – Царицу почитал наследницей… И сказал – женщины над русскими не было, так привыкнут. Женское естество не помеха… Не я, господа, его величество нам глаголет.

 Данилыч в это время томился в спальне возле покойника. В груди теснило преужасно, скорбь мешалась со страхом и злостью. Чу, гвардейцы! Нет, из зала гомон…

 Наведался Толстой с вестями оттуда. Обнаглели бояре. Прямо польский сейм учредили – кто кого перекричит. Пожалуй, кровь брызнет… Князь сжал эфес шпаги – если ворвутся, проткнуть напоследок одного, другого… Пощады не жди… Воцарится Петрушка – пирожника враз под замок, сегодня же… Спать на пуховой постели не придётся. Всё прахом … Петербургу быть пусту – сулил же предатель Алексей.

 Пол под ногами раскалён. Царица припала к постели, всхлипывает, стонет. Маятник мерно отбивает секунды, и Янус кривится в зареве свечей – медный Янус над циферблатом, двуликий, обращённый в былое и грядущее, бог входов и выходов, ключей и замков, начал и концов.

 Где же Бутурлин? Перебежал, иуда… А недруги злорадствуют – прячется пирожник, трусит.

 – Ты побудь пока…

 Бросил Екатерине, безучастной ко всему от горя. Вытянул шпагу, со стуком погрузил снова в ножны. Жест успокаивающий.

 Пошёл к дверям.

 Зал оглушил, не вдруг заметили князя – Голицын сцепился с Феофаном. Протопоп зычно увещевает – коронация малолетки вызовет раздоры.

 Князь тёр платком щёки, притворяясь плачущим. Исподлобья взглядывал, оценивая шансы сторон. У бояр согласия меж собою нет. Хотят регентства, покуда мал наследник, а кому оное доверить – вопят розно. Голицын и Репнин долбят – Екатерине с Сенатом, другие кличут Анну в регентши, даже вон младшую – Елизавету. Кто в лес, кто по дрова… Зато в своей партии Меншиков видит единство полное, да и числом она превосходит.

 Не придут гвардейцы – управимся… Но с ними всё же дело вернее. Острастка нужна.

 Так где же они?

 Ох, и голосище Бог дал Феофану! Святую правду говорит – ни регентства, ни парламентов не должно быть у нас. Вредны они для России. Верно! Так и мыслил государь.

 – Самодержавием сотворена Россия. Самодержавием живот свой и славу продлит. Токмо самодержавием…

 А вон Ягужинский рот раскрыл.

 – На Францию оборотимся – чего доброго имела от регентства? Свары и разоренье…

 Молодец Пашка! Дельно вставил.

 – Хуже бывает, – молвил Толстой, старше всех годами, и заставил многих придержать язык. – Многоначалие злобу рождает, братоубийственную войну. Упаси Господи!

 Степенно перекрестился. Заморгал подслеповато, ища глазами князя, нашёл и, сдаётся, зовёт в свидетели.

 – Разумные слова, Пётр Андреич, – молвил светлейший жёстко. – Да что мы есть? Дети Петра, дети малые… Кто воле его противник, тот худого хочет… Худого нашей державе.

 И громче, ухватив шпагу.

 – Отомстим тому… Самодержавие если порушить, значит, обезглавить Россию – наше отечество. От сего все напасти – глад и мор…

 С какой стати они – глад и мор? Сболтнул ненароком, заодно с напастями сцепилось в памяти.

 Замер, дара речи лишился, услышав рокот барабанов. Гвардейцы! Идут, родимые, идут, сыночки… Обмяк от счастья.

 И вот Бутурлин, картуз набок, несётся во весь опор. А снаружи громыханье солдатских башмаков. Барабаны громче, громче, треск оглушающий. Картечь будто стены дырявит…

 Нервный смех трясёт князя – ух, взбеленился Репнин, петухом наскакивает:

 – Ты привёл? Ты?.. Кто приказал?

 Забавен коротышка.

 – Я это сделал, господин фельдмаршал.

 Достойно ответил подполковник… Генерал будущий… По-генеральски ответил.

 – По воле императрицы, господин фельдмаршал… Ты тоже слуга её… Мы все…

 Срезал коротышку.

 Торжествуя, наблюдает князь, как заметались его недруги; рука на эфесе шпаги, отстранённую величавость придал себе.

 – Откроем окошко… Народ там… Объявим…

 Это Долгорукий. Что на уме? Толпа вмешается, захочет царевича? Глупость брякнул ревизор, шибко растерян – до помраченья рассудка.

 – На дворе не лето, – произнёс светлейший с чуть презрительной усмешкой.

 Ревизор ринулся к окошку и приуныл. Рассвет ещё не брезжил, но горели фонари, и сквозь гладкие немецкие стёкла он увидел: семёновцы, преображенцы шеренгами по набережной, голый булат штыков. Кучка ротозеев, заворожённых воинской силой.

 Дверь распахнута, мундиры и треуголки вторглись в узорочье кафтанов, в хоровод напудренных париков. Топочут, дерзят старым боярам, партию царевича грозят погубить, пиками издырявить. Коротким кивком привечает князь офицеров – всех он знает по именам, обучал, детей их крестил.

 – Поздравим матушку нашу.

 – Виват! Виват! – как один отозвались гвардейцы, глядевшие на него в упор. Подхватили сановные – Ягужинский, канцлер Головкин, вице-канцлер Остерман.

 – Слава царице, – прокричал Толстой, багровея от усердия. – Многая лета ей!

 – Поздравим матушку нашу, поздравим, – повторял князь, взмахивая шарфом. На посрамлённых взирал наставительно, запоминал. Долгорукий онемел, Голицын долбил тростью паркет, бубнил невнятное, Репнин сдавленно просипел:

 – Виват императрикс!

 В крепость бы их, в каменные мешки, и наперво его, пузатого. "Икс ", взятое зачем-то из латыни, щёлкнуло неприятно. Убрать его, коротышку, огарыша из Петербурга…

 Оборвалась дробь барабанов, затих строевой шаг. Дворец оцеплен. Ждут гвардейцы. Бутурлин, протолкавшись к светлейшему, застыл в готовности.

 – Скажи им, Иван Иваныч… Скажи, генерал… "Ура " её величеству… Да чтоб дружно…

 И тут слёз не сдержал.

 – Кэтхен, не надо…

 Эльза Глюк, первая статс-дама, силится отнять стакан. Вино пролилось.

 Когда Меншиков вышел в залу, Екатерина ощутила вдруг злейшую безысходность. Стены "конторки " будто сдвинулись, узорочье шпалер слиняло, узилище каменное сжалось, пробрало сибирским холодом.

 Вторглись чужие люди, появились сосуды с какой-то жидкостью, тазы, режущие, пилящие инструменты. Она застонала, лезвия словно полоснули по ней. Будут бальзамировать. Поцеловала Петра в отвердевшие губы, простилась. От склянок пахло тошнотворно. Ноги подкашивались, она едва доплелась до своей спальни. Никого не впускать! С нею Эльза – и довольно.

 Никого!

 Они росли вместе – немка, дочь пастора Глюка, и Марта, сирота из латышского селенья, взятая на воспитание. Счастье… Оно было безоблачным в Мариенбурге, в семье пастора, доброй и весёлой, среди книг и цветов. В милом Мариенбурге, спалённом русскими калёными ядрами.

 – К чёрту всех! Цум сатан!

 Царица редко впадает в истерику, зато бурно. Тщедушная Эльза, девочка рядом с великаншей, гладит её, сует нюхательную соль.

 – Штилль, пупхен, штилль!

 Зачем ей трон?! Супруга царя – при нём она была госпожой, без него – в осаде, одна, одна…

 – Отчего я не умерла раньше? Отчего?

 – Ах, можем ли мы знать! Так Богу угодно.

 Где же Бог? Он в углу, в трёх лицах. Троица, чтимая русскими особенно. Три… Даже учёный пастор говорил – что-то есть в этой цифре, во всех покоях следят за тобой три головы сквозь отверстия, прорезанные в золоте. Как странно поклоняться иконам, раскрашенным доскам!

 – Эльза, мы погибнем… Бедняжка, ты-то при чём? Эльза, русские говорят, Бог троицу любит.

 Царица надрывно хохочет, повергая в ужас набожную пасторскую дочь. Кэтхен бредит, несчастная… Соль без пользы. Как же помочь?

 – Две головы упали, Эльза.

 Они являлись царице в кошмарах. С плахи катились к ногам, брызгали кровью.

 – Петер не простил мне… Проклятая Машка, из-за неё ведь… Ты помнишь?

 Кто же может не помнить!

 Голова Машки в руках царя. Он подобрал её, отрубленную палачом, поцеловал. Кровь стекает медленно. Жилы тонкие – вот почему. Царь объясняет, месит сапогами Машкину кровь. Кошмар наяву, урок анатомии. Только русский на это способен. Потом голова Машки – в спирту, в кабинете Царя. Преследует…

 – А я-то просила за неё. Ты видела, Эльза? Сама просила, унижалась.

 От кого родила распутница, от царя или от денщика? Неизвестно, ублажала обоих. Труп младенца, выкопанный в саду. Проболтался дурак-денщик, выдал Машку – убила дитя, зарыла. Фрейлина двора, всеобщая любимица… Скандал! А сколько было царских амуров?

 Всё видела Эльза. Нет, она не оправдывает подругу. Но всё же… Император толкнул её в объятия Монса. Роковое увлеченье… Как страшен был царь, когда узнал! Разбил дорогой французский секретер… Устроил пытку Кэтхен, повёз смотреть на площадь, показал голову, надетую на шест. Да, две казни, вторая следствие первой. Но что же делать? Каждый несёт свой крест.

 – Сатан! – взрывается Екатерина. – Троица! Теперь моя голова.

 Бояре мстительны. Что они выдумали? Царица – ведьма, царица отвратила монарха от Алексея. Нет, не простят. Изменила царю. Правда, виновата…

 – Проклята я, проклята Богом.

 Ласкает Эльза, мягко зажимает рот. Грех роптать, Создатель милостив. Вбежал Меншиков, без стука, запыхавшийся, поглядел с укоризной.

 – Матушка! Оденься!

 Зачем? Угрюмое ожесточение вселилось в неё. Ветерок освежил щёку, тяжёлая, хрусткая ткань опустилась рядом, на кровать.

 – Ты слышала, пупхен?

 Фу, пристала! Глупая Эльза… Ах, гвардия, бравые бурши, наша опора! Глупая, глупая… О, они глазеют с обожанием, когда пьёшь с ними на брудершафт! И царь тут же, на позициях, кумир солдатни… А без него… Кто приведёт их? Бутурлин, старый спесивец – вчера он друг, сегодня продаст. Кому можно верить?

 –Нас убьют, Лизхен. Рано или поздно…

 Где-то в недрах ночи пробудилась груба. Идут? Царица упрямо закрыла ладонями уши.

 – Раус! К чёрту!

 Царица комкает, швыряет платье, орденскую ленту. Да, идут… Она примет министров такая как есть. Подлые лицемеры… Грохнутся на колени, а потом, за её спиной… Пленница, ливонская пленница, из трущоб на престол, из лохмотьев в парчу… Грязная девка, безродная, в чьих только постелях не валялась! Да, валялась, пленница не могла отказать. Но великий царь не погнушался. Свиньи! Они мизинца его не стоят, ногтя на мизинце, обрезков ногтя.

 – Эльза! Мне бы Ливонию… Одну Ливонию… Как нам было бы прекрасно с тобой! Согласятся они? Нет…

 Барабаны уже под окнами. И тишина, само время затаило дух. Кто-то командует. Кричат… Виват ей, императрице…

 – Готова, матушка?

 Опять Александр. И выскочил, не заметил, в чём она… Дурак! Зеркала черны. Чего он хочет от женщины, лишённой зеркала. Пусть войдут министры. Пусть кланяются.

 Ниже, ниже!

 Да, императрица… Так было угодно царю. Он взял безродную, не им судить. Делила радости его, утоляла приступы гнева. Отреклась от веры отцов. Всегда отвечавшая на его страсть, была шестнадцать раз беременна, колесила в армейской повозке вместе с мужем, ночевала в придорожной корчме, кишевшей клопами, или в опустошённом, выстуженном замке; хоронила своих младенцев, тратила здоровье, старилась, и дочери не узнавали её, приезжавшую на краткий срок. Из Польши, с Прута, из Персии…

 Вы дрожали перед царём, господа, – повинуйтесь его наследнице!

 Жалкие рабы…

 Вошли, теснясь, стыдливо. Повалились на колени. Сейчас она скажет им… Но что? Накипевшие слова рассеялись, забылись. Женщина, раздираемая скорбью и страхом, надеждой и отчаянием, ощутила внезапно упадок сил.

 Согбенные спины, слитные пряди париков. Кто-то зарыдал. Она поднесла платок к лицу, выдавить слезу не смогла.

 Парики, седые и чёрные… Они издавна, с детства напоминают ей барашков. Гроза была, сбились в кучку… Смеяться нельзя. Но ведь бараны, в самом деле… Александр говорит что-то. Надо ответить.

 Она вымолвила несколько фраз, очень тихо, с усилием. Благодарна, дело его обещает продолжать. Вельможи подходили, прикладывались к руке, поникшей безвольно, к сухому измятому платку.

 Уже светало.

 Именитые вернулись в зал. Макаров раздал листы с присягой Ея Величеству – да соизволят господа подписать. Феофан, неугомонный проповедник, гудел:

 – Примеры в христианских государствах есть. Женщины правили. Отцы церкви сие не порицают. На скрижалях гистории преславные имена есть.

 Крикуны осоловели, пером водят криво и косо. Светлейший отобрал листы, самолично проверил – отказчиков не оказалось. Галстук затиснут в карман, камзол пропотел насквозь.

 Победа, победа…

 Долгорукий, настырный ревизор, и тот глядит на подследственного дремотно. Посох Голицына под креслом, князь подал учтиво, разбудил старца. Не до сна, господа, надлежит приготовить манифест, известить народ.

 Рассвело совсем, когда князь возвращался домой. Морозный туман окутывал бастионы крепости, шпиль навис над ней золотым клинком. Первый день без Петра… Солнце свой совершает путь, что ему до нас. "Державнейший Пётр Великий, – повторялось в памяти, – от сего временного в вечное блаженство отыде… " Торжественное красноречие манифеста как бы отдаляет безжизненный лик на подушке. "А понеже удостоил короною и помазанием любезнейшую свою супругу… "

 Требовали выборов… Выкусили! По завещанию сталось, по воле государя. Зато и злы на пирожника, пуще злы теперь за то, что он волю монарха исполнил, верность ему доказал более всех.

"…короною и помазанием… Великую Государыню нашу Екатерину Алексеевну за Ея к российскому государству мужественные труды… " Складно пишет Макаров. Мужественные… Плоть женская, однако…

 Разумеет ли помазанная, кто должен быть рядом с ней… Кто есть истинный трудов государя наследник.

 Скользит возок, наплывает Васильевский остров. Врастают в небо статуи на карнизе трёхэтажного дворца, самого большого в столице, шпиль собственной его светлости церкви. Дом маршала двора, дом канцелярии, избы челядинцев, разные службы, беседки и оранжереи сада… Через весь остров до Малой Невы протянулась усадьба, город в городе, а по немецкой мерке бург венценосца. Отрада, обитель отдохновения, гордость Александра Даниловича. Честно ведь добыто – награда за верность и ревность.

 Печальная весть обогнала князя – часовые на крыльце, под чёрными флагами, скорбно отдали честь, чёрным обвязаны рукава, ружейные стволы, чёрным оплетены колонны сеней. Наверху меняют шторы, обрамляют крепом портреты царя. В приёмных покрывают трауром и стены. Пахнет деревянным маслом, которое кто-то разлил, наполняя лампады. Княгиня Дарья, зарёванная, шлёпает в оленьих унтах, простоволосая, суетится бестолково. Обняла мужа и пуще размокла.

 – Причешись, – сказал Данилыч.

 Взяла бы пример с сестры… Ходит распустёхой, а в доме люди, небось. Варвара – та в аккурате, командует, хаос был бы в доме, кабы не приехала пособить.

 Бог наказал бояр Арсеньевых – Варвара уродилась кособокой, зато умна же девка-перестарок и расторопна. Советчица в семье, наставница детей, и хорошо, что загнала их во флигель, нечего им тут путаться. Купанье вакханок,. Венера обнажённая со стены сняты – догадалась Варвара. Князь похвалил, сказал, что надо будет две-три комнаты обтянуть траурно сплошь, как принято в Европе.

 Вышел из женской половины и через площадку лестницы – вечно холодную – к себе в мужскую, где ждут посетители. Варвара послала им водку, закуску – сидят горестно, не притронулись. Скорняков-Писарев, комендант столицы, вскочил, князь притянул его к себе. Ладный молодец, исполнительный, из гвардейцев… Пришлось обнять и Дивьера.

 Помянули царя, осушив чарки, есть отказались. Князь слушал доклады, кивал – да, траур чрезвычайный, в церквах на молебствиях быть всему обывательству, подлым и знатным, облачиться в тёмное, а у кого нет, надеть повязку. В жилье именитого по крайней мере одну камору оправить подобающе.

 Затем Дивьеру:

 – Ты, Антон Мануилыч, навостри уши! Мелют грязные языки… Про царицу.

 На смуглом лице генерал-полицеймейстера застыла насторожённость. Не забыл, как сватался к Анне Даниловне и пересчитал ступени. Вспылил тогда князь. Отдать за царского денщика, за иудея? Ни за что! Государь заставил обвенчать.

 –Уши у нас не заложены.

 Ответил чеканно, карие глаза, опасные для женского пола, прикрыты длинными ресницами. Чешет по-русски, будто в России рождён. Всего два слова знал бродяга, юнга с голландского корабля – "царь " и "Петербург ". Губернатор встал, подвёл итог:

 – Манифест печатают. Попы прочтут, но и ваша забота тоже… Втемяшить народу – матушка наша – наследница законная, волей государя. Он помазал, он вручил корону и скипетр. Дурные языки прищемить.

 Вернулся на женскую половину. Дарья умоляла откушать, лечь. Сна ни в одном глазу, кусок в горло нейдёт.

 До вечера объезжал губернатор столицу, уже окроплённую чёрным. Народ в печали, в смятении. Гвардейцы в слободах плачут, вздевая на избах флаги.

 Скорбит и камрат царский, но слёз нет, дышит грудь необычайно легко. То дух царя, воля царя – в каждой жилке, во всём существе.

 Об этом не крикнешь. А жаль… Сие бы друзьям и недругам внушить. Наперво царице… Ну, она сама понимать должна, кому обязана…

 Императрикс…

 Репнина прогнать, здесь он неудобен. А может, коротышка, обрубок в Зимнем сейчас, к царице ластится… Нет, из него плохой утешитель. Вот Ягужинский… Вот Дивьер, кавалер-галант… Эти без мыла влезут.

 Кто с ней там?

 Нашёптывают, злословят… Больнее, больнее покалывало подозрение. Помчался к Зимнему.

 Топот, гром во дворце – ровно полк солдат занял, да с артиллерией. Двигают мебель, скатывают ковры, сшибли гладиатора венецианской работы. В зале, где препирались утром, орудуют плотники, мастерят помост для гроба. Камергер сказал, что прощанье с покойным начнётся завтра же.

 – Гладиатора разбили, – попенял князь по-хозяйски. – Пятьсот ливров плачено.

 Встретился Растрелли – он снял гипсовую маску с лица его величества.

 – Вечна мемория… Вечна…

 Захлебнулся и на смешанном наречии, скороговоркой, подсобляя себе жестами, почал хвалиться – сочиняет фигуру, точную копию императора, восковую. Сядет в кресло, в кабинете, совершенно как живой. Сможет встать, руку протянуть – на то педаль имеется.

 Топает, нажимая незримую педаль, трясёт чёрными бантами на одежде, – игривый у итальянца траур. Царь посмеялся бы…

 – Я делать… Под ваша протекция…

 Что ж, кукла – радость толпе… Растрелли просиял, отвесил церемонный поклон, затем понизил голос. Ему известно – чужеземцы укладывают багаж, нанимают лошадей, чтобы бежать из России. Мелкие трусы, конечно… Боятся черни, переворота.

 – Скатертью дорога.

 Произнёс по-царски решительно, по-царски вскинул ладонь – прочь малодушных! Потрепал скульптора по плечу:

 – Делай, маэстро!

 В лиловых сумерках мельтешили люди – сановники, придворные, послы чужих суверенов, все в испуге, словно дети брошенные, не ведают, как им жить без монарха, кого слушать.

 Узнают, узнают…

 Аудиенции отменены. Статс-дамы, стражи неумолимые, отваживают всех без разбора. Неотложные петиции, важнейшие известия – после, после… Запнулся хоровод писанины, накопившейся во множестве. Надолго ли? Бог весть. Новое правление безгласно, неисповедимо, оно за высокой дверью, обитой фигурным металлом.

 Ягужинский раньше входил без доклада – видать, и ему отказ. Тоскует у двери.

 – Сунься! Церберы там.

 Прищемили нос утешителю.

 – Тяжко ей, бедной, – отозвался князь. – Вдовья доля, Павел Иваныч.

 Стучать или явить скромность. Пощадить женщину, дать ей побыть со своими… Отступить?

 Постучал.

 Отперла Вильбоа, рыжая ворчунья. Лизхен толчёт что-то в миске медным пестиком. Царица лежит, накрывшись с головой.

 – О-о! – выдохнула рыжая с укором. – Мсье Меншикоф!

 Та, пигалица, подбежала на подмогу, сделала книксен, но пестик наставила дерзкому в грудь.

 – Шлафт, шлафт…

 Одолели шипеньем… А она шевельнулась, открыла лицо, отуманенное сном. Большая голая рука выпросталась из-под одеяла.

 – Разбудил я? Прости! Зайду опосля. Дело есть, да ладно… Насчёт Репнина…

 Приподнялась. Сорочка сползла, выпучилось плечо. Налитое, лоснится, ровно ядро пушечное. Сна в помине нет. Глаза – чёрные, блестящие, под густой чернотой бровей – впились.

 – Р-репнин?

 Сказала гневно. Статс-дамы охнули, отступили.

 – Говори, Александр!

 Разумеет, кто ей заклятый противник. Наслышана… Сжала кулак. Эта крепкая, белая рука когда-то посрамила мужчин – удержала навытяжку, над столом с яствами, гетманскую булаву. Виденье, вспыхнувшее внезапно, резануло.

 – Опасаюсь, матушка… Смущает он гвардейцев, бесчестит тебя. Мала гадюка, а яду много. Убрать бы его из Петербурга.

 Ехал домой без факелов. Мог бы кликнуть, дежурная рота наготове, да шут с ними, не до того. Амазонка…

 Кто-то обронил тогда за столом, млея от восторга. А ему неприятна была булава, нависшая над блюдами, над хрусталём. Сам он и не пытался. Воистину богатырша, вроде тех воспетых, из века героического. Женский пол слаб – сие натурой определено. Амазонка, однако, трусит. Испугом и держать её…

 Решено – Репнин будет отправлен в Ригу, там ждёт его кресло губернатора. Место в Военной коллегии освобождает – президентство в оной светлейшему князю возвращается. Пуганая-то милостива. Бутурлин, конечно, генерал. Другими просьбами Данилыч не докучал – успеется. Что – худо без мужа?

 Бывало, за государем в огонь и в воду. На Пруте уж как кисло пришлось, близко к турецкому полону было – храбрилась. Сказывал фатер – золото, каменья содрала с себя и гордо – визирю… Откупилась, не согнув стан. А в персидском походе… Жара, засады… Обстреляна богатырша.

 Война и здесь, матушка. Может, пострашней ещё… Так помни, кто защитник твой ныне!

 Зимний погружался во тьму, холодный простор Невы раздвигал берега – левый царский и правый, в просторечье Меншиков берег. Там, словно рождественская ёлка, искрится – зажёг огни княжеский дом. Отрада хозяина…

 За царицей гляди в оба… Заюлит кавалер-галант, хамелеонт, она и растаяла. И обняла лютого врага. Без мужика-то не выдюжит, вон, сколько сдобы женской!

 Литое плечо, грудь почти оголившаяся, вечно бунтующая против корсажей… Нет, не волнует это мощное естество, претит даже, ибо напоминает о конфузии. Дёрнул же бес, забрался в светёлку к пленнице… Шереметев притомился с ней, уступил молодому. И ведь не так чтобы тянуло очень – просто думал подавить природную робость. Не удалось… Впрочем, к лучшему. Сообразил вскоре, на что годится стряпуха-ливонка. Кому она по масти…

 Мелькают картины той зимы. Царь вывез всю ораву Глюков в Москву, учёному пастору повелел открыть гимназию, Марту поместил под надзор царевны Натальи и боярышень её Арсеньевых – Дарьи и Варвары. Трещал, сотрясался по вечерам хилый дворец Лефорта на Яузе. Вваливались Пётр и камрат его в одежде, провонявшей дымом костров, лошадьми, оружейной смазкой. Денщики втаскивали короба. Женские наряды, брошенные бароншами в Дерпте, в Нарве, чекулат из шведского обоза и кофий, заморские вина… Ивашка Хмельницкий, выпущенный из фляжек, приручал боярышень, выросших в тереме. Чур, не убегать – топает князь. Здесь меряйте! Хохот, полымя на щеках девиц…

 С Дарьюшкой осмелел – чарка помогла, – и стала она женой, стала женщиной единственной. Зато в распутстве не уличат, от сего пристрастия независим.

 А с Мартой, и потом с царицей – чисто брат и сестра. Подарки, заботы взаимные, просьбы в её письмах – "не оставь меня безвестной о тебе! ". Осерчает царь на камрата – она заступница. Сердобольна, мужу покорна – иной Екатерины не знал никто. Что переживёт царя, и не мыслилось.

 Мужика залучит она. Тело своё отдаст – на здоровье, натура требует. Если и волю в придачу – тогда несчастье. Тому всеми мерами препятствовать. А как уследить?

 Ещё и Нева разлучает…

 Мелкая, зябкая дрожь донимает светлейшего, хотя в возке тепло. Ни крошки во рту целые сутки, а есть неохота. Не ослабла пружина, туго закрученная изнутри. Скорее в мыльню … Вот средство сильнейшее от лихорадки нервической. Догадались ли затопить?

 Отчего колонны в сенях, обычно огорчавшие толщиной, старомодные, показались тонкими, хрупкими, а чёрные ленты, обвившие их, словно и шею стянули, сдавили дыханье? Траур гнетёт Александра Даниловича, он терпит обычай как болезнь, как уродство. Шаг бодрый, шаг победителя.

 – Мамушки! Баньку!

 И в ответ на немые расспросы жены, Варвары бросает, подмигнув задорно, весело:

 – Бабье царство у нас.

 Благодатная мыльня!

 Согрета, на пороге Аветик плотоядно скалит зубы, видом свиреп – звериная шерсть от шеи до повязки на чреслах густая, курчавая. Помогает раздеться, напевая что-то, словно баюкая.

 Армянин, нанятый для князя в Персии, он – сокровище дома, дорог не менее, чем повар-саксонец, садовник из Стокгольма, иудей-дирижёр оркестра, регент знаменитого в столице хора, собранного в разных градах российских.

 Светлейший лёг на скамью животом вниз, банщик вскочил на него и почал хлобыстать мыльным, хлюпающим мешком наотмашь, бормоча непонятное – может, заклятье от хворей. Пена растеклась по телу, нежит и чуть щекочет, голиаф подпрыгивает на корточках, а чудится, весу в нём, ровно в цыплёнке. Пальцы ног его, мягко пружинящие, находят нужные мышцы на теле.

 Вертит банщик князя, тормошит, шлёпает как ребёнка, мытье чередуется с растираньем, каждый мускул ухожен, взлелеян, живительное тепло проникает внутрь, мыльная вода стекает, унося пот, усталость, и Божий свет милее тебе. Ну, послужил Аветик!

 У кого такой мастер? Вельможи зарятся, норовили переманить. Дурак он, что ли? Кто платит столько, у кого он так поест, так одет будет? Разве захочет к другому господину? Нет, от Меншикова охотой не уходят.

 Прохладная вода в ушате, горячие простыни – пролетел час блаженства, сброшен десяток лет. В предбаннике зеркало. Помолодел и впрямь. Волосы распушились, будто отросли. Поубавилось морщин на высоком, узком лбу, шершавой бурости на скулах, и вроде огладились они, не так выступают. Губы – тонкие, бескровные – порозовели, и складки, от них побежавшие, не столь глубоки.

 Подмигнул зеркалу.

 – Эй!

 Бывало, сто раз на дню понукал царь – эй, расшибись, эй, позаботься, эй, поспешай! И сейчас… Видит же неразлучный – бабье царство настало. Короновал жену, а чтобы сама правила, собственным малым умом…

 – Того в мыслях не имел. Правда?

 Аветик смеётся, не понимает по-русски ни аз ни буки. Червонец ему. Доволен голиаф, выстрочил армянское спасибо. Подал кружку кваса.

 В баню ходить – сто лет прожить, говаривал фатер. Увы. не исполнилось!

 Поздний ужин, по совету врачей необременительный – крылышко курицы, клюквенный кисель и апельсин – предивный фрукт из собственной оранжереи.

 Теперь на боковую.

 Счастливым сном уснул Александр Данилович в доме своём, одетом в траур.

"Светлейший князь встал в девятом часу ", – напишет секретарь в сафьяновом дневнике, заполняемом для истории.

 Дрожат огоньки свечей, вспугнули птиц на изразцах – клекочут неслышно. Тысячи плиток голландских по стенам, по потолку, многие тысячи птиц – острые клювы, острые когти. Вьются, будто над полем боя, над павшим.

 Заклевали пернатые, выгнали из пуховой перины. Сотворил молитву.

 День пробивался в тумане медленно, отмывал красное дерево, тиснёную кожу обивок, серебро канделябров, высекал улыбку на парсуне царя. Оживали всадники на французском гобелене, жёлтые на жёлтых конях. Воссиял на столике ревельский монстранц – резная колокольня с фигурами в нишах – сторожами мощей, некогда тут хранившихся. Из пуда серебра сработал сей шедевр мастер – католик, живший триста лет назад. Лютерцам вещь излишняя, магистрат с великим почтением преподнёс князю Меншикову, стратегу Александру, уподобив его Македонскому.

 – Выпросил гнусно, – сказал царь.

 Стукнул слегка по зубам. За изразцы досталось дубиной. Заказаны были на казённые деньги, а оказались у камрата, на одиннадцать комнат хватило. Раскошелься, майн фринт, изволь завод построить, русские делать плитки!

 Построил.

 Не придёшь больше, фатер. Печален дом без тебя и в печали пребудет. Ласков ты или грозен, всё равно праздник с собой вносил.

 По примеру Петра князь приступает к делам на тощий желудок. На службу не ездить – посетители ждут за дверью, в предспальне, к ним можно выйти в чём есть, только застегнуть все крючки лилового прусского халата – шлафрока, да шарфом прикрыть сорочку. Стоячие часы – английское изделье – щёлкают, словно бичом. Фатеру нравились – велят поспешать.

 И вдруг обида поднялась – то ли на фатера, рано покинувшего, то ли на Отца Небесного – забот-то теперь…

 – Плачем и рыдаем, господа, – произнёс князь, хотя не исторг и слезинки.

"Прибыли господа офицеры и знатная шляхта, с которыми его светлость довольно о разных делах говаривал и отправлял довольно дел ".

 Каких именно, "Повседневная записка " обычно умалчивает, лишь намекнёт, назвав чины, имена расположившихся за круглым столом. Другие бумаги – они лягут в окованный медью сундук секретаря, сидящего поодаль, – сообщат потомку, о чём могли доложить губернатору комендант и Дивьер.

 Скорбь в столице великая, к телу монарха ринулись толпы, люди в церквах, на молебнах плачут в голос, запас свечей на исходе: столько их ставят за упокой души. Патрули, пущенные по улицам, порядок блюдут. Один поп-расстрига, держа перед собой рубль, шатался по рынку и взывал к царскому лику, будто к иконе, выпрашивал облегченья для простого народа.

 – Царицу не лаял? – спросил князь.

 – Нет.

 – Тогда ничего…

 Но копошатся иного толка юроды – из староверов да из тех, что бороды сберегли, обманно либо оплаченные налогом. Поносят царя – он-де антихрист, змий седьмиглавый, всех переписал, обложил податью – семь гривен с души, да мало, четыре копейки в придачу. Заставил ходить в немецком платье, курить табак. А монастырей сколь позакрывал, колоколов сколь снял, перелил на пушки…

 – А про царицу что?

 – Один и на дыбе кричал – немка она, баба она, пущай бабы ей и присягают. Упрямый чёрт.

 – А именитые?

 – Они тоже воли желают. Своей воли…

 Дивьер запнулся, покривил губы, голос понизил. Донесли ему – старуха Нарышкина держит в секретном ларце бороду. Деда ихнего, вероятно… Показывала Голицыну.

 – Вот и бояре, – вздохнул князь. – Помню, государь трудился в токарне. Кость эту, говорит, обтачиваю, а дураков обточить свыше сил моих. Нам, да и внукам нашим точить да тесать.

 Иностранцы – те опасались революции, отката к старым порядкам. Правда, уже образумились. А то ведь подводы заказывали, снедь на путешествие, подорожные грамоты…

 – Переполох крысиный, – вспылил князь. – Коли до сей поры устоял наш корабль, так и впредь не утопнет. Кормим вот дармоедов…

 Хотел помянуть Карла Фридриха, обожаемого будущего зятя царицы. Осёкся. Тот же Дивьер, ябеда, схватит оказию, шепнёт ей. Успокоительно то, что её величество покамест недоступна. Адъютанты доносят – время она провождает с подругами, с дочерьми. Они, приоткрыв дверь, ибо императрица в неглиже, отсылают вельмож с любой нуждой к светлейшему.

 Подольше бы этак…

"Его светлость, – свидетельствует дневник, – в двенадцатом часу сел кушать ".

 Визитёры отъехали, никто не оставлен обедать, светлейший сослался на скорбь – сердце разрывается – и на недомоганье. К тому же некогда компанию водить, пора к царице. Верно, встала страдалица.

 Ел один, в той же предспальне. День боролся с тьмой – чёрная ткань заслонила плитки. Тут не птицы – голландские домики, мостики, девки в чепцах, рыбаки. Теперь кажется небылью, сном Голландия, где с топором в руках, на стапель, вслед за царём… Ватагой добровольцев, весело, дружно шли.

 Дружно, не то что ныне.

 Задумчиво ковыряет Александр Данилович пирог с капустой, разварную говядину – разносолы неуместны в пору всеобщего несчастья. И низшим пример благонравия. От вина воздержался. С фатером пили чересчур – на всепьянейшем соборе, на крестинах и свадьбах, в походе и дома, при спуске корабля, в честь ангела, в честь рожденья, в годовщину удачной битвы…

"В первом часу его светлость поехал к ея величеству в зимний дом ".

 На Неву смотрел хмуро. Широка река… Снова осознал отъединённость свою на Васильевском острове. Что готовит будущее? Ведь, пожалуй, левый берег царицын притянет всю придворную суету, консилии государственные и плезиры, происки тайные и явные.

 Екатерина рада была бы исчезнуть с людских глаз, отдохнуть от пережитого.

 Разве она жаждала власти?

 Быть женой любимого мужа, опорой ему и утехой – да! Воспитать детей… Дальше не простирались её мечты. Не думала, что останется вдовой царя, что она – крестьянская дочь – поднимется так высоко. Был выбор – оковы, Сибирь или трон самодержицы. Вершина для смертного.

 – Эльза! Значит, хотел Бог… Он управляет людьми. Не всеми, конечно… Тех, которые в нищете, в грязи, он вряд ли замечает – их миллионы. Даже твой отец сомневался… Но правители, военачальники – неужели они безраличны Богу?

 Подруга соглашается. Измученная бессонницей так же, как царица, она твердит машинально:

 – Он прибежище… Он наша сила…

 – Странно, Эльза, Петер казался бессмертным. Сколько пуль пролетело. Под Полтавой пробило шляпу. Я молилась за него, ты помнишь, я ещё не говорила по-русски, а уже научилась молиться.

 Статс-дама разбужена среди ночи – снова нескончаемо вызывают минувшее, вопрошают грядущее. Оно непроницаемо. Аудиенции редки. Екатерина почти не выходит из спальни – дворец внушает боязнь: многолюдство, топот, угрожающий гул голосов…

 – Дочери забыли меня. Анна сердится. Я знаю, герцог ей не по душе, но что я могу? Нужно, Эльза, нужно… Петер настаивал… А что плохого в этом мальчике? Эльза!

 Елизавета забегает чаще. Сперва поцелуи, потом ссора. Петер видел её королевой Франции, а как ведёт себя? Как одета? Лиф распущен, грудь наружу. Правда ли, что завела амуры с денщиком? Призналась, распутница…

 – Позор, Эльза! Уважала бы хоть память родителя… Услышат в Париже…

 Денщики царя бездельничают. Гоняются по коридорам за юбками – Эльза видела, рассказывает. Надо избавиться от дармоедов, набрать свой штат, приличный женщине. А шуты, эти кривляющиеся уроды вовсе невыносимы. Петер уставал от них. Подлинное варварство! Что за приятность находят в них русские? Европейские дворы предпочитают иные развлечения.

 Будет больше музыки. В доме Глюка она звучала каждый день. Пастор сочинял гимны, записывал латышские дойны, Марта переводила ему слова. Ноты Глюка здесь, в спальне, на фисгармонии. Эльза не вытерпела.

 

О Боже, дай испить скорей

Из чаши мудрости твоей!

 

 Подпевали обе. Стена тонкая, кого-то возмутило. Потом Александр попенял – смущаете православных. Траур ведь… Божественное, но не наше.

 – За мной следят, Эльза. Кому можно верить?

 – А фюрст Александр? Ему можно.

 – Он хитрый. Всё же мы нужны друг другу. Политика, Эльза. Пока нужны…

 Для прочих вельмож аудиенции редки. Пардон, её величество нездорова, занята в безутешном горе… Голицын – лицемерный враг, Ягужинский предан как будто, но без меры привержен Бахусу, болтлив, язык без костей.

 Советы Александра полезны. Когда во дворец хлынула толпа к гробу царя, Екатерина намеревалась показаться народу в трауре и в слезах. Князь воспротивился – опасно, всякие твари есть, оскорбить могут особу монаршую, а то похуже что учинить. Дивьер подтвердил – рискованно, полиция то и дело вяжет и тащит в застенок негодяев, изрыгающих хулу на императрицу.

 Надо похвалить зятя:

 – Что горку приспособил, спасибо! Молодец, башка варит!

 Дал скорбящим ход прямо с набережной в окно печальной залы, по катальной горке. Нельзя же пускать по парадной лестнице.

 Помост еженощно чинят, санная потеха так не расшатает его, как марш множества ног. Стук топоров, молотков доносится в спальню, рвёт тонкую вуаль дремоты, и нападают кошмары – Екатерина сама в гробу, крышку заколачивают. Царица кричит, очнувшись, подбегает верная Лизхен, обнимает, баюкает…

 Уже не уснуть…

 Утром опять нашествие… Лишь неясный гул оттуда. Царица прислушивается – вдруг среди черни объявится вожак, оборванный дикий пророк. Русские почитают таких. Свирепый бунт, толпа по кирпичику разнесёт дворец.

 – Что я им сделала? Они должны понять. Творец взял царя к себе и дал им меня.

 Императрица… Всея Великия и Малыя и Белыя Руси… Надо привыкнуть… Суждено править этим народом. Она унимала дрожь в руке, выводя первые подписи. Указ о выдаче жалованья гвардии – задним числом, Александр выдал заранее. Производство Бутурлина в генералы. Теперь предмет, вызывающий несогласия, – подушная подать.

 Из века заведено – новое царствование дарует льготы, дабы сердца подданных воспылали признательностью. Война с Швецией, длившаяся двадцать один год, разорила деревню, а затем настигли неурожаи.

 Генерал-прокурору Ягужинскому из Орла доносили:

"Крестьяне пришли в совершенную скудость, дня по два и по три не едят, ходят по миру и питаются травою и ореховыми шишками, мешая с мякинами ".

 Рапорт из Углича гласил:

"Не токмо у средних, но у лутчих многих крестьян на семяна ярового хлеба ничего нети, осеменить тяглых своих жеребьев нечем, а у которых как скотинишко, так и хлеб был, и то всё распродали, а деньги роздали во всякие подати, и ныне не токмо засеять землю, но и питаютца многие травою и от того много крестьян помирают гладом ".

 Павел Иваныч читал с содроганьем. Жеребья и земли, зарастающие лебедой, брошенные, прохудившиеся избы, несчастные люди, кинувшиеся в бега… Кто посильнее, тот пробивается на Дон, где непаханые степи, где нет помещиков. Отчаяние толкает к буйству. Пишут из провинций – воровские люди, собравшись шайками, грабят проезжих, жгут дворянские усадьбы.

 Покойный государь велел беречь земледельца. В крайности раздавать господский хлеб, чтобы спасти от голодной смерти, скосившей, например, в Пошехонье пять с половиной тысяч сельских жителей. Но местные власти о народе радеют мало, охотнее утесняют сирого мужика. Подати выколачивают, невзирая ни на что, беглых разыскивают, лупят кнутом – закон на этот счёт строгий. Однако деревни пустеют.

 Сколько подушных недодано? Счета в канцеляриях по неумелости или нарочно запутаны. Лишь приблизительно удаётся суммировать – не меньше миллиона.

 Семьдесят четыре копейки в год обязана платить каждая душа, учтённая в переписи населения, – младенческая, стариковская. Антихристом мечены все, – вопят кликуши, – его богопротивные незримые печати на лбу! Грех переписывать людей… Суть в том, – рассуждает генерал-прокурор, – что непосильна эта жертва, семьдесят четыре копейки, хотя одна пуговица на парадном кафтане сановника стоит дороже.

 Несколько раз переиначивал Ягужинский проект благодетельного указа. Скостить двадцать копеек? Подсчитал – нет, урон для тощей казны. Десять? Меншиков заспорит. Президент Военной коллегии, а главное, фаворит её величества.

 Она без него не решает.

 – Вызову обоих, – сказала царица Эльзе. – Подерутся при мне, петухи. Ничего, разниму.

 Взор Петра случайно пал на молодого приказного и задержался на нём. Юноша был пригож, в отличие от соседей по длинному столу чернилами не измазался. Смотрел на царя смело – ничего рабского, манеры непринуждённые. Переводит с польского, но может и с немецкого.

 Такие нужны.

 Денщик Петра, любимый денщик. Вскорости – капитан гвардии. Ещё тогда, в 1710 году, датский посол Юст Юль писал о нём проницательно:

"Милость к нему царя так велика, что сам князь Меншиков от души ненавидит его за это; но положение Ягужинского в смысле милости к нему царя уже настолько утвердилось, что, по-видимому, со временем последнему, быть может, удастся лишить Меншикова царской любви и милости, тем более что у князя и без того немало врагов ".

 На десять лет моложе соперник. Храбрости, расторопности не занимать. И что дорого Петру особо – отличается образованием, в сношениях с иностранцами ловок. Князь же, известно, выводит своё имя жирными, почти печатными буквами, грамоте не учился.

 Царь дарит Ягужинскому остров на Яузе, сватает невесту с громадным приданым. В Петербурге вырос дом Ягужинского – просторный, трёхэтажный, с графским гербом.

 На Аландском конгрессе, состязаясь с шведами по поводу условий мира, писал царю умно, хлёстко, не унывая. Упрямый министр "горькое яблоко дал укусить ", претензии той стороны таковы, что "хуже одна пропасть ". В Вене готовил почву для брака царевны Анны и герцога Голштинии – надо было заручиться одобрением, поддержкой цесарского двора. Англия воспротивилась. Ягужинский, действуя дарами и риторикой, происки сии расстроил.

 Карла Фридриха Россия ужасала: царь, говорили ему, лупит дубиной кого попало, в Петербурге летом наводнения, зимой феноменальные морозы, птицы коченеют на лету, падают замертво. Примирял портрет Анны, поднесённый Ягужинским, а больше того – выгоды от союза с могущественной державой. Герцог приехал, влюблённый заочно.

 Портрет не солгал, голштинец млел от восторга, обручаясь с Анной, послушной отцу. Ягужинский ходил гордо, обласканный щедро обоими дворами.

 И вот уже третий год он генерал-прокурор, "помощник Царя, заменяющий его в Сенате " с решающим голосом.

 Урон для светлейшего болезненный. Он сам заменял порою царя, его именем судил и рядил. Если бы не следствие… Начатое, по мнению князя, из-за сущего пустяка, оно-то и отвратило лик монарха.

 Скрепя сердце диктовал князь секретарю то, что лучше бы доверить бумаге келейно. Граф уехал не простясь – дурной знак… Не посеяны ли какие плевелы? Просьба содержать в неотменной любви. Читай между строк – замолвить царю словечко. Лебезил светлейший, посылал апельсины, а после мучился стыдом, злостью. Доносили ему – генерал-прокурор, во хмелю развязный, кричал:

 – Говорят, я ненавижу Меншикова. Да, ненавижу, потому что я честный человек.

 – Покуда не пойман, – откликался князь в компании, зная, что противник услышит, молва передаст. – Изворотлив, по мелочам таскает.

 Все ведь воруют.

 Столкнулись открыто накануне коронации. Царь приказал почтить императрицу пышностью чрезвычайной. В России не было кавалергардов, парадного эскорта королев, – теперь должны быть. Набрали роту рослых, видных собой солдат, сшили мундиры – во всю грудь двуглавые орлы – загляденье. Репнин назначил командиром Ягужинского, князь кинулся к царю, плакался, умолял – не помогло.

 Пахло дуэлью…

 И теперь, при самодержице, генерал-прокурор в числе самых близких к престолу. Вхож без доклада. Палац его на левом берегу, от дворца всего за три дома. В глазах Александра Даниловича длинноносый Пашка уродлив, как дьявол, а вот поди ж ты, покоритель женского пола! Щеголяет в самом модном, любую церемонию управит, слывёт душою всех застолий, всех балов. В танцах неподражаем – далеко обставил князя, способного один лишь полонез откаблучить, не вызывая смешков.

 Видятся соперники что ни день, у царицы или по службе в Сенате, обязаны держаться в пределах политеса. Легко ли! Российский двор, наблюдающий двух птенцов гнезда Петрова, ожидает взрыва.

 Екатерина приняла вельмож полулёжа в кровати, гладила пушистого белого котёнка. Жестом велела придвинуть стулья. Ягужинский был трезв, изобразил мужицкие нужды с жаром, ему присущим. Владычица кивала растроганно и, косясь на Александра, ждала сочувствия.

 Князь слушал Пашку с улыбкой превосходства. Худо крестьянам, воистину худо, но десять копеек – уступка для государства разорительная.

 – А солдату сладко? Армия в Персии, почитай, второй год без жалованья. На подножном корму, яко скотина… А персияне сами нищие. Болеет войско, лечить некому, лекарство не на что купить. Четыре копейки, больше никак не скинуть.

 – Заплата на зипун, – поморщился Ягужинский.

 – Великий государь копейки не вычел бы. Подать мужик снесёт и сыт будет, ему бы от худшего избавиться От волков кровожадных.

 Пашке следует знать – волками царь называл ненасытную рать чиновников. Помещику губить мужика не резон, это чиновники измышляют неправедные поборы, всячески утесняют. Собирая недоимки, копейки возвращают казне, рубль в карман.

 – На твоей совести, Паша. Мне, что ли, жалобы шлют? Тебе в Сенат. Проучи живодёров!

 – Павел, – строго произнесла Екатерина.

 Котёнка, вцепившегося в плечо, нежно сняла и перекинула на колени князю. Ягужинского задела свойская доверительность жеста больнее, чем насмешливая снисходительность соперника. Отозвался в тоне запальчивом.

 – Жалобы есть и на твой адрес, президент. Доколе полки будут стоять по дворам? Когда уберутся?

 – То особ статья.

 – Не все сразу, – сказала царица.

 – Обмыслим, – отрезал князь, и генерал-прокурор замолчал. Похоже, его из размышлений исключат.

 – Государь нам завещал, Паша, мужика и солдата беречь равно. Гвардейцам кое-как наскребли, ещё и матушка наша из своего кошелька добавила. А на грядущий год? Опять им репу жевать? А коль не уродится у них овощ? А при нас, при столице войско надо держать!

 И начал, защищая четырёхкопеечную поблажку, сыпать цифирью. К папке с бумагами не прикоснулся, да и не умеет он читать быстро, выручает память, прочно отпечатались в ней столбцы расходов. На прокорм и снаряжение армии, флота, на починку и строение кораблей.

 – Учил нас отец отечества, ежели потентат токмо сухопутное воинство имеет, он однорукий.

 И, обратись к царице:

 – Вели, матушка, Сенату частым гребнем чесать, а миллион раздобыть. Без этого не обойдёмся.

 Царица соглашалась – ущемлять военных, особенно гвардию, недопустимо. Поступать, как заповедал. Ягужинский ёрзал, терял терпение. Афоризмы Петра и ему известны, упрёки и наставления излишни – он ведь не подчинён князю, служебным рангом выше его.

 – Ваша светлость… Должок за вами, я слыхал, именно миллион. Вы бы и внесли…

 Данилыч побледнел:

 – Видишь, матушка. Позорят раба твоего… Горазды считать в чужой мошне. Я, Павел, в твою не лезу!

 Вскочили оба.

 – Штилль!

 Хлестнула окриком, усмирила. Послушно открыли поставец, налили себе вина, подали стакан и ей.

 – Мир, господа! Прозит!

 Выпили, поцеловались троекратно. Губы у Ягужинского пухлые, влажные – мазнул по щекам, обслюнявил. Утереть платком князь, однако, не посмел, царица следила пристально.

 Отпустила генерал-прокурора в Сенат готовить указ. Данилыч ждал этого, пылая негодованием.

 – Матушка, за что поношенье?

 Екатерина вдавилась спиной в подушки, тормошила, ласкала котёнка.

 – За что унижен твой слуга, за что оплёван, охаян? Велишь, покажу счета.

 Подобрал папку с ковра. Отчёты хозяйственные при нём во дворце постоянно, так же как петиции на высочайшее имя – отменить следствие, возвести в градус генералиссимуса. Доступен лишь владетельным особам, так ведь он, князь Священной Римской империи, имеет право.

 – Пашка, завистник проклятый…

 – Эй!

 Грудным голосом, басовито, почти по-царски:

 – Александр… Ты много хочешь…

 – Матушка…

 Оборвала гневно.

 – Молчи, Александр, – пилой полоснули латышские согласные. – Ты не один… У меня большая фамилия. Больше не говори мне . Терпенье, мон шер.

 – Что ж, воля твоя.

 Досаду не сдержал светлейший, выразил, прощаясь без слов, тщательным, сколько возможно, церемонным поклоном.

 Мон шер, мон шер… Дружок дорогой – терпи! Угостила, владычица, такое твоё спасибо за верность. Пашке ты удружила…

 Данилыч тёр щёки, едучи домой, саднило от Пашкиных губ. Поцелуй иуды. Теперь вконец обнаглеет.

 У неё, вишь, фамилия большая! Всем не угодишь, матушка. Волков не насытишь и овец не спасёшь.

 Кипел, бранился всю дорогу.

 Возок тряхнуло, кони с разбега взяли береговой откос, встали в парадном дворе, охваченном двумя флигелями.

 Домашние встретили хозяина добродушно, томились, ожидая дворцовые новости. Дарье бросил беспечно:

 – Надурил Пашка.

 Варваре скажет больше.

 Ход к ней из предспальни князя, в покои во флигеле, примыкающие к детским. Без спроса – ни-ни! Блюдёт этикет боярышня Арсеньева. Постучал. Попугай за дверью крикнул:

 – Хальт!

 Камеристка в белом передничке сделала книксен – душистая, сдобная плоть. Ущипнул пониже спины, охнула девка и объявила сумбурно:

 – Либер князь.

 Наборный пол скользок, как лёд, изразцы вымыты мылом – помешана свояченица на чистоте. Всечасно тут скребут и трут, палят ароматное – понеже, считает она, болезни происходят от грязи и вони.

 Комочком приютилась в кресле свояченица, поджав ноги под себя, нахлобучив шерстяной платок. Читает книжку.

 – Устала я. Невмоготу с вами.

 Сразу в атаку…

 – С копыт собьёшь этак, милая, – молвил Данилыч. – Заикаться буду.

 – Собьёшь тебя, Гог-магог! Ну вас всех!

 – Полно, Варенька!

 Омрачился притворно. Пустая угроза. Покинет она их на день, на три и заскучает. Повторялось уже. Шастает взад и вперёд, благо собственный дом рядом, на острове.

 – Обламываю сыночка твоего, мочи нет. Басурман растёт. Одно занятье – саблей махать. Спать кличешь – брыкается.

 – Глуп ещё.

 – Кавалер уже… Одиннадцатый год.

 Отец хмурит брови, но внутренне умилён. Прочит наследнику карьеру военную. Второй Александр Меншиков, второй тёзка великого македонца. Отношение к именам у Данилыча суеверное. В походах прославит Сашка княжеский род.

 – Он говорит – батюшка разве укладывался спать, когда шведов колотил?

 Потеплела лицом и возникла прежняя Варвара, молодая, бойкая невеста в тайном ожидании суженого. Ладила паклю под платье, да зря, всё равно выпирал телесный изъян. Жених беспоместный взял бы горбатую, только ефимками позвякивай, так ведь ерепенилась Арсеньева.

 – Марья учит французский?

 Цель визита не выложит сразу. Разве спешит он или нуждается позарез в совете? Просто так приходит, душу отвести и заодно получить подтвержденье собственным мыслям.

 – Учит. Дерзкая стала.

 Старшей тринадцать, собой недурна. Немецкий осилила уже. Отец наметил жениха – польского графа Сапегу. Нос дерёт девка, будто краше её на свете нет. Санька на год младше, егоза, звонок в доме, всё ещё в детстве пребывает.

 – Дура Санька. Дразнит брата. Царапаются…

 – Златая пора, – вздохнул Данилыч. – Вот царица наша… Зрелые лета, а ума у неё…

 – Не совладал?

 Выронила книжку, развеселилась. Верхняя губка, арсеньевская губка, уголком вперёд, вздрагивает от любопытства, открывает мелкие беличьи зубки.

 – Вожжа под хвост… Забылась. Что она без меня!

 – А ты без неё?

 Беспощадна Варвара. "Не сумел совладать " – куснула в больное место. Усмешка чуть свысока, боярская, и всё-таки терпит безродный князь, терпит безропотно, с неким сладострастьем даже. Не потому ли, что винит себя – настоять надо было, купить ей мужа да привести, благословить…

 Рассказал о случившемся во дворце подробно. Царица удивила его и расстроила. Пашке наглость с рук сошла. Стало быть, он в авантаже… Ей бы опереться на друга испытанного и власти ему прибавить – отменой следствия, высоким градусом.

 – Накось, помирила… Бояться ей нечего. Коли я с ней да гвардия, любого обломаем.

 – Ишь ты, Аника-воин!

 – Разве не так?

 – Ой, пресветлый! Царскую палку тебе не поднять.

 – Дай срок!

 Вспоминая неудачу, Данилыч пришёл в неистовство. С Пашкой мир невозможен, он козни строит, задирает первый, ядом брызжет.

 – Вижу, – Варвара покачала головой с грустью – Вижу, каков мир у вас. До первой драки. А Катерина… Каково бедной, между двух огней! Умна ведь баба-то… Она и тебя выручает, а то прёшь напролом. Надорвёшься… Нынче другое требуется.

 – Чего другое?

 – Рафинэ.

 Сощурилась, будто нитку в иголку вдела. Искорки в тёмно-серых запавших глазах. Спросила, знает ли пресветлый, что значит рафинэ. Он отмахнулся. Солдат он, груб, прощенья просит – не рафинирован.

 – Самодержица… Миротворица… решила быть доброй со всеми, блаженная Екатерина.

 – Дай-то Бог!

 – Возомнила о себе…

 Гвардейцы в то утро под окнами дворца голосили – отец наш умер, мать наша жива. Вот и смутили бабу… Забыла, как супруг её, великий царь поступал.

 – Палку кто-то должен взять, милая. Без палки нельзя, слабого правителя в грош не ставят. Речено ведь – презренье подданных опаснее, чем ненависть.

 Мудрость этой сентенции, услышанной давно, в пьяной компании, поражает князя. Участник трудов и борений Петра, он вынес убеждение – доброе, справедливое достигается лишь понужденьем. Люди, ведомые твёрдо, грозно, славят монарха, лобызают палку, которая бьёт их и учит.

 – Кабы мы с государем разлюбезно да рафинэ… Где бы мы были? В сырой земле, миленькая… Стрельцы бунтовали, ты ещё сопливая была… Как с ними, скажи! Может, рафинэ?

 Данилыч вскочил. Пожалуй, довольно.

 – Сажай Марью за французский, – напомнил он, уходя.

 Царь и камрат словно мясники – сапоги в крови, штаны, рубахи… Лужи кровищи. Два десятка злодеев прикончил Алексашка, рубя наперегонки с царём. И бояр бы этих – бородами отделались…

 Отчего вспыхнуло вдруг зрелище стрелецкой казни, стародавнее? Пашка распалил. И он на плахе, ничком, в ряду приговорённых.

 Дождётся Пашка…

"Печаль кровь густит и в своём движении останавливает и лёхкое запирает, а сердитование кровь в своём движении горячит. И ежели кровь есть густа и жилы суть заперты, то весьма надлежит опасаться такой болезни ".

 Совет докторов затвержён, беречься надо – хоть для того, по крайности, чтобы пережить побольше завистников. Не выносят люди чужого успеха, чужого богатства – оттого и хулят, сеют клевету, пытаются уничтожить. Человек есть не токмо ложь – сосуд пакости всяческой.

 Полтора часа нежился в мыльне. Глотал, врачуя нервы, растёртый рог горного козла безоара. Смотрел из окна на Зимний – ехать завтра, жалобиться?

 Сама позовёт.

 Уединился в своих покоях. Дурное настроение он прячет, Дарья толкнулась – прогнал, сославшись на дела.

 Прошёл в Ореховую.

 Состязаясь с Петергофом, где кабинет царя отделан дубом, князь избрал дерево не менее ценное. Ореховая мелькает то и дело на страницах "Повседневной записки " – хозяин отдыхает в гостиной, "бавится в шахматы ", предаётся размышлениям, обсуждает вопросы особо важные с персонами значительными. Частыми гостями были Пётр и Екатерина, а когда царица навещала Меншиковых одна, ей, сластёне, накрывали в Ореховой "конфетный стол ".

 Удостоит ли снова?

 Пётр любовался видом из окон на запад и юго-восток. Петербург – его детище, его парадиз – открывался почти весь: крепость Петра и Павла, маковки Троицкой церкви за ней, на главной площади столицы, а на том берегу, напротив, во дворе Адмиралтейства строились, оснащались фрегаты, галеры, линейные многопушечные великаны. Скользя вверх по течению реки, за Зимним, Царицыным лугом, царским домом в Летнем саду, взор достигает Литейного двора, дымящего на горизонте, а обратившись на запад, охватывает устье Невы, морскую гладь, корабли, корабли…

 Широта и ясность панорамы снаружи, внутри же переливы коричневых, солнечных тонов на ореховых панелях, струйки золота, взбегающие по тёмным пилястрам, лепные мазки коринфского ордера, их венчающие, – декор дворцовый и вместе укромная благость часовни. Она и есть место священное для князя – эта комната, ибо в ней, более чем где-либо в доме, ощутимо присутствие Петра. Шахматные фигуры – янтарные на янтарной доске – хранят тепло его рук.

 Портрет, помещённый здесь, писан в Голландии, латы на молодом царе тяжелы, нелепы – заартачился художник, противна была этикету рубаха плотника в пятнах смолы. И видятся светлейшему другие рубахи, взлохмаченные головы, ватага отчаянных русских и он сам. Весело жили, дружно, одной семьёй.

 Куда это делось?

 Снял пешку, сжал её в горсти, соприкасаясь с ушедшим и неразлучным.

 Рассуди, государь!

 Ошибётся твоя супруга. Неужели дозволено будет Пашке язвить, интриговать, порочить? Возрадуются Долгорукие, Голицыны, напустят ревизоров. Числили долгов на миллион, рыщут, слыхать, насчитали уже полтора. Множится у них в глазах.

 Опять вызовут на допрос? Опять начнут теребить – подай да подай оправданье, да чтоб по всей форме. Где их взять? Великий государь расписок не требовал.

 Его воля была – сотворить из пирожника князя. Божье – Богови, кесарево – кесарю, князю – княжеское. Или в рубище, в лаптях оставить его?

 Если бы вещи могли говорить… Вот перстень – немой свидетель… Светлейший хорошо помнит, как достался. Ночь во взятом Азове, груда трофеев на полотне, луна обливает сияньем оружье, отягощённое золотом, серебром, самоцветами, женскую рухлядь. Царь равнодушен. Это кольцо с изумрудом надел на палец самолично. Ослепил камень, немотой сковал.

 – Из моей доли, – сказал царь, желая ободрить, засмеялся, обнял денщика.

 Куда деть? Колюч, рвёт испод рукава, задевает. Завернул денщик в тряпицу сказочное богатство, спрятал в сумку. Первый офицерский градус, дворянство воодушевили больше.

 А потом… По существу, из доли царя, презревшего роскошь, возник сей дом на Васильевском острове. Отколотил фатер, увидев голландские изразцы, поменявшие адрес, а когда камрат, угрызаясь, оклеил покои бумажными шпалерами, учинён был ему разнос. Негоже прибедняться. Царя, вишь, простота не унижает, ему можно, а пирожнику бывшему нельзя.

 Забыть пирожника…

 Казна государства была камрату открыта. На нём Петербург. Крайнее шло поспешанье. При всём том – по воле царя обзавёлся губернатор сиими хоромами. Разве его одного и фамилию его ублажают? Так нет – зданье это публичное – контора губернатора и прибавленье к царским дворцам, зимнему и летнему, в коих за теснотой никакого чрезвычайного собранья не созвать.

 Но злобствующих не остудишь. Что Васька Долгорукий, что Пётр Голицын – аспиды оба. Уже десять лет, как строчат перья в следственной канцелярии, царапают бумагу, царапают душу.

 – Из шведского обоза сколько взято?

 Полтавский бой на картине – глянул князь, и снова мытарят его ревизоры. Сдаётся, вломились и сюда, в Ореховую. Чего ещё спросят? Откуда зеркало в янтарной раме? Откуда комод?

 – Великий государь отчёта не требовал.

 Сдаётся, и Пашка тут, лапает комод венецианской работы, теребит ящички, суёт длинный нос.

 – Добыча записана?

 – Деньгами, когда нагнали шведов у Днепра, оказалось двадцать тысяч девятьсот тридцать девять золотых. Потратил на войско, на покупку палаток, ну и на себя.

 – Много ли на себя?

 – Тяжко выделить. Расписки не нужны были, великий государь верил и так.

 – В Гданьске от купцов деньги брал? А в Померании, в Мекленбурге, в Шверине?

 – Города мне платили, добровольно.

 Для того чтобы он – командующий – не допускал грабежа. Сие в обычае. Получал, а расходов-то было… Подарки союзникам – тысяча червонных прусскому министру, датскому генералу трость с алмазами, датскому провиантмейстеру алмазный перстень, понеже он русских солдат кормит.

 – Именья, сказывают, вымогал. Вот жалоба есть…

 – Наговорят вам… Если проситель благодарит за услугу угодьями, крепостными, умоляет не побрезговать… Откажешь – обидишь. Теперь жалко ему стало.

 – Дарственная есть?

 Калёным железом не жгли, плечи на дыбе не выворачивали, но близко было к тому. Сиживал в канцелярии ровно под арестом. Взывал к государю. Памятуя заслуги камрата, отец родной прощал долг целиком или наполовину.

 Но не всегда…

 Шестьсот пятнадцать тысяч содрали однажды ревизоры. Чёрный был день, кровь горлом шла от потери. Но что греха таить – жадничал. У развёрстого сундука кто устоит! Сатана искушает человека.

 Получил в награду за полтавскую баталию город Почеп с округой, из маетностей Мазепы, – тем бы и довольствовался. Нет, прирезал себе земли из лета в лето, покуда не зашумели казаки и сам гетман. Фатер осерчал, пришлось покаяться.

 Краснел, диктуя секретарю:

 – Ни в чём по тому делу оправдаться не могу, но во всём у вашего величества всенижайше слёзно прошу милостивого прощенья.

 Царица заступалась. Увы, напрасно!

 – Не исправится Алексашка, – сказал государь супруге, – быть ему без головы.

 Тот казус и лишил президентства в Военной коллегии, отдалил от фатера. Тошно вспоминать – навредил себе.

 Не прощён по сию пору…

 Каркают – он-де после царской фамилии первый помещик. Что ж, по службе и награда. Жаловал государь, не скупился. На все вотчины имеются грамоты его величества либо дарственные от разных лиц и купчие. По всей форме бумаги – не придерёшься. Везде законно – в Великой России, в Малой, в Белой, да в Польше, в Германии. Приятно обозреть богатство сие на карте, нарочно вывешена, иностранцам покажешь – под дых бьёт. Прикидывают, какое из европейских королевств или герцогств уместится, если сложить купно.

 Может, худое хозяйство? Может, пашни лебедой зарастают? Смотрел фатер – урожай добрый, деревни справные. Князь мужика не морит голодом, не истязает, сборщикам, воинским командам бесчинствовать неповадно. Побегов, разбоя меньше, чем у соседних господ. Хлеб с полей Меншикова едят в Петербурге, в Москве, едят и за границей. Смотрел государь и заводы, построенные в именьях, хвалил паруса, одёжные ткани, кирпичи, стекло, пилёные доски, свечи, уксус, водку, одобрял всякую промысловую затею, будь то новый сёмужий затон или соляная варница.

 И в этом служенье… О своём прибытке стараешься и общую пользу множишь. А Пашка что сделал хорошего? Мотает приданое жены. Посадил на русский кошт Карла Фридриха с оравой голштинцев, а каков прок от них? Покамест одни интриги.

 Завтра позовёт царица, должна позвать. Подсоби, Боже, бабий ум просветить! С Репниным покончено, самое время сейчас и остальных горластых посшибать, всю противность искоренить. Гвардию только кликни…

 Ягужинского из Сената вон! Позаботься, матушка, слугу своего от ревизоров избавить, ныне и присно и во веки веков! Неужто ему снова терпеть позор! И высший воинский градус дать ему, дабы лучше мог беречь тебя на престоле и дела Петровы, кои ты клянёшься продолжать.

 Струсит амазонка, попятится – припугнуть её. Уволь, матушка, слугу своего, отпусти на волю, на покой!

 Тогда спохватится…

 Царица не позвала, однако, и на целый день повергла светлейшего в лихорадку. Окна Зимнего зеленели коварно – вечером, во мраке чудилась кошка, подстерегающая мышь. А в Пашкином кабинете темно – знать, во дворце он, каналья, наушничает.

 Дотерпев до утра, отправился сам. Воображая Екатерину, поникшую перед ним, послушную, подстёгивал себя, разящие подбирал слова.

 Едва начать успел – замкнула ему уста. Что-то новое в ней… Заготовленный ультиматум рассеялся.

 – Алек-сан-др… ты много хочешь, – повторила она уже слышанное, но ещё жёстче. – Что скажут? Слабая женщина, царствует фаворит.

 Прямота смутила, князь не нашёлся сразу, она упредила.

 – Сразу хочешь… Повремени. Эй!

 Ноткой бодрой, с вызовом, заключила приказ, а черты неподвижны, бровью не повела. Будто статуя каменная… Затем изволила улыбнуться. Князь поймал себя на том, что ждал улыбку, просил её мысленно.

 – Воля твоя, матушка, – произнёс затверженное, развязал губернаторскую папку. Сметы на учреждаемую Академию наук – жалованье профессорам, нанятым за границей, устройство жилья для них. Сметы на доделки в Кунсткамере, в здании Двенадцати коллегий.

 Утвердила, просияв ликом, – начатое Петром завершить. И с поспешаньем. Любовно и повелительно произнесла царский этот наказ. Спросила, когда Миних закончит Ладожский канал. Требование генерала на рабочие руки, лопаты, деньги – князь не дочитал, прервала властно. Дать ему всё, всё, к сезону предстоящему, чтобы скорее двинулись суда к Петербургу.

 Тут и личный светлейшего интерес. Товары из внутренних губерний, в том числе зерно, сало, пенька из его имений, в пути застревают, а то и гибнут. Архангельск, испокон торговавший с заграницей, захирел. Там поблизости княжеские промысла – морского зверя и рыбные.

 Начал Данилыч осторожно.

 – Покуда роют канал… Коммерция рушится .

 Государь, не считаясь с убытком, привлекал купцов сюда, в свой обожаемый парадиз. Архангельск в опале. Пора пошире распахнуть северные ворота.

 – Государь имел намеренье. Не успел.

 – Ой, Александр!

 – Ей-Богу, матушка. Он видит нас, не посмею врать. Велел же Баженину… Больной, перед смертью заботился. Целый флот пойдёт к Шпицбергену.

 Царица вскинула голову, несколько минут величаво безмолвствовала. Вспомнилась владычица амазонок, которую когда-то в Москве, в комедиальном сарае представлял молодой щекастый мужичок.

 – Хорошо, – произнесла маска. – Скажешь сенатским.

 – Бегу, матушка.

 Отозвался радостно. Милость двойная – помимо профита. Даровала то, что ценнее денег. Могла бы кликнуть Пашку, ему приказать… Нет, пойдёт он, губернатор, хотя дело сие ведать не обязан. Авось Пашку застанет… Изволь составить указ, – прикажет он, сдерживая ликованье. От монаршего имени, как бывало…

"Его светлость в Ореховой бавился в шахматы ".

 Дежурный секретарь извещает и об этом, заполняя дневник для потомков неукоснительно, раз или два в неделю. Приучил играть царь, любитель всяческих головоломок, а если камрат поддавался, впадал в гнев.

 Царская игра…

 Проникшись вначале уважением к ней, Данилыч воспылал и страстью. Янтарный набор в Ореховой стал ещё при жизни Петра реликвией. Быть допущенным к игре означает близость к хозяину. Впрочем, партию редко доигрывают, отвлекаются на другое.

 – Зеваешь, Горошек!

 Адъютант Горохов двигал фигуры вяло. Его королева была минуту назад в опасности. Князь, оторвавшись от доски, произнёс длинное наставление. Шах королеве – манёвр важный, ибо он сковывает эту весьма мощную фигуру. Истина общеизвестная, но князь многословным объяснением заставляет прочитать потаённую мысль. Не раз уже речь о шахматах заканчивалась поучением.

 Как Пётр избрал себе камрата, так и Данилыч из сонма убогих, униженных вырвал мальчишку. Стёпка лоток не таскал, пирогов и не нюхал, живился подаяньем. Залез однажды, на счастье своё, в Меншиков огород, в горох, сторож вытащил за ухо, тут подвернулся сам господин. Чем-то приглянулся пострел… Оказался круглым сиротой, отец и мать, пригнанные в Питер из-под Углича, умерли.

 Со дня основания столицы шёл второй год, резиденцией царя была бревенчатая пятистенка, раскрашенная под кирпич, а дом губернатора побольше, тоже деревянный, с золочёными наличниками. Он быстро обрастал сараями, амбарами, стойлами, конюшнями, избами для челяди, для солдат. Стёпка, одетый в короткий кафтанчик с кистями, по-польски, состоял сперва на побегушках. Найденный с горстью лакомых стручков в кулаке, получил фамилию – Горохов.

 По царскому веленью открывались школы – молодые люди сели за буквари, за цифирь. Завёл обученье губернатор и у себя, с некоторыми беседовал особо. Стёпке было внушено, что родители его, несомненно, в небесах со святыми, ибо положили живот за царя, помазанника Божьего, за Россию. Погибнуть с ружьём в руке или с лопатой на сих великих работах, под носом у шведов – доблесть равная.

 Помазанник заходил в дом запросто. Весёлый, приветливый, он покорил сердце найдёныша. Хозяин объяснял – царю неважно, кто кем рождён, он любит того, кто хорошо служит. Сделал же вот худородного другом своим, самым близким. Наградил чинами, именьями… Впрочем, всё это – строение, богатство – по сути царское. Люди России, имущество их – в руце монарха.

 Стёпка ощутил гордость. И он, стало быть, царский. Служил с рвением; зло брало на шведов и на врагов царя отечественных. Отчего бояр в Москве – кичливых, толстопузых – не истребил под корень? Пожалел, воевать заставляет. Да годятся ли? В седло, небось, не влезут.

 Познал Горохов грамоту, счёт, кратко геометрию. Назначенный в амбар, записывал привозимый из деревень провиант, пеньку, холсты, овчины. Семнадцати лет зачислен в собственную его светлости домовую роту, и год спустя он, властью княжеской, офицер, дворянин.

 В военном мундире, куда ни пошлют, престижно. Езжай, поручик, в вотчину князя, – точно ли тамошний управитель лихоимец? Если виновен – арестовать. Обеспечь участок земли под мельницу, под завод, угомони канительщиков в губернской канцелярии, взяткой действуй или законом стращай! Разыщи мастеров делать хрусталь, ножи, кареты, замки, а нет таковых – вербуй охочих, определи учиться!

 Война отдалялась, князь покидал столицу надолго. Адъютант скучал, просился на фронт. Мечтал о подвигах, а пуще всего хотел быть ближе к благодетелю, исполнять его приказы, похвалу от него услышать. Очутился в Померании, где русская армия теснила шведов.

 В бой князь не пустил, удержал в штабе, и тут обнаружилась способность Степана к языкам. Заговорил по-немецки, затем с помощью пленного офицера по-шведски. Ещё нужнее стал Горохов – допрашивает "языка ", пойманного шпиона, переводит речь парламентария либо дипломата союзной державы – Пруссии, Мекленбурга, Дании. Поднаторев в этикете, в танцах, в карточной игре, в комплиментах женскому полу, допущен был в бомонд. Поручения имел деликатные…

 Доверие к адъютанту – ныне капитану – полное. Должность, которую он занимает при Александре Даниловиче, нигде не обозначена, вслух не упоминается. Полицеймейстер Дивьер разнюхал, конечно, и негодует. Но как быть светлейшему, если на зятя положиться нельзя – навсегда ведь обижен.

 – Зеваешь, батя, – сказал Горохов и съел пешку.

 Солнце опускается в залив, в серую пустоту, полоска левого берега истончилась в дымке, рвётся, сумерки отъединяют княжеский бург – враждебные тени кругом…

 – Весна скоро, Горошек. Совсем отрежет нас…

 Тронется Нева – берега на неделю, а то и дольше будут разобщены. Репнин пока ещё в городе, тянет с отъездом… Подумывал светлейший загодя перебраться, чтобы присматривать за царицей неусыпно. Нет – чересчур явное выкажет беспокойство. Но глаз и ушей там, за Невой, надобно вдвое больше, втрое…

 – Квартиру подобрал себе?

 Месяц-другой поживёт капитан в доходном доме князя, что возле Адмиралтейства. Задача гласная – надзор за Галерной верфью, негласная – наставлять тайных доносителей и число их увеличить.

 – Есть камора, батя.

 – Соседи кто?

 – Трубач царицы, Корнелий, австриец. И плотник с верфи, Леонтий, оброчный графа Шереметева.

 – Ноев ковчег. Добро. Стерпишь трубача?

 – Чай, не оглохну.

 Сколько же денег выделить на расходы? Прикидывает. Мелюзге – мелкие подачки, персонам более значительным – лучше подарки, чем чистоганом. Например, статс-даме её величества…

 – Подкатись, Горошек!

 Мужчина ладен, плечист, морда лопается – какая девка прогонит! Уши вот оттопырены, а то – Аполлона лепи с него.

 – Примять бы тебе уши утюгом, что ли… Действуй, Степушок! Степушок-петушок… Атакуй курочку!

 Прозвищ для него – ласковых, шутливых, а то и с издёвкой – не меньше, чем некогда у царя для друга Алексашки. Так, со смешком и как бы потешаясь, обсудили секретную кампанию. Горохов внимает, преисполненный восторга. Ради князя-благодетеля улестит и обманет, полюбит и разлюбит. Женат кавалер, но супруга пребывает безотлучно в поместье под Калугой, ибо сырость питерская ей вредна.

 Исчезло светило в море, темнеет в Ореховой, а Пётр на портрете до странности долго сопротивляется тьме. Рыцарские латы неразличимы уже, рука, сжимающая жезл, едва мерцает, а лицо, пышущее молодостью, сияет будто живое.

 – Благослови, государь!

 И Горохов поднял глаза – с обожанием, молитвенно.

 

ОТБИВАЯСЬ, ВОЗВЫШАЕТСЯ

 – Карау-л!

 Пьянчуга брёл как во сне, свалился в сугроб, потерял шапку. Затем, потрогав свои сивые патлы, завопил ещё громче:

 – Кара-ул-л!

 Орал истошно, разевая беззубый, цингой изуродованный рот С берега сполз на карачках, заковылял, спотыкаясь, набивая синяки, по торосистому льду.

 – Тихо ты! – кричали ему – Эва таракан!

 У полицейских мода – все как один отращивают длинные, висящие книзу усы. Схваченный за грудки, пьянчуга бессмысленно таращил белёсые глаза. Невдомёк ему было, что шёл прямо наперерез траурной процессии.

 Гроб с телом Петра несли из Зимнего в церковь Петра и Павла. Нева замёрзла крепко, весь Питер высыпал на Неву.

"А понеже он, Онисим, напился до беспамятства и отчего кричал караул сказать не мог, дано ему батогами десять ударов ".

 Красный гроб на мужских плечах и следом золото, костры золота на бархате подушек. Шагают гвардейцы – зубы стиснуты, руки вытянуты – не дай Бог уронить священную ношу короны Великой, Малой и Белой Руси, Астраханского царства, Казанского, Сибирского. Следом два полковника ведут под уздцы любимую лошадь Петра, носившую его в сражениях.

 Царица в чёрном – ни украшений, ни регалий, ослабевшая от горя. Слева поддерживает её Меншиков, справа адмирал Апраксин. В толпе крестятся, падают на колени.

 Наблюдал шествие, гарцуя верхом, шевалье де ла Мотрей, знаменитый путешественник, видевший пирамиды Египта, мечети Стамбула, родину Христа Вифлеем.

 – Приблизиться к Екатерине, – сказал он потом французскому послу Кампредону, – я не посмел, естественно. Вдова действительно так убивается до сих пор?

 Дипломат – низкорослый, движения быстрые, цепкие, искры иронии в чёрных испанских глазах – усмехнулся, погладил седую бородку клинышком.

 – Доля притворства есть.

 – Здоровье у неё неважное, насколько я мог судить. Расплылась, цвет лица серый какой-то. А на Пруте… Другая женщина, яркая, варварски красивая.

 – Пойдёте к ней?

 – Не знаю. Вдруг вспомнит меня…

 Шевалье находился в турецкой армии, когда в 1711 году, на Пруте, царица при нём снимала с себя драгоценности, отводя угрозу плена, капитуляции. Путешествует ла Мотрей – француз-гугенот – с поручениями Георга I, короля Англии, постоянное жительство имеет в Лондоне.

 Смуглый, темноволосый, прокалённый солнцем атлет, он помахивает длинной трубкой, подаётся вперёд, нависает над китайским столиком, толкает его, и дипломат, смущённый развязными манерами гостя, отодвигается.

 – Любопытно, маркиз, – и трубка роняет пепел, к счастью, остывший. – Вчера, когда переносили тело монарха… Герцог Голштинии шёл впереди царского внука. Царица унижает его. Бояре ей не простят

 – За ней гвардейцы, мсье… Изрубят бояр, как капусту. Она и Меншиков спят спокойно.

 – Спят? Он её любовник?

 – Нет, – фыркнул Кампредон. – Эрот тут ни при чём. Познакомить вас с принцем?

 – О, пожалуйста! Кстати, что значит "караул "?

 – Зов на помощь.

 – Бродяга какой-то… Нёсся, будто собаки хватали за пятки. Прямо к царице… Его обыскивали и, представьте, под бараньей шкурой он был голый.

 – Мог прятать нож. Был же случай… Для людей старой веры царь – воплощенье сатаны.

 – И много таких?

 – К сожалению, кучка.

 – Загадочная страна, – произнёс ла Мотрей с досадой. – Русских били все кому не лень. Немцы, поляки, орды крымцев… И вот, на наших глазах… Талант полководцев? Нет, не только… Необыкновенный подъём духа, пока не угасший. Пётр ещё живёт… Сочувствую, маркиз, миссия у вас трудная.

 Осведомлён шевалье отлично. По дороге из Лондона остановился в Париже. Франция и Англия в тесном альянсе, цель у них общая – оторвать Россию от Австрии, давнего союзника, вовлечь в соглашение с коалицией западной.

 Вот уже четыре года Кампредон ведёт переговоры и жалуется шефам – уклончив Петербург, придирчив, подозрителен. Сотня поправок в проекте трактата – и всё же марш на месте, ни да ни нет.

 – Не скрою, маркиз, англичане нервничают.

 Трубка стучит по столику почти повелительно. Посол ощущает болезненное томление. Кого-то прочат на его пост? Ворчат ведь в Версале – засиделся старик, нежится, задаренный соболями, куницами.

 – Дорогой мсье, я понимаю. Теперь, кажется, момент благоприятный.

 – Почему?

 – Мои прогнозы. Вена уже в курсе здешних событий. Угадываю: Карл Шестой возмущён. Царевич Пётр – его внучатый племянник. Воображаю, с каким скрежетом зубовным поздравят Екатерину. Охлаждение неизбежно. Держу пари, титул императрицы Вена не признает.

 – И мы не признаем.

 – Пусть так… Но, дорогой мсье, мы требуем от русских полного поворота во внешних делах. Отсюда следует, что приманка должна быть весомая.

 – Брачный венец?

 – Для царицы это особенно важно. Материнское чувство, мсье… Горы сворачивает. Анна уже устроена, только траур вынудил отложить свадьбу. Но есть ещё Елизавета. В печёнках сидит у меня…

 – Обещайте, маркиз, обещайте!

 – Увы, из Парижа ничего, кроме общих слов. Нужна определённость. Царица готова на всё, чтобы породниться с французской династией.

 – Хотят заполучить короля?

 – Да, по-прежнему.

 – Хорошо бы охладить материнский пыл. Нам из-за Анны достаточно забот. Претензии голштинца… Приданое у русских невест неплохое, но от женихов Петербург ждёт гораздо большего. Этот пьяница Карл Фридрих обнаглел. Жаль, не удалось расстроить свадьбу…

 Трубка елозит по китайскому лаку, по цветам и пагодам тонкого пейзажа. Бас шевалье жужжит назойливо, как огромный шмель, и Кампредону в каждой фразе слышится упрёк. В кабинете зябко, за окном роится снег, сырые хлопья прилипают к стеклу и вяло соскальзывают.

 – Собачий климат, – и трубка наконец исчезла в кармане тёмно-вишнёвого сюртука. – Меня засыплет… Ещё два визита сегодня. А что Меншиков? Он может нам помочь?

 – Сомневаюсь.

 – Всё равно, познакомьте!

 – Официально иностранные проблемы в ведении Остермана. Хитрец первостатейный, отмолчится или запутает нас. Меншиков разговорчив. Тоже хитёр, но личина жуира.

 – Спасибо. Говорят, жаден до умопомраченья.

 – На подкуп не клюнет. Мало давали, возможно… Нет, по-моему, пресыщен богатством, помышляет о чём-то другом.

 – О чём же? Власть – куда ещё выше! Принц-свинопас… Что во дворце у него? Чудовищная безвкусица, не правда ли? Замашки Журдена?

 Гость ликовал, предвкушая встречу с мещанином во дворянстве, героем Мольера. Посол улыбнулся кисло.

 – Не та пьеса, мсье.

 – Да? Сгораю от нетерпенья.

 – Вас ещё можно удивить?

 – Не знаю. Жажду удивляться, мсье.

 Книга ла Мотрея "Путешествие в Польше и в России " – Гаага, 1732 – сообщит читателям:

"Этот принц построил дворец, но скорее маленький великолепный город, судя по количеству зданий и кирпичных сооружений. Я не берусь описать весь дворец, для этого понадобилась бы обширная глава. Фасад замечательный, вход величественный, украшен скульптурой и живопись отменного вкуса. Столовое серебро у принца на редкость изысканное. При мне из Англии прибыл сервиз стоимостью в шесть тысяч фунтов – изделие бесподобного совершенства ".

 Путешественник отметил домовую церковь принца, прекрасную роспись в ней, необычные для православного храма статуи, звонницу с карильоном – многозвучным набором колоколов. Остановила внимание конюшня в городке – на четыре-пять сотен лошадей.

 На целый конный полк… Шевалье так и сказал хозяину.

 – Совершенно правильно, драгунский полк могу снарядить, – ответил принц весело и с вызовом.

"Поджарый, тощий, покрытый въевшимся загаром, он таков, каким изображают Дон Кихота ", – напишет ла Мотрей. Однако, нет – не мечтатель… Это он – герой Полтавы Это он гнал остатки шведской армии, настиг у Днепра и разбил – король едва успел переправиться. Образ нелепого, глупого Журдена растаял. Постарел лихой кавалерист, но подвижен, хоть сейчас в седло.

 – Вы ведь человек военный, – услышал гость.

 Брошено как бы невзначай. Улыбка всё время освещает обтянутое, скуластое, славянское лицо, изменчивое от множества настроений.

 – На войне я лишь присутствовал, – молвил шевалье сдержанно.

 – Я бы кликнул своих молодцов, показал вам экзерсис. Снега-то навалило… В другой раз, если угодно. Наших-то вы, небось, в подзорную трубу видели.

 Улыбка исподлобья, остренькая – мне, дескать, многое известно. Что ж, карты раскрыты. Тем лучше, – решил ла Мотрей, разговор будет прямой.

 – Я в Турции провёл несколько лет, был там в ставке короля Карла.

 – И проводили его домой. Я не ошибся? Слухами земля полнится.

 Вставляя в свой северный немецкий язык слова голландские, французские – похоже, ради шика, – хозяин ввёл гостя в большой зал, слепяще светлый благодаря зеркалам, расположенным напротив окон. Сквозняк колыхал знамёна, отбитые у шведов. Принц похвалил Леблона, искусного архитектора – он работал для царя в Петергофе.

 – Европа есть очаг художеств. Покойный государь велел нам учиться и перенимать.

 – Тогда вы блестящий ученик.

 Лесть вырвалась чистосердечно – принц знает цену вещам, дешёвку за шедевр не выдаст. Показывает вещи, гордясь выбором. Дельфтские плитки действительно прекрасны, но стены залеплены сплошь, и даже потолок – многовато, пожалуй… Масса серебра, как в музее, – принц, оказывается, коллекционирует. Картины большей частью голландские, морские виды, вероятно, в угоду царю, ибо сам принц, по его признанию, воин сухопутный.

 – Однажды дрался на воде… Абордаж, вместе с его величеством. Вот, небываемое бывает.

 Перевёл надпись на медали, выбитой в честь битвы. Здесь, на Неве, подкрались в лодках, захватили два парусника внезапно, шведы не успели изготовить орудия к стрельбе.

 – О, муза истории вам благодарна!

 Медаль в память взятия Шлиссельбурга – дымы над крепостью, траектории ядер. Геракл с палицей над поверженными пушками – эмблема победы полтавской. Голубь, летящий с лавровым венком, – вестник Ништадтского мира…

 – Потомкам надобно помнить, мсье, кто возродил Россию … Кто из ничтожества поднял…

 Царя Петра принц поминает, цитирует ежеминутно. Но он первый помощник монарха. Медаль во славу битвы у Калиша он задержал на ладони. Звёздный час принца… Он сам командовал, разгромил тридцатитысячную армию, потеряв – не диво ли – всего восемьдесят человек убитыми.

 – Награда царя, мсье…

 Трость, унизанная алмазами, изумрудами. Сообщил стоимость – внятно, деловито – три тысячи шестьдесят четыре рубля. Принц-полководец, принц-коммерсант.

 Гонг позвал обедать.

 Сервировку шевалье нашёл безупречной. Серебро и тут в избытке, страсть хозяина… В центре четыре массивных слона, на спинах вместо паланкинов посудины с приправами. Неизменный у русских чеснок… Хозяин ударился в воспоминания, шевалье обдумывал, как направить беседу в нужное русло. Помогло блюдо с сочным ростбифом.

"Зарежу свинью, забью быка, – струилась по ободу надпись, – вкусно хочу я есть "…

 Шевалье засмеялся, перечёл вслух:

 – Аппетит приходит во время еды. Коронованные особы, мой принц, не исключение. Военные удачи разжигают аппетит в огромной степени. Позвольте привести пример!

 – Сделайте одолжение, мсье!

 – Покойный ваш царь, помнится, уступал всё завоёванное, кроме Петербурга, лишь бы заключить мир. А впоследствии… У вас Выборг, у вас Ревель, Рига… В Финляндии поселяют русских. Царь выдаёт племянницу за курляндского герцога, увы, отошедшего после пира в царство мёртвых.

 Осушив чарку водки, ла Мотрей хмурится, бороздит ногтём скатерть. Мекленбург. Была сосватана и вторая племянница за тамошнего герцога. Полоумный сатрап, изгнанный из страны, но союзный договор, скреплённый брачным кольцом, в силе. В Мекленбурге русские солдаты.

 – Но вам мало, мой принц.

 Водка придаёт смелости, ноготь чертит контуры Балтики. Голштиния… Скоро свадьба, не так ли? Жених уже на правах зятя её величества, и расчёт понятен – одним выстрелом поразить двух фазанов. Племянник Карла XII имеет права на шведский престол. Сорвётся, так что ж, и Голштиния не пустяк. Княжество сильное, угрожает Дании. Меншиков улыбался поощрительно.

 – Боитесь нас? – спросил он в упор.

 – Согласитесь, есть основания! У вас мощный флот, самое многочисленное в Европе войско, отличнейшая артиллерия. С Швецией военный союз, она вам не опасна.

 – Дальше, мсье!

 – Логический вывод один… Россия хочет стать господином на Балтийском море. Слова не мои – короля Георга. Между тем покойный царь декларировал равновесие в Европе.

 – Позвольте, позвольте! У англичан, у французов простор океана, а Балтика сосуд замкнутый. Как же нам угодить королю Георгу? Пребывать на самом дне сосуда и в одиночестве? Ясно ли я выражаюсь?

 – Вполне, мой принц. Но мы обеспокоены… Каков же следующий шаг России? Вы стремитесь усилить Голштинию. Требуете для Карла Фридриха Шлезвиг. Да, провинция спорная…

 – Грубо захваченная, мсье.

 – Не отрицаю… Но Англия гарантировала владения Дании, этого не изменить.

 – Значит, и Франция тоже?

 – Наш альянс с Англией при любых обстоятельствах сохраняется. Русских это раздражает. Кампредон, скажу по секрету, в отчаянии. Договор висит в воздухе, всё упирается в Шлезвиг. Для Дании кусок земли существенный. Она в клещах, а вы ещё понуждаете её отменить зундскую пошлину. Но платят все суда, идущие через пролив. Мы не протестуем.

 Бурный, негодующий жест. Из рукавов сюртука выбились, распушились манжеты – пена валансьенских кружев. Щёки шевалье розовеют, он увлечён беседой. Приватная, ни к чему не обязывающая, она позволяет лучше понять Россию, соперника, во многом загадочного. Меншиков отхлёбывает из чарки крошечными глотками, спокойно.

 – Дания нам должна, мсье, – сказал он. – От шведа кто избавил? Мы, мсье.

 Кружева грустно опустились.

 – Очевидно, лев считает себя образцом великодушия. У газели другое мнение.

 – Это вы – газели? – прыснул светлейший. – Вы и англичане? Ой, умора!

 Распотешил и гостя. Затем притихли. Шевалье, насытившись мясом, общипывал артишок.

 – Сегодня снят, – пояснил хозяин, – в собственной оранжерее.

 – Мир, в котором мы живём, жесток, дорогой мсье. Сошлюсь на Сааведру.

"Идеи христианского политического правителя ", книга из библиотеки казнённого Алексея. Меншикову читали отрывки, запоминал дословно.

 – Суверен, который не заботится о расширении своего государства, весьма рискует. Соседи постараются сократить. А по-русски говоря, с волками жить – по-волчьи выть.

 – Горе нам, – отозвался гость. – Мы плохие христиане. Но, может быть, путём взаимных уступок… Если бы Карл Фридрих взял компенсацию за Шлезвиг…

 – Спросите его!

 – Э, дело дипломатов!

"Сытно я накормлю свой дом ", – дочитал ла Мотрей. Аппетиты, аппетиты., опустошённое блюдо убрали, появились фрукты. Апельсины, персики в феврале…

 – У нашей государыни, мсье, есть забота… Смею думать, более важная для неё, чем Шлезвиг.

 – Любопытствую.

 – Судьба Елизаветы.

 – Она прелестна. Ваш посол Куракин носится с портретом. Старик с ног сбился… Впечатление у всех наилучшее, но король ведь помолвлен.

 – Это прочно?

 – Что прочно в бренном мире! – ответил ла Мотрей, пожав плечами – Король очень молод, жениться не спешит. Речь может идти, как мне представляется, скорее о принце крови.

 – Речи, мсье, – и улыбка Меншикова погрустнела, – текут как вода.

 Подан кофе – манером европейским, без заедок. Сервиз на двоих, серебряный, тончайшей чеканки – гость похвалил. Английский? Нет, московский, собственные мастера сработали. Улыбка светлейшего едва теплится. Смотрит в чашку, в словах тягостное сомнение:

 – Ну, подписан договор . Велика ли нам прибыль? Все ваши трактаты с соседями мы должны признать и гарантировать. А что взамен? Наше побережье нам оставляете… Спасибо, сами защитим. А сверх того что?

 – Выгод много может последовать. Укажу одну, мой принц. Безопасность на юге.

 – Вы серьёзно, мсье? Султан возлюбит Россию? Он ваш друг, не спорю, но ему-то веры меньше всего.

 – Напрасно. Я годами изучал Турцию. У меня другое мнение.

 Султан в действительности миролюбив. Де Бонак уговорил его без труда. Искра войны тлела в Персии, могла разгореться. Посол Франции вернулся в Париж, награждённый султаном и с орденом Андрея Первозванного. Демаркационная линия между армиями, турецкой и русской, проведённая де Бонаком, стабильна до сего дня.

 – Страх перед турками необоснован, мой принц. Распространённое заблуждение. Сожалею, что и вы…

 Шевалье залпом осушил чашку. Светлейший щурился, помешивая кофе.

 – На юге тоже, дорогой мсье… Плоды в вашу корзину упадут. Политика Франции прозрачна. Подписан договор – и Австрия, ваш заклятый враг, перед Турцией в одиночестве. Мы в стороне… Султан двинется на Вену, а затем, благословите вы его или нет, – на нас. Выходит, мы в клещах… На западе предел ставите, на юге – турецкие пушки нацелены. Пощады, мсье!

 Вскинул руки, хохотнул, потом обмяк в кресле благодушно. Позвенел ложечкой в чашке.

 – Ладно, не нам решать. Кесарю кесарево. Угостил бы я вас музыкой, дорогой мсье, отличной музыкой… Вот кончится траур, милости просим!

 Девочку обидели.

 Она плачет навзрыд, орошая слезами кукол. Их отбирают, кладут в сундук. Значит, правда – её увезут. Почему? Король рассердился?

 За что? За что?

 Ей около семи, но на вид меньше. Рыжеватая, хрупкая, с веснушками на хлюпающем носу, она разжалобила придворных. Пытаются утешить. В Мадриде соскучились, зовут домой. Но Мадрида она не помнит. Дом её здесь, в Париже.

 – Так я не буду королевой?

 – Будете, ваше высочество. Потом…

 Прячут глаза, обманывают. Где же король? Не идёт, даже проститься не хочет.

 Впоследствии ей расскажут, каким громким событием был её отъезд, какое волнение вызвал в столицах Европы. Людовик нарушил помолвку. Испанская инфанта Мария Виктория де Бурбон, которую две дюжины нянек, наставниц воспитывали для трона, отправляется на родину. Девочка плохо выросла за четыре года во Франции, узка в бёдрах, вряд ли подарит здоровое потомство.

 Король свободен.

 Покамест юноша увлечён фрейлиной двора, девицей де Сане. Ему пятнадцать лет. Политика его не трогает – задача регента объясниться с Испанией, уладить досадное кви про кво.

 В Мадриде взрыв возмущения. Толпы требуют отомстить за поруганную честь династии, страны. Объявлена война, к Пиренеям двинуты полки.

 Известия достигли Петербурга через месяц – в середине марта. Кампредон примчался в Зимний, испросил срочную аудиенцию. Его провели в "конторку " Петра, холодную, мрачную. Истекли три недели глубокого траура – Екатерина ещё скорбит, лиловые шторы затеняют комнату. Самодержица вошла, одетая по-домашнему, в меховой душегрее, села в кресло покойного супруга за широкий запылённый письменный стол. Гнетущая лиловость легла на её страдальческое лицо.

 Заговорили по-шведски. Первые же слова посла заставили сменить эту маску – появилось удивление, затем радость.

 – Война с Испанией неминуема, ваше величество. Англичане на данном фронте не выступят, – уточнил Кампредон– Надежда исключительно на вас. Франция счастлива будет вступить в дружбу с вашей великой страной. И принять воинов славной армии, победившей Карла Двенадцатого.

 Грудь царицы поднималась бурно

 – Куракин пишет мне… Пишет, что помолвка короля аннулирована. Инфанты нет в Париже.

 Дипломат вздохнул.

 – Да, наконец-то… Разделяю ваши чувства. Редкие качества принцессы Елизаветы, её ум, образование делают её достойной во всех отношениях.

 – Давно слышу, маркиз.

 – Его величество уклонялся от женитьбы. Теперь, придя в возраст… Избавленный от стеснительного обязательства…

 Царица нетерпеливо топнула.

 – Портрет принцессы Елизаветы в спальне короля, у изголовья. Его величество в восторге.

 – Счастлив должен быть, – изрекла самодержица. – Где ещё в мире такая невеста!

 Сочиняя, дипломат проницательно понял, что Екатерина, воспитанница пастора, сентиментальная провинциалка, думает не только о политике, предначертанной царём. Знойной страсти в чертогах Франции желает она для своей дочери.

 – Восхитительная пара… Мечтаю, ваше величество, искренне мечтаю поздравить новобрачных.

 Невольно увлёкся. Царица рывком запахнула душегрею, молнию метнула в посла.

 – Попробую вам поверить. Но если обманете… Мои солдаты обожают царевну. Вы поняли?

 Детали договора, отправки войск министры обсудят, она поручит сегодня же. Уверена совершенно – препятствий не будет.

 – Я прижала француза, – сообщила царица Данилычу. – Под мой каблук.

 – Ой ли, матушка!

 Лёд на Неве пока держит: весть обежала Питер стремглав. Князь узнал от Остермана – императрица вызвала его и канцлера Головкина. Оба не могут прийти в себя. Немец, стеная и охая – опять привязалась простуда, – нагрянул к светлейшему. Авось повлияет… Данилыч, усмиряя нервический припадок, нюхал олений рог – в мыльню лезть уж некогда было.

 – Хвалишься, матушка… А может, тебя прижали? Ф-фу, беда мне с тобой… Сердце прыгает.

 Прижал руку к груди.

 – Ж-жестокий ш-шеловек, – произнесла Екатерина.

 Вот так всякий раз. Жестокий, не хочет счастья Елизавете. Теперь обнадёжена – пошлём полки и сыграем свадьбу. Русские штыки-де тому порука… Воевать на Пиренеях, шутка ли? В Персии увязли, в казне шаром покати. Сейчас не о приращении земель надо печься, а наоборот – сокращать вооружённые акции до поры до времени…

 – Поклонились нам… Лестно, вестимо… Пойдём на испанцев, мать моя, пойдём. И на Австрию, гляди! А как же! За кого Испания ухватится? Спелись уже…

 – Алек-сан-др… – и её величество заложила пальцами уши.

 – А солдат одеть не на что, – продолжал Данилыч, повысив голос. – Наги и босы.

 Пальцы скользнули вниз, к ожерелью из крупных аметистов. Сняли. К носу князя кинулись тёмно-лиловые камни.

 – На! Одевай солдат!

 Стащила перстень с пальца. Потянулась к поставцу, открыла ларец с женской рухлядью.

 – Держи!

 Бросила забористое голландское ругательство – матросское, с уст Петра. Спорить бесполезно. Светлейший поник головой.

 – Воля ваша…

 Однако объявить монаршую волю вельможам отказался наотрез. Они и так косятся. Горохов докладывал… Не только бояре – и новая знать недовольна, Меншиков-де опутал царицу. Зачем же гусей дразнить? Не дай Бог, шумство произойдёт, афронт её величеству! Так пусть погорланят. Оказия важнейшая, семь раз отмерь, потом руби… На то и Сенат заведён государем, и коллегии, чтобы представлять суверену резоны и прожекты.

 При слове "афронт " Екатерина заколебалась.

 – Созовём, матушка, консилию. Этак-то политичней. Покричат и угомонятся. Я-то – как повелишь., за тобой, как нитка за иголкой.

 Согласилась.

 Уходя, шептал проклятья. Безумие – цесарю изменить. России во вред, себе во вред Получивший титул князя Римской империи цесарю обязан. В судьбе удостоенного многое от сего суверена зависит. Но с царицей в контры войти – ещё хуже.

 Из лиловых сумерек в чёрные, из чёрных в лиловые – шагал через покои, задыхаясь. Рванул галстук, воротник камзола. Вот оно – бабье царство! Айда во Францию, жениха добывать! Амазонка бешеная… Каменья свои жертвует. Каково государю, взирающему с небес?

 Внуши ей, фатер!

"Нева против дома Его Светлости вскрылась, из пушки с крепости Петра и Павла стреляно три раза и штандарт поднят ".

 Секретарь, заполнявший дневник, мог бы добавить – потеплело разом. И весьма для Александра Даниловича кстати, ибо ответ Кампредону задержался. Вмешалась Нева, разобщила высших сановников, движение дел государственных остановилось.

 Очистился путь через неделю с лишним. Сперва вышли челны рыбаков, перевозчиков, потом – с опаской – отчалили длинные грузные ладьи именитых господ. Борта красные, синие, зелёные, ковровые балдахины – ярко расцвела серая поверхность реки.

 Пристань помята льдами, настил покатый, скользкий. Гребцы проворно вылезают, чтобы привязать посудину и услужить вельможе – двое хватают под руки, двое держат полы ниспадающей до пят епанчи, подбитой мехом. С береженьем ведут вельможу по мокрым ступеням на набережную, к новопостроенному зданию Двенадцати коллегий.

 Иностранная – от реки вторая, вслед за Сенатом, и убранством отлична. Камин чуть не во всю стену, мраморный, на нём Нептун, вырезанный из кости, – дар некоего дипломата. Морской бог, пузатый, гневный, поражает трезубцем дракона. Гостями завезены и портреты коронованных особ, из коих многие полотна от сырости пошли волдырями. Топят в зале редко, а сегодня служитель опоздал разжечь огонь, сосновые кругляши едва разгорелись. Епанчи не сбросить, кафтаны, блистающие шитьём и орденами, не выказать.

 Сановные бурчат, рассаживаясь, желают лентяю, прощелыге, извергу батогов, розог, кнута. Сел на президентское место, во главе длинного дубового стола, Гаврила Головкин. Некогда захудалый рязанский дворянин, владевший пятью крестьянскими душами, он, избранник Петра, канцлер державы российской. Обтянул епанчу, ссутулился, пряди огромного рыжего парика свесились, закрыли бескровное костистое лицо. Потянулся к звонку. Тоже иноземный кунштюк –литое, фигурное серебро. Сухая старческая рука обняла нагую нимфу, изогнувшуюся сладострастно, затем отпустила. Нет светлейшего…

 Молодой секретарь уже приволок папки, петушком выпятил грудь. Из певчих он, Ферапонт, читает – заслушаешься. Вывел заглавие на листе – 31 марта. Консилия. Головкин ещё раз оглядел залу.

 Светлейший опаздывает…

 По регламенту если – ждать не обязаны. Вопрос, который многим знаком, а Меншикову подавно, и не терять бы время, велеть бы Ферапошке пропеть договор пункт за пунктом…

 Ягужинский этого и хочет, шёпот его, в ухо соседу, громок. Несдержан генерал-прокурор! Гаврила Иваныч невозмутим. Отыскал чистый листок, отрывает кусочки и комкает, отрывает и комкает – обычное занятие от нечего делать.

 Минуло без малого полчаса – зафыркали в переулке княжеские кони. Александр Данилович влетел бойко, с улыбочкой, торопливо кивнул – ни намёка на извинение.

 – Ух, посыпало!

 Снял треуголку, сбил мокрый снег. Улыбнулся задорно, будто узнал нечто забавное и сейчас выложит.

 – Вешняя пороша, сладкая…

 Кто-то фыркнул досадливо. Ишь, мол, весну почуял! А люди продрогли на воде да здесь сидючи. Хорошо ему – живёт рядом, езды всего сотня сажен. Вырядился…

 Хламиду Меншиков скинул в коляске. Полдня он пробыл у царицы и мог бы дома сменить одежду, но не изволил, предстал в полном параде. Дразнит вельмож, закутанных в серое, тусклое, дразнит богатым узорочьем кафтана, а паче редким обилием наград.

 Широкая голубая лента через плечо, орёл святого Андрея, висящий слева, под сердцем, – память о славной битве, о государе, присудившем лично. Справа почесть от союзника, датский слон – белый, толстый, глянцевый, унизанный самоцветами. Иных орденов при нём быть не должно, а ленты носить вперекрёст и вовсе запретно, но князь нарушил статут, ввинтил прямо в сукно кафтана. Польский Белый орёл и прусский Чёрный уместились на груди – лент им, благо, не положено. Все четыре ордена сияют, режут глаза завистникам.

 Кто заслужил столько?

 Печатая шаг, прошёл перед собранием Александр Данилович, выбирая себе место. Усмехнулся, перехватив ненавидящий взгляд Репнина. Медлит фельдмаршал с отъездом. Но уж недолго терпеть его… Голицын прикрыл веки, непроницаем. Василий Нарышкин полирует подушечкой ногти – ух, старательно! Вся тут боярская троица, главари супротивного стана.

 – Матушка наша милостива… Решпект нам оказывает… А мне приказано наши суждения нижайше донести.

 Пока всё идёт как надо. Без него не начали. Головкин смотрит вопросительно – не уступает президентство на консилии. Нет, излишняя жертва. Князь сел рядом, подвинул канцлеру звонок. Ферапошка откашлялся, разгладил пачку листов, обмусоленных за годы, – память господ надобно освежить.

 Запел Ферапошка.

 – Отныне и впредь навсегда между Её Императорским Величеством Всероссийским, Его католическим величеством, Его Британским величеством будут существовать искренняя и неизменная дружба и тесный союз.

 Сановные зевают, чешутся, спорят – нарастает гул. Лишь Голицын, кажется, безучастен, дремотно прикрыл веки и всё чаще притягивает взгляд светлейшего. Противник скрытный, наружно приветливый – оттого и опаснейший. Что скажет сейчас?

 – Пётр Алексеич, отец наш, – задребезжал фальцет, – искал концерна с Францией, искал же… Ноне оттоль длань просящая… Неужто отринем?

 Ошеломил боярин. Был сторонником Вены, царевича звал на трон.

 – А цесарь-то! – крикнул Репнин. – Вконец рассердим.

 – Димитрий Михайлыч, полно тебе, – запричитал Долгорукий – Цезарю изменять? Этого не искал покойник… Не приказывал. Хоть бы и свадьба. Турок навалится, только и ждёт…

 – Тогда не до свадьбы, – просипел Головкин.

 Пункт о браке Елизаветы в договоре отсутствует, суждение о сём деликатном предмете в протокол не вносят. Умолчал и Голицын, продолжая речь.

 – Что ж, цесарь. Прозывается алеат . Рать какую нам посылал разве – роту хотя бы? Алексея же прятал, прятал… Что на уме было? Государыню нашу обидел. Пошто не величает, как надлежит? Она титул императрицы законно носит. Я Кампредону говорил – благословен грядущий с миром. А кондисьоны его…

 Заковыристая у Голицына речь – церковность мешает с иностранщиной. А человек просвещённый. Будучи губернатором в Киеве, привечал у себя живописцев, пиитов, поощрял печатанье книг и обученье разным наукам. По царскому веленью разорил Запорожскую сечь как очаг бунта, но в час смерти Петра бунтовал сам, требуя регентства при малолетнем наследнике. Отчего же он, заядлый противник монаршего своевольства, вдруг узрел мудрость в женском капризе? Явный же совершил вольт-фас… Светлейший спросил мысленно и ответил себе – дальний прицел у боярина. Доверие царицы добывает себе.

 – Кондисьоны француза… – и Голицын обратился к Остерману. – Ты, Андрей Иваныч, востёр. Что француз нам намолотил, ты перелопатишь да просеешь, где мило, где гнило…

 Говорок деревенский, врастяжку, московский – мужичок-простачок да и только. Вице-канцлер кивнул два раза – слышу, дескать – и не ответил. Взбил воротник епанчи, трётся щекой об него, постанывает. Зубы болят? Уловка обычная – выжидает лукавец.

 Умён, бескорыстен, дипломат величайший – так аттестует Европа безродного вестфальца.

 Без тени стеснения рассказывает он о себе – сын пастора, в юности причетник в кирке, скопив гроши, поступил в университет, бедствовал, считался студентом способнейшим. А стороной про него доходило – ученье не кончил, подрался на дуэли, убил соперника и бежал из Иены, укрылся в Амстердаме. Случай свёл с Крюйсом – бывалый мореход, старший такелажник порта нанялся к царю и взял юношу с собой.

 Россия, неведомая Россия, манившая прежде мехами соболей, горностаев, куниц, стала при Петре страной удивительных карьер. Крюйс достиг звания вице-адмирала, порадела Фортуна и его секретарю. Однажды царю подали бумагу, составленную складно, красиво, убедительно. Кто писал?

 – Я смог испробовать себя. О, благодетель-царь умел отличать талант!

"Пробовать " – первое русское слово, усвоенное Остерманом, такое похожее на немецкое "пробирен ", и произносит он его, облизывая сухие, аскетически бледные губы. Его пробуют, он пробует себя и других.

 – Когда ты лезешь на дерево, – учит он, – ты не сразу опираешься на ветку.

 Сперва переводчик Посольского приказа, а вскорости его секретарь, затем член русской миссии в Ништадте, на мирной конференции. Блеснул ловкостью, тонким обхождением, затмив многих высокородных, старался немало, дабы с вящей выгодой заключить с Швецией трактат. Ни разу не треснула ветка под ним… Царь произвёл в бароны, сосватал красавицу из благородной русской фамилии. В долгу не остался вестфалец – второй родиной признал Россию, трону верен беззаветно. Иностранцы пытались подкупить – отступали с конфузом.

 Почти без ошибок говорит по-русски Генрих Иоганн, в просторечье Андрей Иваныч, ныне вице-канцлер государства. Доволен ли? Стремится ли выше по древу карьеры? Петербург гадает.

 – Чем выше, тем тоньше ствол, – философствует он. – И ветки слабее. Свалишься – шею сломаешь.

 Поучает пространно, себя же открывает скупо. Живёт скромно, тихо, гостей на пиршество, на карточную баталию не зовёт. Зато поглощён страстно игрой амбиций, бурлящей у трона. Не денежного выигрыша ищет – наслаждается успехом умственным, строит прогнозы и проверяет, взвешивает шансы того или иного царедворца. Персона сильнейшая при царице – Меншиков. Стало быть, его и опорой избрать. Но доверять не слишком.

 Пробовать, пробовать…

 Прими он православие, достиг бы большего. Намекали ему… Нет, изменять вере отцов бесчестно, царь сие осуждал. Молодым придворным смешно. Странен вице-канцлер, одетый старомодно, небрежно, пуговицы на поношенном кафтане оловянные – этакий скряга. Вино покупает, слыхать, самое дешёвое… Издеваются франты за спиной, и барон знает это. Как-то раз напустился – извольте, мол, уважать сподвижников Петра! Они создавали империю могущественную, а пустоголовые чада легкомыслием, жаждой наслаждений разрушат.

 И сейчас, на консилии, Остерман выглядит убогим канцеляристом – епанча из года в год та же, воротник простой, без меха. Сидит прямо, окостенело, только пальцы в движении, сплетаются, расплетаются, бегают, живут будто сами по себе.

 – Обманет маркиз.

 – Турок враз ополчится.

 Репнин и Долгорукий твердят своё, но растерянно, с жалобой. Потеряли Голицына… Светлейший подсчитывал противоборствующие силы, дал зарок до голосования помалкивать, не выдержал, вскочил.

 – Оробели, господа… Кабы мы с великим государем робели да оглядывались…

 И жестом вызвал Остермана.

 Тот встал нехотя, с миной мученика, кряхтя – снова, вишь, хексеншус, то есть пуля ведьмы, прострел. Францию он уподобил барашку, Англию волку. В прошлую войну досталось барашку от британских зубов, альянс между ними неравный. Есть шанс его подорвать. Ослабленная Англия будет безопасна.

 – Искунство дипломатии, – возглашал вице-канцлер с достоинством, а пальцы, проворные, ищущие, носились, перебирали пуговицы. – Искунство дипломатии.

 Колет, тычет немецким "кунст" – совпало по смыслу с русским словом и въелось. Мастер искусства сего всеконечно он – Остерман. Берётся Кампредона перехитрить. А солдат пообещать послать.

 – На кой ляд! – вскипел Ягужинский. – Прости, Андрей Иваныч! В Персии увязли, так мало… Испанцев бить… Хуже турок мы… Султан солдатами не торгует.

 – Грубишь ты, граф, – вступился генерал-адмирал Апраксин. – А сообразил бы… Наш флот словно лебедь в корыте. В океан плыть несвободно, англичане командуют в Зунде, заставили Данию держать армию, восемьдесят тысяч. Хозяева морей… Титул не вечный, однако.

 Войско он отправит во Францию на судах, из Ростока, понеже порт этот по секретной статье договора с герцогом Мекленбурга предоставлен России в полное распоряжение.

 Лакеи разносят чай, кофий, чекулат, печатные пряники, изюм, маковые украинские коржи – они, выпекаемые казацкой вдовой Маремьяной, в Питере нарасхват. Но почитай половина угощенья пролилась, просыпалась в пылу спора, разгалделись гуси, забыт порядок цивилизованный, предписанный Петром, – соблюдать очередь, оратору не мешать. Голоса разделились поровну, итог недурён, – думает светлейший, – царицу опечалит не слишком.

 Он вмешивается редко, с миной снисходительной. Его усмешка, его балагурство многих раздражают, раздражает то, что он, переняв привычку Петра, дёргает свой ус, жалкий, ёжиком торчащий, будто общипанный…

 – Пиренеи, океаны, – нервно хохочет Ягужинский – О чём ещё попеченье? Свадьбы справлять.

 Сдаётся князю – длинный нос генерал-прокурора, гусиный нос вот-вот достанет, клюнет пребольно. Фу, Павел Иваныч, видел бы ты себя! Урод ты сегодня – предводитель танцев, кумир женского пола.

 – В поход нам неймётся… Отвоевались, так опять… В казне-то шиш, военным где жалованье? Мужик кору гложет, деревни обезлюдели.

 – Её величество изволила…

 – Заплатка на лохмотья, – выпалил Ягужинский, вытягивая шею рывками, клюёт, клюёт, наглец.

 Царица велела убавить налог, скостить четыре копейки с души. Непочтительно говорит о высочайшей милости генерал-прокурор.

 – Хлопочешь ты, светлость… Хлопочешь за Кампредона… Сколько он тебе отвалил?

 Неслыханно!

 – Так я куплен? – произнёс князь, бледнея.

 – Обезумел ты, Павел Иваныч, – вмешался Апраксин.

 Лицо светлейшего онемело, будто и впрямь ударил поганый нос.

 – За это твоё непотребство… За гнусные речи… Шпагу мне вручишь!

 – Тебе? Кто ты такой, чтоб меня?

 – Вы свидетели, господа, – улыбка князя то леденела, то источала скорбь. – Шпагу, Павел Иваныч!

 – Убьёшь раньше…

 Взаправду дуэль. Ягужинский сделал шаг вперёд, непослушная рука шарила, натыкаясь на эфес, на перевязь. Епанча свалилась с плеч, её уже топтали. Блеснула голая сталь, но Апраксин подоспел сзади, обхватил. Тот расцепил медвежью хватку и, скверно бранясь, опрометью к двери…

 Секретарь подобрал епанчу, выскочил. Из окна видно было, как генерал-прокурор, взяв её машинально, волочил за собой по земле.

 – Государь великий! Услышь меня!

 Мольба отчаянная, слёзная гулко раздалась под сводами храма. Толпа колыхнулась и застыла, бормотанье протоиерея, склонившегося над аналоем, стихло.

 – Государь! Отец родной!

 Пастырь обернулся, угрожающе поднял руку и вяло опустил. Пухлые, розовые щёки его багровели. А человек, посмевший нарушить богослужение, поднялся на помост к гробу Петра и стал виден всем. Пробежал шёпот:

 – Ягужинской.

 – Вроде в беспамятстве

 – Из кареты, да в лужу угодил.

 Брусничного цвета кафтан, богато расшитый, распахнут, забрызган, камзол и сорочка расстёгнуты, генерал-прокурор бьёт себя в волосатую грудь, приник к гробу стучит по крышке:

 – Нет моей вины, нет ни в чём. Пётр Алексеич, заступись перед Богом!

 Умолк, переведя дух, и вдруг из толпы раздался истошный женский вопль:

 – Вижу, вижу… Батюшка царь… Гляди, батюшка! Помилуй нас, помилуй, спаси нас, рабов твоих… Воскресе из мёртвых, батюшка…

 Упала на пол, забилась. Служки подбежали, вынесли её на паперть. Ягужинский не заметил бесноватую, жалобу свою не прервал.

 – Заступись, благодетель наш… Нет моей вины, нет. Меншиков, злодей, бесчестье сделал…

 Прихожане опускались на колени, крестились. Кликуша подействовала сильнее, чем литания обиженного сановника. Дуновение ветра, впущенного служками, всколебало огоньки свечей, в наплывах света и тени оживали лики иконостаса, святая Екатерина, которой живописец придал черты царицы, будто обрела движение, ликовала, встречая явившегося. Ягужинский, должно быть, тоже увидел… Медленно выпрямился, глаза устремились в одну точку:

 – Защити, Господи! Защити, государь! Меншиков шпагу хотел отнять, арестовать хотел… Ругал мерзко…

 Люди затаили дыхание. Меншиков, всесильный губернатор, ближе всех у трона. Подобно выстрелу прозвучало имя. И тут спохватился протоиерей, запел славу Всевышнему, дабы заглушить непристойную речь. Грянул хор. Вельможа наклонился, поцеловал гроб и затих, судорожно царапая ногтями накладное серебро. Всенощная скоро окончилась, генерал-прокурор встал, мутным взглядом обвёл окружающих, размазал рукавом слёзы и вымолвил сокрушённо:

 – Нет, не услышит…

 Потрясённые расходились петербуржцы, холодный воздух освежал их, сгонял наваждение. Происшествие небывалое… А может, чем лукавый не шутит, – померещилось? Нет, вон Ягужинский, бредёт к пристани, да нетвёрд на ногах, шатается, хватил спиртного. Вестимо же – был не в себе… Но что у трезвого на уме…

 – Трезвый посмел бы разве? Где там… На самого светлейшего взъелся.

 – Ох, не к добру!

 Языки развязывались.

 – Большие дерутся, у малых кости трещат…

 – Мы-то завсегда виновные.

 Два месяца минуло с той ночи, как опочил царь. Множество горожан побывало в церкви Петра и Павла, что в санкт-петербургской крепости, и поток сей не иссяк, тянется из ближних улиц, дворянских, замощённых, каменных и из убогих слобод – Прядильной, Кузнечной, Бочарной, Матросской, Смоляной, Каретной. Ветераны битв, одолевшие под Петровым знаменем шведа, работные, построившие град Петра, жёны и вдовы… Прощаются с умершим, шепчут слова благодарности либо раскаяния, просят быть ходатаем за сирых и голодных, хотя не причислен монарх к сонму святых. Уж верно с почётом принят он – самодержец, помазанник – в чертогах Владыки небесного.

 Преосвященный Феофан Прокопович с амвона возглашал:

 – Сыны российские! Верностью и повиновением утешайте государыню вашу. Пётр не весь отошёл от нас; оставляя нас, не оставил нас, ибо в ней, матери нашей, видим дух Петра, отца отечества.

 Внушает складно, а на деле что? Кто правит – царица или вельможи? По восшествии своём убавила подать, скостила четыре копейки с души. Облегчение, однако, малое. Голодных, раздетых в государстве тьма. Правда, её величество всё ещё в трауре, скорбит безмерно. Это похвально… Худо, что чересчур мирволит немцам, налетело их на русские хлеба… Ровно саранча. А среди начальствующих персон согласия нет. Ягужинский вовсе стыд потерял, кинулся тревожить покойника.

 Смущенье в народе…

 Губернатор и обер-прокурор, два главнейших лица, в смертельной вражде. Чего не поделили? Слыхать, давно они в контрах, а в этот день Ягужинский был в австерии "Три фрегата " и больше пил, нежели ел, – распалял сердце. Пришёл из коллегии, где будто бы и случилось… Говорят, ругался также с Апраксиным, генерал-адмиралом.

 Унять-то некому…

 Царь всех держал в строгости – не стало его, и началась шатость. Где-то объявился возмутитель, именует себя царевичем Алексеем, и многие верят.

 Господи, что же будет?

"31-го вечером Ягужинский вошёл к императрице сильно пьяный, и никто не мог удержать его от этого. Он хотя во всех отношениях благородный и почтенный человек, но в нетрезвом виде решительно не помнит сам себя ".

 Записал голштинского двора камер-юнкер Берхгольц. Сын генерала, служившего в русской армии, он вхож во дворец, но свидетелем сцены быть не мог. Только статс-дамы Екатерины, Анна Крамер и бессменная Эльза Глюк, наблюдали жалкое зрелище. С плачем ворвался генерал-прокурор, рухнул на пол, пополз, пытаясь поцеловать ноги императрицы, – она же брезгливо отступала, затыкала уши перстами, ибо ругань непотребную на Меншикова изрыгал невежа.

 Статс-дамы выпроводили его. Берхгольц – проныра, любезник дамский – выведал у них и занёс в дневник, хранящийся тайно, предназначенный детям и внукам. Узнал и Горохов – глаза и уши светлейшего на левом берегу.

 Доложил в тот же вечер.

 – Государыня сердита – страсть. Ягужинский ушёл, словно побитый пёс.

 Так и надо ему. Дошумелся! Хватило же наглости напиться, тревожить царицу…

 – Потом куда делся?

 – К голштинцу побежал. Отрезвел, верно, да струсил, теперь пороги учнёт обивать.

 Зорок Горошек.

 – Ходатаев ищет. Канючить будет. Добра наша матушка, а то бы… Сибирь заслужил паскудник. Ты примечай…

 –Знамо, батя.

 – Нам он паче вреден теперь. Ничего, шпагу выбьем у него. Завтра скажу государыне.

 Адъютант усмехнулся понимающе, глянул на гравюру. Три шпаги схлестнулись. Лестница в некоем замке, высокий усатый кавалер, пятясь, отражает двух атакующих. Спины, пригнувшиеся коварно, перья на шляпах жирными рыжими мазками – типографщик переложил краски.

 Секретов от Горошка нет – знает он, что написано латынью под этой схваткой. Изречение, которое князь сделал своим девизом, – отбиваясь, возвышается.

 Нижний край гравюры, вправленной в рамку, подогнут – Варвара велела спрятать от посторонних глаз, урон для чести усмотрела в подписи боярская дочь. Герой дуэли поднимается над врагами, отступая. В резиденции князя Священной Римской империи подобает славить победы.

 Но борьба длится…

 Спать лёг поздно, приняв успокоительное. Очнулся до рассвета, в ужасе. Кругом гудело, грохотало, рушился дом. Вспомнил – первое апреля… Трезвонит княжеская церковь, гремит Троицкий собор. Волей царицы все храмы столичные бьют в набат.

 – Чуть с постели не скинула, матушка, – ворчал Данилыч, ополаскивая лицо. – Просвещаешь нас, дикарей. Бух – и мы европейцы! Народ-то перебулгачила.

 В Зимнем сюрприз этот у всех на устах – забава шаркунам, смех. Светлейшего натужное веселье, в угоду августейшей хозяйке, удручало. Полагается и ему аплодировать сему ночному дивертисменту. Нет, владычица, уволь!

 – С Пашкой что делать будем?

 Спросил с ходу. Отнял праздник у Екатерины, улыбка её, поначалу приветливая, охладевала.

 – Мало спал, Александр? Ах, майн кинд! Много спать нехорошо. Морген штунде…

 Утренний час золотой, известна пословица. Государь за правило взял. Трудов ради, не забавы…

 – Тебе потешки… Я вовсе не спал, матушка. Распустила ты вожжи. При государе посмел бы разве…

 Подтянула одеяло, села прямее. Показала на подушки – поправь, мол. Повинуясь жестам самодержицы, он налил в стаканы венгерского – ей и себе.

 – Вы два петуха.

 – Он и Апраксина обидел, пёс бешеный. Избавь нас, мать моя! Тебя, должно, не боится, вот и бросается на преданных слуг твоих.

 Последнее задело, посуровела.

 – Арестовать вели, – наступал князь. – Посадить на хлеб, на воду. И прочь из Питера.

 Ответила со скукой в голосе – вызовет она Ягужинского, наказанье определит сама. В советах более не нуждается. Поблажки никто не получит.

 Данилыч пригубил вино, стакан опустил со стуком. Екатерина тряслась от беззвучного смеха, полуприкрытая грудь колыхалась, выпирала из корсажа.

 – Допей!

 Как царь, бывало… Осушил покорно, единым духом. Царица смотрела ласково. Новое что-то в ней сегодня, конец траура, что ли?

 Шторы не сменила, однако… Та же лиловая грусть осенила князя и в пятый день апреля, когда явился поздравить её величество с днём рождения. Одета была в чёрное, но траур менее строг, огни рубинов на груди, на запястьях, на пальцах. Вступали в спальню вереницей, каждого, выслушав, потчевала чаркой любимого венгерского. Потом учинила при закрытых дверях разбирательство.

 Истцы жаловались сбивчиво, царица притопывала, торопила – извещена о скандале предовольно. Ягужинский был лишён угощенья и вид имел приговорённого. Приказала подойти поближе, ещё ближе и сильно щёлкнула по лбу:

 – Проси прощенья!

 Пробормотал, поклонился Апраксину, светлейшему – и снова щелчок, аккурат в то же место.

 – Ещё! Говори!

 И так несколько раз. Генерал-прокурор стонал, вскрикивал – поначалу притворно, затем от боли. Взмолился, прижал ладони ко лбу, пал на колени. В заключение, к досаде Данилыча, приказала мириться.

 Прощён Пашка, но условно. Взяла письменное обещание – не напиваться. "Если ему случится оскорбить кого-либо в пьяном состоянии, то он согласен считать себя виновным за все свои проступки ", – записал Берхгольц. А дружбы нет и не будет у князя и Ягужинского, "потому что с давних пор между ними существует такая антипатия и такое скрытое озлобление, что полное и чистосердечное примирение их весьма и весьма сомнительно ".

 Дёшево отделался Пашка. Одно утешенье – высочайше обещано отправить в Польшу. Должность пока занята – месяц-другой проволынит тут. Ногтями будет цепляться за генерал-прокурорское кресло, а женский нрав непредсказуем.

 Следить за Пашкой, следить…

 На кого надеяться можно? Только на преданных слуг, выращенных в доме, обязанных благодетелю. Горохов является с левого берега почти ежедневно, докладывает:

 – Ягужинский шепчется с голштинцем. Герцог важничает, запестован царицей. Лезет с советами к ней, русским вельможам грубит – и всё сходит с рук. Ропот против голштинцев…

 Почтенные особы, друзья покойного государя, участники трудов великих, славных викторий ныне погрязли в интригах, оказались мелки душой, своекорыстны. Горохову и товарищам его, молодым офицерам, сие падение нравов омерзительно.

 – Твоя правда, Горошек. Не стало отца нашего, не стало и дел великих.

 – Апраксину не верь, батя! Он юлит, шепчется с Ягужинским, с Голицыным. Долгорукие с ними…

 – Отобьёмся, Горошек.

 Огорчительно адъютанту, что светлейший, камрат царя, истинный продолжатель трудов его, ныне окружён злопыхателями. Должен отбиться. И встать на ступень выше, ещё на ступень, подобно тому усатому кавалеру, который давно, с юности Степана слился в его воображении с хозяином.

 – Адмиралу-то чего надо, батя?

 – Боярская кровь. Ему что царь говорил? Читаю я в твоём сердце, умру я, ты рад будешь обратить всё, содеянное мной, в ничто. Вспять он тянет, Апраксин, как все они, высокородные. Гросс-адмирал… Дай сектан ему – обалдеет. Ни в море определиться, ни курс проложить… Тёмный лес для него. На то штурман-немец. Воевал так, по царской подсказке. Пощадил государь дурака, невежду, немца приставил.

 Развенчан герой Гангута. Измельчали сановные. Только батюшка-князь способен избавить Россию от лишних иноземных ртов, а содеянное Петром сберечь и приумножить. Горохов поклялся себе ещё зорче нести службу и, если надо, жизнь положить за господина.

 И вот скинул маску моряк. Прорвало лицемера. Эльза свидетельница – на коленях, слёзно жаловался на князя.

 – Молим, ваше величество… Укороти, матушка, Александра. Экую силу обрёл! Измывается над нами…

 – Глуп же ты, – сказала царица. – Глуп, если думаешь, что я уступлю ему власть. Ни капли не уступлю, никому! Ты его преследуешь. И товарищи твои… Я его жалею и потому поддерживаю.

 И гордо закончила:

 – Я справедливая.

 Огорчённый Апраксин поделился неудачей с вельможами. Двор взбудоражен. Кампредон внёс ответ Екатерины в донесение, слово в слово. Очевидно, – полагает он, – монархиня, не стеснённая более строгим трауром, намерена править самодержавно, и, стало быть, Запад от этого будет в выигрыше.

 Скорбный убор повсюду снят, но Екатерина не разрешает себе ни яркой одежды, ни бурных увеселений. Траур облегчённый будет блюсти до истечения года.

 Шутов, изгнанных из дворца, она не вернёт. Воспитанница пастора любит тишину, порядок, благочиние. Нет более толкучки в её приёмной, без вызова допускаются чины не ниже генеральского. Денщики Петра уволены, царицын придворный штат увеличен.

 – Немцев корчим из себя, – сетует Горохов. – Обер-гофмейстерины, камер-фрейлины, камер-фрау.

 Женщин у владычицы вместе с девками, стряпухами тридцать четыре, мужчин пятьдесят да двадцать два человека при лошадях и экипажах. Накладно, но зато, по мнению иноземцев, русский двор затмевает пышностью любой европейский, кроме разве Версаля.

 – Лейб-шнейдер, кофи-шёнк… Дай Бог запомнить!

 Должности новые, дворянские – первый режет мясо на тарелке, второй кофе варит. Особенно же возмущает Горохова то, что учит этикету голштинец – грубиян и пьяница. Царица в рот ему смотрит.

 В Адмиралтействе достроен линейный корабль. Спуск назначила ни раньше ни позже – на день рождения Карла Фридриха. Велела ему в обход Апраксина, возглавить торжество. Сама в барке, обитой чёрным, отправилась к тому берегу, любовалась оттуда, как "Не тронь меня " – могучий крёстник царя, пятьдесят четыре пушки – соскользнул со стапеля, смазанного ворванью, вздыбив большую волну. Прогремели залпы. Её величество объехала корабль крутом, пировать на борту отказалась. Герцог вскоре выбыл из застолья, ибо зело перепил. Хмельной Апраксин клял свою судьбу и плакал как ребёнок.

 Горькое было веселье. Светлейший на другой день вошёл во дворец мрачный, с петицией – сократить иностранцам жалованье. Чересчур тяжело казне. Показал царице реестры – кто сколько получает.

 – В пять раз больше нашего за ту же работу, а то и в десять раз. Обидно же!

 Спросила, кто нанимал. Конечно, суммы определены царём, этого не скроешь.

 – Его воля, Александр.

 – Люди недовольны, матушка. У нас свои умелые есть, подросли ведь…

 Назвал Василья Туволкова. Разведал же он ключи на Ропшинских холмах, пустил воду самотёком в Петергоф – иначе заглохли бы фонтаны. Его бы поставить на Ладожском канале вместо генерала Миниха.

 Нет, глуха к голосу разума…

 Вышел из кабинета в бешенстве. Галстук душил его, князь дёрнул заодно и ворот камзола. Что-то оборвалось, звякнуло.

 В тот же вечер самодержица приняла в спальне молодого камер-юнкера. Облегчённый траур дозволяет… Давно заприметила она красивого рослого камер-юнкера. Рейнгольд Левенвольде, к тому же земляк, родом из Ливонии.

 – Богиня, что вы сделали с князем? Он бежал от вас сам не свой. Он задыхался. Смотрите!

 Разжал кулак. Крючок, новый трофей для коллекции. Барон собирает разные мелочи, подобранные, а то и сорванные исподтишка.

 – Шалун… Что ты украл у меня?

 – Ах, Диана… Смею ли я…

 Притянула к себе и, расстёгивая на нём рубашку, медленно, толстыми мужскими пальцами, – вынудила признаться. Мушка, две шпильки, хранит как святыню…

 Губы, липкие от сладкого вина, не дали ему договорить, вжались до боли. И вдруг гневно оттолкнулась.

 – Хвастаешь, негодяй! Грязным твоим девкам…

 Удар пришёлся по челюсти, впрочем, вялый, а то бы своротила. Он повернулся – и ничком в подушки, привычно захныкал. Про девок ей ничего неизвестно, Рейнгольд осторожен, шалит редко и за пределами дворца.

 Она раздевает его, просит прощенья как у ребёнка, обиженного невзначай. Женщина, любившая властелина, теперь наслаждается мужской покорностью.

 Вспышки ревности – пусть наигранной – льстят Рейнгольду. Он гордится собой. Его одного из сонма кавалеров избрала сорокалетняя императрица, пылкая, знавшая объятия великана-Петра.

 Утомившись, она ласково слушает юношу. Очень мило звучит в устах барона деревенская речь его няни-латышки. Легко с этим мальчиком. Правда, он картёжник, волокита, поглощён светскими развлечениями, зато равнодушен к политике, к высоким чинам, что весьма удобно.

 – Твой брат, верно, мечтает женить тебя, повесу. Подыскал девушку. Как её зовут?

 – Богиня! Не мучьте меня!

 – Я благословлю вас. Скоро, скоро отпущу тебя… Ведь я уже старуха.

 – О, лучше убейте! Сейчас же…

 – Да? Ты готов?

 – Богиня… – бормочет он, целуя упругое плечо. – Вы не верите мне? О, как вы терзаете моё сердце! Сомнения – мой удел, только мой . Достоин ли я счастья, ничтожный ваш раб?

 Он в самом деле чувствует себя маленьким и слабым, телесный жар нагоняет дремоту, и слова, вычитанные из романа, он роняет бездумно. "Астрея " француза д'Юрфе, растрогавшая Европу, его настольная книга.

 – Я был наивен, я не ведал подлинного блаженства. Оно не бывает без боли. Это страх потерять вас. Страх неотвязный…

 Плечо напряглось, отвердело.

 – Потерять? Что за фантазия, малыш?

 – О, если бы!.. Боюсь, суровая истина. Меня хотят отослать. В Азию, воевать с персиянами.

 – Фантазия, дурачок. Кто хочет?

 – Его сиятельство Меншиков.

 – Глупости, милый, – отозвалась она с ноткой раздражения. – Мир полон слухов.

 – Персияне сдирают с пленных кожу. Сдирают заживо и… делают перчатки для султана. Или это турки? Всё равно – магометане. Они бесчеловечны.

 – Испугался, бедненький… Ах, трусишка! Успокойся! А я жужу лача берне…

 Малыш ложится спать, стережёт его мохнатый смирный медвежонок. Колыбельная рокотала глубоко под ухом Рейнгольда, его и впрямь сморило И вдруг:

 – Глупый ты… При чём тут Меншиков! Я приказываю, я тебя пошлю воевать. Нет, не в Персию – во Францию. Боишься, душа в пятках?

 – Обожаемая! За вас?

 – Да, за меня, за мою дочь. Ты вернёшься со славой. Что – трусишь?

 Привстала, наполнила стаканы. Виват герою, будущему генералу! Камер-юнкер пьёт крепкое красное вино, приторное до отвращения. Поле брани его не влечёт. Надо ответить… Снова выручает французский роман – клятв и пылких заверений на все оказии там множество.

 После ночной аудиенции Рейнгольд дома, на берегу Малой Невы. Кофе, пышные горячие цукерброды – жена старшего брата хозяйка рачительная. Камер-юнкер болтает с набитым ртом:

 – Её величество настроена воинственно. Меня в армию… Угадайте, куда! Во Францию …

 Брат выспрашивает. Интимностей он не касается. Старшие помешаны на политике Потом перескажет Остерману. Вице-канцлеру важно знать настроение царицы – даже мимолётные её причуды и вспышки.

 Крупный сановник, а пуговицы на кафтане оловянные… Одну удалось стащить – висела на ниточке. Особняк его похож на сарай, есть комнаты почти пустые, запылённое зеркало, парики на гвоздях.

 Надо бы вести дневник, клеймить современников жалом сатиры. Камер-юнкер принимался, мешала лень. Потомкам достанется его коллекция. Пуговицы, платки, крючки, булавки – сувениры минувшего величия.

 Уникальный этот музей долго будет храниться в фамильном прибалтийском имении. И тетрадь с отрывочными записями. Столбики цифр – карточные долги, афоризмы, отдельные фразы и восклицания.

"Проигрался в пух ".

"На коня и в Париж… Когда же! "

"Деньги – прах, сладок азарт. Свободен тот, кто не ищет ни богатства, ни власти "

"Человек – существо смешное "

 Платить долги необходимо. Горохов встретил однажды Рейнгольда и не узнал бонвивана – бредёт словно в воду опущенный.

 – Сочувствую, друг.

 Крепко взял под руку. Причина известна. Проигрыш, на этот раз тяжёлый.

 – Удачу нельзя приручить, – и ливонец слабо улыбнулся. – Было бы скучно, правда?

 – И много?

 – Сто пятьдесят. Хуже всего то, что данный господин мне неприятен. Просить отсрочки не могу.

 – Вызволить вас?

 В тетради Рейнгольда цифра обведена жирно и затем перечёркнута. А в списке лиц, получающих пособия от князя Меншикова, отныне значился Левенвольде.

 Встревожен Петербург – весной будет война. Тысячи уст твердят… Чинят, снаряжают корабли, муштруют пехоту. Кого бить? Слышно – испанцев. Или датчан.

 Царица, ни с кем не советуясь, подарила будущему зятю двести тысяч на войско. Формировать в России, цель – отобрать у Дании Шлезвиг. Секрета в том нет, напротив – самодержица призналась публично, удивив сим актом двор и дипломатов.

 Датский посол Вестфален, придя в совершенный ужас, предупредил об угрозе короля Фредерика и прибавил:

"Екатерина располагает государством, как изношенными туфлями ".

 Светлейший глотал валериану. Новый кунштюк! Приедет Кампредон, будет скулить… Голштинец отступался уже, готов был компенсацию взять за Шлезвиг. Вожжа под хвост… Если добывать этот клочок земли для герцога, то путём дипломатическим – так заповедал покойный царь.

 Изволь, матушка, объясниться!

 – Француз забегал тут, – сказала царица самодовольно – Я задала моцион.

 – Поди, на аркане приведёт жениха, – ответил князь, потешаясь.

 – Забегал, – повторила упрямо.

 Усмешка князя погасла.

 – Воля твоя, мать. И я подтолкну.

 За дверь выйдя, рассмеялся. К Кампредону отправился сам. Острастка, пожалуй, на пользу. Авось, скорее конец канители, а то ведь обрыдло – он туманит насчёт жениха, мы договор мусолим, Катрин бушует. Данилыч нашарил в кармане часы – с компасом и странами света, подарок Петра. Маркиз отобедал, пьёт чекулат.

 И точно – в нос шибануло от душистого напитка, сдобренного ванилью… Кампредон ютился в кресле, накрытый по шею лисьей шкурой – простужен, устал, изнемогает от пустых словопрений.

 – Ваши вельможи… Остерман скользок как угорь, сочиняет фальшивые болезни. Ваша подозрительность… Я подам в отставку, мой принц.

 Вот бы славно…

 – Зачем же… Солдаты ждут сигнала. Что на Пиренеях? Не всё зависит от нас.

 Франция в одиночку; без Англии, не ввяжется в драку. Из-за безделицы Остерман тоже считает – тревога напрасная. Похоже, трубят отбой.

 – Была почта вчера, – и француз смущённо развёл руками.

 – Ничего, маркиз? Не стреляют? Живите мирно? Её величество подпишет договор немедленно, если вы поняли меня? Я буду счастлив вместе с вами поздравить новобрачных.

 – Взаимно, мой принц, но Его величество пока не изъявил намерение. Я уже осмеливался предложить молодого человека из его семьи, который, в случае бездетности монарха…

 – Займёт престол, – вставил князь – Гадательно… Короля, дорогой маркиз, короля!

 – Вправе ли я обещать, мой принц? В моём положении. Я могу лишь надеяться.

 – У меня нет надежды, маркиз.

 Зря трудился царь, вырезая на кости личико маленького Людовика, зря послал ему токарный станок – создание искусника Нартова. В яму, небось, скинули подарок. Царицу до сей поры манит несбыточное. Время покажет ей. А пока, внешне подчиняясь, затягивать переговоры, исправлять пункты трактата, спорить. Тактика, объединившая почти всех вельмож, старых и молодых.

 Данилыч, ярый защитник самодержавия, с болью в душе участвует в сей безмолвной обструкции, немыслимой при великом Петре.

 Нет, не посватался Людовик. Стороной выясняется – ему подыскали невесту в Англии, для упрочения альянса. Но строгие нравы у британцев, щёлкнули по носу – за иноверного принцесса Уэльская не выйдет.

 Французские министры совещаются. Дочь Петра неудобна. Королева нужна скромная, безвольная, от государственных дел далёкая – Елизавета такой не будет. Лучше взять из малых княжеств. Итальянку, немку? Придворные в ажитации, держат пари.

 В том же апреле – Куракин уже отписал в Петербург – жених ускользнул окончательно. Обвенчают, будто назло, с полькой. Мария Лещинская, дочь бывшего короля Станислава. Он посажен был на трон Карлом XII, изгнан из Польши, с почётом принят во Франции.

 – Не прощу французам, – гневается Екатерина.

 Данилыч ликует.

 – Говорил я, матушка…

 – Кампредон разбойник, разбойник… Прочь его, смотреть не хочу. Раус!

 – Горячишься ты, матушка, от этого кровь густеет. Пускай живёт, мы с ним по-хорошему… Чтобы австриец не задавался. Сговорчивей станет. Титул твой заставим признать.

 Цесарь – давний друг, лучше двух западных. Россия в том утверждается. Утихомирилась бы царица, о мире лучше бы пеклась, а её всё в поход влечёт. Теперь – помогать голштинцу. Австрия его претензии на Шлезвиг поддерживает.

 Репнину, отбывающему в Ригу, высочайше указано запасти в "магазейнах " продовольствия для нужды военной на два года. Апраксину комплектовать команды линейных кораблей и харча иметь на месяцы плавания – очевидно дальнего.

 – Считают, что правление женщины непременно слабое. Я докажу, что это не так.

 Слова Екатерины обращены ко всей Европе. Их разносит посольская почта, из досье министерств они попадают в газеты.

 На Балтике пахнет войной.

 Лодка, одолевая волну, ткнулась в пристань.

 Борта синие, с красным узором – по цветам лодка Толстого. Граф легко взошёл на помост, едва тронув услужливое плечо матроса. Восьмидесятилетний сенатор на редкость крепок, живот не нарастил. Брови, расходящиеся от переносицы кверху подобно взметнувшейся птице, он чернит – и они придают выражение удивлённое.

 У светлейшего он частый гость. Союз их, скреплённый подписями под приговором Алексею, превратностями не нарушен. Меншикова помнит мальчишкой, но намёка не позволит себе. Мало ли что было… Толстой служил царевне Софье, побуждал к восстанию стрельцов.

 Забыто, забыто… Великовозрастный фузелёр в потешном полку Петра, гардемарин, изучающий в Венеции морское дело и прозванный соклассниками дедушкой, посол в Турции, изведавший лицемерие даров султана и его тюрьму… Неизменным было расположение к нему Петра и Екатерины.

 Брови на взлёте крутом, лоб наморщен – расстроен Пётр Андреевич, дрожащими пальцами выпрастывает из холстины некий предмет. Два куска луба, листки бумаги, зажатые ими, как в переплёте, писано крупно, буквами печатными.

 – Кинули мне утресь… Из переулка в сад.

 Настрадался он от подмётных писем. После казни Алексея спасу не было – тайные коришпонденты сулили жестокую кару на том свете и на земле. Есть в народе поверье – царевич перед смертью проклял Толстого.

 – Не дочитал, зренье застило. Сразу к тебе, Данилыч, не обессудь. Послушай-ка!

 Носом клюёт бумагу близоруко. Отложил, озирается. Князь успокоил – кругом свои, стены в его доме верные, ушей злокозненных не имеют.

 Солнце наискось прожигает Ореховую, царь на портрете тоже слушает. Толстой шепчет, кряхтит, держит бумагу, словно головёшку огненную.

 Дочитал, вытер пот с лица.

 – Дерзость-то… Сыскать надо, Данилыч. Грамотей ведь, выучился на нашу голову… Дивьера натрави!

 – Управимся.

 В застенок волокут, на дыбу за сочиненье подмётных писем. Но ведь сей писец добра желает. Адресовано царице – ей и следует передать, дабы дошёл до неё истинный глас войска. Память Данилыча впитала все накрепко, без усилья.

"Доношу вашему величеству, что в полках противность, как прежде сего было у стрельцов. Говорят: "как началась война со шведом, нигде мы худо не сделали и кровь свою не жалеючш проливали, а и поныне себе не видим покою, чтобы отдохнуть год или другой, жон и детей не видим, нас-де как нарочно мучат, кругом обводят Москвы, хотя через Москву ближе было идтить в Петербург, нежели через Псков. Сравнивали нас с посохою, уже-де пришёл из кампании – из лесу дрова на себе неси, и ночью упокою нам нет, и деньги старой оклад отнимают, и впредь-де нам добра ждать нечего. Мы на службе грешим, а жоны наши дома иные уже замуж вышли. Уже через меру лето и осень ходим по морю, чего не слыхано в свете, а зиму также упокою нет на корабельной работе, а иные на камнях зимуют, с голода и холода помирают. А государство своё всё разорил, что уже в иных местах не сыщешь мужика и овцы. Чего же больше от Бога хотел? В Померании были и славу великую показали, и в других местах завоевали, потом бы отдахнуть и Богу благодарение воздать, и царство своё управить, развесть всякие неправды, утолить кровь нашу, в чём бы угодил Богу и слава во все страны произошла, а то хотя бы Фортуна двадцать пять лет, а иногда сделается в двадцать пять минут худо и слава вся пропадёт. В одной Фортуне не может человек жизнь свою изжить.

 Хотя и не хотят которые дворянчики, а иные есть на нашу руку, а в других-де полках мы со многими говаривали, все готовы, також и чёрный народ. Они також говорят – от такого распорядку быть нам в великой скудости. Разве того ждать, как поселят на Котлин остров, словно как в тюрьму посадят.

 В Сенате только жалованье берут много, спросить бы хоть одного челобитчика, решили бы хоть одному без волокитства прямо?

 Во многих мы землях видим, что всего больше нашего у них, а у нас пусто, чрезмерною войною. Как Бог терпит такое немилосердие! Ещё подождём, а как не будет мира, пойдём сойдёмся с полками князя Голицына ".

 Прочёл письмо и Горохов.

 – Грамотей! – воскликнул он и смутился. – Его и поймать недолго, батя.

 Верно – таких один на тысячу грамотных. Башка неглупая. Данилыч мысленно поместил неизвестного в свою контору, в дом маршалка двора.

 – Что правда, то правда, Горошек. Мира всё нет. В Персию вцепились… Забрали Баку, водицу эту горючую, и ладно бы…

 – Зачем она?

 – Государь ценил. Сгодится в хозяйстве. Однако имеем много, а сколько добра втуне лежит. Ты, Степа, дай списать цидулу. Может, подкинем вельможам… Сытый голодного не разумеет.

 Адъютант сделал пять копий собственноручно. Подлинное Данилыч отнёс царице. Увидел страх на её лице:

 – Л-ленивый свинья. Не хочет служить.

"Свинья, швайн, цук ", – на трёх языках обругала, вплела и словцо позабористей. Щёки побагровели. Князь сохранял ледяное спокойствие.

 – Служит он, матушка. Тебе служит, упреждает нас… Доведём до бунта – наплачемся.

 Умолкла, потом опять взорвалась. Голицыны виноваты. Проклятые бояре, враги государя, её враги, сговорились оба брата извести её, мутят солдат, верных её солдат побуждают к измене. Вызвать Михаила с Украины, допросить, команду отнять, другого поставить над украинскими полками…

 Данилыч внимал, склонив голову, крепился. Спросила тут же, не переведя духу, здоров ли Яган, главный фейерверкер, нужен будет для свадьбы.

 – Поправился, – сказал князь и встал. Отбушевала самодержица и, как обычно, аудиенцию прекращает. Сейчас скажет – уйди, Александр. Дожидаться обидно.

 Замкнётся теперь со своими… Эльзе пожалуется, голштинцу… Дочь свою так не голубит, как будущего зятя. Вечером залучит в постель камер-юнкера. Слава Создателю, не опасен сей амур, ничтожен сей гость ночной. Однако запомнит она подмётное письмо.

 Испугана амазонка.

 

ДВА ГЕРБА

 Торжеством грандиозным пышности небывалой обещает быть свадьба Анны и Карла Фридриха.

 Деньги рекой текут.

 Царица считать их, похоже, разучилась, а Данилыча оторопь берёт. Двор голштинца, и без того многолюдный, увеличится. Своей казны у него не хватит За счёт мужика траты, за счёт солдата… Запасай, губернатор, порох для фейерверков и залпов, добудь сукно и всякий приклад на мундиры, оружие, парадно оснащённые ладьи!

 Голштинцам радость…

 Многим в столице горек этот праздник. Женившись, герцог пуще напыжится, Екатерина только мёдом не мажет его. Ещё больше станет потакать.

 Кто будет править Россией?

 Берхгольц, водя пером, грезит о великой Голштинии. Она охватит Швецию, Шлезвиг, кусок царской державы – ведь невесте полагается приданое. Так по крайней мере уверяет Бассевич, первый министр его королевского высочества. Карл Фридрих уже теперь владеет доходами с эстляндского острова Эзель и собирается ввести там порядки по шведскому образцу.

"В императорском саду мы видели новое здание, выстроенное к предстоящей свадьбе; там находился в это время и князь Меншиков, который прошлую ночь ночевал в новых комнатах, да и нынче намерен ночевать в них, чтобы иметь неослабный надзор за рабочими и всеми мерами торопить их оканчивать постройку. В подобных делах князь неутомим… "

 Что творится в душе у него, голштинский летописец догадывается. Другом не назовёт князя…

 Здание для брачного пира цветком алеет в Летнем саду – безлистом, едва просохшем. Деревянное, оно выкрашено под кирпич – красные стены прочерчены белыми пилястрами, фронтон оседлали фигуры Нептуна и Марса. Значение их вряд ли надо объяснять – бог войны и бог морей вдохновляют армию и флот России и стран, с нею союзных. Чувствуй, Европа!

 Внутри открывается нечто феерическое – драпировки, расшитые богато, многоцветно, серебро литое и резное, светильники висячие и настенные, с пластинами, отражающими свет, а потолка будто и нет – голубой простор и хор небожителей, славящий новобрачных. Иностранцы дивятся – чьё творенье, неужели русского? Данилыч не устаёт повторять – русский задумал, Земцов Михаил, фантазии у него не занимать стать.

 Изваяния Минервы – богини мудрости, Меркурия – бога торговли, могучего Геракла, поразившего монстра, воинов конных и пеших олицетворяют победы и свершения Петра. Щиты, мечи, связки копий сверкают вокруг, словно в арсенале. Данилыч не против – что ж, показать кулак полезно… Зал долго ждал свадьбы, работники заделывают щели, замазывают облезшее, заменяют линялое. Но весь декор меркнет для Данилыча, когда приходит голштинец – вечно с надменным видом. День ото дня надувается, яко езопова лягушка…

 По пятам следует за господином камер-юнкер Берхгольц, перенимая ужимки, поддакивая, отражая настроения герцога зеркально.

 Покои в доме Чернышёва будут тесны, голштинский двор переезжает. С помощью царицы арендован особняк Апраксина, на той же Дворцовой набережной, у перевоза, в соседстве с Адмиралтейством.

"Великий адмирал показывал нам некоторые из лучших комнат. Он весь дом меблировал великолепно и по последней моде, так что и король мог бы прилично жить в нём ".

 Здание – одно из лучших в столице, три этажа, добрых пропорций лепка, в интерьере орнамент тонкий ручейками серебра или золота по полировке деревянных панно, одевающих стены. Строил и украшал знаменитый француз Леблон – сам создатель моды, покорившей ныне Версаль. Вельможи завидовали адмиралу – выходит, устарели резиденции, перегруженные гобеленами, позолотой. А двусветный зал Апраксина – редкость, которой даже светлейший не может похвастаться.

"…мог бы жить и король ". Забыл Берхгольц на минуту, что Карл Фридрих король. Почти наверняка… Волнует образ великой Голштинии – хочется верить в неё и страшно поверить совсем. В Швеции партия сторонников Карла Фридриха сильна, она господствует в риксдаге. Король Фредерик бездеятельный вертопрах, по сути устранился и, как говорят, гоняет зайцев неделями. Карлу Фридриху уже и дотация идёт как признанному наследнику. Должен победить, должен…

 Сомнения недопустимы, оттого на лицах голштинцев постоянно нарочитая мина уверенности и высокомерия.

 Русские за честь должны почитать… Предстоящий брак роднит их с Европой, династия царя кровно соединяется с древнейшей германской фамилией Ольденбургов. Ей почти тысяча лет – куда старше Романовых. Карл Фридрих, верно, ни на миг не забывает об этом – знаки внимания, дары приемлет как должное, бесстрастно, с усталой снисходительностью. Русский язык пытался выучить, бросил, но делает вид, что понимает. Что ни скажешь ему, ответ один:

 – Ах, з-зо!

 Вытянет шею, вскинет голову, а тебя словно не видит, глаза полуприкрыты рыжеватыми веками. Светлейший князь однажды, чтобы отучить, резко повернулся спиной.

 Не помогло. Впрочем, и с немцами такой же, ни учтивости, ни остроумия. За словом в карман лезет долго. Среди молодых двадцатипятилетний герцог прослыл недотёпой, скучным тугодумом. В танцах вял, к охоте, к картам равнодушен, главное удовольствие находит в рюмке.

 Новоселье справили в конце апреля. Пока женская половина покоев пуста, герцогу вольготно кутить, прощаться с холостой жизнью. Ночи напролёт пирует тост-коллегия, шутейное товарищество питухов и обжор. Карл Фридрих объявляет неизменно:

 – За исполнение наших желаний…

 Берхгольц заносит в летопись великой Голштинии тосты, а также постигшие участников неприятности – упал и расшибся, буен был во хмелю, уложен слугами в постель. К сведению потомков – камер-юнкер сам состоит в сей избранной компании.

"Я после вчерашнего моего опьянения был при смерти болен ".

 Возлияния голштинцев чрезмерны, возбуждают толки. Молва твердит – виноват Бассевич, спаивает молодёжь. У коварного министра некие далеко простирающиеся планы…

 Уроженец княжества Ганновер, он обтёрся в разных столицах, интриган, говорун, любезник, всеобщий доброжелатель. Умеет расположить к себе – кого взяткой, кого дюжиной редкого вина, модной вещицей. Пьёт и не пьянеет. Карл Фридрих в политике безгласен, а если и вымолвит что, так по подсказке Бассевича.

 Словом, герцог от забот государственных отстранён, и Берхгольц объясняет, как бы оправдывая, – жених влюблён безумно. И немудрёно – дочь Петра бесподобна.

"Она в своём неглиже походила на ангела. Вообще смело можно сказать, что нельзя написать лица более прелестного и найти сложение более совершенное, чем у этой принцессы ".

 Вот она в платье с крылышками – конечно, оно ещё более приближает её к ангелу. Трогательный роман вплетается в ткань дневника. Его королевское высочество женится по влечению сердца. А невеста? Она танцевала с ним. Милостиво беседовала. Любовное пламя, естественно, пожирает обоих. Им ведь нельзя встречаться наедине.

 Анна владеет собой. Но притворяться в угоду бомонду её не заставят.

 – Навязали мне дурака, стоероса, – сказала она матери.

 Разве не влечёт её корона Швеции – вдобавок к голштинской? Возвысит себя, а купно и империю российскую, волю отца своего исполнит. Быть может, и править теми землями будет, если переживёт супруга… Доводы матери действовали слабо, за дверью спальни, закрытой не очень плотно, произошла ссора.

 Ещё заметнее стала холодная отчуждённость Анны. Часы проводит с портнихой и с парикмахершей, ступает величаво, словно боясь нарушить причёску-башню, высокую, остроконечную, унизанную жемчугом и золотой тесьмой. Карл Фридрих, неопрятный, осунувшийся после ночных бдений, выглядел рядом с ней убого.

 Екатерина попеняла ему. За два дня до свадьбы попойки прекратились. А в канун её отметил Берхгольц:

"Его королевское высочество первый раз мылся в бане ".

 Утро 20 мая выдалось солнечным. Сверкая литаврами и трубами, шагали по улицам Петербурга двенадцать гвардейцев во главе с капитаном, зычно выдували марш "Орёл российский ", кант на взятие Дербента и прочую "музыку победительную ". Капитан, скомандовав передышку, выкрикивал объявление о браке царевны Анны и голштинца – выбрали самого голосистого.

 Меншиков до сего дня нервничал преужасно – кто будет обер-маршалом свадьбы? Кого назначит самодержица? Теперь сияет лицом и чрезвычайным, ослепительным убором. "Залит бриллиантами ", – напишет о нём иностранный дипломат. Все четыре ордена, жар самоцветов на шпаге, подаренной царём, украшения дорогие на галстуке, на шляпе. Золотится расшитый красный кафтан, золотится жезл главного распорядителя праздника. Сидя в открытом экипаже, влекомом шестёркой коней, бросает улыбки толпе, хлынувшей на набережную. Ягужинский – маршал свадьбы – едет позади, завидует. Всё у него поплоше – карета, одежда и жезл.

 За ними, охорашиваясь на скакунах, двадцать четыре шафера, среди коих четыре генерала, шесть полковников. Поезд встал под окнами жениха, затрубил. Вестибюль в Апраксином доме широк, длинный стол завален горами пастилы, орехов, пирожных, кувшинами с прохладительным напитком. Жених – надушённый, трезвый – деревянно кланялся, Бассевич суетился, угощал.

 Взяли в полон его, двинулись к невесте. Данилыч помахивал жезлом, обращаясь к народу, – привечайте-де герцога! "Ура " раздавалось слабое, хотя Карл Фридрих оказывал милость, швырял пригоршнями мелкие монеты. При этом неуклюже поёживался – новый кафтан, лазоревый с серебром, был ему тесен.

 Проехали мимо Зимнего, уже покинутого августейшим семейством, остановились у ворот сада. Солнце сушило дорожки, почки раскрывались боязливо, зябко, скромный царский дом окутался зелёной дымкой.

 Сенцы в доме – два шага в ширину, лестница узкая, крутая, женские особы взбирались медленно, гуськом, обтирая стены упругими кринолинами, – мода приказала их в нынешнем году распялить пуще. Анна ждала в гостиной, Карл Фридрих приблизился нерешительно, вытянул шею, быстро, по-мальчишески чмокнул. Набелена сильно, брови романовской черноты недвижны. Досадливо надломив губы, оглядывалась – мать запаздывала.

 Её величество задержалась на кухне. Кондитер украшал торты для новобрачных, выводил кремом эмблемы и надписи. Заспорила с ним, потом вспомнила рецепт глинтвейна. Воспитанница пастора любила стряпать, потчевать и сама была сластёна.

 Платье тёмно-лиловое, с белым вставным лифом – полутраурное. Расцеловала герцога, Анну, благословила. Надела на шею дочери орден Святой Екатерины и тут же Бутурлину – за выручку в ту январскую ночь – орден Андрея Первозванного. Затем той же награды удостоила Бассевича, млеющего от восторга. Ледяная покорность Анны сковывала.

 Глазеющий люд между тем стекался к пристани, куда пригнали восемнадцативёсельную ладью – царицын подарок голштинцу. Флаги, вымпелы, навес на точёных ножках, укрытый бархатом и парчой, медные пушечки по бортам, на носу голая девка крылатая, а где вход, там воротца, увитые цветами, с вензелем молодых.

 – Добра государыня…

 – Зять – он взять любит.

 – Дают, так бери!

 Густеет толпа, гвардейцы орут, тараня путь господам, жезл обер-маршала искрится, пляшет над головами. Никого не задел, не ушиб. Про Меншикова известно – он с вельможами задирист, а с простым народом приветлив. Его и окликнуть можно – ответить не погнушается.

 – Увезут царевну нашу?

 – Мужнина воля. Нитка за иголкой.

 – Он крещёный али нет?

 – Сморозил ты… Королю отдаём – султану, что ли? Ну-кась, "ура " жениху с невестой! Не слышу… Али уши заложило? Писк ребячий… Ну-кась гаркнем на весь Питер!

 И бросился обратно в сад, торопить поезжан. Младшие Меншиковы разбрелись. Сашка аукается с матерью и – шмыг в кусты: раздерёт одежду! Пора остепениться – в штате её величества состоит. Отец изловил, смеясь шлёпнул десятилетнего камергера по мягкому месту. Александра тоже дитя ещё, хоть двенадцать почти – вот уж и забрызгалась в луже госпожа фрейлина. Нашли время в прятки играть…

 Дочери обе на выданье, но только Мария – ей скоро четырнадцать – вступает в разум. Рослая, белотелая, ни малейшего сходства с резвой чернушкой-сестрой. Отцовский высокий лоб, его серо-голубые глаза, но спокойные, их редко зажигает веселье или гнев, движения размеренные, этикет соблюдает свято. Заучилась, – считает двор. Но в тихом омуте… очнутся ещё черти, таящиеся в гордячке-княжне.

 После траура семейство впервые на людях, Дарьюшка шествует самодовольно, ведя своих чад. И как посажёная мать невесты твердит горожанам:

 – Молитесь за царевну! Всевышний воздаст вам…

 Кланяются питерцы Анне, крестятся, бабы жалеют – одна всплакнула, за ней другая.

 – Чужому… Чужому-то пошто?

 – Царь покойный наказал.

 – Бедная… Там и помирать…

 Карл Фридрих кидал деньги не скупясь, но тёплых чувств не вызвал. Апраксин – посажёный отец – опустошил карманы, за него болея. Забавлял Остерман – рылся в кошельке, порыжелом, истёртом, и выудил лишь пятак.

 Ладья, набитая до предела, отчалила. Вереница посудин двинулась следом. Данилыч негодовал – дворяне развалились в лодках, гребут челядь да перевозчики. А заставлял же государь ходить на вёслах и под парусом. Обленились… Хиреет всё заведённое Петром.

 Он задал бы перцу!

 Негаданно – тучки в ясном небе. Окатило частым дождём. Женские особы завизжали, боронясь платками, накидками, веерами – капли залетали под навес. Дарьюшка, квохча, собой загораживала дочек, опадут волосы, потечёт краска. Окропило, унёсся дождь, торя по реке рябую дорожку. Утешил княгиню.

 – На счастье, на счастье, – пророчила она. – Благая водица, животворная.

 Сошли на правом берегу, оглушённые пальбою пушек с бастионов крепости, рёвом колоколов собора Святой Троицы – главного в столице, давшего имя и площади. Деревянный, срубленный прочно из толстенных брёвен, он – громовой запевала средь питерских храмов. Разгуделись колокола, сзывают людей. Данилыч подумал о дочерях – скоро и для них запоёт соборный металл, время-то мчится. Не прозевать, выбрать супруга достойного.

 Есть один на примете…

 В храме давка, от благовоний душно – Данилыч закашлял, украдкой ослабил галстук. В груди ёж колючий ворочается. Жезл натрудил руку – в правой надо держать, только в правой. Грозит зеваке, ступившему на персидский ковёр, – брысь, подайся! Шире дорогу молодым!

 Царевна перед аналоем будто статуя, герцог сбычился, моргает, пригибается – непонятны глаголы иерея, кажись, по голове бьют его. Надевая кольцо на палец суженой, замешкался, чуть не выронил, она же словно не заметила, черты её, яко высеченные на слоновой кости, недвижны В церковном дыму удушающем, сладком, лоснятся лица шаферов, лихорадочно румяные, потные, – тяжко держать на весу короны.

 Аминь! Обвенчана Анна с Карлом Фридрихом, Россия с Голштинией, а чай, и с Шлезвигом, и, более того, с Швецией. Воля государя исполнена.

 Домой бы сейчас, прямо из церкви, да в мыльню и в постель. Впереди ещё пированье в Сале. В чахотку вгонит свадьба. Восторг выражай, кричи здравицы, тосты, пресекай бесчинство – на пару с Пашкой. Дружбу с ним являй… Ведь обещала всемилостивейшая отослать его за кордон – обманула, отнекивается. Ах, лишится двор кавалера-галанта, оскудеет!

 Поздравил её, приложился к ручке.

 – Конец, матушка, делу венец.

 Вельможи к ручке чередой, толкаясь. Сотню их ублажила – и хватит, сомлела, поднесла к глазам платок. Скорбит – не дожил царь, не дожил до сего счастливого дня. На ладье пребывала в печали, потом удалилась в свои покои, пожелав обществу аппетита и плезира.

"Ступай, мать, без тебя-то легче ", – сказал Данилыч мысленно и похвалил – роль безутешной, весьма уместную, сыграла натурально.

 В Сале качались люстры, позвякивали стёкла – пушкари на судах, на царицыной яхте, бросившей якорь у сада, стреляют без передыху, вошли в неистовство. Музыки не слышно. Голос бесполезен, хоть горло надорви. Помахивай жезлом, рассаживай! Тяжёл, проклятый…

 Сперва новобрачных, родню… О бок с Анной Елизавету – запропастилась где-то шалая девка. Порхает, дразнит мужиков телесной сдобой – корсаж рвётся. Ей-то нужды нет, что Людовик нос натянул.

 Придёт срок, и она заплачет.

 Пашка отыскал её, усадил.

 Анна Курляндская телеса подтянула, молодится, волна чёрных волос взбита и оплетена модно. Здесь бывает наездами, онемечилась в Либаве, зато манеры блюдёт – не придерёшься. Пятнадцать лет как овдовела, однако не тужит – барончик при ней, Бирон, лихой лошадник и картёжник. Пускай, не ефимки же ставит, а талеры ихние…

 От Бирона у герцогини дитя, а он семейный и супруга мирволит. Анна с животом ходила, законная фрау с подушкой под платьем, для отвода глаз… Всё это мелькало в мозгу Данилыча, всякая чепуха, засевшая и неистребимая, невесёлая чепуха, ибо ничтожен прок от этих политических браков. По курляндским законам женщина власти не имеет, наследник трона, обитающий в Гданьске, правитель лишь по названию. На Курляндию зарятся, Польша съела бы либо Пруссия – отваживают русский престиж, русская военная сила.

 К мысли кощунственной приходит Данилыч – не слишком ли уповал царь на родственные узы? Европа вон как ими опутана, а грызня между суверенами, большими и малыми, свирепеет – клочья летят.

 Грохочут пушки, дрожит Сала, рассыплется того гляди… Дышать нечем, плотен дух парфюмов от женских особ, сожжённых листов ароматной бумаги, цветов, доставленных из собственной его светлости оранжереи. В сизом тумане, у того конца стола – Ягужинский, отсел подальше, о чём-то шепчется с Дивьером. Любопытно – о чём?

 Были ведь в ссоре…

 Начинают с паштетов. Данилыч подал знак, крышки сняты, из одного блюда выскочил, не нарушив изделья паштетчика, карлик с бутылкой и стаканом, налил себе, выпил за повенчанных. Из другого блюда – карлица, оправила юбку, поклонилась, протанцевала два круга – ловко прощёлкала каблучками по столу, никого не задев, тарелки не сдвинув.

 Ладно сработали.

 Новобрачную затормошили кузины, щебечут под её балдахином; с герцогом, оттеснив генерал-адмирала, кумпанствует Бассевич, чарки у них не пустеют. Муженьку бы воздержаться перед первой ночью – нет, лакает, бокал наполнил большой, отломил ножку, отпил половину, сует министру. Попался, пройдоха… волей-неволей вольёт в себя. Царская шутка… Поди-ка, только это и перенял у великого монарха – бокалы ломать…

 – Исполненье желаний!

 Орёт, жилы шейные надулись, побагровел, вскакивают голштинцы, тянут шпаги из ножен, бухают кулаками, чарками.

 – Хох! Хох!

 Летят на пол осколки хрусталя, хлебные корки, кости, обкусанные крылья каплуна, фазана. Добыча собакам… Кушанье насыщает, владения же – никогда.

 Лакеи, ух, суетятся возле Карла Фридриха! Данилыч отодвинул фаршированную утку, кисел показался соус пикан. До сих пор ему первому подавали, первому из вельмож. Теперь потерпи! Очередь вторая. Членом императорской фамилии сделался голштинец.

 Что дальше будет?

 – Даудз лаймес.

 Слова, запавшие с детства. Много счастья… Екатерина бросала их как заклинанье деревьям Летнего сада, мокрой земле. Земля весенняя, земля животворная – вся в улыбках весенних лужиц.

 – Земес мате…

 У неё просили счастья. У матери-земли, древней богини латышей, которая мирно уживалась с христианством в пасторском доме Глюка. Девочка спрашивала, как выглядит родившая всё живое? Её не вырезали из дерева, не высекали из камня. Но она понятнее, чем Троица русских, поляков…

 – Ты помнишь, Эльза? Подкова, моя подкова… Я же сказала, что её цыгане украли.

 Выкопала, трудясь на огороде, – помятую, ржавую. И вернула земле. Подкову, самую большую свою драгоценность. Ночью, превозмогая страх, пошла в поле, зарыла под дубом, где крестьяне приносили жертвы, поили богиню кровью петухов, медовухой, пивом.

 – Грех, Кэтхен! Язычество.

 Смеётся Екатерина. Сегодня счастье распирает её – как только сердце выносит столько! Даудз лаймес… Почём знать, может, растрогал богиню дар семилетней девчонки, сиротки. Она избранница. Матери-земли, Бога церквей – не всё ли равно! Ей нечего стыдиться своего мужицкого рода. Вот-вот разыщут её сородичей, привезут в Петербург – всех, всех! Люди посланы… Если найдут первого мужа её, драгуна, сдавшегося в Мекленбурге, – хорошо, поступит на русскую службу, в полк. Теперь её воля… Бояре пусть бесятся – теперь они не страшны. До сих пор она полагалась на Меншикова, теперь есть защита сильнее – зять.

 – Ты понимаешь, Эльза? Если они взбунтуются… Если вдруг революция… Он позаботится о нас с тобой. В Швеции… В Голштинии, на худой конец…

 – Благодарность, Кэтхен, редкое качество в наш век.

 Увы, редкое. Папа говорил…

 – Нет, нет, он так обязан мне.

 Поведала то, что не откроет никому другому, ни единой душе. Задуманное давно… Эльза Глюк, сводная сестра – тайн от неё нет.

 Летний дом опустел – лишь несколько комнатных слуг осталось, прочие в Сале. Музыка несётся оттуда. Царица на минуту пожалела, что лишила себя удовольствия. Но ведь надо, надо… что ж, она вознаградит себя, устроит маленький спектакль.

 – Холла, Лизхен! Валерьянки!

 Кошки мигом почуяли, сбежались на запах – вся пятёрка её величества. Испробовали угощенье – и началось … Живот надорвёшь, до чего забавны они, опьяневшие, до чего похожи бывают на людей. Чёрный кот – толстяк – чисто Апраксин. Государь прозвал… Нахохотались подруги, Эльза сварила кофе, Екатерина нарезала хлеб, сложила бутерброды – ломтик чёрного, ломтик белого, колбаса промеж, сыр немецкий, с тмином.

 Потом императрица облачилась в траур полный, дабы выйти к народу, к войскам.

 Ворота Летнего сада по её приказу распахнуты, входи любой. "Разных чинов люди пущены для гулянья ", – не преминул заметить современник признательно. Господин в расшитом кафтане, купец в сапогах, смазанных дёгтем, работные в цеховых униформах, предписанных царём. Этот, шляпа котелком, длинный кафтан, пуговицы по белому обшлагу рукава, – из Арсенала. Тот с Литейного двора, делатель пушек, вид имеет военный – башмаки, чулки, кафтан солдатского покроя, короткий.

 Новичок опускает глаза, проходя мимо обнажённой Дианы, старовер плюётся – камнем запустил бы, да полиция тут как тут, стережёт дорогие итальянские изделия. Стоят просвещенья ради. Царь повелел… Натура, Божье созданье – прекрасна.

 Праздник в семье монаршей – праздник и для подданных. Тоже заповедь Петра. Екатерина улыбалась прохожим, строгим взглядом останавливала того, кто норовил повалиться в ноги. Запрещено царём. Вышла на луг, где выстроились гвардейцы.

"В то ж самое время отворили две фонтаны, которые текли винами красным и белым. И как Ея Императорское величество изволила гвардию всю в строю стоящую обойтить и пришед изволила стать посредине луга близь большого глобуса, и тогда начали солдаты гвардии стрелять беглым огнём… "

 Немецкий глобус, подарок Петру, огромен – внутри сферы стол, кресла, сядут двенадцать человек, над ними свод яко небесный – Солнце, Луна, астры, блистающие золотом. Не забыла Екатерина наказ супруга – снова вынесена модель сия на Царицын луг, опять же просвещенья ради.

"…и после стрельбы все те солдаты к фонтанам, которыми пущено было вино, привожены поротно и довольствованы как питьём, так и ествами, для чего приготовлено было несколько жареных быков (со птицы) и баранов ".

 Туши на вертелах над кострами, повара в фартуках, орудуя топорами, увесистыми тесаками, отсекают куски, протягивают солдатам. Вино в бочке, именуемой фонтаном, при ней виночерпий – поворачивает рукоять крана. Екатерина, расточая улыбки, пила из солдатской кружки, чокалась, как бывало на войне. Изволила спрашивать, кто был под Ригой, кто брал Баку?

 – Служите мне. Как супругу моему…

 Некоторых узнавала, ласково расспрашивала. Женился? Ребёнка ждёт?

 – Зови крестить!

 Бравый воин смотрит влюблённо. Воистину матушка. Как при царе было, так и при ней.

 Дымят костры и на том берегу И там сочатся жиром туши, плещет вино. Вся мастеровщина хлынула на Троицкую площадь. Полиция покрикивает, раздаёт зуботычины, осаживает, унимает драки. Дай волю – разнесут, потопчут.

 Чуть померкло – взвились в небо ракеты, рассыпались многоцветными брызгами. На плотах, отражаясь в Неве, запылали вензеля новобрачных, короны их, соединённые их сердца. Долог весенний день, а то богаче и ярче было бы огненное зрелище.

 Наутро снова гремят салюты, трезвонят колокола. Снова залито в бочки бургундское, сложены костры. В Сале накрывают столы на четыреста персон.

 Два дня велено праздновать, разделять чрезвычайную радость императрицы.

 Охрип Данилыч, кричавши:

 – Весна приносит розы. Из них которая краше? Молодая наша… Разве неправда?

 Шпагу обнажал, грозя тому, кто осмелится противоречить. Переводил дух и:

 – За неё, господа…

 Пригубив, стонал с гримасой крайнего отвращенья:

 – Горечь-то, ой!

 Одна рифма сама возникла, другую сочинил на ходу, отвечая тосту Бассевича. Желания пусть исполняются, коли добра взыскуют.

 – Добро да цветёт, злое в яму бредёт.

 Экспромт имел успех. Захлопал даже Феофан, учёнейший ритор. Герцог ёрзал, вылупив глаза, тыкал министра в бок, требуя перевода.

 От тостов светлейший отяжелел. На лугу, сопровождая царицу, балагурил через силу.

 – Гляди, матушка, что за молодцы! Откуда родом? Ярославцы? Ура, красавцы! А вы чьи? Здорово, москвичи, румяны калачи!

 Память подсказывала прибаутки старые – так ободрял, бывало, работных, зачинавших Петербург. Сирых, босых, согнанных из губерний сюда, на болото, на голод, на съеденье комарам, роившимся тучами.

 Отшумела свадьба – и возлияния, тяготы обер-маршальские, огорчения взяли своё. Приболел, залёг в постель, у окна, открытого в Летний сад. Домой ехать отказался. Хорошо, что успел, готовя Салу, пристроить для себя покои. Позиция авантажная – её величество рядом.

 Навестила болящего.

 – Эй, Алексан-др! Я решила… Хватит вопить "ура ". Пора оставить этот обычай. Стать европейцами.

 – Мы русские всё же, мать моя.

 Уже был разговор. "Виват " в горле застревает. Военным сие новшество не понравится.

 – Зятю, небось, угодно?

 Выпалил, рассердившись. Прогневил.

 – Ты глуп, Александр!

 – Спасибо, матушка! Однако, посуди – государь не менял. "Ура " – оно дорогое, полтавское… Хлещет из горла – а-а-а-а! Чуешь?

 У неё свои доводы – с голоса герцога. Россия, Голштиния, Швеция будут действовать воедино. Понимай – добывать Шлезвиг, бить Данию, Англию.

 – Я решила.

 Новый припев, с недавних пор. Разумейте – именно я, самодержица, без чьего-либо наущенья…

 Порешила также поручить герцогу Преображенский полк. Это Данилыч предвидел. Со смертью Петра полк лишился верховного шефа, а таковым должен быть член монаршей фамилии. Кроме голштинца некому… Вздумает своевольничать? Ну, средство найдётся. Гвардейцы надёжны. Ещё загодя, в апреле, князь возвёл пятьдесят унтер-офицеров в прапорщики, а сим манером и в потомственное дворянство. Командир-то покамест он…

 В Семёновском – Бутурлин, имеющий шефом Екатерину. По зову князя привёл к его постели старших начальников из обоих полков. Новость выслушали, понурились. Данилыч щипал свой ус, подмигивал.

 – Чай, герцог не волк. Мы, чай, не зайцы.

 Спросил, нет ли жалоб. Сполна ли, всем ли выдано жалованье. Нет ли достойных для повышения в градусе или для награжденья. Представить список. Потом, смеясь, поведал:

 – "Виват " велено кричать.

 – Что ж, крикнем, – добродушно заурчал Бутурлин. – Труд не велик.

 Данилыч кивнул.

 – Значит, коли парад, так "виват ". А служба службой, герцогу не встревать. От сей докуки вы избавлены. Ему устав наш не прочесть. Команды наши, не знаю, выучит ли… Говорите, господа, говорите! Служит воинство, служит, – а тужит о чём?

 Бутурлин гладил пышные усы, отращенные недавно, генеральские.

 – Толкуют насчёт войны, господин фельдмаршал. Везде толкуют – в полку, в народе, на свадьбе вот… Один голштинец ярился – "смерть датчанам! ". Вестфален, датский посол, аж побледнел. Слышно, – матушка-царица в поход пошлёт. Верно или врут? Государь не велел ссориться с Данией из-за Шлезвига, малости такой.

 – Не велел, – подтвердил князь. – Одним, без алеатов, ни в коем случае.

 Договор с Швецией, заключённый в прошлом году, незыблем. Условились обе державы добывать герцогу Шлезвиг уговором или оружием. О том секретная есть статья. Положим, не секретная уже – послу Франции известно.

 – Продали?

 – Кто разнюхал?

 Фельдмаршал дёрнул плечом небрежно. Вздохнул, пошевелил пальцами.

 – Секреты – вода, в горсти не удержишь. Сегодня тайное, завтра явное.

 Мог бы назвать Бассевича, будь прямая улика. Ганноверец по рожденью почитатель Георга, короля Англии и Ганновера. Британского посла в Петербурге нет, так есть французский. Горохов докладывал – Бассевич с Кампредоном дружит.

 Лакей Кампредона Пьер оказался падким на рубли. Один из молодцов Горохова к нему подсел в питейном доме, познакомился. Выведывал постепенно. Гости у посла по четвергам, разные гости – земляки, датчане, пруссаки. Дурачатся – один больше всех заячьего рагу слопал, другой по-поросячьи визжит неподражаемо. Что ещё? Неужто одни потешки? Нет – есть в компании избранные. Принимает их Кампредон поодиночке. Это Бассевич, датский посол Вестфален… Пьер подслушивал, но шептались тихо.

 Поди-ка, с ведома герцога… Сказано царице, сказано и повторено – осторожнее с зятем, с министром его! Двуличны сии союзники. Сердится, не верит.

 Не хочет верить.

 Свадьба отзвенела, но не забылась. Угли на площади сгребли, в Неву скинули, дух ествы курится.

 – Мне ломоть отсекли с баранью голову Во! А винцо господское слабое.

 Кто не пробился к угощенью, тот слюни роняет, слушая. Отведал вчуже. Детям, внукам – скажет – гулял на свадьбе, сыт был и пьян, милостью её величества.

 – Царевну, говорят, неволей к венцу свели. Так нешто девок спрашивают? Её государь сосватал.

 – Жемчужина-то у ей! Видали в церкви?

 – Король какой-то подарил, слыхать. Нам от всех держав уваженье.

 – Вороные-то немецкие! Эх, вороные, чистый бархат!

 Шестёрка да карета богатейшая – раскошелился прусский король. Матушка царица проехала в слободы, по набережной – дала людям поглядеть.

 – Голштинцы отчалят скоро. И с Богом! Хлеб дешевле будет.

 Вздорожало всё шибко последние годы. Кто виноват? Мнения различные. Недород из лета в лето, крайнее разоренье крестьянства, наплыв иноземцев.

 – Везде шныряют, в соборе гвоздь хранится, с креста Господня. Шасть – немец! Епископ с поклоном, морген, морген. В руки дал. Немцу-то…

 – Ой, грех!

 – Пришлый человек извещал – отступили мы от истинной веры, потому и земля не родит.

 – Едоков много. В Питере вот, не сеем, не жнём… Один с сошкой, семеро с ложкой.

 – С сошкой-то я барский был, а здесь царский.

 Адмиралтейский он – синий бострог, сапоги. Корабль "Не тронь меня ", спущенный недавно, – вон на Неве! Любуйтесь! Силища морская, на страх супостатам.

 – Не дай Бог, война!

 – Губернатор заезжал к нам намедни… Сильнее нашей державы нет. Англичане – и те боятся. Они на что корабельщики, а наш вон этот как распустит паруса… Враз обгонит.

 Куртка-бострог покроем матросская, медные пуговицы сияют, лоснятся сапожки добротной кожи. Пётр с умыслом одел адмиралтейцев, литейщиков, оружейников в униформу – гвардия они, работная гвардия. Рабское выколачивал. Учредил, оглядываясь на запад, ремёсленные цехи, цифирные школы, где обучали грамоте, арифметике, геометрии. Создатели новой столицы – суть помощники царя, участники дел великих. Втолковывал сам, разговаривая запросто, сам и пример подавал – скромностью, трудолюбием. Мы все, мол, служим отчизне. Цель наша – процветание России; её могущество – общая польза людям всяких званий.

 Також и губернатор. Голос другой, жидковатый, а речь царская. Подобно государю идёт к народу, не гнушается. Ягужинский тоже, Голицын, Апраксин – приветливы, но всё же с Александром Данилычем не сравнить. Он-то хватил тут горя – на болоте.

 О том, о сём судят горожане, выходящие из церкви в воскресный день. Будет ли хлеб дешевле? Можно ли унять обманщиков-торгашей?

 – Царь окоротил бы …

 – Они живучи, ироды.

 – На Москве самозванцев изловили. Двое… Один будто Алексей-царевич, и другой тоже.

 – Лбами бы хрястнуть бесстыжих.

 Питер самозванцев не видел, юроды бродячие, проклинающие царя-антихриста и затеи его, редко добираются сюда, редко встречают сочувствие. Город от всех российских отличный, гвардеец среди городов, готовый к походу.

 Пороха, пушек, ружей – вдоволь и с лихвой. Хлеба нехватка, зато вкус свадебного гостинца на зубах.

 Светлейшему от её величества вместо благодарности за старания – афронт. Ягужинского обласкала, супруге его приколола вензель статс-дамы. Узнал, вернувшись домой после целительной мыльни.

 Хоть снова в пар.

 – Голштинец устроил. Как же! Сватушке милому Пашка-то шаркал в Вене.

 Умаслил цесаря – брак России с Голштинией выгоден-де Австрии. Число верных ей алеатов возрастёт. Благословил цесарь, да и пенсию назначил Пашке, прилепил к себе с тех пор.

 – Союз двух сердец, – недобро усмехался князь, ковыряя вилкой отварную стерлядь. – А сколько союзов вокруг рождается! Да прочных-то мало.

 – Всяк человек ложь, – вставила Варвара.

 Дарья, выслушав речение князя благоговейно и помолчав, промолвила:

 – Лабиринт Минотавра.

 Рассуждения политические, труднодоступные её тревожат. Лабиринт, потёмки, чудище где-то в засаде. Ушла проверять Сашку – ленится, надобно усадить за уроки.

 С Варварой отвёл душу Данилыч:

 – Зятёк ненаглядный... Гусь ощипанный…

 Горохов прозвал. Странная на гербе Ольденбургов птица. По мысли-то лебедь – что иное мог заказать рыцарь Эгилмер, основатель рода? Оперенье белое, шея длинная, но косолап и толст. Хилое было художество. Исправлять, верно за грех почитают. А два зверя коротконогих, хвосты закручены – неужто львы? Собака на задних лапах – ей-то зачем секира нужна? Символы неких деяний, быльём поросших. А спеси-то у голштинца! Теперь на Апраксином доме лепит герб, будто навек вселился.

 – Катрин носится с зятем. Душу вынет. Машет на меня как на муху!

 – Обожди чуток. Похмелье у неё.

 – Во чужом пиру. – встрепенулся Данилыч – Как с ней быть? Остеречь её хочу, да опасно – зятю выложит.

 – Баба она.

 – В том и беда.

 – Такой Бог создал. – Варвара метнула лукавый взгляд – Ты пугай её!

 – Заладила. Прежде она бояр боялась. Храбрая стала амазонка.

 – Пугай! Сочини пугало! Какое? Моя башка бабья, твоя мужеская.

 Сознаёт вековуха, умнейшая из женщин, – предел ей положен. Насчёт пугала сам мозгует. Дома и в пути, в постоянных рейсах с берега на берег.

"Не тронь меня " снаряжён, грузно осел под орудиями. Флагманом выйдет в море, главой эскадры. С ним семнадцать кораблей линейных, пять фрегатов, семьдесят галер. Случается, когда пушек много, сами начинают стрелять. Избави Бог! Коли тешить царицу, так залпами холостыми… Того же мнения и Остерман – виртуоз дипломатии, и Апраксин. Старый моряк близорук, невольно может попасть впросак.

 Взад-вперёд снуёт ладья светлейшего, навещает вельмож и возит к себе на обед. Кто откажется? Нигде так не поешь, не попьёшь. Консилии с новой знатью и со старой, с президентами всех коллегий. Убеждённость общая – впору дыры латать, а не воевать. Даже Ягужинский, заклятый враг западных держав, настроен мирно.

 – О всякой малости, – говорит князь, – докучать матушке воздержимся.

 По привычке заканчивал:

 – Понеже в трауре она…

 Пришли к ней светлейший и Остерман – самые ловкие. Что говорить, о чём умолчать – условлено. Умеряют пыл амазонки. Дела военные, дела губернаторские… На стрелке Васильевского острова, где имеет быть обитель наук, строят квартиры для профессоров и прочее необходимое. Открытие – в августе. Там криво, тут косо, там подрядчик доски сбыл на сторону… Данилыч, почитай, живёт в своей гондоле.

 На венецианскую, судя по картинке, не похожа. А кто её видел, посудину дожа? Понравилось слово Данилычу, вот и окрестил, дабы отличить от лодок разного калибра, плавающих по Неве. Борта полосатые, красно-зелёные, расшитый золотом балдахин, двадцать четыре гребца в красных ливреях, подобранные по стати и по голосам, рулевой-запевала. На мачте флаг с княжеским гербом.

 Не чета голштинскому…

 Эмблемы заслуг собственных – не наследство, не купля – реют над головой светлейшего. В центре – пылающее сердце. Ещё не было княжеского титула, государь своей рукой начертал сию фигуру, дал камрату – на вымпел, на будущий герб. Сердце, пылающее любовью к отчизне… Потом геральдисты в Вене дополнили, изобразили на щите, чем заслужен высокий градус. Лев, держащий две скрещённые трости, означает власть, корабль и пушка – виктория на воде и на суше. Облекает щит горностаевая мантия, атрибут монарха. Равно и корона, отличная от графской, вассальной, крупная, длиннопёрая – свидетельство прав наивысших.

 Такая же у голштинца… Из всех российских вельмож – у Меншикова, у него одного… Герцогством, королевством может владеть бывший пирожник.

 Права есть – нету земель.

 – Поверьте, мой друг, я не меньше вашего желаю, чтобы русские были задвинуты в прежние границы.

 Признание, ставшее частым у Кампредона. Говорил об этом кавалеру ла Мотрей, к счастью, отбывшему из Петербурга, писал в Париж. Оправдывал безуспешность своей миссии. Теперь вот парирует наскоки Вестфалена.

 – Англия не нападёт. Побудить Георга я не берусь. Нужен повод со стороны России.

 – Так что же – ждать?

 – Поспешность нужна… как это здесь говорят? Для ловли блох. Я утверждаю, русские при Петре достигли вершины могущества и сейчас – только вниз…

 Он был уверен, рано или поздно соотечественники воздадут должное его проницательности, его таланту. Прочтут донесения, мемуары. Пускай де Бонак кичится орденами – султанским и царским. Ему-то в Стамбуле полегче было…

 – Русские не зевают, – сетует датчанин. – Людей на верфях… Муравейники… Линейные корабли, экселенц, линейные…

 Исхудал посол, болен желудком. От нервов недуг… Конечно, в Финском заливе, в шхерах всё решают галеры. Большим судам плыть далеко… Но флоты Англии, Франции, Дании – заслон серьёзный. Опаснее русских.

 – На юг их направить, на юг, – кипит Вестфален. – Франция, простите меня, не сумела.

 Упрёк нравится Кампредону. За что превозносят де Бонака? За что? Он щурит хитрые глазки, терпеливо поучает младшего партнёра. На Пруте русские едва не сломали себе шею. Шанс был упущен. Вероятно, не последний…

 – Обратимся к Балтике. Покамест ситуация в пользу русских. Кстати, известно ли вам, что в Швеции мастера из Петербурга? Помогают союзнице, чинят военные суда.

 – Вот видите!

 У датчанина узкие белые, почти детские руки. Кожа нежная, прозрачная. Резко размешивает шоколад, проливает на блюдце. Неуравновешен.

 – Если бы я мог поговорить с моим королём…

 – Перенесу вас на крыльях, – смеётся француз. – Что вы скажете ему?

 – Вы спрашиваете! Он должен прямо снестись с Георгом. Война! Зачем русские выходят в море?

 – Морская прогулка.

 – Да, так всем отвечают. Но Екатерина дала понять… Для неё интересы зятя… семейные узы… Как это провинциально, экселенц! Выпирает происхождение. Между тем страна голодает, погрязла в рабстве. Странный народ, экселенц! Непостижимый народ.

 Он тоже рассчитывал: после смерти Петра мужики, солдаты, измученные войнами, восстанут, вернутся старые порядки, столицей снова станет Москва, ослабеет государство.

 – Пётр сумел соблазнить, околдовать… Чем? Он унёс тайну в могилу. Народ, который за ложку мёда съест мешок соли…

 Утомлённый страстным монологом, Вестфален вытер платком потный лоб. Пахнуло мускусом. Запах любит мужественный – отметил про себя Кампредон. Подбивает плечи сюртука ватой.

 – Величие, мой друг, величие. Его ждут правители, жаждут и народы. После как-нибудь пофилософствуем… Войны не будет… Пока, в нынешнем году не будет. Царица грозит, голштинцы машут кулаками, но министры против. Меншиков сплотил их… Я полагаю, война отсрочена, судьба дарит нам время. Важно использовать… Мы должны вырвать Швецию из русских лап.

 – Но при Карле Фридрихе…

 – Бросьте, милый мой! Он ничтожество. Сам по себе он никому не нужен. Шлезвиг? Провинции, отнятые русскими, подороже стоят. У шведов свои расчёты. Я имел интересный разговор с Бассевичем. К тому же сюда едет шведский посол.

 – Ставленник русских.

 – Так порешили? Не торопитесь! Конечно, совещаться с ним мы будем порознь – вы, я и Бассевич. Цедергельм тонкий политик. Цель у нас, надеюсь, будет единая.

 Собеседники ещё более понизили голос. Лакей Пьер напрасно вжимался в дверь.

 Иосиас Цедергельм, среди товарищей Юсси, в России не новичок. Вместе с офицерами штаба после Полтавской битвы оказался в плену. Сибири он избежал – видный сподвижник Карла, член риксдага был на особом счету. Участвовал в шествии побеждённых через Москву, шагал в одной из первых шеренг.

 Был замечен Петром.

 Война ещё длилась, когда начались консилии об обмене пленными. Кого послать в Стокгольм? Шведа, честного шведа. Царь поил Юсси, изучал. Швед смотрел в глаза прямо. Конец сомненьям положила Екатерина.

 – Это честный крестьянин, – сказала она.

 Родился барон в глуши, в лене Северный Юлланд, где отец корчевал лес, пахал землю.

 Отпущенный под честное слово, пленник исполнил порученье и возвратился в Петербург. Обрести родину позволил Ништадтский мир. Изменился Юсси, некогда яростный поклонник Карла XII. На трибуне риксдага – кроткий пиетист, лютеранин вольнодумный и любвеобильный. Притчей из Евангелия, а то и поговоркой из Северного Юлланда увещевал он партию патриотов. У них одно на уме – реванш, союз с Англией, война. Бесчувственны к бедам народа.

 – Довоевались! Поля зарастают лесом, пахать некому. Где не пашут, там дьявол пляшет. Злоба сеет плевелы, злоба погубит род человеческий.

 Он в партии голштинской, преобладающей. Глава её Арвид Хорн, премьер-министр, не раздумывал долго, кого послать в Россию.

 – Ты послужишь Швеции как добрый христианин, – сказал он дружески.

 Польщённый в душе, Юсси отказывался. Дипломаты хитрят, врут не краснея – нет, не привык он… Пора о душе печься, ведь за пятьдесят уже. Намерен завершить свои дни в благочестии, аскетически, как велят отцы пиетизма.

 – Ты в России персона грата, – доказывал Хорн. – Будешь ангелом мира.

 Русские близко. Стокгольм в смятении. Их прогулка морская – это, возможно, война с Данией. Швецию втянут. Карла Фридриха посадят на престол силой. Швеция обязана помогать ему. Шлезвиг, чёртов Шлезвиг!

 Нужен новый договор. Герцог женился, стало быть, он вправе получить приданое.

 – Но эстонские острова…

 – Крохи…

 Арвид отпер железный шкаф, хранящий самое секретное, вынул листки, исписанные мельчайшим, словно трусливым почерком. Сказал, что от Бассевича, вчера, с курьером.

"Осмелюсь заявить вашей светлости, что наступил благоприятный момент для того, чтобы возвратить Швеции её владения, отнятые в результате злополучной войны, и обеспечить ей в союзе с Россией роль не раба, а господина ".

 По мере чтения глаза Юсси лезли на лоб. Приданое герцога – Эстляндия, Лифляндия, Ингерманландия, Выборг, провинция Псковская. Запрашивать крупно, дабы было что уступить. Оставить русским выход к морю – Петербург, он же столица образуемой империи, которая до поры пусть именуется Российской. Глава её – Екатерина, покуда она жива, потом императорский титул перейдёт к Карлу Фридриху. С передачей ему прибалтийских земель центр империи естественно переместится в Швецию. Царевна Елизавета и царевич Пётр удовольствуются внутренними губерниями, Москвой, Сибирью.

 – Дьявол! – вырвалось у Юсси.

 Была шведская империя, рухнула. Наказана гордыня. Суд Божий свершился над Карлом. Одуматься бы… Бисерные буковки роились, как муравьи. Облик дьявола-искусителя возник за ними.

 – Читай! – усмехнулся Арвид. – Читай!

 Дальше следовали советы тактические. Екатерина не русской крови, она честолюбива, она обожает зятя – три струны, на которых надо играть. Проект сообщить ей по секрету, от имени шведского правительства. Герцог посвящён лишь в малой степени, русские сановники в полном неведении. Важно привлечь Меншикова. Он против войны из-за Шлезвига, как и многие при дворе. Адски тщеславен. Украина – богатейшая часть империи, и он имеет там поместья. Пусть будет там королём. Титул ему – имперскому князю – доступен.

 Заверить, внушить… Изворачиваться, заманивать, возбуждать худшие свойства людей. Это предстоит делать ему – Юсси, если он поедет.

 – Нет, – сказал он.

 – Ты принимаешь всё за чистую монету, – возразил Хорн. – Империя – она в облаках… Нам нужен мир. На год – и то прекрасно. И хотя бы Лифляндию. Тогда добро пожаловать герцогу. Триумфальный въезд…

 Да, Юсси представляет себе. Толпы ликующих. Победа для партии. Хлеб подешевеет сразу. Земля в Лифляндии добрая, не то что в Северном Юлланде. Верно и другое – без приданого герцог едва ли добудет шведский трон.

 – Он-то откажется от Шлезвига. А русские? Они же толкают его туда. Нет, не по мне служба, Арвид… Ничего нам не вернут. Поплатились, Бог велел терпеть, уволь, не гожусь я…

 – Ты, Юсси, только ты.

 Отпустил, дав срок до утра.

 Приехал он сюда как к себе домой. Какова же столица после Петра? Каменных домов стало больше – и мостовых, фонарей. Сооружают переправы через Неву – дощатый настил на заякоренных судах. Спешат, в светлую июньскую ночь не прекращают работу. Пётр запретил, ему чудилась помеха для судоходства. Но преграду легко расцепить. Странно – обиду за Петра почувствовал швед.

 Невскую першпективу, проложенную пленными – сам однажды водил их сажать деревья, – бойко застраивают. Обширную усадьбу отхватил придворный портной, возвёл дом с лепнинами, господский. У Мойки в театральном здании шла репетиция. Крикливо звучал женский голос. Посыпались камни, творящие гром.

 Самодержица прибыла на репетицию. Досмотрев, раздала актёрам по червонцу. Посол попросил аудиенции. Ответила неопределённо. Пусть он отдохнёт после путешествия, освоится.

 – Бедный Юсси! У нас мало плезиров. Танцы я разрешаю, но люди из сочувствия ко мне…

 Говор стих, придворные окружили их кольцом. Екатерина закончила громко, внушительно:

 – Все оплакивают моего супруга.

 – Ваше величество…

 Комок в горле, неожиданно… Слова соболезнования застряли.

 – Вы любили его, Юсси.

 Любил? Нет, это сложнее. Необычайное обаяние Петра покорило его на всю жизнь. Против воли…

 Тёплый бархат скользнул по щеке. Тяжёлые руки легли на плечи.

 – Вы полюбите и вашего будущего короля. Его нельзя не любить.

 Сказала по-домашнему, будто вводя в семью. Лакеи разносили угощенье. Взяла два бокала с подноса.

 – Навеки вместе, да?

 О Боже, как мельчает это понятие! Вино было крепкое, сладкое чересчур. Простилась нежно, поцеловала липкими губами. Ощущение некоторой нарочитости осталось от этой встречи.

 Живёт он – о, редкая честь – в Зимнем дворце, весьма опустевшем. Елизавета отселилась вместе с матерью, двор царевича – во флигеле, окнами на канал. Ночью за стеной возятся крысы. Откуда-то глухо – топот башмаков, женский визг. Утром посол совершает моцион – по лугу, в саду. Наблюдает бабочек, жуков, любуется цветами, восхваляет природу, как подобает пиетисту.

 Увидел царского внука. Рослый не по летам, толстый, с кислым выражением лица, будто объевшийся. Его сестра Наталья – милый, резвый ребёнок – застынет, восхищённая бабочкой, потом вприпрыжку догоняет. Левенвольде-старший, высокий, нескладный, что-то объяснял резким, каркающим гоном. Наследник брёл понуро, глядя в землю.

 Насколько же природа совершеннее чертогов, возведённых людским тщеславием! В гостиной, где послу накрывали стол, сумрачно, душно, запах от пыльных гобеленов, от грузных дорогих портьер затхлый, горький. Екатерина прислала ему одного из своих пажей – юноша появлялся к обеду и ужину, стоял за спинкой стула и глотал слюну. Неестественно прямо, будто статуя в зелёном кафтане с красными отворотами, с золотым позументом. Ел Юсси часто один, иногда с Бассевичем, с русскими вельможами. Говорили о пустяках – паж беседу стеснял.

 Делиться важным с Бассевичем, с герцогом послу и не нужно. Голштинец пока не король. Первый официальный визит – к Остерману.

 Он из тех, что к старости усыхают. Худоба схимника, белые обтянутые кожей скулы, глаза-щёлочки, то колющие, то засыпающие. Брезгливо, невежливо морщится, отхлёбывая вино, которым потчует гостя. Когда слушает, глаза исчезают под ресницами – они жёлтые, цвета опавшей листвы, как и брови.

 – Нерасторжимый союз, ваше сиятельство. Россия и мы, Швеция, в нашем понимании, части одной империи, великой северо-восточной империи…

 Продиктованное, обязательное… Юсси кажется, что говорит кто-то другой за него. Вице-канцлер наклоняет голову утвердительно.

 – Да, нерасторжимый…

 Пряди грязно-серого парика свесились, цепкие бескровные пальцы теребят их, схватывают.

 – Не-рас-торжимый…

 В правой руке одна прядь, в левой пучок. Сплетает жгутом, сосредоточенно, и сдаётся – забыл о присутствии гостя. Та прядь затерялась, её не различить. Что это – намёк? Он ведь известен своими иносказаниями, увёртками.

 – Рост великой Российской империи, – продолжал Юсси, – ради мира, взаимной выгоды…

 Он комкает урок, переводит дух. Пальцы завораживают. Расплели косу, свивают опять.

 – Ве-ли-кой им-пе-рии…

 Ни тени иронии. Зато пальцы отвечают откровенно – неравен этот альянс, выгод для Швеции добивается посол.

 – Его королевское высочество… В силу брака с принцессой Анной имеет право претендовать на… определённые уступки.

 – Оп-ре-делённые, – отозвался Остерман как эхо. – Мы желали бы знать, – и космы парика, откинулись, – впустит ли Швеция наши корабли? В свои гавани?

 Удар наотмашь. Юсси смутился. Может быть, соврать, обнадёжить? Признал – инструкций он не имеет.

 – Что отсюда следует, экселенц?

 Юсси молчит.

 – Следует то, что ваше правительство не намерено поддержать претензии герцога на Шлезвиг. Предпочитает удовлетворить его за счёт России. Так? В нарушение договора. Так, экселенц?

 Он перешёл в наступление.

 – Обстоятельства в связи с женитьбой изменились, – пробормотал Юсси. – По нашему мнению, возникает необходимость в новом договоре.

 – В новом до-го-воре, – надоедливо проскрипел вице-канцлер. – Если будет угодно её величеству, – прибавил он быстро, отчётливо, поучающе.

 – Но вам, экселенц, неугодно, – вымолвил Юсси, повинуясь озорному порыву, и прикусил язык. Понял – так держи язык за зубами. Нарушил он правила дипломатической игры.

 – Её императорское величество, – сказал Остерман, явно сердясь, – есть суверен самодержавный.

 Вздохнул, взял со стола оловянный ларчик, достал пилюлю, с неожиданным проворством кинул в рот. Пил воду из стакана мелкими глотками. Юсси не сразу уразумел – разговор окончен.

 Стена, равнодушная стена… Скорее враждебная. Здесь нельзя выражать собственные мысли – даже Остерману, главному дипломату России. Министру нельзя высказать свои мысли прямо. Тирания. Увы, придётся привыкнуть!

 Стайка гусей гуляла по берегу – незамощённому, размытому ночным дождём. Юсси потревожил их и едва спасся, добежав по мосткам до лодки. Гребцы слегка надрезали вёслами водную гладь, несла Малая Нева, ширилась, сливаясь с Большой, раздвигая каменные фасады столицы, лицемерные фасады, прикрывшие нищету.

 Следующий визит – к Меншикову. Фаворит, соправитель, второе лицо в государстве. Екатерина – женщина ума обыкновенного, князь – ум выдающийся. И воспалённый тщеславием. Пиетисту стыдно – он призван обличать порок, а тут он вынужден поощрять его, растлевать душу человека. Что оправдывает? Единственно – забота о мире.

 Юсси подавляет в себе сомнения, робость – с пальмовой ветвью мира прибыл он в Россию.

 – Господи! Да за что же?

 Охает Дарья, стонет, сейчас брызнут слёзы. Услышала – ушам не поверила. Ужасно, ужасно!

 – Король я… – смеётся Данилыч. – Ты королева. Величество.

 – Да на что нам…

 Король или гетман – разницы Дарья не видит. Украина. Киев… Уехать, бросить всё… Про Киев не скажет худого, хорошо было, там её обвенчали с Александром, освятили долгое греховное сожительство. Но теперь, из столицы… Корона? Опала для мужа, во что ни ряди.

 – Чем прогневил? Горе моё! В ножки паду Екатерине, отмолю. Чего натворил?

 – Тьфу! Королевство же дают… А это что значит? Часть империи.

 – Ой, горе-горюшко!

 Схватилась за сердце. Не уловила шутки. Супруг шлёпнул по щеке мягко.

 – При чём царица? Швед посулил.

 – Чего?

 – Швед, говорю…

 – Этот? Юсси?

 – Слеза ты Божья, – обозлился Данилыч. На жену, на Юсси, только что отбывшего, на пустую шведскую приманку. – Вопишь на весь город. Смеялись мы. Смешинка в рот залетела.

 Шутливое настроение пропало. Не та оказия, чтобы зубы скалить. Разбередил швед. Вошёл – и привиделся Днепр, настигнутые у переправы офицеры Карла, разгромленного Карла, успевшего-таки улизнуть к туркам. Цедергельм, простоватый, скроенный топорно, выделялся среди штабных баронов и графов.

 – Значит, амбашадур… Так…

 Обнялись как старые приятели. Сколько выпито вместе – бочка, поди… В компаниях, вместе с царём. Пели, кукарекали, ржали, кто во что горазд. Поседел Юсси. Трезвенник ныне – глоток один, и хватит.

 – Тогда и я воздержусь. Башка чтоб трезвая была, – веселился князь – Опутает амбашадур. Бывало, я тебя в плен брал, теперь ты меня.

 – Зачем? – кротко ответил Юсси. – Все люди должны быть свободные.

 Вон куда загнул.

 – У нас без понужденья ничего доброго не сделают. Государя покойного слова.

 Отобедав, пошли в Ореховую. Святилище своё выбрал князь для беседы. Почему? Тянуло туда… Нужно было присутствие Петра, ощутимое там особенно. Юсси, увидев портрет, притих благоговейно. На портрет падала тень, Пётр на нём лишён красок молодости, без возраста.

 – Ну, знаю я, с чем ты приехал. Остерман сказал. От меня, – и Данилыч лихо подмигнул, – нет секретов. Да… Дело непростое.

 С вице-канцлером условлено – проект придержать. Подавать его царице боязно. Посла одного к ней не допускать. Само собой – завоёванное не возращают.

 – Скажу напрямик, многого хотите. Спасибо, Петербург оставляете нам.

 Откровенен и Юсси.

 – У нас риксдаг, – напомнил он. – У герцога много противников.

 – Подсахарить его?

 – Риксдаг, – повторил посол, разводя руками. Нет, не болтун. Всё тот же Юсси.

 – Голштинцы намекали… Закидывали удочку А Шлезвиг? Шведам он ни к чему – верно я понял?

 Как царь обращался с дипломатами, так и он – камрат его. Рубит гордиевы узлы. Юсси не обидишь этим. Претят ему разные экивоки.

 – Шлезвиг, – протянул он. – Что нам дороже? И вам… Шлезвиг или мир?

 Заговорил об империи, мирной, справедливой. Поистине великая – от Голштинии до Тихого океана. Издевался Остерман… Тут бы рассмеяться, окатить Юсси, благочестивого Юсси холодной водой… В облаках сия империя. Нет, дослушать…

 – Это свободный союз… Авторитет есть… Авторитет другой, без палки.

 Зажёгся и словно на амвон взошёл. Народы будто бы только и ждут, во сне видят… Короли, герцоги, графы, вступающие в империю, вольны распоряжаться в своих государствах. Войны на севере Европы упраздняются. Перестали же воевать владетели германские, под Габсбургами. Более того – Швеция будет стараться покончить с рабством, которое в России ещё свирепствует и позорит Европу. Нет, не указом, а рекомендацией, своим примером.

 – Чур тебя! – прыснул Данилыч. – У нас языки режут за это.

 – Терпит Господь, – поник Юсси. И вдруг: – У тебя есть власть? Нет власть…

 Смутился и сбивчиво, корёжа слова, начал объяснять. В России никакой господин не может уничтожить у себя во владениях рабство. А если бы он, князь, стал сувереном? Неужели ожесточилось сердце?

 Вскорости и прозвучало слово, вызвавшее бурю в душе Данилыча, – король.

 Блеснула уже однажды корона, блеснула лучами, как утреннее солнце на горизонте, поманила и затуманилась, погасла. Курляндия была за тем горизонтом.

 Зять царя умер, трон герцогский пустовал. Авось посчастливится занять… Двести тысяч рублей обещано было Августу – королю Саксонии и Польши за посредничество. Деньги казённые, Пётр Алексеевич сам отчислил. Спросил только, рванув к себе за волосы:

 – Служить мне будешь?

 – Кому же, фатер! – ответил камрат недоумённо и с обидой.

 Иного не мыслил, как, возвысив себя, ввести Курляндию в границы родного отечества. С согласия ландтага – ихнего баронского сейма. Обделать по-европейски… Сожалительно – не сумел союзник Август купить баронов, либо уклонился. Сорвалась негоция.

 И вот – Украина…

 Многое в этом слове. Пламя и дым Полтавы, истоптанные армией шляхи, пепелища Батурина – оплота Мазепы. Князь разорил город и домогался его, себя видел гетманом. В мечтах уносился дальше – в Варшаву. Может ведь сейм избрать гетмана, имперского князя королём, тем более если под той же короной и Украина. Разные веры? Что с того! Тот же Август правит лютеранами и католиками. Намекал светлейший царю… Сердился фатер.

 – Ишь, куда хватил! Король… И меня ещё сковырнёшь, а? Навешу вот лоток с пирогами…

 По указу царицы Батурин пожалован, но уже не тянет управлять казачьём в мирное время, улаживать тяжбы между полковниками.

 Данилычу везут пшеницу с Украины, пеньку и сало, стекло и глиняную посуду, ткани, замки, кожи, крымскую соль. Товар сбывает в Питере и за границей. Дома держит кобзарей – воют жалостливо, до слёз прошибая, поют и мажорно, славят милостивого князя. Набольший он на Украине помещик и заводчик. И довольно того… На войне всякое мнится возможным, мир отрезвляет. Всё же нет-нет да оживали сладостные видения. Корона курляндская, корона украинская. Из Киева шествовал с почётным эскортом, с музыкой в Варшаву и в иные грады Европы.

 Мнилось – снова война… Кавалерию ведёт, атакует. Немцы говорят – мечтания скачут вольно, таможня не взыщет.

 Поместий хоть вдвое больше имей, хоть вдесятеро – не образуют они государство. Князь – а где княжество? Занозой впилось… Звание, герб, но без опоры земной. Изъян, который с телесным уродством сравним, с хромотой, к примеру … у мелкого ландграфа владение меньше уезда нашего, однако он выше тебя. Монарх он, презирать может…

 Голштинец глуп – что сморозил намедни! Не угодно ли фюрсту принять титул герцога Ингерманландии? Балбес готов ходатайствовать перед императрицей. С превеликим плезиром… Данилыч холодно поблагодарил. Не ругаться же… Сказал, что ему хорошо и на губернаторской должности.

 Сегодня Юсси… У него-то приманка краше. Король Украины, в преогромной империи. По его словам – российской, а на деле-то шведской. За что взялся, праведник? Бычился, гнусавил, не знал куда девать длинные свои ручищи. Мерзит ему вербовать изменников.

 Авантажей-то всяких наплёл… Слияние с Европой, просвещенье народа… Начатое мудрым царём довершится…

 – С просвещеньем уж сами как-нибудь… – шепнул Данилыч, повернувшись спиной к шведу.

 Ходил из угла в угол, кипел внутри, а послу изображал мучительное колебание – то чесал за ухом, то дёргал ус – один раз пребольно, чуть не вскрикнул.

 Принц Меншиков, демон алчности, славолюбия, ослеплён короной. Юсси поверил, кажется… Ушёл обнадёженный, на подвох он вроде неспособен – блаженный богомолец.

 – Ты видел, фатер?

 Как не похвастаться Неразлучному сейчас, в любимой им Ореховой, где веет дыханье его. Струится, ласкает лицо…

 Ушёл Юсси и будет ждать аудиенции у царицы. Его позовут. Толкнётся сам-один, не впустят, Горохов ручается. Женский ум слаб, долго ли смутить!

 Завоёванное не отдадим. Нет, фатер! Море твоё, гавани твои храним. И парадиз твой, всё тобой содеянное…

 Светла летняя ночь, лик на портрете ясен. Внемлет Неразлучный, всегда присутствующий.

"Теперь нам лучшее время есть, чтобы шведы свои потерянные земли паки возвратили… "

 Канцелярист, близоруко водя носом по бумаге, читал проект Бассевича. Доставлено курьером, из Копенгагена. Раздобыл и перевёл русский посол Михаил Бестужев. В датском министерстве есть у него наймит, снабжает секретами.

 Очень кстати присылка.

 Светлейший и Остерман, слушая чтение, кивали понимающе и мрачнели. Стало быть, заговор против России. Бассевич стакнулся с Данией. К тому шло. Писал же Бестужев – отступного просит Карл Фридрих у противников. Денег – датских, английских, взамен Шлезвига. Там – на рожон переть, а царица великодушна…

 – Двурушники, – бросил князь и выбранился длинно, смачно.

 Из остывшего камина пахнет золой. Пятна пролитых чернил на полу. В окне нет стекла, чиновники подрались, выбили – нанесло комаров. Тоскливо у Остермана – что дома, то и здесь, в Иностранной коллегии. Президент оцепенел в кресле, будто забылся. Данилыча подмывает гаркнуть в ухо, завешенное толстой завесой парика, растолкать.

 – Козырь у нас, экселенц.

 Политесы прочь – огласить цидулу Бассевича перед царицей и сенаторами. Изобличить голштинцев, показать, какова их политика…

 Мнётся Остерман. Шевелит губами, приник к столу, царапает ногтём шершавое сукно. Захрипели часы, прерывая свой бег, намерены бить. Торопится время. И словно рубеж некий надо одолеть под звон иноземного механизма, после чего принять решение. Немедленно.

 У вице-канцлера тоже сипело и клокотало внутри, прежде чем изрёк с горькой гримасой:

 – Это нельзя так… Катастроф.

 Поднял руки с ужасом, словно перед чудищем стоглавым.

 – Андрей Иваныч, – сказал князь с нервным смешком. – Потолок, что ли, обрушится во дворце? Откроем правду царице.

 – Правду… Пра-вду…

 Начертил что-то ногтём на шершавом сукне, разгладил и снова начертил.

 – Сколько есть человек, столько правда. Правда как порох бывает. Пуф!

 Ох, бережёт себя! Его-то порохом не опалит – за версту обойдёт, лукавец. Боязно – вдруг рассердит самодержицу взрывчатое известие.

 – Не пойдёшь со мной, Андрей Иваныч, – я пойду к ней. Скажу – хоронится Остерман. Сама позовёт тебя.

 Заспорили.

 Стонал вице-канцлер, остерегал – прогневается её величество, да не на голштинцев – на нас. Поверить в изменнический их поступок ей трудно. Письмо Бассевича поберечь пока, пригодится. Имеется прожект шведского посла – с ним же переговоры, ему и ответ обдумать.

 – Мало, Андрей Иваныч! Ударить, чтобы всю машинацию искромсать. Не прутиком…

 – Саблей, фельдмаршал?

 – Воля твоя… Пойду один.

 Сдался вестфалец с видом мученика. Данилыч вскочил, в порыве благодарности обещал ему ящик венгерского вина. Поехал к царице, известил сенаторов – собраться завтра, в четыре пополудни. Выбрал для консилии кафтан гвардейских цветов, зелёный с красным.

 Предстоит сражение.

 Задачу оного светлейший определил двойную – шведские условия отвергнуть, голштинцев привесть в конфуз. Зловредное их влияние на царицу если не снять, то умалить хотя бы, изобличив Бассевича. Оказия драгоценная. Покарает Неразлучный, если он – камрат его – не убережёт государство от врага.

 Деревья перед Летним дворцом разрослись, ветви гнулись от гнёзд, пернатые любимцы Екатерины кормили птенцов. Птичья музыка вторглась в зелёную гостиную, где расселись вельможи, и кабинет-секретарь Макаров силился перекричать её. Императрица появилась в чёрном, с тонкой ниткой жемчуга, взгляд её блуждал по раритетам на полках – окаменелостям, раковинам, древней посуде. Казалось, слушает птиц. Сперва недоумение обозначилось на её лице, затем неудовольствие. Макаров дочитал шведский прожект договора.

 – Эй, что они думают? – спросила она резко, схватила нитку, натянула её. – Мы дураки? Моя Рига… Митау, Курланд… Думают, я слабая женщина, я согласна… Нет, нет, – и крепкое царское словцо слетело с её уст. – Император проклянёт нас…

 Затем, под нескончаемый птичий грай, раскрылись козни Бассевича. Данилыч, не спускавший глаз с владычицы, увидел боль, обиду и пожалел её. Она протянула руку.

 – Дай сюда!

 Взяла бумагу, впилась в неё, зачем-то посмотрела на свет, вернула Макарову.

 – Враки это… Англичане это, против герцога…

 Остерман собрался что-то сказать, закашлялся, светлейший опередил его.

 – Бестужев честно служит твоему величеству.

 Вниманием не удостоила, обернулась к вице-канцлеру. Тот отдышался, зашамкал наигранно старчески, болезненно.

 – Можно предполагать и так, кхе-кхе… Фальшивка… Как вы изволили заметить, ваше величество.

 Утешил, хитрец.

 – Конечно… Аглицкая проделка, – решила она и бросила светлейшему безмолвный упрёк. Удалилась высокомерно, едва кивнув.

 

ВОСКОВАЯ ФИГУРА

 – Белло… беллисимо.

 Взахлёб тараторит седой черноглазый живчик, давится словами, восхищаясь собой, издельем своим. Персона готова. Исполнено обещание, данное императрице, её фамилии, светлейшему принчипе, всей России.

 – Маэста… этернита…

 Переводчик не требуется. Величество, вечность… Настолько-то князь понимает итальянский язык. Что незнакомо или проглочено, изъясняют ужимки, жесты. Растрелли нажимает ногой педаль – фигура встаёт с кресла, стоит деревянно-прямо, выбрасывает вперёд руку. Настроиться надо торжественно. Что-то сбивает… Скрип рычага, шарниров? Скороговорка ваятеля?.. С курицей схож, которая снесла яичко и кудахчет, оповещая окрестность. Нет, что-то ещё мешает Данилычу увидеть подобие великого Петра.

 Мастер не виноват. Вот иноземец, достойный лишь похвалы! Потрудился честно… Данилыч захаживал в мастерскую, Растрелли при нём скреплял дубовый остов, насаживал слепленную из воска голову, руки, ноги, одевал.

 Костюм – предписала её величество – тот, в коем царь был в Москве, в Успенском соборе, на прошлогоднем торжестве коронации. Пусть памятен будет день, когда и она стала императрицей.

 Ведь сам подал мысль…

 Эх, не догадался искусник поместить фигуру в тень! Солнце затопило мастерскую, ручейками течёт серебро по голубому сукну – гродетуру кафтана, по пунцовым шёлковым носкам. Дерзко течёт… Одежду эту парадную царь только раз и надел, поди. Вроде чужая… А башмаки с маленькими серебряными пряжками – старые, прибыл он в них из Персии и ни за что не хотел сменить – даже ради церемонии. Во всём облачении больше жизни, чем в кукольном лице. Воск, слегка подрумяненный, стеклянные, немигающие, безучастные глаза. Что ж, душу ведь не вдохнёшь.

 – Ну, спасибо, мастер!

 Вытащил кошелёк. Растрелли будто не заметил, извинился, выпалив "скузи" раз десять подряд, обхватил князя за виски, повернул к свету, потом отпрянул к фигуре. Блеснули ножницы, два-три волоска царских усов отсёк.

 Скорректировал, уловив образец. Тронутый сим актом сердечно, Данилыч смущённо потупился.

 – Я, выходит, модель…

 Одарил скульптора, не считая, выгреб почти всё содержимое кошелька. Обещал милость её величества – она ждёт фигуру с нетерпеньем, намерена показывать почётным гостям. Скоро профессора съедутся из-за границы для открываемой Академии наук.

 – Мио гранде оноре.

 Ещё бы не честь! Князь прошёлся по мастерской, погладил ляжку коня, грудь молодой женской особы – России. Аллегория… Пётр, увенчанный лавровым венком, молотком и зубилом формирует свою отчизну, покоряет её неподатливую, грубую натуру. Заказ государя, его же и замысел… О свершениях его подробнее расскажет колонна, унизанная лепкой, подобная Траяновой в Риме. То, что покамест глина, гипс, предстанет навечно в металле как украшение улиц, площадей, на обозрение всем.

 Начато много. Наброски карандашом, брошенные на стол, портретные – Апраксин, Лефорт… Мастер смотрит вопросительно.

 – Это не к спеху, – бросил Данилыч.

 Его первого вылепил итальянец, бюст водружён в большом зале княжеского дома. И довольно… Фатер не торопил.

 – Её величеству угодно…

 Прежде всего установить конные памятники императору – в Петербурге и в Москве. Обождут, фатер, твои сановные, здравствующие и мёртвые. Аллегорию тоже отложить – ошалеет простолюдин, не дорос ещё до тонкого понимания.

 Подмастерья внесли ящик, Растрелли кинулся, влез в него, присел – вот так поместится восковая фигура, вместе с креслом, так обвяжут её, чтобы не растрясло. Ехать осторожно, шагом – принчипе соизволит приказать. Данилыч ощупал ящик, постучал кулаком. Не оборачивался на фигуру, избегал её стеклянных глаз.

 – Радость матушке нашей…

 Говорил, испытывая странную досаду, ревность некую к царице. Раздражает парадный кафтан на фигуре, нарочитый, на день один, для коронации. А ведь сам присоветовал, когда выбирали наряд. Побуждали к тому обстоятельства.

 В апреле было… Падал мокрый снег, арестованный кутался в соболью шубу, сквернословил, грозил властям, изрыгал проклятья.

"Архимандрит новгородский, первое духовное лицо в государстве, человек высокомерный и весьма богатый, но недалёкого ума, подвергнут опасному следствию и, по слухам, совершил государственную измену ".

 Ничего, кроме слухов…

 Мардефельд, посол Пруссии, погрешил против точности. Первым священником – если не по должности, то по значению – Феодосий был при царе.

 Та же фортуна, которая выхватила, подвела к Петру уличного мальчишку-пирожника, порадела и послушнику московского Симонова монастыря. Сын солдата, ничтожного шляхтича, владевшего двумя крестьянскими дворами, рад был укрыться от бедности за стенами обители, в сытости. Пристрастился к чтению.

 Царь повсюду выискивал помощников, новых людей для небывалых дел.

 – У низших, – говорил он тогда, – я нахожу больше добрых качеств, нежели у высших.

 Грамотей, представленный настоятелем, оказался сведущим в строительном ремесле. Тем выше ему цена. Нет более послушника – в Петербурге, у растущих зданий Александро-Невской лавры, управляет работами отец Феодосий, шумливый, вспыльчивый, к лентяям беспощадный. Понукать его, проверять излишне, губернатор Меншиков не нахвалится. Храм воздвигнут, освящён. И вскоре снята поповская ряса – Феодосий быстро, шагая через ступени, восходит по иерархической лестнице. Настоятель, затем архимандрит в лавре и ещё в Новгороде, член Синода…

 Внезапно ночью зазвонили колокола новгородских храмов, будто сами собой. Дошло до царя. Феодосий тщетно пытался найти виновных.

 – Ежели не натурально, – доложил он, – и не от злохитрого человека, то не от Бога.

 – От дьявола, что ли? – потешался Пётр.

 – Дьявол во образе людском, – уточнил архипастырь. – Злы на тебя большие бороды.

 Так прозвал самодержец бояр церковных. Лютуют, подкармливают кликуш, странников, дабы сеяли недовольство. Феодосий ишь ведь что завёл – греко-славянскую школу, приобщает не токмо к христианству, но и к язычеству, свирепо ревизует приходские школы – не угодны ему наставники. Выучил новых взамен невежд, пьяниц, воров, печатает грамматику российскую – тысяча двести оттисков.

 Задумана коронация Екатерины. С кем, как не с Феодосием, верным другом, обсудить подробно обряд? Зван митрополит на беседы келейные, зван и к столу их величеств. Во время болезни царя он в спальне почти ежедневно совершает молебны, провожает Петра до небесных врат.

 Не стало Петра – и Феодосия как подменили. Мало ему трёх должностей, достоин большего – быть главой церкви. Сан патриарха упразднён, о сём сожалеет – что ж, согласен и на президентство в Синоде. Потребовал на собрании прямо, с руганью. Поддержки не встретил, взбеленился пуще – пеняйте, мол, на себя, поеду к царице, добьюсь.

 Екатерина встаёт поздно, нарушать её сон настрого запрещено. Стража остановила предерзкого. Офицер урезонивал – пропуска нет никому, даже его светлости князю Меншикову.

 – Плевал я, – распалился Феодосии. – Тьфу! Ваш светлейший мне в ноги повалится. Я выше его… Не ведаешь? Дураки вы, свиньи безмозглые, овцы шелудивые.

 Поворотил назад.

 Через неделю царица позвала озорника к обеду, рассчитывая пожурить и утихомирить. Отказался письменно.

"Мне быть в доме ея величества быть не можно, понеже я обесчещен ".

 Вдругорядь попросила.

 – Не пойду, – ответил он нарочному – Вот коли изволит прислать провожатого.

 Не дождался. Меншиков сказал царице твёрдо – хватит терпеть бесчинства. К Феодосию явились в холодный, слякотный апрельский день гвардейцы. Бесновался преосвященный, драться лез – скрутили.

 Обнаружилось то, о чём прежде из страха перед ним люди молчали. Архипастырь брал иконы в церквах, обдирал оклады, серебро плавил и хранил в слитках. Образ Николая Чудотворца зачем-то ещё и распилил. Прихожан сбил с толку – клял иноземцев, лютеранские обычаи, однако он же осквернил мощи святые – дал подержать лютеранину, голштинскому гостю. Уважение к Феодосию в народе истощилось В просторечии он Федос, под этим именем значился в бумагах Тайной канцелярии, где ему выворачивали суставы.

 В поборах, хищениях он признался, но есть и горшие вины. Покойного государя, милостивца своего, хулил гнусно. Царь-де тираном был над церковью. Штаты церковные переделал, отменил патриаршество, оттого не дал Бог веку – умер рано. Воевал-де он из тщеславия, жаждал крови. Духовенство утеснял, и стало так, что овцы над пастырями власть забрали. Русские как были, так и теперь идолопоклонники, нехристи, хуже турок даже.

"Скоро гнев Божий снидёт на Россию, и как начнётся междоусобие, тут-то и увидят все, от первого до последнего ". Меншикову два раза перечитали это – почуял нечто недосказанное. Ушакову, начальнику Тайной канцелярии, сказал:

 – Что увидят? Прощупай!

 Имеются и другие странности в речах Федоса. Угрожал её величеству, есть свидетели. "Трусит она и ещё будет трусить, малость только подождать… " Донёс Феофан Прокопович, свидетель надёжный.

 Как понять?

 Ополоснутый водой из ушата, Федос выдавил – нагрянут-де к нам австрийцы, прорва денег у них, то цесарское жалованье для партии царевича. Откуда ему, Федосу, сие известно? Стало быть, сам в той партии состоит. Кто же сообщники? Что против её величества умышляли? Жечь его, кнутом лупить, терзать до полусмерти, покуда не скажет.

 И ещё вопрос… Колет язык светлейшему, будто самого пытают. Может, умирающий царь нечто Федосу изрёк – на исповеди либо в иной момент, наедине… Другое решение насчёт передачи престола. Чем он, Федос, и пугать намеревался царицу, шантажировать, дабы церковь святую подмять.

 Вопрос обоюдоострый, страшный… Стены толстые, глушат и вопли, но слишком много ушей. Генерал тут, палач, подручный его, истопник. Да что бы ни ответил арестант, раз ты спросил, значит, имеешь сомнения. Нельзя, нельзя…

 Можно выгнать всех. Отвязать Федоса, освежить. Нет, это бес нашёптывает. Толку-то что? Грех любопытства Ну, судил фатер так и этак, обронил ненароком… Нет, незачем ворошить. Вдруг ослушались его – как жить тогда? Обманываем… Федос палачом обернётся, взглядом сразит.

 Нет, нет…

 А сам молчит. И ладно, пускай молчит об этом… Сболтнёт – не записывать. Слаб он, рассудок мутится, несёт нелепицу…

 Прямо из застенка, смыв копоть с лица и рук, светлейший поехал к царице. Застал её в хлопотах – шерстила царский гардероб, Растрелли восковую фигуру сделал, надо одеть.

 – Матушка! – воскликнул Данилыч. – Вспомни дорогой твой день! В чём он был тогда?

 Князь ещё гарью застенка дышал, вонью его и запахом крови. Ещё дым жаровни, в которой раскалялась пытошная снасть, ел глаза. И томило неспрошенное…

 – Федос признался. Пригрели мы, матушка, змею. Враждебен аспид, яд брызжет из него. Да кабы один, а то компания…

 Всеконечно, смерть заслужил. Угодно ли матушке утвердить? Узрел страх на лице самодержицы. Это и нужно.

 – Круто, Александр.

 – Так мы не здесь. По-тихому…

 Кивнула, перевела дух, рука вяло бродила по груди, ловила бусы – янтарь в золоте.

 – Большие бороды, матушка. Федос атаманом у них. На государя-то, на благодетеля как взъелся, ирод.

 Заговора в сущности нет. Под следствием духовные, виноватые тем, что дружили с митрополитом, знали кое-какие его проступки и не донесли. Их бы не тронули или, на худой конец, сместили – при обычной оказии. Но сия – не обычная. Всё ли вырвано пыткой у Федоса? Он-то теперь безвреден, катит под конвоем в ссылку. Приятелям, может, запало что от него…

 Корельский монастырь далеко от столицы, за Архангельском, у Белого моря. Туда Федоса в темницу, на хлеб и воду, разговаривать с ним не сметь. Между тем секретарь его Герасим Семёнов допрошен с пристрастием и казнён. Под арестом вице-президент Синода Иван Болтин, архиерей Варлаам Овсянников. Расспросные речи, пытошные речи… Если по ним судить, ничего нового, сильно отягчающего вину Федоса не открылось, но… Сломя голову помчался на север граф Мусин-Пушкин с инструкцией из высочайших уст. Проживание бывшего архипастыря, государственного преступника, даже на хлебе и воде, в зловонном подвале сочтено излишним. Исполнено по-тихому, без ведома и участия монастырской братии.

 Потомки будут гадать – что за секрет унесли обвинённые и покаравшие. И был ли секрет? Тело Федоса велено зачем-то везти в Петербург, с дороги вернули наскоро похоронили.

 По-тихому же…

 Восковая фигура помещена в Зелёном кабинете, где царь часто отдыхал, разглядывая раритеты – раковины из полуденных стран, засохших либо окаменелых монстров.

 Иногда её величество прерывает аудиенцию и, испустив печальный вздох, говорит:

 – Зовёт меня.

 Восковая фигура покоится перед письменным столом в кресле с прямой спинкой, изготовленном специально. Императрица садится напротив, как просительница. Если долго созерцать, глаза супруга теплеют. Щека начинает вздрагивать, будто сгоняет муху.

 Много налетает мух. Хочется встать, согнать самой. Но какое-то оцепенение лишает сил, приковывает к стулу. Это наваждение, оно дурманит так же, как кружка венгерского. Оно исчезнет, если нажать рычаг и фигура заскрипит слегка, поднимаясь.

 Нет сил.

 Фигура рукотворна – дерево, стекло, железо стержней, но где-то внутри вдруг начинает звучать его голос. Внимать ему, не шевелясь, не противясь. Он доволен ею. Он простил её грех с Монсом. Он не жалеет, что даровал ей венец самодержицы. Видел, как удавили Федоса, и одобряет.

 Мудрый, всевидящий…

 Поразила Александра, сказав, что торговля табаком должна быть свободная – царь настаивает. Пригласили Голицына. Президент Коммерц-коллегии почёл меру своевременной.

 В Зелёном кабинете царица подписывает указы, собирает консилии – восковая фигура присутствует. Изображает Петра Великого столь наглядно, что грубить друг другу, лаяться, громко спорить сановным неповадно. Замечено – даже светлейший ведёт себя поскромнее.

 – Государь император имел желание…

 Так Екатерина начинает обычно, и головы в париках невольно никнут. Седые парики, чёрные, каштановые. Спрятаны лица, спрятаны помыслы. Ещё не все дружки Федоса названы, схвачены, закованы.

 Большие бороды соблазняют и безбородых. Александр докладывает – арестован торговый человек Иван Посошков, в доме своём на Городовом острове. Родом из Новгорода, и там дом у него. Винные заводы в разных городах, угодья, деревни. Простолюдин, однако владеет крестьянами, за это одно подсуден.

 – Покровителя имел, матушка. Вестимо, кого… Треклятое имя, тьфу!

 Улик пока нет. Капрал Преображенского полка и четыре солдата вспотели, роясь в пожитках. Вороха книг и бумаги, чистой и исписанной, таскали в телегу. Сочинитель он – Посошков.

 – Полистать, так, верно, сыщется зацепка. Глаголы-то его окаянный печатал, вишь… столковались они давно. На чём – докопаемся.

 – Что сочинил?

 – Изволь. Принесу тебе.

 Воспитанница пастора всегда питала уважение к книгам и к тем, кто их пишет. Такие люди дороги, если, конечно, талант их добродетелен. Она должна войти в историю как правительница просвещённая. Огорчительное совпадение – эти аресты и прибытие в том же августе профессоров из-за границы, первых членов Академии наук. Посошков, поди, им не ровня, но ведь и синодские богословы находятся в заточении. Прознают учёные да спросят… Наказ Александру – пусть в строжайшем секрете содержит розыск. Нелишне повторить царское прошлогоднее распоряжение – во дворце разговаривать шёпотом, будь русский или голштинец.

 Увы, не дожил Пётр! Гости не увидят великого монарха, прославленного в Европе.

 – Звать сюда… Показать, какое есть у нас искусство.

 Тронула ногой рычаг. Фигура вздрогнула – раздражённо, как показалось Данилычу. Отозвался хмуро.

 – Воск, матушка… Видали они… У себя видали подобные куншты.

 Надломила брови, смолчала. Груб бывает Александр. Ему многое простить можно – открыл ведь гнездо злочинцев, давит их, обороняет трон.

 Исчез и неизвестно где обретается доверенный царевны Имеретинской. Федос у неё бывал. Подозрительно… Данилыч, убедив царицу в существовании заговора, поверил и сам. А строптивости поубавилось у Катрин, хоть и заносится При восковой фигуре особенно.

 Ох, суеверие! Кукле поклоняется!

 Бог с ней, послушна всё же!.. С чем ни придёшь – с приговором федосовцу или со счетами академическими, – не прекословит. Да и как ей иначе? Кто напомнит суждения и прожекты государя, собранные камратом, свято хранимые в губернаторской конторе. Память-то бабья, да ещё затуманена венгерским вином, которому владычица всякий день воздаёт почёт.

 Что есть Академия?

"Собрание учёных искусных людей, которые не токмо науки знают, но через новые инвенты оные совершить и умножить тщатся ".

 Секретарь прочёл разок светлейшему, и довольно. Данилыч передал царице слово в слово. Обязана знать и говорить на аудиенциях.

 Что надобно сему синклиту?

"Здравый воздух и добрая вода и положение того места было бы удобно, чтобы от всех стран можно было надёжно приходить, так же и съестное было бы в довольстве ".

 Петербург, парадиз любезный, – иного места фатер не мыслил. Науки указал физические, математические, историю, языки, политику. Отчего нет богословия? Спросят ведь профессора! Ответствуй – у нас оно по духовному ведомству. А юриспруденция почему упущена?.. Она в нашем отечестве не созрела, понеже старые законы обветшали, а новые ещё не утвердились. Отличие от Европы в том ещё, что там Академия – учреждение добровольное, у нас же она на коште государственном. Почему? Поди-ка поищи жертвователей!

 – Помещики, что ли, раскошелятся? Большие бороды, что ли? У нас и богатые господа в дикости, яко в дерьме.

 – Пфуй, Александр!

 – Прости, владычица моя! Внуши иноземцам – казённый кошт есть гарантия, нужды ни в чём не испытают! Соболей, куниц накупят.

 Ещё чего спросят профессора?

 Им ведь подай слушателей. Царь прослыл в Европе ревнителем просвещения. Рады бы похвастаться, однако…

 – Гимназиум, – вздохнула Екатерина. – Глюк был святой человек. Нет Глюк.

 Погрустнела, повторяя "гимназиум, гимназиум ", взяла с подлокотного столика у кресла кружку, помянула пастора. Да, похвалиться нечем. Убого выглядим перед Европой. Цифирные школы, заведённые в столице для мастеровых, – и те рассыпались. При епархиях в Москве, в Киеве числятся ученики, сотни их, а много ли выучилось? По пальцам перечесть можно. Духовное ещё зубрят кое-как, светские науки в загоне.

 – Не до того было, матушка. Офицеров обучаем. Вон Морская академия. Флот пестуем, как зеницу ока. Государь завещал нам… Рано или поздно, матушка, придётся ведь драться с морскими державами. Дай только окрепнуть… Ну, этого-то не говори! Скажи – воевали, тяжело воевали, двадцать один год. С университетом повременить надо. Профессор привезёт с собой одного-двух штудентов к нам на прокорм. И ладно пока…

 Екатерина, внимавшая преусердно, вдруг поморщилась:

 – Штуденты…

 Рассказывал Глюк, вспоминая молодые свои годы. Скандальная публика, пиво хлещут без меры, издеваются над почтенными бюргерами, дерутся на шпагах. Дурацкая забава – колоть друг дружку… Нет, такого безобразия она не допустит.

 – Скрутим, – пообещал Данилыч, подавая сметы для высочайшей подписи. – Полицию приставим.

 – Дуэли – пфуй! Не терпеть!

 Сама вызвалась объехать здания, приготовленные для Академии. Горевал губернатор – работы на Васильевском задержались. Уж он толкает Трезини – главного зодчего… То досок недовоз, то кирпича. Кунсткамера пока в старом доме, новую ещё устраивают внутри.

 Экипаж колыхался, расплёскивая лужи, с натугой влезал на мостовую, выложенную лишь на площади да у особняков вельмож. У палаца Шафирова, где контора Академии, настил крепок, а подле некоторых домов, нанятых для профессоров, доски подгнили, провалились в топь или вовсе их нет. Самодержица гневалась.

 – Воевали, матушка, не успели. Долби им. Тебе с учёными шпрехать, не мне одному.

 Спросят – кто президент Академии? Должность волей государя выборная. Наше дело предложить. Кого? Блументроста – больше, пожалуй, некого.

 – Его и выберут, – решила самодержица. – Эй, Александр! Где Орфиреус?

 – Разбойник он.

 Сто тысяч выманивал за вечный двигатель. Однако деньги вперёд, верь на слово и плати! Ещё есть делатели золота – тоже ловят глупцов.

 – То науки ложные, матушка.

 – Нехорошо, Александр…

 – О чём ты?

 – Австерия, Александр…

 На Троицкой площади она, почти рядом с академическими зданиями. Штудентов притянут "Три фрегата ", да и профессоры повадятся. Попадут в дурную компанию.

 – Не надо им ходить.

 – Матушка! Привяжем, что ли?

 Устал с ней Данилыч. Потом вместе с Блументростом составил указ ей на подпись. Велено приезжих "кормить в том же доме, дабы ходя в трактиры и другие мелкие домы, с непотребными обращаючись, не обучились их непотребных обычаев и в других забавах времени не теряли бездельно, понеже суть образцы такие: которые в отечестве своём добронравны, бывши с роскошниками и пьяницами, в бездельничестве пропали… "

 Привязала и думает – крепко.

 Из новой Кунсткамеры, где мастеровые отделывают башню-обсерваторию, из шафировского дома, где красят, клеят шпалеры, травят в подвалах крыс, Данилыч жалует к Ушакову.

 Глава Тайной канцелярии, сенатор и генерал, розыскных дел великий умелец самолично допрашивает арестованных по делу Федоса, список коих растёт. Грузный, лысый, сидит, скинув камзол, в рубахе – жара в застенке банная.

 – Отпираются, ироды.

 Быстрая усмешка в сторону. Палачу, стоящему при дыбе, сомнений иметь не должно. Простая душа, чистая, послушная. Рад забить до смерти, рад и отпустить.

 Снят с дыбы подьячий Василий Шишков. Охает, ноги не держат, кожа на спине в клочьях. Отделался дёшево. В протоколе о нём записано:

"Спрошено, есть ли у него бывшего новгородского архиерея Феодосия книги, в том числе книга, зовомая „Скудость и богатство“.

 Ответствовал – нет ".

 Не читал её, не видел ни у кого, ведать о ней не ведает. Результаты обыска у Шишкова сему не противоречат. Получается – книга, кроме Федоса, никому не известна. Мало было сделано копий. Иное хотелось изобразить во всеподданнейшем докладе – книгу сей злочинец раздал заговорщикам как наставление и словеса в ней, стало быть, возмутительные.

 Впрочем, карающие ещё не вчитались. Толста больно. Пускай писатель сам объяснит.

 Ввели колодника. Данилыч поглядел скорбно. Боже милостивый, что делают с человеком боль и страх! Не узнать Посошкова – куда делась округлость лица, где бодрая осанка удачливого коммерсанта? Глаза запали, утратили природную, живую голубизну – оловянность какая-то в них. Неделя допросов – и отощал, скинул жирок с живота, с груди, меньше ростом стал, съёжился, будто хочет в собственной коже спрятаться от кнута, от раскалённого железа. Зрелище неприятное, изредка пробуждавшее жалость в душе князя непрошено, непозволительно. Причастен ли сей Посошков, арестованный по делу Федоса? Возможно, ничуть…

 Угодил, как кур в ощип.

 Излишнее, стеснительное это чувство – жалость. Поддаться ему опасно. Один Бог видит человека насквозь, государь и тот сомневался. На дыбе, если послушать, каждый невинен, яко младенец.

 Данилыч потел, освежался квасом, бросал на жаровню палача душистую бумагу, чтобы отбить запах гари, крови, обожжённой плоти, нечистот. Ласково вразумлял писателя:

 – Грех тебе, Иван Тихоныч! Меня обманываешь, императрицу нашу обманываешь. Покайся, милый! Пошто тебя пастырь твой окаянный возлюбил? Сочинение твоё берёг, благословлял тебя лапой своей мерзкой. На что настраивал? Покайся честно! Скажешь правду – выпущу тебя на волю, ей-Богу выпущу, сегодня же. На волю, к жене, к деткам… Хочешь, к себе на службу возьму?

 Мелькала такая мысль – взять грамотея, сочинителя, оборотистого купца и к тому же серебрянщика. Родился в селе Покровском под Москвой, ремесло там от дедов, с юных лет плавил, ковал, чеканил обожаемый князем металл. Вот кто определил бы досконально истинную ценность изделий, закупаемых за границей, а также разной иноземной монеты – талеров, шиллингов, пиастров всяких… И помогал бы составлять рецепты для выпуска денег российских.

 – Бормочешь ты, милый, не разберу…

 Губа у сочинителя рассечена – верно, упал и напоролся на что-то или сторож наподдал. Ох, свирепость людская…

 – Князь, батюшка… Спроси новгородских…

 Могут подтвердить – не показывался он там в последние годы, незачем было, понеже на винном заводе добрый есть управитель. Книга писалась в Петербурге ото всех тайно.

 – Тайно? Почто же этак?

 – Она… Токмо для государя.

 Действительно, на первом листе обращение к отцу отечества. Покорнейшая просьба удостоить вниманием рассуждения его, Посошкова, о предметах весьма важных. Отчего напрасная скудость происходит и отчего богатство умножается.

 – От Федоса не таился, однако… Поднёс ему книгу. Не он ли надоумил писать?

 Клянётся сочинитель – сам осмелился, без наущенья стороннего. А поднёс архиепископу, почитая его за покровителя. Гнусные поступки Феодосия предугадать не мог. Ранее представил ему первую свою книгу – о семейных добродетелях, о воспитании детей. Нуждался в одобрении.

 – Понятно, Иван Тихоныч, понятно. Похвала и кошке приятна. Теперь-то разумеешь, каков благодетель твой?

 – Да кабы ведал…

 – Он злодей, отступник, – и князь повысил голос. – Государя покойного лаял, царицу лаял. Слышал народ, а ты… Уши у тебя заложило? Ступай, подумай! Может, вспомнишь.

 Что нового в итоге? Не раз было сказано, не раз записано… Ошибся писатель, надо же – Федосу дарил книги, не кому другому…

 Говаривал царь – лучше десять виновных простить, нежели казнить одного невинного. А распознать не просто… Всяк человек ложь. Тоже его речение, к концу жизни более частое. Казнить Посошкова, впрочем, не за что. На что же решиться? Отпустить сочинителя – значит пошатнуть пугало заговора, в котором ему надлежало бы играть видную роль. Гнев царицы он уже навлёк. Пишет, дружбу водит с большими бородами – сего довольно.

 – Это еретик, да? Эй, Александр! Жечь надо…

 Известий из камеры пыток требует постоянно. Количество арестованных, намёки Данилыча, таинственные умолчания – дескать, роем, матушка, роем – жалят её больше, чем улики – натянутые, хрупкие. Внимает, глотая венгерское, и возбуждённая фантазия дополняет скупость рапорта. Название книги она забыла, зато гнев против ересей, гнев пасторский забурлил в ней. Иная книга страшнее бомбы во сто крат, – вещал Глюк, ветеран германских церковных распрей.

 Что же – спалить, не разобравшись? А вдруг мужик-то умён окажется. Не хуже немцев, нанятых в Академию наук. И ему, может, в ней глаголать.

 Останавливало царское имя, выведенное крупно, благоговейно. Пётр внушил Данилычу уваженье к учёным и пишущим. Без вниманья не оставил бы книгу, если бы дожил. Злосчастный Посошков опоздал немного. Подвела его книга. Что ж, авось она и выручит. И обретёт он – серебрянщик, добытчик – вместо тюремной ямы ну не кресло в Академии, так княжескую милость, службу…

 – Замучил ты человека, – сказал князь Ушакову, прощаясь – дай отдышаться. Одуреет ведь.

 Так отчего же постигает державу скудость и как сотворить богатство?

 От лености, возглашает автор, от насилия помещиков и самоуправства чиновников, коих расплодилось ныне видимо-невидимо, семь шкур дерут с бедного земледельца. Указы его величества, осуждающие сие, справедливы, но "высокородные на уложенные уставы мало смотрят, но как кто восхощет, так и делать будут по своей пыхе ". Станет ли жестокого жадного помещика укрощать, наказывать чиновный шляхтич? Нет, конечно… "Вси правители дворянского чина своей братии знатным норовят, власть имут и дерзновение токмо над самыми маломочными ".

 Тиранят крестьян, городской люд и указов не боятся. Благие намерения государя и распоряжения, выходит, бездейственны, ибо нужны меры решительные, замена начальствующих лиц. Доверять исполнение указов на местах лицам простого звания, лишь бы толковые были, честные, доброго нрава.

 Право дворян владеть землёй и людьми Посошков не оспаривает, но напоминает:

"Крестьянам помещики не вековые владельцы, того ради не весьма их берегут, а прямой их владелец Российский самодержец ". Он властен над жизнью и имуществом всех подданных, и все они перед ним в ответе, высшие и низшие.

 Однако даже самый мудрый монарх не безгрешен. Подушную подать, введённую царём, Посошков не приемлет – "душа вещь неосязаемая ". На учёте у сборщиков младенцы, ветхие старцы, беглые, умершие – не скоро ведь обновляются списки. Здоровые, работающие тяжкое несут бремя. Не лучше ли взимать налог не с души, а с дохода – пропорционально? Подражания заслуживает, по мнению автора, старинная "десятина " – десятая часть достояния, уделявшаяся церкви.

 Новое не всегда хорошо – немало уроков подаёт прошлое. Прежде, при Алексее Михайловиче, Уложение, сиречь новый свод законов, издавалось не токмо самолично монархом, но Земским собором. Созывали подданных разных званий, не одних благородных. Так бы и впредь поступать при важнейших надобностях.

 Во всякое время да будут ведомы государю мнения и нужды подданных – и не через чиновных, а из первых уст. "И ещё кто узрит какую неправостную статью, то бы без всякого сумнения написал бы, что в ней неправости, и, ничего не опасаясь, подал бы ко исправлению тоя книги, понеже всяк рану свою в себе лучше чует, нежели во ином ком ". Тут Посошков спешит заверить – сии поправки к закону "вольным голосом " не в ущерб самодержавию, и предлагает автор такой порядок "ради самые истинные правды ".

 В согласии с Петром писатель считает – никто не может быть выше закона. Справедливый закон да объемлет всё бытие огромного государства, проведёт границы дозволенного и запретного. Конечная же цель управления – общая польза, одоление скудости, рост богатства.

 Источник оного – труд. Исправно трудится тот, кто ждёт от усилий своих верного прибытка. Многая скудость – от произвола помещиков. Они не только мучители, но нередко дурные экономы, допускают переделы земли, дробление её. Разумнее закрепить за каждой семьёй надел твёрдо, дабы мужик сознавал себя на своём куске хозяином. Когда земля не кормит, он бросает её, бежит на Дон, а кто зажиточней, тот чает большей прибыли от торгов. Сие необходимо строго пресечь.

 Всяк да занимается своим наследственным делом – негоже изменять ему, терять интерес, лезть в чужие сани. Сам ремесленник, ставший купцом, винокуром, Посошков весьма радеет о горожанах. Богатство державы возрастёт сильно, если развить коммерцию, мануфактуры. Некоторые купцы имеют крепостных, да и автор грешен в этом. Запретить, пусть нанимают, труд добровольный предпочтительнее. В городах поощрять ремёсленные цехи, мастерство, тогда иностранцы, покупающие в России одно лишь сырьё, "будут за нами гоняться ".

 Купцам установить разряды, первому, с капиталом в десять тысяч и выше, носить собольи шапки. Обязательную одежду, вплоть до рубашки, Посошков назначает для каждого сословия – сие престижу способствует и ответственности перед законом и государем. И здесь он прожектирует в духе Петра, поборника жёсткой, всепроникающей регламентации.

 Болея за судьбы отечества, Посошков говорит о бедах российских бесстрашно. Опустевшие деревни, толпы беглых, нищих, падение нравов, невежественное обращение с землёй, лесами. Поучиться у иноземцев следует, но распоряжаться у нас, верховодить им не сметь.

 Эти строки в книге Александр Данилович, сидя в свой библиотеке, подчеркнул жирно.

 Библиотека у князя обширная – книги трофейные, из баронских усадеб, дарёные, купленные по совету царя, а также альбомы гравюр, карты, планы городов и крепостей, чертежи разных строений и огнестрельного оружия. Петербургская типография посылает губернатору два-три экземпляра отпечатанного… Только что вышли "Приёмы циркуля и линейки " Бурхарда фон Пюркенштейна и "Приклады, како пишутся комплименты " – вторым тиснением, ибо спрос на них великий. Кропали ведь письма как Бог на душу положит, а в Европе давно по правилам.

 Плотно, шеренгами обступает книжная премудрость, мерцают за стёклами корешки – вызов бросают уму, стыдят неуча и манят. Над шкафами – как принято нынче – портреты суверенов, картины знаменитых сражений. В небольшой золочёной рамке дорогое княжескому сердцу послание.

"Его царское Величество с величайшим рвением развивает во владениях своих искусства и науки… Вы служением Вашим помогаете ему . Все мы собрались, чтобы избрать Ваше превосходительство, и при этом были мы единогласны… "

 Из Лондона, 25 октября 1714 года, в пору краткого союза с Англией против шведов. Подпись – Исаак Ньютон. Князь Меншиков, стало быть, является членом Королевского общества, по сути Академии наук. Любезность царю, реверанс в сторону России, но всё же лестно.

 Данилыч грамоте не учён. Дед его, владыка в семье, пишущих, печатающих проклял. Затеянное патриархом Никоном исправление церковных книг потрясло благочестивого старца – на что грамота, если даже Священному Писанию нельзя верить? Подати начислять, разоряющие народ. Кулаком грозил дед дьякам, подьячим – они-то, строча перьями; жиреют. Упустив годы, благоприятные для ученья, Алексашка пытался потом, понукаемый царём, наверстать, но навыков быстрого письма и чтения так и не приобрёл. Царь же задал всем во всех делах великое поспешание. Меншиков, как многие вельможи, слушал чтение секретаря, диктовал доклады, приказы, цидулы родным, память хранила нужные сведенья и цифры надёжно.

 Терпенья нет читать, спотыкаясь, но Посошков взял за живое. Серебрянщик намеревался учредить полотняную фабрику, капитал наращивал лихо, и Данилыч листал опус с неким ожиданием.

 Насчёт внешней торговли, прибыточных для державы пошлин Посошков толкует здраво, а касательно денег… Эх, промашку дал! Ценность монеты, мол, в полной воле монарха. Шалишь! Дешёвку не навяжешь. Ныне монету только на зуб не пробуют, дознаваясь, точно ли серебро в ней и какой пробы.

 Доверие к писателю тотчас упало.

 Однако иные страницы хоть в печать и на показ профессорам немецким – вот, и мы не лыком шиты! Пространная звучит хвала трудам Петра. Сие престижу России способствовало бы, но автор тут за здравие поёт, там за упокой, тычет пальцем во все прорехи. Берётся залатать их, правда. И глядь, назад нас тянет, к Земскому собору.

 Может, и боярскую душу воскрешает? Нет, сердит на высокородных, хлещет их, любо-дорого читать. Шляхту, начальствующих, больших и малых, тоже не щадит, подушную подать отменяет, хочет новых законов. Эх, чеканщик-серебрянщик! Допустимо ли твоё писанье обнародовать? Богатство за горами – пока скудость одна.

 На нет сводишь престиж.

 Ещё иностранцев порочит. Провождают-де жизнь в веселье, с музыкой за стол садятся. А нам-де прилично житие духовное, – скудное, что ли? Ну и дурак – запутался ведь!

 Книга подшита к розыскному делу Секретному, о тягчайшем государственном преступлении. Светлейший охотно начертал бы – "оправдать ". Но заговор, заговор… Строки ух кудрявы, узорочье вдруг кажется нарочитым. Смущают пометки – уголки какие-то, точечки, крючки. Ушаков чёркал? Нет, ещё кто-то.

 Местами рука вроде автора. Те же чернила… Вглядишься – зловещее чудится в пометках. Тайная весть кому-то? Витает в библиотеке пегая борода Федоса, кривые зубы его, усмешка его лукаво-презрительная. Проклятая книга! Сжечь её – наверно легче будет. Мешает она принять решение, колодника Посошкова ставит в положение особое. Всякое подшивалось в дела, но тут книга. На глазах Неразлучного. Среди вельмож уже слух прошёл. Сочинение русского человека, простолюдина. Богом умудрён или дьяволом-архиереем?

 Из смятения чувств, обуревающих Данилыча, выход один – сочинителя снова на дыбу. Окатив водой из ушата, суют книгу под нос:

 –Что на полях? Тайнопись?

 Трясёт головой.

 – Не моё это. Не моё…

 Книга под конвоем, будто живой арестант, из застенка обратно во дворец князя, пуще захватанная, в пятнах гари. Ей тоже допрос. Есть домашние судьи. Варвара читает быстро, не сочтёт за обузу. Входя к ней с книгой, Данилыч бросил, посмеиваясь:

 – Филозоф у нас объявился.

 – Куды же мне? – пальнула она. – бабе-то глупой.

 Нехотя отложила французский роман. Амуров ей не досталось – чужим тешится. Одобрила почерк Посошкова. До конца всё же не осилила – глаза устали.

 – Наглец же он, – и очки на остром носу подпрыгнули. – Наглец мужик. Государя учит!

 Данилыч почему-то рассердился:

 – Нашу-то и надо учить. Навязалась на мою шею.

 Вырвалось несуразно.

 – Мужик, поди-ка, научит!

 Заносчиво, по-арсеньевски поджала тонкие бесцветные старушечьи губы. Вздохнула.

 – Перевернулся мир. В Швеции, вон, королю и вовсе рот заткнули.

 Обратилась к парижским амурам.

 – Эй, Вольфа нам! Вольфа!

 На визг срывается голос её величества. Заело её, бушует, вынь да положь! Стукнула кружкой по столу, на кафтан светлейшего брызнуло красным.

 – Уймись, матушка! Гвардейцев пошлю в Германию? Силком притащу?

 – Пять профессоров едут, мало ей… Заладила – Вольфа. Попутал Блументрост, зря обнадёжил. Поначалу как будто поддавался знаменитый муж… Стопу бумаги извёл лейб-медик, уговаривая. С его слов твердит царица:

 – Гений… Светило Европы.

 – Плюнь ты на него, еретика! – увещевал Данилыч – Светило-паникадило…

 Лаврентий Блументрост – питомец гимназии Глюка, штудент в Галле – давний поклонник гения и единственный в Петербурге толкователь его учения. Во вселенной и на земле всё взаимосвязано – планета и пылинка, животное и камень, вода и огонь. Система самодовлеющая, движимая собственными законами. Всякое явление в натуре причину имеет в натуре же. Создатель Господь сказал "хорошо весьма ", вмешательство счёл излишним. Выходит, покинул нас?

 – Кто Бога не боится, матушка, тот и монарха не почитает.

 Екатерина в тонкости Вольфовой системы не углублялась, ей достаточно того, что он друг Лейбница – царского любимца. Вслед за Лейбницем призывал Пётр ко всеобщей пользе, сравнивал государство с часовым механизмом, в коем все части, сиречь сословия, трудятся в плодотворном аккорде.

 – Напросится, – сулил Данилыч. – Помыкается гений, обнищает…

 Бросил кафедру в Галле, не угоден стал строгим иерархам, прибился где-то в другом княжестве. Твердит владычица, а разобралась бы – нужен ли он?

 Филозофы нынешние волю Божескую презрели, высвобождают человеческую. Отец их духовный Декарт, также чтимый царём, звал всё подвергать сомнению, проверять опытами, расчётами, дабы овладеть истиной. Настолько-то Данилыч учён. Спорить с фатером не смел, но смущало некое противоречие. Сейчас возразил бы ему – надо ли поощрять сомнения? Расплодились ведь нынче… Устоит ли самодержавие при сём попустительстве?

 С фатером не спорили. По сути-то он собственную волю считал свободной от пут, от упрёка. Зато и сотворил чудо, поднял Россию от слабости к могуществу.

 Профессора, имеющие прибыть, рекомендованы тем же Вольфом, и Данилыч не очень этому рад. Настроил их, поди, вольнодумец… Пишет нам самонадеянно, вразумляет нас.

"Обратите внимание, что обыкновенный университет, где учёные будут преподавать то, что распространит науки между русскими, полезнее Академии наук, труды которой поймут лишь немногие… "

 Резон тут есть.

 Однако решено царём и подписано. Изменению не подлежит.

 Нанятых профессоров доставил питерский фрегат, совершающий рейсы в Любек. Встречен был в заливе пышно. Ладья губернатора, подтянутая к борту, золочёная, с расшитым тентом, вид имела феерический. Ослепил и князь, облачённый в парадное, со всеми орденами. Обнимал гостей, целовал троекратно, смачно. Трубачи дули что есть мочи. Денщики, топоча по палубе, извлекали из корзин водку, икру, сёмгу.

 – Ауф унзере фройндшафт!

 Дружба, вечная дружба с величайшими умами Европы! Привет сердечный от её величества. Добро пожаловать в Северную Пальмиру!

 Немцы смущались. Бокалы, налитые до краёв, брали бережно, пробовали духовитый напиток вежливо, не морщась. Губернатор указывал вдаль – там Пальмира. Близился Васильевский остров, необжитой конец его, дикий сосняк. Из него – пламенем лесного костра – вырывалась и рдела на солнце красная железная крыша княжеского дворца. Золотой каплей повис шпиль церкви Петра и Павла.

 – Сады, господа! Сады Семирамиды…

 Спохватился, при чём они тут? Те, помнится, висячие.

 – Зимы, господа, не бойтесь! Пустяки! Иной год ни снежинки…

 Врал и не мог окоротить себя. Нервность причиной. Робеют гости или обижены чем-то? Сковало языки – даже водка не пробрала. Ни слова дельного – одни пустые политесы. Что варится в учёных мозгах?

 – Светлейший принц!

 Бильфингер, магистр философии и физики. Он особенно раздражал – в морщинах дряблого лица, глубоко прорезанных, едкая застывшая издёвка. Старший и самый знаменитый.

 – Холод нас мало беспокоит, – услышал князь. – Это наименьшее из зол.

 – А наибольшее?

 – Война, мой принц. Монстр, который губит не только тела людей, но и души.

 Газеты пророчат – Россия нападёт на Данию. В таком случае неизбежно и столкновение с англичанами. Царский флот – грозная сила. В пути пришлось убедиться: стояли, пропуская армаду. Когда столько пушек, они, бывает, палят сами.

 Оживились книжники, закивали. Ах, вот чем пришиблены! Трепещет Европа. Князь приосанился, поставил ногу на мортиру – две дюжины сих орудий окаймляют палубу фрегата.

 – Войны не будет, господа!

 Затем уместным счёл рассердиться. Врут газеты. Всемилостивейшей нашей императрице война противна, ничего так не жаждет, как жить в мире со всеми державами. Подлые газетиры! Светлейший снял ногу с мортиры, оперся о барьер, пальцы коснулись Андреевской звезды, скользнули вниз, погладили орден датский – Белого слона.

 – Пушки безмолвствуют, господа. Мешать вашим трудам не посмеют.

 Предложил перейти на нос судна, дабы не упустить сюрприз. Петербург является приезжим внезапно, из лесных чащоб и вод. На галерах, стоявших в устье Невы, подняли вёсла. Столица развёртывала вельможные фасады, заиграли куранты над крепостью – очень кстати. С пристани донеслась музыка.

 Всё как надо.

 Сдал гостей Блументросту с облегчением. Направил ладью к Зимнему.

 – Ну-ка, ребята, походную!

 Напрягая тенорок, подтягивал гребцам, подставлял ладонь брызгам, смачивал горячий лоб. "Дрожит перед нами Европа, дрожит ". Сказал гребцам, подмигнув доверительно, свойски.

 Во дворце разминулся с Ягужинским, тот качнулся в коротком поклоне, словно клюнул. Куда совал пронырливый нос? Идёт от царицы…

 – Эй, Александр!

 Предчувствие не обмануло. Так и есть – был Пашка, напортил, настроил её открыть Академию немедля, отпраздновать. Пятерых в академики, поздравить, обласкать, мало их, зато первые, самые смелые.

 – Он нарочно в пику мне, Пашка… Насмешить людей, матушка. Съедутся все, тогда уж…

 Упрямится владычица – подай ей праздник в Летнем саду, при народе, как хотел Пётр. И где остальные, сколько их ждать?

 – Я умру раньше.

 – Типун тебе, – испугался Данилыч.

 Уступила, бранясь и жалуясь. Так и быть, торжество потом, но принять приезжих она должна. Да, в Летнем, со всеми онёрами.

 Несколько дней профессора отдыхали – секли дожди. Пятнадцатого августа разведрилось. С утра – словно глашатай весть прокричал – к саду потянулись горожане. Ворота открылись, чисто одетые допускаются, хотя и с отбором, стражи придирчивы: купца, старшего мастерового оглядывают испытующе, подозрительно прощупают – нет ли за пазухой либо в кармане какого припаса, режущего или стреляющего. Сегодня впустили немногих. Прочие жмутся к решётке. На центральной площадке, у фонтана, белым полукругом столы, на них прохладительное, вино, вазы с фруктами. Невиданно крупные яблоки, груши да ещё диковинка – плоды жёлтые с зычным румянцем, круглые, невесть откуда.

 – Персики, – сообщает кто-то.

 – Вона! Из Персии привезли.

 – Да не… Меншиков развёл.

 При столах гвардейцы, похаживают, следят. Облизывайся, а рукам воли не давай.

 Удивили горожан и пятеро иноземцев, появившихся во главе с придворным доктором. На генералов, на послов не похожи, кафтанишки тусклые, бедные. Гуляют по саду, сгибают спины перед статуями – молятся, что ли, поганским богам?

 Гости наклоняются, читают надписи на мраморе, их поражает обилие скульптур. Екатерина просила обождать – нарочно, дабы насладились коллекцией Петра. Семь чудес света известны, и вот восьмое. Венера, творение первого века Христовой эры, белеет в открытом зеве грота, двое часовых стерегут обнажённую.

 – Впрочем, чернь уже привыкает. Покойный монарх стремился облагородить грубые вкусы.

 – О, Христина!

 Ошеломила королева-озорница, возникшая внезапно, в солнечных бликах, под сенью ветвей. Имя её заставляло краснеть. Меняла любовников чаще, чем наряды, бросила Стокгольм, сбежала в Рим, издевалась над фарисеями. Знал же царь, покупая бюст сей отлучённой, кому памятник ставит.

 – Выбор его величества, – возглашал Блументрост, – никогда не был случайным. Посредством искусства воспитывал в народе похвальные чувствования. Вот, извольте – Мир и Изобилие, заказная вещь, знаменитого Баратта.

 Обратил внимание на символы у подножия фигур. Российский орёл высится над шведским львом, лежащим в изнеможении.

 Повёл в лабиринт, витой коридор, петляющий в зелени молодых деревьев и кустарника. Популярная в Европе забава здесь служит и к пользе, знакомит с Эзопом, коего царь ценил настолько, что его первого приказал печатать в основанной столичной типографии.

 – Лягушка, господа! Презабавная, не правда ли?

 Вола пыталась перерасти и лопнула, о чём повествует текст, помещённый под статуэткой, отлитой из свинца. Нет, не в Италии – в Петербурге.

 Полчаса, назначенные царицей, истекли. Трепет пронёсся по саду. Блументрост бегом кинулся из лабиринта, ломая сучья, увлекая спутников. На крыльце Летнего дома показалась лучезарная Екатерина, в лиловом платье с глубоким декольте. Спустилась медленно, шаг стреножили туфли на высоких, тонких каблуках, по последней моде. Ветер раздувал юбку, свободную, без обручей – приём в саду кринолина не требует. Голову самодержицы венчала кружевная наколка "а ля бержер " – пастушеская.

 Меншиков, оттеснив голштинского герцога, понурого, с печатью скуки на лице, проскользнул вперёд, подал руку царице, помог сойти на землю. Статс-дамы, послы, сенаторы, высочайшая фамилия в полном сборе – блистающий поток плавно потёк по главной аллее, гася великолепием своим разноцветье бордюров и клумб. Пунцовый от волнения подбежал Блументрост, едва не упал, выполняя реверанс, – ему, будущему президенту Академии, представлять учёных царице.

 – Всемирно чтимый… Несравненный…

 Лейб-медик каждого возводил на Олимп. Магистры, смущённые, непривычные к подобным почестям, топтались, потупив взгляды. Потом один из них напишет:

"Русский двор превосходит в роскоши любой германский. Драгоценности выносятся на обозрение с редкой откровенностью. Меншиков залит бриллиантами ".

 Данилыч рассыпал улыбки, смотрел на приезжих ободряюще.

 – Мы рады видеть…

 Заговорила Екатерина. Она подняла руку, розовую, благоухающую.

 – …рады принять достойнейших мужей науки… Великий император, взирающий с небес…

 Обе руки устремились ввысь. Она вытягивала их, пальцы шевелились, как бы ловя, впитывая некую благодать, даруемую с неба. Солнце обливало руки, пронзительно голые, вздымалась грудь, распирая лёгкие ткани.

 Втайне и как бы со стороны она любовалась собой. Что в этих гречанках, римлянках, что за сласть? В кругу близких, за чаркой, она уничтожала их, общепризнанных. Разве случайно Пётр – величайший монарх и мужчина – выбрал её? Сделал её самодержицей. Презрения заслуживает мужчина – магистр, вельможа или тот купец, остолбеневший за забором шиповника, – который видит в ней только воплощение власти. Нет, она женщина прежде всего, женщина в её совершеннейшем естестве.

 – …завещавший мне свой труд, желал, чтобы его город, его обожаемый парадиз стал обителью муз, благотворным источником знаний.

 Её средненемецкий говор, звучащий бархатисто, интимно, понятен почти всем – перевод не нужен. Она могла бы подробно доказывать важность наук, сослаться на древних. Ягужинский, латинщик, питомец иезуитской коллегии, кое-что подсказывал ей, да она и сама не круглая невежда – помнит рассуждения пастора, перелистала нетерпеливо и бегло много книг. Но почтенные магистры чего доброго прыснут, не сдержав иронии, вздумай она поразить собрание учёностью. Нет, не её это женское предназначение.

 Слушают стоя, никто не притронулся к угощению, хотя она подала знак Александру, зятю, они жестами предлагают. Устала говорить. Устали её руки, особенно правая, простёртая указующе.

 Пала тишина, магистры, тесно сбившиеся, зашевелились; встал высокий, поджарый, щеголеватый, с закрученными усами, тряхнул чёрной шевелюрой. Крашеные, – подумала царица. Молодится, а хлипок мужик.

 – Ваше величество! Свет на севере, зажжённый вами, привлёк нас, искавших истинное покровительство наукам. Вы, затмившая Семирамиду…

 Французским владеет бойко, мастером политесов оказался Герман, знаток законов физических и математических. Блументрост переводил.

 – …насадившая прекрасные сады просвещения, кои небывалым цветением украсят мир.

 Медвежевато, сипло поблагодарил императрицу Бильфингер, сопровождая речь лёгкими жестами. Этот для придворных плезиров не годится. Пора звать обедать. Гвардейцы принялись было убирать со стола – Екатерина ласковым мановением запретила. Пусть полакомятся простолюдины. Она и убогим сим должна быть матерью.

 Летний царский дом на торжества не рассчитан – голландский особнячок, говорят о нём иностранцы, жильё коммерсанта, к тому же среднего достатка. В столовой и в двух гостиных расселось общество, дам пришлось от кавалеров отделить. Магистров Екатерина поместила визави, справа Карла Фридриха, слева Меншикова.

 – Господин магистр, – обратилась она к Герману, – правда ли, что на других планетах есть живые существа?

 – Весьма вероятно, – откликнулся любезный франкофил. – Количество миров бесконечно, и кто знает…

 – Существа вроде нас?

 – Не исключено, ваше величество. Мсье Фонтенель… Читают ли его в России? Если нет, я осмелюсь советовать. "Разговоры о множестве миров " – книга замечательная. Велите опубликовать!

 – Да, непременно.

 Наслышана, рассказывал Кантемир, сын молдавского господаря, юный красавец, увлекающийся наряду с танцами и амурами астрономией, философией и стихами.

 – Жаль, магистр… у вас нет достаточно сильных стёкол. А может быть, есть? Прячете?

 Искорки тёмно-карих глаз, почти чёрных, покалывали, дразнили. Двуглавый орёл на бокале близился к нему, распластав крылья.

 – Тост, господа… За далёких жителей, ожидающих нас. Прошу вас, до дна!

 Осушила первая царскую порцию. Внесли жаркое. Крепкая мальвазия – Пётр наливал её в штрафную чару, высотой с его пядь – смывала робость. Бильфингер пыхтел, бурчал, собираясь с духом.

 – Униженно молю простить меня… Академия в России, не имеющей гимназии, университета… Мой друг Вольф уподоблял таковую дереву7 Крона его имеет под собой корень и ствол. О, в России всё необыкновенно!

 – Он прав, чёрт побери! – крикнул герцог и пьяно захохотал.

 – Вольф писал нам, – сказала Екатерина и лукаво прищурилась. Ответ у неё готов.

 Некий старик строил мельницу, и соседи крайне дивились, ибо воды на том месте не было. Сперва провёл бы канал, – судили они. Он же объяснял – копать начну, а если не успею, сыновья докончат, мельница понудит воду добыть.

 Притча Петра, одна из его любимых, – умел он жить в будущем, приучал и других. Созидая новую Россию, притом с великим своим поспешанием, полагал неизбежными лишения, всякие тяготы ради грядущего.

 – А гимназию, господа, я велю открыть нынче же. И. конечно, публичные лекции. Радуйте нас, господа, поднимайте к звёздам! За вас, господа!

 Чокается с каждым, излучая милость, щедрость. Бокал держит твёрдо, с укоризной глянула на зятя – он пьёт лишь водку, осоловел, рюмку затиснул в кулак.

 Вошли скрипачи, встав за креслами, играли самоновейшее, менуэты, мадригалы. Разумейте, европейцы мы, стряхнули с себя варварство! Но Россия ещё не исчерпала своих сюрпризов. Приезжие не застали в живых царя, увы! Да благоволят проследовать в Зелёный кабинет.

 Аудиенция с восковой фигурой протекла в безмолвии. Магистры изображали благоговение, внутренне огорчённые дешёвым эффектом. Однако вздрогнули, когда кукла с финифтяными глазами вдруг поднялась, выбросила вперёд мёртвенно белую длань, словно благословляющую из гроба.

 Данилыч проснулся с головной болью. Хватил вчера лишнего. Препоручил всё царице и Лаврентию, а себя почувствовал отстранённым – потому и не удержался. Слава Богу, стоял на ногах. Кажется, внятно представил профессорам царевича и Сашку – вот, господа, сии нежные сосуды чают быть наполненными вашей мудростью. Отроки не глядели друг на друга, дичились. Хотелось о себе сказать – не лыком, мол, шит, член Академии британской, Ньютоном подписано. Забоялся – узнают и, спаси Бог, залопочут по-латыни! Восковая фигура немного отрезвила, но надо же было царице, отправив гостей, снова позвать к столу…

 Кто подговорил? Опять Ягужинский… Ох, Пашка, дьявол-искуситель, обувшись в рот влезет!

 Расшалилась Катрин. Почала класть дамам червонцы в вино – выпьёшь до дна, так вот награда. А отказываться не смей! Экую манеру несносную заимела. Дарьюшка занемогла, убежала в сад. Сашка и царевич, отведённые почивать, подрались, Петрушка хоть старше на год, да неуклюж – синяком украсился.

 Уже три часа пополуночи, пора бы на покой – так нет, Пашке велено тосты выдумывать, забавлять, а он и рад, бездельник. Про небесных жителей молол что-то… Да, насчёт ихних амуров. Поди, размножаются ведь, так каким же манером? Кто хлеще придумает, за того пить будем. Фу-ты, и наглупили же! Дошло до неприличностей. Варвара такое отмочила…

 Данилыча с души воротит. Медициной указан предел, минуло время, когда падал ниц перед Ивашкой Хмельницким. Однажды, стыдно вспомнить, орден Андрея Первозванного обронил в австерии – солдаты подобрали, затоптанный, конфузия была горчайшая. А тут пристала Катрин… Он под стол лез, молил уволить – нет, вытащила. Отломила ножку бокала, как делывал государь, – пей за короля Швеции. Этот тост и доконал, дальнейшее вспоминается смутно. Апраксин сидит в углу, плачет. Сброшенная скатерть, из-под неё ноги королевского высочества, проклятого голштинца. Ломаные чарки сыплются в ящик, дребезжат. И в башке дребезжанье. Опохмеляясь анисовой водкой, нос зажимал, до чего противна. Полегчало. Часа два провалялся, лакей чесал пятки. В предспальню слушать рапорты вступил в шлафроке. Люди свои, вхожие постоянно.

 Вице-губернатор приволок кляузы. Прокуренный табаком ворчун бубнил нудно.

 – Великана Буржуа кожа… Который в Париже, в бытность его императорского величества куплен… Который в недавних летах умре и по повелению…

 – Толчёшь толчёное. Дальше!

 Продажа людей там не в обычае, но верзилу, восхитившего царя, уступили как раритет, живого монстра. Кожу взялся выделать иноземец Еншау, для Кунсткамеры, за сто рублей и в срок не изготовил, просит ещё денег, а кожу прячет у себя. Жалоба на того Еншау, третья уже.

 Так, хватит деликатесов. И почто Фаминицын лезет с мелочами? Будто безвластен… Арестовать да обыск учинить.

 – Иноземец же…

 – Так и тронуть нельзя? – вспылил князь.

 – К герцогу побежит.

 – Голштинец? Пускай, я вдвое взыщу.

 Очередь Ушакова последняя, доклад начальника Тайной канцелярии конфиденциальный. Тянется секретный розыск, трудятся палачи, ободряемые водкой, потеют в духоте застенка, терзают плоть человеческую. Доколе же? Заговор если и был, то в голове Федоса. Сознаёт это Данилыч, потому перестал бывать в застенке – чувствует там неловкость.

 – Посошков что?

 – Не в себе он… Видения посещают. Меня, говорит, государь император простил. Приходит ночью, жалеет, к ранам персты прикладывает.

 – Ага, простил? За что же?

 – За дерзость, за книгу то есть… гордость возыме советовать его величеству.

 – Другой вины нет?

 – Нет.

 Лучше десять виновных освободить, чем… Справедлив Неразлучный, печалим мы его. Царица вводит во грех. Втемяшился ей Посошков, о нём требует реляций, паче других колодников подозрителен ей приятель Федоса, рассуждающий об интересах государственных. Данилыч, пересказывая книгу, бурю негодования вызвал. Законы менять? Земским собором, по-старому? Опасный человек, инсургент. На каторгу его, а писания сжечь.

 – Крута наша матушка… Напели ей…

 Русские смотрят назад, русским милее прошлое – вот что напели. Голштинец с оравой своей… Совсем задурят бабий умишко.

 – Ты, генерал, полегче с Посошковым. Нам покойников не надо.

 Живые нужны, дабы длился розыск. Обман во спасение – повторяет себе Данилыч. Жаль, искренне жаль колодников, изнывающих в острожных ямах, но Катрин поверила в заговор. Питать сей миф диктует необходимость, политика высшая. Грех на царице, грех на голштинцах.

 Понял ли Ушаков? Поди, догадался, старая лиса. Жевать да в рот ему класть? Её императорское величество приказывает стараться причастных к заговору неукоснительно искать. И довольно с него.

 Ох, впились иноземцы…

 Накипело против них у Данилыча. Служить ведь позваны, ан вот же, в хозяева выбились. Милостью самодержицы… И перечить не смей. Плата им как была установлена, так и теперь – десятикратная, хотя свои умелые подросли. Неужто сами нигде не управимся? Нет, немца ставь! На Ладожский канал Миниха, будто некого кроме него…

 Обида свежая – спорил Данилыч, предлагал царице русских, опытных, отличились же в Петергофе, издалека пустили воду к фонтанам. Упёрлась – Миниха, Миниха… Известно, герцог ему ворожит.

 Не тронь и этого – кожемяку наглого Еншау. Большого имеет заступника. А француза-то десять лет кормили для Кунсткамеры, будто своих великанов нет. Золотая, выходит, кожа… ладно, попляшет Еншау. А сколько таких дармоедов? Нашествие жадных, прожорливых видится Данилычу – заполонили Петербург, вокруг дома его кишат.

 Снова заломило в висках. Зло берёт и жалко самого себя. Силы уж на исходе, один ведь, по сути, один перед сим легионом, один не сложил оружие. Рядом-то нет никого… Слепота обуяла всех. Царица топит рассудок в вине, безразлична. Где благодарность? Долг, начисленный злонамеренно, не зачёркнут, клеймо казнокрада не смыто. Званием генералиссимуса не удостоен до сей поры. Чего доброго, герцогу сей градус. На радость недругам.

 Тяжёлый выпал день. И солнце в кручине, осаждённое облаками. Нева темнеет. Данилыч толкнулся к Варваре – отбыла в церковь. И Дарья с ней. Прошёл в детский флигель. Сашку застал на уроке фехтованья. Пот со лба, на отца не взглянул. А дочери? На что время тратят?

 В невежестве не оставлены, как у некоторых стародумов, – совесть Данилыча спокойна. Ещё малышами были все трое – мамзель Близендорф подобрала им библиотеку целую, на немецком. Краткую Библию, описание разных стран, похождения известного скомороха, озорника Уленшпигеля. Теперь дети и по-французски болтают. Математика дочерям ни к чему, усвоены четыре действия – аддикция, субтракция, мультипликация, дивизия – и довольно, зато женскими науками заняты. Танцы, рукоделье, клавесины, с ранних лет всё, что подобает княжнам. Теперь вот артикулы с веером. Мамзель – сущий клад. Данилыч глянул в гостиную и задержался. Как ловкий шевалье со шпагой, так и она – веер птицей летает, обвевая лицо. И камнем вниз.

 – Вы рассеяны, принцесса!

 Это старшей. Мамзель топает ножкой:

 – Сосредоточьтесь! Там ваш кавалер. Он смотрит на вас. Зовите его!

 Открывает веер, медленно, постепенно. Так, стало быть, подзывают таланта. Театр да и только!

 – Теперь вы, Мари!

 Не то, не то… Чувства никакого… Четырнадцать лет девке, пора бы… Раздобрела на пирогах, толстуха, поменьше бы ей пирогов, на солдатских сухарях подержать бы…

 – Александрин!

 Вмиг почуяла. Отец залюбовался младшей. Бойка черноглазка, искры мечет. Сразу вообразила кавалера, зовёт, зовёт, трепещет веер.

 – А ты, Машера, колода, – вмешался Данилыч в урок. – Погляди на сестру!

 Тоже наука… Нынче, коли не усвоят сию сигнализацию, дурами окажутся на балу. Мамзель говорит: веером доказывает женщина истинное своё благородство. Ничто так не отличает… Кончится год, царица снимет запрет, начнётся пляс.

 Зимой должны прибыть ко двору некоторые иностранные кавалеры. Для Марии жених намечен. Она покамест в неведении. Слыхать, красавец.

 Весьма должно роду Меншиковых укрепить престиж. Лишь бы невеста не сплоховала…

 – Вы построже с ними, мамзель!

 Вернулся в свои покои. Сел за шахматы для экзерсиса, но быстро надоело. По боковой лестнице поднялся на третий этаж, потом по винтовой деревянной на квартиру чердачную.

 Жилец тамошний в господских гостиных бывает редко. Иногда, скользнув чёрными ходами, появляется в домовом храме его светлости. Слывёт среди слуг юродивым, даже колдуном.

"Течение светил для вашей светлости и семейства вашего благоприятно, сулит прибавление имущества, нежданные радости, торжествование над супротивниками. Остерегаться должно… "

 Простуды либо лихорадки, чирьев, грудной жабы, желудочных хворей, пожара, укуса бешеного пса, утонутия – в такие-то месяцы.

 Советуясь со звёздами, ежегодно извещает Крекшин благодетеля своего записочками, кои называет мемориями – то есть для памяти. Заглавные буквы красные, славянского письма, в узорах. Иметь всегда на виду. Но Данилыч смеялся! Астрология, хиромантия, алхимия – суть науки, по мнению государя, ложные. Токмо тот, кто ищет, обрящет, и случается, ненароком.

 Над жилищем отшельника, на крыше торчит "Стекляшка " – башенка, интригующая горожан. Оттуда, поворачивая медную трубу, ночами преследует Крекшин вечных небесных путников. Дом – Ноев ковчег, говорит князь гостям. Есть и собственный звездочёт.

 Откуда взялся? Из иноземцев? Нет, свой, учился где попало, а проник в небесное и в земное. Да, кладезь познаний разных. Показать сей раритет князь уклоняется – диковат, мол, мужик, невоздержан, никакой в нём людскости. Да и не стащить его вниз с насеста.

 Новгородец, из семьи полунищей, но дворянской, Крекшин был в Кронштадте смотрителем работ, портовых и городовых. Облыжно обвинялся в хищениях, но светлейшему угодил – сдал ему хоромы обновлённые и с пристройками, чем снискал покровительство. Из подследственных переведён был в ревизоры и в сей должности значится поныне. Правда, всё реже наезжает на остров, но там преображается удивительным образом в сурового чиновника.

 Занят и без того…

 В келье звездочёта аптекарские весы, пробирная посуда, химические снадобья и деньги из купеческих кошельков: заморские, из платы за лес, за пеньку, за кожи, ворвань, красную рыбу и прочие княжеские товары. Монета, подвергнутая испытанию, выдаёт свой секрет – ведь не всё то золото, что блестит. Сколько его в луидорах, в гульденах? Чей талер ценнее – любекский или, к примеру, бременский? Встречаются и фальшивые…

 Эх, кабы можно было и человека так испытать – поскрёб, капнул кислотой и выявил, чего он стоит, сволочь или царю помочь!

 Сегодня светлейший, взбираясь по гудящим дубовым ступеням, о денежном не помышляет. Что потянуло? Вряд ли мог бы ответить внятно. Забавно с Крекшиным. Наперёд не знаешь, как встретит, что брякнет. Нет, не шут домашний, другое тут . Дик действительно, от нынешних политесов далёк, язвит иногда…

 Анахорет лежал на кровати – одетый, в хламиде, похожей на подрясник, босой. Вскочил, опустил ноги на половик, болезненно закряхтел, выпрямляясь, уминая кулаком поясницу. Сорок лет с небольшим, а корчит из себя старика.

 – Обуйся! – сказал князь.

 Ноги немыты, ногти черны, когтями торчат. Дух в каморе густой – лекарственный, чесночный, капустный. Пучки мяты, шалфея по стенам развешаны, на столе солдатский котелок, корки хлеба, деревянная ложка. Вот уже месяц как ударился в пост, в нарочитую нищету. Прежде серебряной ложкой щи хлебал с тарелки.

 – Гляди, пресветлый… Владыка живота моего… Виждь болести мои!

 – Скулишь, Пётр Никифорыч. На-кось вот… Для сугрева тела и души. Осень у ворот.

 Данилыч кинул на кровать принесённый с собою дар – безрукавку, подбитую куньим мехом. И отдёрнул руку – Крекшин пытался поцеловать.

 – Страждущий есмь, – гнусавил он, и опавшее лицо его с провалившимися щеками кривилось. – Виждь раны мои, гнойники мои, струпья мои!

 – Тьфу! Изведёшь себя, на что ты мне нужен будешь? Сказал же, не возьмут тебя.

 Тем и ранен. Изволь хлопотать за него, чтобы приняли… Прослышал, что приехали магистры, и заело его… Думает, просто… Замолвит словечко князь-благодетель, и баста…

 – Ты пойми! Не то что я, царица не властна. Пойди, пойди к профессорам! Они по-немецки, по-латыни, а ты… Обхохочутся.

 – Подавятся, – огрызнулся Крекшин.

 Перестал ныть, задвигал острыми скулами, усами, бровями, и Данилыч хохотнул, до того потешен стал звездочёт – будто облезлый и воинственный кот.

 – Ну, чего накропал?

 Грозился уже храбрец – покажет, мол, немцам, русская голова не хуже варит. Гисторию нашу хотят писать? Шалишь, сами напишем! Он – Крекшин – положит к стопам благодетеля и к монаршим житие Петра Великого. Уже начал сей труд. Вся Европа будет читать и благоговеть, понеже у них там ни единого суверена, равного царю, не было и нет.

 – Начинаю с зарождения его, – и Крекшин приосанился, словно на кафедру взошёл перед учёным собранием. – От зачатия его во чреве царицы Натальи Кирилловны.

 Скользя пальцами по листкам, прикрыв глаза и раскачиваясь, забубнил:

 – И когда понесла она, пришед к царю Алексею Михайловичу премудрый муж Симеон Полоцкой и поздравил с сыном, кой имеет родиться. Ибо о том возвестила звезда, новая пресветлая звезда близ Марса. И рёк Полоцкой – вижу яко в зерцале сына твоего на престоле. Подобного ему в монархах не будет. Победоносец чудный, от меча его падут вси супостаты. И страны дальние посетит, и многая здания на море и суше создана будет, и многая…

 – Звезда, говоришь?

 – Звезда, – ответил Крекшин обиженно. – Повсюду видели, не токмо у нас.

 – Сказки ты пишешь, гисторикус. Здания и виктории – всё звезда предсказала? Сочинил пустомеля некий, а ты поверил.

 – Ну, может, и сказка, – протянул Крекшин и засмеялся мелко, лукаво. – А сочинили ведь, стало быть, нужна сказка. Нужна людям-то… Я тебе вот что скажу, князь, ты не сердись – сказка-то дороже науки.

 – Пойди, пойди в Академию! – расхохотался Данилыч. – Просвети магистров!

 – Не шучу, князь, ей-Богу, не шучу. Наука – она от книг, верно? А сказка от земли идёт. Как хлебный колос, как всякое растенье, как песня!

 – Сказки для малолеток, Пётр Никифорыч. Великий государь нас из малолетства вывел, возросли мы нынче.

 – Мало ли что… Народ наш, князюшка, наг и бос Он молитвой жив да сказкой. Отнимаешь звезду пресветлую? Почто отнимаешь? Что в ней худого? Чем душа питается? Цифирью одной, что ли? Звезду всяк запомнит. Я ведь ради славы великого государя, дабы сияло имя его… Яко звезда в небеси. Чудное житие его. Как в чужие земли ездил, как под Полтавой бился – я всё поведаю, все дела его, Богом вдохновенные.

 – Про башку деревянную?

 – Хочь и про неё! Складно ведь у меня, слышь-ка! – и снова запел сказочник, закатив глаза. – В Амстердаме видел голову человечью, сделанную из дерева, и говорит человечьим голосом. Заводят её, как часы, и, заведя, кто молвит какое слово, и она такое же молвит, будто живая.

 – Разумеет, не то что твоя, – рассердился князь – Говорил же я, не было этого. Позоришь ты государя. Выходит, за игрушками он ездил… Есть там подобия анатомические, для наученья, а чтобы внимали да отвечали – нет, враньё. Кто тебе наплёл? Дурацкие россказни собираешь.

 – Коли дурацкие…

 Скрестил руки на животе и согнулся, словно от боли. Быстро задвигал губами, удерживая в себе обиду. Не сдержал – горестно всхлипнул, отвернувшись.

 – Съеду я от тебя…

 

ПИСЬМО ИЗ БРЮССЕЛЯ

"Я хотя не имею чести Вашей Светлости быть знакомым, однако пребываю в надежде, что сие моё письмо изволите рассудить, ибо оно касается к делу наивящей важности ".

 Страница из школьной тетради, в голубую линейку, буквы крупные, округлые, почерк чистый, уверенный – ни единой помарки.

"Представляется необходимым, чтобы я сам был в Санкт-Петербурге, что я немедленно по указу Вашему исполню, только да соизволит Ваша Светлость меня прежде княжеским своим паролем обнадёжить, а именно: никогда и никому, кто бы он ни был, кроме Ея Величества императрицы, ничего не объявлять. Знаю, что Вам можно доверить тайну, мной обнаруженную, без всяких опасений. Вы не откроете врагам того, кто без всякого личного интереса, а лишь по долгу чести пытается предотвратить ужасное преступление ".

 Адресов обратных три. Первым сорвёт печати Шангион, торговец книгами в Амстердаме, на Калверстраат. Найдёт внутри другой конверт, на имя коммерсанта Сойе, в Амстердаме же. Сей последний вынет третий конверт, с ответом принца Меншикова, и, не вскрывая, перешлёт во Францию, в город Авиньон, господину Лини.

"Это не есть моё природное имя, каковое назвать воздерживаюсь, ибо вынужден соблюдать крайнюю осторожность. "

 Обер-секретарь Волков, докладывая князю, щурился иронически. Туману-то напущено! Какое такое преступление! Правда, сей господин Инкогнито денег не просит. Пока не просит.

 – Постой! – сказал Данилыч. – Штемпель-то не разберу. Мимо почты шло, значит…

 – Мимо, мимо, – и Волков почесал седую щетинку на скуле. – Капитан привёз.

 – Какой капитан?

 – Прости, батюшка, стар стал. Гони меня! Авось вспомню, даст Бог. Корабль-то "Амалия ", утресь причалила, а капитан…

 Услужливая память Данилыча дополнила – Томас Хойзерман. Капитан прижимистый, но честный, не из тех, что водятся со всякой канальей. Ходит в Петербург четвёртый год. Неспроста же именно он…

 – Верно, знает этого Лини… А, Волчок? Покличь-ка Горохова.

 Флаги повисли в тёплом безветрии, адъютант не сразу отыскал голландца. "Амалия " привалилась к пирсу, полосы красные и жёлтые чередовались на свежевыкрашенном борту, дракон на носу, разинувший зубастую пасть, сверкал медной чешуёй и кроваво-красным петушиным гребнем. По сходням носились работные, выгружали скатанные ткани, ящики с посудой, мебель.

 Хойзермана можно принять за дворянина – бархатная куртка, крахмальный кружевной воротничок, выпущенный наружу, широкополая шляпа, не хватало только шпаги. Кажется, ждал визита, без лишних учтивостей провёл в свою каюту. Холодок полированного дерева, портрет женщины маслом, японский чайный сервиз, мягкое кресло для гостя. Горохов утонул в нём.

 – У вас по-домашнему.

 – Это и есть мой дом, господин офицер Мы ведь встречались?

 – Да, один раз.

 – Чем могу быть полезен?

 – Вы привезли письмо от некоего Лини.

 – А, его светлость получил! Очень хорошо Как поживает его светлость?

 – Благодарю, благополучно.

 Горохов приучен смотреть и запоминать. Сервиз дорогой, чашки тонкого фарфора, почти прозрачные. Портрет написан мастерски. Капитан, он же, вероятно, и владелец судна, выполняет поручения недурно оплачиваемые, помимо грузовых перевозок.

 – Господин Лини был у меня. Мы имели очень содержательные беседы. Чрезвычайно образованный господин. Он хочет приехать в Россию. Предложение торгового свойства, насколько я понял.

 – Да, торгового. Пишет он не совсем ясно. И так как он просит от нас паспорт, то, вы понимаете, ваш отзыв…

 – Ну, рекомендовать не берусь.

 – У него есть состояние?

 – Фабрика во Франции, так он мне сказал. Продаёт полотно полякам, желает расширить клиентуру. Говорю с его слов.

 – Внушает доверие?

 – Безусловно, господин офицер.

 – Он бывал у нас?

 – Очевидно, нет. Любопытен безумно, мы сидели часа три.

 – Расспрашивал?

 – Главным образом о его светлости. Испытывает к нему величайшее уважение, как и я, разумеется. Поверьте, я не взял бы письмо к принцу, если бы господин Лини произвёл впечатление неблагоприятное. Нет, нет, ни за что! Я рассказал, что его светлость пользуется огромным влиянием при дворе. Как никто другой из министров. Это и нужно было фабриканту.

 – Что ещё?

 – Насчёт пристрастий его светлости… Я позволил себе сообщить – обожает серебро. Потом, какие цены в Петербурге? На мясо, на масло, на дрова… Здоровый ли климат, правда ли, что при сильном морозе вода в жилищах замерзает, как ни топи. Страшно боится холода.

 – Лини… Он итальянец?

 – Смахивает, по-моему… Брюнет, ростом невысокий. Мы говорили по-немецки, у него южный акцент, баварский, насколько могу судить. Жил в разных странах, любит бродячую жизнь. Похвалился мне… Я, говорит, жира не накопил, хотя мог бы при моих средствах. Движение ног придаёт движение мыслям. Сюртук, между прочим, на нём изысканный.

 – Он отыскал вас в Амстердаме, господин капитан. Вы были знакомы раньше?

 – В Антверпене, господин офицер. Я там стоял. Корпел над счетами, команду отпустил на праздник. Оммеганг, большой праздник, слышали, вероятно? Нет, мы не были знакомы. Господин Лини мог навести справки обо мне. У него какие-то интересы в наших краях.

 – А жительство имеет…

 Осёкся Горохов. Авиньон, чур, не поминать, коли умолчал итальянец.

 – Постоянное жительство? Каюсь, не спросил. Прошу вас, – и капитан налил джина из круглой глиняной бутыли. – За здоровье его светлости принца!

 Можжевёловый дух скрасил горечь напитка, но от второй рюмки адъютант воздержался. Антверпен, итальянец, баварский акцент, фабрика во Франции, интересы на севере… Запомнить всё, передать по порядку. Капитан осторожно подбирает слова. Не договаривает? Попробовать сойти с официального тона…

 – Оммеганг? Мне рассказывали…

 – Господин Лини купил место на балконе. Три часа наблюдал шествие. Он захлёбывался. Карнавал в Венеции меркнет… Мне было приятно слышать, я фламандец, господин офицер.

 Сказано без эмоций, всё те же взвешенные фразы… Возможно, потому что не твёрд в немецком. Оммеганг, оммеганг . Горохов повторил про себя, ибо усвоил – подробность, как будто совсем посторонняя, вдруг да и пригодится как частица мозаики.

 Фабрика, коммерция – враньё, конечно. В Авиньоне и нет такого, поди… Богатый костюм взял напрокат. Обольстил моряка. Надуватель, разве что похитрее других. Вишь, паспорт ему… Ну, и денег на дорогу…

 – Обольстил, – согласился светлейший. – То-то и есть, Горошек. Хойзерман тёртый калач. Смекаешь? Хитрость города берёт. Так что мы решим, а? Пошлём ему паспорт?

 – Шутишь, батя. Не приедет.

 – Пошлём, Горошек.

 Удивление, обозначившееся на лице адъютанта, крайне развеселило князя.

 Ответ господину Лини гласил:

"Ея Величество императрица по моему докладу приказала не только просить вас прибыть в Санкт-Петербург, но и уверить в её добром к вам расположении и протекции. Поверьте, что ваше усердие не останется без вознаграждения. Паспорт при сём прилагается ".

 Приедет? Обманет, – твердил Горохов, Данилыч подтрунивал, но и он предвкушал уловку. Так и случилось. Инкогнито, если верить ему, занемог феброй, то есть лихорадкой, а то немедленно пустился бы в путь.

"Как скоро от фебры освобожусь, того же часу поеду, а тракт возьму через Париж, Брюссель и Гамбург и переговорю с агентом российским, чтобы подыскал судно для меня, для слуги и переводчика ".

 Следом письмо из Брюсселя – впилась фебра, приковала надолго. Всё здесь дорого, а он непрестанно делает визиты к двум врачам, пользуется услугами аптекаря, двух служанок, лакея и влез в долги. Его светлость учтёт горестное положение…

 Светлейший и адъютант – оба потешались, читая. Врачи, служанки, слуги… Важным барином кажет себя, явно набивает цену. Данилыч, чуждавшийся, азартных игр – царь не терпел их, – в сию авантюру втянулся со страстью. Кинуть денег, ободрить? Нет, пока поманить да принудить к откровенности.

"Ея Величество готова возместить вам расходы, однако она желает получить от вас некоторое освещение дела, о котором вы пишете… "

 Екатерина встревожена, что светлейшему как нельзя более на руку. Ей он докладывает без улыбки, с глазу на глаз. Возникает общая тайна, щекочущая, зловещая, и распутывает он – первый вельможа.

 – Эй, Александр! Торопи итальянца!

 Неймётся ей.

 – А как? Надоумь, матушка! С крыши помахать ему?

 – Пфуй, глупый шеловек!

 – Ушибли, матушка. Во младенчестве.

 Велела, не дожидаясь вестей от Лини, раскошелиться. Раз такова воля… Данилыч дал ордер в Гамбург, торговому агенту:

"Когда кавалер, именуемый Лини, к вам явится, извольте платить ему 150 червонцев с кондицией, чтобы он по принятии тех денег путь восприял ".

 Теперь выложит карты.

 Между тем розыск по делу Федоса выдыхается. Одни колодники, не снеся пыток, умерли, другие – с рубцами на теле, полуживые – отпущены. Оставшихся водят в застенок редко, вопросы одни и те же.

 Посошков держит ответ за книгу. Что показывал её архипастырю и что тот похвалил многое в ней, – о том автор сказал давно. Но этого мало.

 Хваля тое книгу, не говорил ли он, Федос, хулительных слов про особу покойного монарха или про особу её величества?

 Кому дал тое книгу переписать?

 Сколько сделано тое книги копий?

 Кому давал оную книгу читать?

 Не тщился ли приблизить тебя, Посошкова, к себе деньгами или подарками?

 Поручал ли тебе, видя твоё искусство, какие-либо сочинения?

 Обещал ли книгу печатать?

 Писатель отвечал неизменно – не слышал, не ведаю, не было того. Опровергнуть нечем, ибо прочие арестованные с ним не знакомы, жил отшельником последние годы. От дыбы он избавлен, плетью лупят не шибко. Летняя духота сменилась осенним холодом и мокротой, болотная зловонная жижа заливает тюремную яму. Железное кольцо въелось в ногу, тяжела цепь, прикованная другим концом к колодке. Слёзные мольбы Посошкова безответны.

 Ногтём на стене, царапинами отмечает дни. Уже две недели, как не видит своих мучителей.

 Забыли его?

 – Ах, Эльза! Этот Герман… Любезнейший кавалер, вполне светский. Вот тебе и сухарь!

 Старый, заплесневелый сухарь – таким рисовался Екатерине магистр, поседевший над учёными трактатами. Ничего похожего! И коллеги галантного астронома очень милы, кроме насупленного, неповоротливого Бильфингера. Ни один не достиг пятидесяти – того рубежа, за которым старость.

 – А Герман, Герман! Он так смотрит… Неподдельное обожание, да, да! Послушай, если он отыщет жителей на чужой планете… Либер готт, Эльза, к нам сбегутся отовсюду! Вообрази, там, над головой, в небе города, государства!

 Праздник продолжается. Петербург становится пристанищем муз. Мечту великого Петра исполняет его преемница. Она, верная его заветам, обретает собственную славу. Герман сравнил её с Семирамидой. Лесть, способная вызвать усмешку… Но кто помнит дела древней властительницы? Имя её канет в Лету и воссияет другое.

 Имя Екатерины…

 – А герцог, Эльза… Конфузил меня, разбойник. Что услышали от него учёные господа? Пьяную невнятицу… Я требовала, чтобы он произнёс речь на собрании, достойную королевского сана. Уже и в Швеции говорят, предел его желаний – рюмка. Юсси сказал мне… Ужасно, Эльза! Как разбудить в нём более высокие устремления? Жажду духовную…

 Слова пастора Глюка. Эльза внимает растроганно.

 – Он мог бы, например, быть шефом нашей гимназии. Я просила его… Какое-то занятие ведь нужно, правда же? Анна отчаялась.

 – Несчастная Анхен.

 Дом для гимназии выбран, новые столы и скамьи пахнут смолой, идёт запись. Девятилетний отрок, юноша, муж на четвёртом десятке – учитесь, добро пожаловать! Нет отказа и простолюдину – слово Петра свято. Набралось охочих более ста, неграмотных пишут в первый класс, а кто грамотен да немецкий язык понимает, – во второй, понеже преподаватели в большинстве немцы.

 Приехавшие магистры без дела не сидят – начаты публичные лекции. Царица из-за жестокой мигрени присутствовать не могла, ей доложили – профессор Якоб Герман показывал форму Земли. Кругла, но не столь равномерно, как глобус, что важно знать мореплавателям и составителям карт. Подобных небесных тел, годных для жизни, множество.

 Досадно, слушателей было мало. Кроме студентов-немцев, Кантемир, Феофан Прокопович, арап – крёстник царя, недавно вернувшийся из Франции, а русских горстка. Носится слух, что профессора привезли идеи еретические, Синод обеспокоен.

 – Проклятые попы! Я бы удушила их, Эльза… Большие бороды… Почему Пётр не обрезал, как боярам? Но и бритые, вон в Галле, не лучше…

 В ноябре грозно разлилась Нева. Вода хозяйничала в подвалах, разоряла деревянные жилища бедноты, лавчонки, склады леса, амбары, повредила и некоторые академические помещения. В народе заговорили о Божьей каре. Царица прогневала Всевышнего, допустила нашествие иноверцев, к царевичу обучать цифири приставила арапа. Точно ли православный он – Абрам? Чёрен ведь, словно дьявол.

 В шафировском особняке кипит работа, следы наводнения замазаны, закрашены, уже установлены книжные шкафы, висят портреты – особ царствующих, Декарта, Лейбница, водружены бюсты Платона, Сократа. Хозяин дома недолго побыл в Питере после ссылки – отослан в Архангельск поощрять морскую торговлю, хоромы эти, впрочем, не единственные, ему не вернут. Декабря двадцать пятого года – гистория не забудет дату – открылась здесь Российская Академия наук.

 Синодские осведомились, не сочтёт ли её величество уместным освятить сей акт, устроить молебен? Нет, излишне. Заперлась на несколько дней, Эльзе спать не давала, готовила речь по-немецки. Зятя наставляла строго.

 – Накануне, с обеда – ни капли… Твоё место рядом со мной. Не спи, не грызи ногти и не зевай!

 – Мамахен! Скука же…

 – Потерпишь, пупхен. Потом пригласишь общество к себе. И не заставишь меня краснеть. Обещаешь?

 Вышла в тёмно-лиловом – донашивала траур. Над ней, на потолке, золотилась "небесная сфера ", изготовленная столяром-ярославцем; солнце, висевшее низко над кафедрой, почти касалось её монаршей головы. Грудной голос был полон ласки.

 Пусть не сомневаются господа, она столь же ревностно поощряет просвещение, науки, как её покойный супруг. Деятельность великого Петра должна быть описана, увековечена – вот благородная задача для историков. Пожелав процветания всем наукам, представила учёному синклиту Блументроста – президента Академии, если господа согласны. Прошелестев платьем плотного шёлка, сошла, уступив кафедру лейб-медику.

 Толстяк говорил долго, маслено улыбался, поминутно обтирал лицо, шею пухлой розовой ручкой. Карл Фридрих кривился, сдерживая зевоту, царица пинала его коленом. Светлейший князь сидел у другого монаршего бока в кафтане брусничного цвета, в полыханье рубинов, шитья, временами он не справлялся с собой, и бодрую, радушную мину сгоняла с лица ненависть к герцогу. Царица приказала не ему, а герцогу потчевать академиков вечером.

 В камине трещали дрова, но согревали плохо, зимний ветер свирепо сотрясал окна. Слуги разносили горячий шоколад, кофе, заправленные корицей и ликёром. Предстояла серия рефератов. Царица высидела один – недавно прибывшего астронома Бернулли "О системе мира ".

 – Природа, – сказал он с вызовом, – никогда не откажется от закона сохранения сил.

 По оживлению в зале, особенно на задних скамьях, где жались друг к другу студенты, можно было понять, что мысль эта крамольная и навлекала в Германии опалу.

 Разве не властна над природой воля Божественная? Нет, всякое в ней явление имеет естественную причину, не ведает она вмешательства свыше. Бернулли, затем Делиль ссылались на прославленного Вольфа, чья теория причинности так возмущает обскурантов.

 Герман, склонный к выспренности, возгласил в конце лекции, обращаясь к портрету царя Петра.

 – Петербург, я предвижу, станет вторыми Афинами. обителью наук свободных.

 Зябко кутаясь в епанчи, шинели, шубы, общество высыпало на заснеженную набережную. Сани, кибитки, на полозьях помчали по невскому льду к Апраксину дому, нанятому герцогом. Светлейший отговорился – больные лёгкие его известны, – предлог всегдашний, приличный.

 Царица на банкете была милостива и весела, иногда бросала беспокойные взгляды на зятя. Но образумить его за столом не удалось. И он капнул-таки дёгтем в мёд, подпортил ей праздник. Пошатываясь, он сперва предложил выпить за исполнение желаний – обычный его тост. На этом бы и кончил…

 – Желания… Я не ошибусь, господа магистры. Жить до ста лет и дольше, верно?

 Услышав нестройное одобрение, продолжал:

 – Живите, господа! Тогда может быть, русские вас поймут. И то навряд…

 Неловкое молчание, наступившее вослед, немного отрезвило.

 – Извините меня… Прозит!

 Сел и обмяк. Анна увела его спать. Напротив царицы сокрушённо моргал Юсси. В присутствии шведского посла такая бестактность… Милый, честный Юсси, ему же надо поддерживать претендента на трон! А герцогу, кажется, всё равно. Непостижимо! Он оттолкнул от себя русских, он и шведов не старается расположить к себе – добронравием, воспитанностью.

 Сняла досаду Елизавета. Приблизилась к Юсси, глубокое декольте вольно обнажило пышную грудь. Щебечет что-то ему на ухо, озорничает, вздумала обольстить упорного пиетиста. Вино он только пригубил. Музыканты играют баркароллу, царевна с трудом сдерживает движения. Тоскливо без танцев.

 – Скоро, дети мои, скоро, – говорит царица молодым и седовласым. – С нового года…

 Её семья теперь разрослась. Академики, млеющие от признательности – о, они не избалованы вниманием монархов, – вошли в круг самых близких. Искатели истины, далёкие от придворных интриг, они напоминают ей пастора Глюка с его сутулостью книжника, серебристыми волосами, спадавшими до плеч, с его близорукостью и чуткими, осторожными пальцами, касавшимися драгоценных манускриптов. Отныне и впредь она будет опекать Академию, как своё чадо.

 Что есть любезного ей, надёжного за пределами этого круга? Коварная топь простирается – куда же ступить? Опора сильная – гвардия, но сколь долговечна? Александр верен покуда… Повсюду – во дворце, в столице, в дебрях России – многоглавая опасность. Смущают народ юроды, возникающий там и здесь самозваный Алексей, жива и злобствует в монастыре мать царевича Евдокия, которую русские жалеют и чтут. Живы бояре, те, что звали на трон мальчишку тогда, когда Пётр за стеной спальни испускал последний дух. Они в приёмной императрицы смиренно ждут аудиенции, они в Сенате под одной с нею крышей. Хамелеон Голицын… До чего отвратительна сладкая его почтительность! Не он ли, стуча посохом, громче всех требовал присягнуть наследнику? Живы долгобородые, плетут козни. Три головы скатились – Федоса и сообщников, всего три из множества вражеских, притаившихся… Подозрителен Посошков, смеющий порицать учреждения царя, приятель изменника, упорствующий на допросах.

 Теперь этот странный итальянец… О каком преступлении весть подаёт? Где оно затевается? За границей? В России? Открыть берётся в Петербурге… Кто же он, Лини – вымогатель или честный храбрец, предлагающий услугу?

 Инкогнито отозвался. Он сожалеет, что недуг помешал ему объясниться лично. Очень не хотелось доверять тайну бумаге, почте.

"Существует безбожное намерение всеми силами стараться высокую Ея Императорского Величества особу секретным и никогда не слыханным способом умертвить. Я решил, невзирая на смертельный для себя риск, воспрепятствовать, так как считаю жизнь Ея Величества одним из величайших сокровищ мира. Люди, уверенные в успехе, находятся в Англии и должны прибыть в Гамбург, там у них рандеву и там к ним присоединится подмога. Я после Пасхи отправлюсь в Гамбург и буду ждать этих негодяев, хорошо мне знакомых. Обещаю Вашей Светлости сопровождать их и в Санкт-Петербурге Вам выдать. Но прошу иметь в виду – несколько месяцев пребывания в Брюсселе обошлись мне в пятьсот пистолей, деньги текут, кредита у коммерсантов не получить ".

 – Худо ли! – язвил Горохов. – Нашёл кормильцев… Ловит он нас, батя.

 – Споришь? На что споришь?

 – Сто рублей кладу

 – Ой, много, Горошек!

 Князь задумчиво водил пальцем по шахматной доске, глянец её прохладно мерцал в зимних сумерках.

 – Сплеча сечёшь, Горошек…

 – Англию приплёл. Политик же…

 – Нынче каждый политик. Говоришь, в политике ложь? Воистину так, Горошек, без этого не бывает Ныне и присно и во веки веков ложь. Как в человецех, так и в политике… Но есть и правда.

 – Кормить его, батя?

 – Не объест, чай…

 Вензеля, гербовые щиты чертит княжеский палец, перечёркивает раздражающую определённость клеток, чёрных и белых, как "да " и "нет ". Будто третьего не дано… Неужели его камрат, взрослый мужик, ещё тешит себя несбыточным? Всегда есть третье…

 – Всяко, пить и есть ему надо. Связался там… Оробел, платой недоволен. Подумал, стоит ли? Решил перебежать. Отчего же? Было бы что продать.

 – Перебежчик?

 – Диво тебе? Насмотрелись мы…

 – Хуже, батя… Двух господ холуй.

 – И этих пруд пруди…

 – Натурально, батя… Я о другом… Насчёт государыни… Ум не вмещает такое.

 И язык не вымолвит. Умертвить… Потрясён преданный гвардеец. Светлейший улыбнулся отечески.

 – Случалось, милый мой… Гистория скажет тебе… Вдруг он нам правду пишет, вместе с ложью и правду. Будем деньги жалеть?

 – Да разве я… Раскусить-то надо его.

 – То-то и оно!

 – Чудно мне всё же… На что им это, батя? Кабы к войне дело шло…

 – У них спытай! Не чаешь грозы, ан налетит… Жаль мне матушку нашу, ох, всполошится! Так ведь вытянет из меня.

 Нотка сострадания в голосе светлейшего. Рад был бы не страхом, а доводами рассудка направлять царицу ко благу. Итальянец в аккурат кстати. Новый заговор, скорее всего мнимый, взамен федосовского, истощившегося. Грех умолчать, не обратить на пользу.

 Он выгнал бы сейчас же на лёд солдат с факелами, но распорядок в Зимнем сумасшедший. В пять часов утра царь уже был на ногах, а Катрин в это время падает на кровать, одурманенная вином, яствами, сплетнями, натиском придворных талантов. Всю ночь сверкают окна её покоев, тревожит музыка, льющаяся в спящую столицу, – фраппирует благоверная православный люд. Светлейший прибыл весьма за полдень, и то заставила поскучать в передней. Совершала бесконечный свой туалет, впустила с неудовольствием. Эльза собирала мази в разных склянках.

 Он сел за её спиной, обтянутой стёганым халатом, – топят спальню не чересчур. Лицо Екатерины в зеркале туалетного столика приторно розовело, как у восковой фигуры. Не оборачиваясь, кинула:

 – Смотри, Александр! Сделала Бригитта…

 Показала подушку на кушетке, рядом. Хвасталась уже, шитьё редкое – серебристой кожицей дешёвой балтийской рыбёшки, – по-немецки штремлинга, по-фински салаки. Отличилась статс-дама, верно, не один червонец вынула потом из кубка.

 – Отдам в Кунсткамеру. Или твоей Дарье, а?

 – Ох, матушка! Не до того…

 Подал ей перевод письма, дословный. Колебался – не обкорнать ли конец, доброхот сетует на дороговизну, подставляет карман? Нет, усовестился. Царица дочитала до середины, лицо её опало, побелело, даже румяна не могли это скрыть.

 – Англия, – прошептала она. И повторила громче, вбирая бумагу в кулак.

 – Известно, – произнёс Данилыч жёстко. – Известно, откуда контры… Лютуют, ироды. Остерман рассказал тебе? Английские деньги к нам идут, тайно, на революцию.

 Царица судорожно глотнула.

 – Меня…

 Письмо, сжатое в комок, полетело в угол.

 – Расстроил я тебя… Прости! Может, он, шельма, крючок закидывает: Ехать и не думает. Вишь, до Пасхи отложено. Конечно, для верности…

 – Меня… Они умеют…

 – Полно тебе! Послушай!

 – Как Марию Стюарт…

 Учила же гисторию Марта, запомнила королеву Шотландии. Вся Европа до сей поры жалеет прекрасную мученицу.

 – И тебе захотелось? – пошутил князь. – Успеем, матушка, на тот свет… О чём я? – . Для верности мы лазейки-то закроем. Есть люди. В Брюсселе тоже есть.

 – Твои купцы…

 Брезгливо дёрнулась.

 – Зря, матушка. Мои-то на все руки… Прикажу искать – землю будут рыть. Курьера пошлю… Выведут господина на чистую воду. Как зовут, кто таков, какие такие злодеи в Англии? Нужно будет, сам поскачу.

 Адреса нет, имя чужое, но его же знают. Капитан Хойзерман, торговец книгами Шангион, и не только они… Окажется шельмой, поплатится, на то полиция. Курьер захватит образец почерка. А если истинно перебежчик, служит нам, то агенты в Нидерландах, в Гамбурге, ловкие в операциях не токмо торговых, поберегут его и помогут исподволь, без шума.

 – И здесь не шуметь об этом. Боже сохрани! Ты уж, матушка, с друзьями-то за чарочкой не оброни! Чем чёрт не тешится, ну как шныряют тут оборотни, деньги оттоль имеет же кто-то. Я англичан сквозь ситечко, тихонько. И Дивьеру велю, ты положись на него. По-тихому надо, не спугнуть чтобы…

 Частил, не давая и слово вставить, непроницаемую воздвигал оборону. Заметил на губах самодержицы улыбку, кажись, благодарности.

 Был у монархов обычай карать гонца, приносящего дурные вести, да и теперь он как незваный гость, конфузится, о награде не помышляет. Обиды Данилыча, давние, неутолённые, сегодня забыты. Меньше всего мог бы рассчитывать…

 – Эй, Александр!

 Он уже прощался. Увидел лицо смеющееся, блеск в глазах.

 – Твой слуга, матушка!

 – Подожди!

 Встала, подошла к комоду, нетерпеливо защёлкала ящичками, обитыми медью, порылась в одном, извлекла некую грамотку, потом в красный угол, где под иконой Троицы на китайском расписном стольце козлоногий фавн обнимал амфору-чернильницу. Начертала нечто державной своей рукой, обернулась, лукаво сузила глаза.

 – На!

 Он обомлел, узнав собственное своё прошение, вручённое три недели назад.

"Уповаю, что Ваше Величество по превысокой своей материнской милости в день тезоименитства своего меня обрадовать изволит… "

 Уничтожены проклятые счета. Зачёркнут долг казне, начисленный ревизорами. Смыто позорное клеймо вора, лихоимца, расхитителя казны, смыто, смыто! Подавятся недруги, завистники.

 Царица ждала благодарности и уже брови сводила, чёрная мушка, налепленная над переносицей, тонула в складке. На колени пасть, лобызать ноги? Ишь, гордится собой! Акт милосердия совершила, будто он помилованный преступник…

 – Служу тебе, матушка.

 Отвесил поклон – и адье в Сенат. Сунуть под нос Пашке… Пустился почти бегом, через залу, гостиные, только окна мелькали, летел, размахивая листком воинственно, служитель у двери отпрянул, закрыв лицо.

 – По высочайшему указу…

 Выговорил, задыхаясь от радости и от спешки, в пространство, в свечное марево. Канцеляристы вскочили. Данилыч проследовал дальше, к сенаторам. Наперво – сунуть под нос Пашке… Эх, нет его! Данилыч потряс запертую дверь, выбранился. Из каморы напротив вышел Голицын.

 – Ты это, князь?

 – Поздравь, Димитрий Михайлыч!

 – Зайди!

 Обдало табачным духом. Балуется боярин, привёз с Украины трубку с длинным чубуком, зелье забористое, турецкое. Не стесняется святого Дмитрия Солунского, патрона – суров его лик в проёме золотого оклада. Икона фамильная, из московских хором, так же, как и старинные сундуки, ларцы, коими заставлен кабинет. Железная оковка, тяжёлые замки-по-дедовски хранит боярин коришпонденцию, шкафам не доверяет.

 Читает, поматывая головой, водит глазами близоруко. Кисло ему, небось.

 Никогда не ссорился с ним Данилыч открыто. Чувствует – близко к тому. Вот-вот прорвётся боярская неприязнь…

 – Поздравляю, Александр Данилыч. Славно, славно!

 Хитрит старик…

 – Рад душевно, князюшка…

 Руки развёл, словно обнять вознамерился. Глаза раскрыты широко, искренне, лукавства, коли верить, нет и не было.

 – Если душевно…

 – А как же! Хорошо ведь… Угоден ты, стало быть. Раз угоден, послушает тебя.

 Вот куда гнёт…

 – Послушает, батюшка…

 Просеменил к столу, заваленному писаниной, книгами, захлопотал, разрывая залежи.

 –Глянь-кось!

 Покосился на дверь, защипнул пачку счётов. Жирные печати, герб города Данцига.

 – Платим, батюшка Александр Данилыч… Купцу Бреннеру шестнадцать тысяч… Купцу Кокошке… Вот, за устрицы для государыни… Сама-то она не больно… Голштинцы глотают слизняков этих. Платим, платим… Вином залились, сотни тысяч просажено, а солдатам в Персии сухарь снится… Сам знаешь… Гладом морим, скоро ружья не снесут.

 – Знаю, – вздохнул князь. – Бедствует армия, без пользы там.

 – Говорил царице? Не тебя, князь, так кого послушает?

 – Герцог есть.

 – Нам под герцогом быть?

 – Зачем ты так? – ответил Данилыч с резкостью. – Я-то не молчу. Другие молчат.

 Голицын сел, поник седой головой.

 – Все мы врозь. Татары отчего Русь полонили? Согласья не было между князьями. И ныне – где оно, согласье? Немцев ругаем, а сами-то… Зависть и злоба. Забыли, что мы русские. Может, нам Голштиния дороже? Чем кичимся? Кафтаном из Парижа, берлинской каретой…

 – Ты-то что присоветуешь?

 – То и советую – русским вместе быть. Свары какие между нами, – похоронить. Мне бы потолковать с тобой…

 О чём? Прервалась беседа, вошёл секретарь с ворохом свежей почты.

 – Ишь, карусель у меня! Княгиня здорова? Варварушка? Кланяйся им.

 Встреча запала в память. Речь боярина необычна, подбивает на что-то. В сенатских дебатах – касаемо Персии, иностранцев, финансов – он нет-нет да и кинет словцо в поддержку, острое, меткое. Часто ратовали заодно. Минутные были альянсы. Теперь, сдаётся, нечто большее предложить имеет родовитый Голицын безродному Алексашке. Вожак царевичевой партии…

 Милость царицы произвела перемену. Выше цена Алексашке. Ждал бы счастья, кабы не итальянец… Неисповедима судьба, кривыми бредёт путями, не ведает человек, где найдёт, где потеряет.

 Удружил сей Инкогнито…

 Заговор, – твердит молва. Новые происки Лондона… Имя Лини не названо, Екатерина блюдёт условие, во дворце говорят о деньгах, пересылаемых через Ганновер, чтобы посадить на трон Петра Второго. Агенты, готовящие переворот, не найдены, ловко прячутся, отсыпают кому-то втихомолку иудины сребреники. Юродам базарным, что ли? Пропойцам в кабаке? Самозваному Алексею, снова где-то объявившемуся?

 Лишь немногие считают затею серьёзной. Куда важнее то, что пишет из Франции посол Куракин:

"Две партии главные есть знаемые в Европе: одна – двор имперский с гишпанским, а другая – французы с имперским, и каждая из оных теперь ищет присовокупить в свой альянс других потенций… "

 Пруссия, союзница Пруссия оказалась в одном блоке с Францией и Англией, что огорчительно. Правда, явной враждебности к России сей трактат, подписанный в Ганновере, не вызывает. Кампредон с ног сбился, обхаживая петербургскую знать.

 – Вы подозреваете скрытое жало. Ради Бога, перестаньте! Союз оборонительный, ради равновесия в Европе, ни в одной статье, ни в одной букве нельзя усмотреть ущерба для России, напротив, создаются возможности…

 Для тесной дружбы с Францией, которой он – посол христианнейшего короля – добивается много месяцев и, увы, не находит сочувствия.

 – Ваш король женился на польке, – бросил в подпитии Карл Фридрих. – Русские ему не простят.

 И громко захохотал, по-своему сглаживая бестактность. Что с него взять! Кампредона трудно смутить, он в тысячный раз клянётся, сулит, соблазняет и всем надоел. И сам-то не верит, лицемер… Обнаружилось, что полномочий от короля на заключение какого-либо договора с Россией никогда не имел. Носился с прожектами, прощупывал силы грозной империи, намерения её двора. И главное, забивал клин между Россией и Австрией.

 Габсбурги и без того охладели к Романовым. Рассчитывали видеть на троне Петра Второго, родственника; восшествие Екатерины обидело. Всё ещё не могут смириться, по-прежнему отказывают ей в титуле императрицы.

 – Что вам Австрия, что пользы от неё, – внушает Кампредон. – Против турок она вам не поможет. Разве послала хоть одного солдата на Прут? Только Франция обезопасит вас на юге. Ограждает вас наша дипломатия, наш авторитет в Стамбуле.

 Риторика посла прозрачна – Россия не столь опасна французам, как Австрия, давний, заклятый враг. Если снова война – лишить её русской поддержки.

 Некоторый толк от Кампредона всё же есть. Франция принимает русских юношей, едущих учиться. Десять лет провёл там арап Абрам Петров, вернулся офицером королевской артиллерии, фортификатором. Во Францию отправлен учебный фрегат "Эсперанса ", сиречь "Надежда ", на нём не только моряки, но и купеческие сыновья, дабы торговали по-европейски, проникли в суть биржевых операций, обвыкли вести бухгалтерию. Императрица сама напутствовала корабль.

 От Англии же ничего, кроме неприязни. Между тем именно она, указывает Куракин, составила тройственный союз и командует им.

 Что же последует?

 Для светлейшего исход наилучший – восстановить доверие Вены. Цесарь дал княжеский титул, протекция сего монарха нужна и впредь, дабы исполнилось мечтание о княжестве.

 – Старый друг лучше новых двух, – твердит князь, запершись с царицей, убеждённый в том, что его интерес с государственным спаян неразрывно.

 – Турки, Александр.

 Она была на Пруте, воспоминание живо, едва не попала в плен вместе с царём.

 – Натравят французы? Есть средство, матушка.

 Убрать армию из внутренних персидских провинций. Хватит добывать престол бессильному шаху, ну его! Удастся сохранить южный берег Каспийского моря, – прекрасно. Но только малой кровью… Баку и Дербент удержать непременно, царь сим приобретением дорожил.

 – Он хотел дальше, – и царица подняла глаза к потолку. – Индия, Александр…

 – Не всё сразу, матушка.

 Екатерина колебалась. Сложности дипломатии её удручают, она вспоминает персидский поход, города, сдававшиеся почти без боя. Пётр лихо рубил гордиевы узлы, стянутые политиками, неужели теперь бессилен победоносный царский меч?

 – Я спрошу Остермана, – сказала она утомлённо. – Остерман умный.

 Уколола напоследок… Данилыч немедля кинулся к главному дипломату, подготовить его к высочайшей аудиенции, обговорить и совместную линию в Сенате. Свистела вьюга, заметала санный путь через Неву, вице-канцлер, верно, простужен, лежит наказанный за скупость: копеек жаль на дрова.

 С Остерманом и трудно и забавно. Смеяться Боже упаси – мину сострой горестную, сочувствуй; стонет – и ты в ответ постанывай, угости хворями собственными, болтай про лекарства, мыльню свою прославляй – лишь отдав дань медицине, перейдёшь к цели визита.

 Уже на парадной лестнице запахло больницей. Хозяин сидел в постели с забинтованным горлом, сипел, согревался декохтами на спирту – печь в спальне остыла. В Сенат он не поедет, погода адская, умрёт в дороге.

 – Отложим, Андрей Иваныч! – воскликнул Данилыч услужливо, чтобы польстить.

 Вестфалец принял как должное. Слабую, уголком губ. наметил улыбку.

 – Спех… Это ловить блоха.

 И он считает – стакнулись державы главнейшие против России, убоявшись её мощи, это у них общее, хотя свои цели у каждой. Франция – в пику, во-первых, Австрии, во-вторых, Испании. Пруссия хотя и венского лагеря, но окрепла, избирает роль независимую, метнулась к западным королевствам, а она на нашей дороге в Голштинию, ладно что не единственной. Обозначается более резкое размежевание Европы.

 Всё это великий дипломат выражал намёками, гримасами, презрительной ужимкой, часто прерывался – кашлял, страдальчески замирал, долго полоскал горло.

 – Тройка… Три лошади… Две лошади… Англия кучер.

 – Как нам-то ответствовать, Андрей Иваныч?

 Прибедниться уместно. Остерман пожевал губами, подался вправо, потом влево.

 – Стена… Ты сделал шаг…

 Костлявый палец тыкал, чертил в воздухе, пояснял. Понимай так – отход с одной стороны приближает к другой, на тот же шаг. Эка мудрость, нашёл невежду! С Кампредоном мы, по сути, прощаемся. Дальше-то что? Изреки, провидец!

 Палец закачался маятником, остановился, от крайностей удалённый равно.

 – Ай, разбежался! – и глаза прищурились, наблюдая безрассудство. – Разбил себе лоб.

 Да, поспешность вредна, было бы опрометчиво отвадить Кампредона, обидеть короля Франции, хоть и пренебрёг царской дочерью.

 – Цесарского посла пока нет в Петербурге, – сказал князь. – Позвать бы…

 – Будет… Англия заставит.

 То есть придётся ему, перед лицом новой коалиции, протянуть руку старому союзнику. А пока не спешить, зорко выжидать, рассмотреть пристально манёвры соперников. Вывод разумный. Светлейший встал, "спасибо " сказал сердечно. Мнения, как и прежде бывало, совершенно совпали.

 Неделю спустя – Остерман всё ещё недужен, но пересилил себя – собрался Сенат.

 Рады бояре, давние сторонники Вены. Но громче всех ликовал Ягужинский, заметно в подпитии.

 Жаркие споры разгораются в Сенате, Ягужинский неизменный сторонник Вены, в восторге от сей перемены ветров, пылко гвоздит коварный Запад.

 – Исконная есть тактика Британии – разделять и властвовать, по учению Макиавелли. Доколе будем терпеть фарисея Кампредона? Француз, а инструкции из Лондона. Австрия нам алеат природный.

 Ссылаясь на флорентийского политика, генерал-прокурор посмотрел на своего соперника, и светлейший отозвался запальчиво:

 – У нашей макушки-царицы претензии к цесарю, касательно титула.

 – Уладится, чай, – возразил тот. – Задом стоим к цесарю, от нас зависит… Он герцогу симпатизёр, герцог из его рук получит Шлезвиг. Сатисфакция её величеству.

 – За неё не решай!

 Князь применял обычную тактику – раззадоришь собрание, лучше узнаешь позицию каждого. И притом, как самый преданный слуга государыни, оберегал её престиж.

 Толстой, познавший в бытность послом заточение в турецкой тюрьме, поделился тревогой – султан обнаглел, непобедимым себя мнит; снимет Франция узду – накинется.

 – На юге фронт наш хлипок. Солдаты с ног валятся от голода. Пропадёт армия.

 По существу спора не было, все склонны к цесарю, привычному алеату, речь об условиях. Остерман заключал дебаты под гул одобрения – да, рассчитать поворот, не расшибиться! Светлейший поглаживал ордена на груди, с улыбкой то снисходительной, то иронической, а временами скучал – ничем, мол, не удивили. Дослушав вице-канцлера, вскочил, минуту наслаждался тишиной.

 – Наша матушка-государыня, – сказал он громко, внятно, – с нами в единомыслии.

 Иноземец Еншау, понукаемый полицией, исполнил заказ – кожа великана Буржуа, основательно выдубленная, лоснится. Екатерина изволила погладить. Милостивый дар Кунсткамере, так же, как подушка, обшитая рыбьей кожей.

 Мужик, соорудивший в зале Академии наук модель звёздного небосвода, награждён царицей щедро, заводит в слободе мастерскую, берётся делать шкафы для книг, кафедры профессорам, глобусы.

 Магистр Байер, приехавший из Кенигсберга, напористый, тридцатилетний, овладевший многими языками, обещает дознаться, откуда произошли русские, где селились в древности, кто были их варварские вожди. Ожидаются французы – братья де Лиль, астрономы, в новом здании Кунсткамеры на Васильевском откроется обсерватория. Профессора, которые в Германии слыли еретиками и натерпелись от архипастырей, в Петербурге глаголют свободно. Одна беда – прививать доброе ученье почти некому.

 Чтимый покойным царём Пуфендорф тоже испытывал гонения, его книга "Обязанности человека и гражданина " переведена и по высочайшему повелению печатается.

 Чины синодские не вмешиваются, покуда касается иностранцев, опекаемых свыше, но всякие шатания, возникающие на российской почве, изничтожают бдительно. Бродячих пророков, пустобрёхов, толкующих Священное Писание своевольно, карают строже. Раскольники при Петре откупались денежной пеней, теперь им житья не стало, и бегут они в чащобы, в лесные скиты, за Урал, за Иртыш, к землям вольным.

 Сочинитель Иван Посошков из смрадной острожной ямы взят, помещён в Петропавловской крепости. Чище тут, суше, червей во щах меньше, и то спасибо. Спросили его однажды, отхлестав плетью, знался ли с английскими коммерсантами, о чём толковал, бражничал ли с ними, не пытались ли совратить его подкупом, гнусными речами. Он клятвенно отрицал.

 Потом забыли его. Подозрения с него царица не снимает, он знакомец Федоса, да хотя бы и чист, но за пределами круга нужных ей и близких людей.

 Пётр завещал ей армию и флот. Мать отечества внушает сие морякам на корабле, корабелам в Адмиралтействе. Туда привезли насос, купленный Татищевым в Швеции. Екатерина явилась, при ней поставили на судно, откачивали воду. Спрашивала – годится ли, лучше российских или хуже.

 Её крестники – корабли, рождающиеся на стапелях, – она сама даёт им названия. Заложен, взметнёт весной паруса трёхмачтовый "Герцог Голштинский ", отделать его приказано искуснейше фигурным деревом, кают-компанию – просторно, в расчёте на пиршества.

 Красавцем сойдёт на воду…

 Изыскать бы руль, коим можно было бы управлять взрослым человеком, как кораблём! Карл Фридрих позорит себя, с Анной разлад, наследник пока не ожидается. Шансов на шведский трон всё меньше… Елизавета шалая, боится венца, участь сестры отвращает, вся в порывах сердца, горячего тела, что для царевны непозволительно, ведь сплетничает Европа… Впрочем, дочь Петра в девках не засидится.

 Есть ещё родня, крови крестьянской, рассеянная по деревням и городкам прибалтийских провинций, родня Марты, воспитанницы пастора. Две сестры были у неё, один брат. Должны быть и дети. Все ли живы – неизвестно. Ни фамилий, ни адреса не имеют, найти трудно, но необходимо. Скачут, колеся по просёлкам, нарочные, расспрашивают старост, священников, брат уже обнаружен. Напали на след первого супруга Марты, шведского драгуна, уцелел, пленником угодил в Сибирь, определился на русскую службу. Велено там оставить, повысив чином.

 И наблюдать за ним…

 – Ах, Эльза! Я должна была… Проклят тот, кто равнодушен к своим кровным. Из плебеев я сотворю дворян. Графов, Эльза, графов! Вообрази, какой афронт боярам! Мы посмеёмся, мы весело посмеёмся.

 Обширная, разноплемённая, многотысячная семья Екатерины дышит тёплом, сулит опору, защиту, отвлекает от зла, таящегося в засадах.

 Лини напомнил о себе.

"Получил из Англии письма и спешу Вашей Светлости доложить, что негодяи совещаются с министрами и другими влиятельными людьми, в том числе с герцогом Ньюкастла, важным побудителем злодейского замысла ".

 Наконец указано имя, это внушает доверие. С долгами разделаться не удалось, нужны позарез ещё четыреста пистолей, Брюссель безбожно опустошает кошелёк. В конце послания раздражающе лаконично:

"Шеф заговора имеет секретную корреспонденцию с Россией ".

 

АМАЗОНКА

 Месяцеслов на 1726 год возвестил:

"В сём году на небеси особливых воинских знаков не видно… Аще в сентябре они в неприятельский квадрат вступят и хотя некоторые острые знаки приключатся, но и сопротив находятся много тихих и добрых аспектов ".

 Губернатор выкладки звездочётов смотрел, исправлял. Слухи о войне упорны, беспокоят народ. И всё же – "Воинский жар под пеплом лежит, который свободно раздуть можно ".

 Далее вирши некоего пиита:

 

Не помогут звёзд приятные знаки

Тому, кто, мира забыв, брань хощет паки!

 

 Известно, у российской державы немало врагов. Побиты войсками Петра жестоко, мечтают о реванше. Но трудами великого монарха Россия стала могучей, непобедимой. Вдумайся, читатель, вот перечень главных событий в истории. В 1726 году минет –

 От изобретения пороха 346 лет

 От начала книгопечатания 286 лет

 От коронования Петра Великого 44 года

 От основания флота российского 29 лет

 От виктории полтавской 16 лет.

 Со дня смерти царя одиннадцать месяцев утекло, Екатерина ещё блюдёт траур, балы, пляски под запретом до февраля, смиренно вступает столица в новый год. Святочных потех народу не досталось. Схватились было ватаги кулачных бойцов – полиция разогнала, кровь на невском льду живёхонько замела. Ропщут люди.

 – Спокон веков дрались…

 – Вишь, перед Европой стыдно!

 – Говорят, голштинцы дурманным зельем царицу опоили. Чтобы нам всем орднунг…

 – Чего?

 – Вера ихняя.

 – Иди! Орднунг значит порядок.

 – А ты почём знаешь?

 – Мой барин немец, чай…

 – Худой порядок… Песню не спеть на улице, кучками не собираться. Рты завязаны.

 – Всё бы ничего, да хлеб дорог.

 Одно развлечение дозволила императрица горожанам – фейерверк. Символы, предложенные губернатором, одобрила. Взвились ракеты, осыпали Петербург цветным дождём. Воссияла фигура в короне, со скипетром, под ней запылали слова, будто возглас верноподданных:

 СВЕТ ТВОЙ ВО СПАСЕНИЕ.

 А на смену:

 УПРАВИ СТОПЫ МОЯ.

 Просьба молитвенная, которую и к престолу Божьему возносить подобает.

 Палили пушки, одиночно и залпами. Екатерина наблюдала из окна, царь приучал её не жмуриться, ликовать на "огненных пирах ", и они полюбились ей, причиняли лёгкую, пьянящую дурноту. Когда дымы рассеялись, она провела пальцем по лбу – жест изящно-величавый, как бы освежающий.

 – Милости прошу! Битте!

 Пригласила гостей откушать. Два немца – новички при дворе – громко дивились, рассаживаясь, сколько же пороха потрачено! Беспечна Россия или безмерно богата?

 – Для меня хватит, – бросил Карл Фридрих.

 – На фейерверк? – спросил Кампредон, вскинув остренькую бородку.

 Герцог смешался, он робел перед въедливым, насмешливым французом. Бассевич мог бы помочь, но лишь промычал, дожёвывая кусок белорыбицы. Злясь на своего министра, на дипломата, сверлившего его дьявольски чёрными беспощадными глазами, потомок могущественных Ольденбургов опорожнил бокал и осмелел.

 – Да, господин граф. В моём Шлезвиге, в честь победы над Данией.

 – Но Дания не одинока.

 – Шлезвиг – земля моих предков, – надменно ответил герцог. – Россия и Австрия…

 – Сочувствуют его королевскому высочеству, – вмешался находчивый Бассевич.

 Кампредон развёл руками.

 – Поверьте, я тоже!

 Кругом, вежливо отворотясь, посмеивались. То, что политический курс Россия меняет, общеизвестно, но огласке пока не подлежит. Австрию в последнее время не упоминали, будто нет её. Герцог, конечно, имеет в виду нечто более практическое, чем сочувствие.

 – Фрицци знает мою доброту, – раздался грудной, добродушный голос императрицы. – Я ни в чём ему не отказываю.

 Ольденбург поднялся, прокричал тост за здоровье её величества, потом сел и надменно застыл, чувствуя всеобщее внимание. Все смотрели на него – голштинцы с воинственным пылом, другие с неловкостью, с тревогой, с немым вопросом. Тяжёлый подбородок, выпученные холодные глаза, лишённые живой мысли… Неужели из-за него разгорится новый европейский пожар?

 Рапорты Кампредона изучаются в Париже и в Лондоне. Худшие опасения подтверждает сей несравненный знаток России.

"…нахожу, что царица и её советники действительно решили напасть на датского короля, как только вскрытие льда позволит русскому флоту, корабельному и галерному, выйти в море ".

 Посол разведал – в апреле к Санкт-Петербургу будут стянуты войска первого удара – шестьдесят батальонов пехоты, то есть тридцать тысяч человек, погрузятся на суда. Всего же наготове сто пятьдесят тысяч – пеших и конных. Пятьдесят новых галер спустят на воду корабелы столицы – в помощь многопушечным парусникам. План наступления разработан. Флот двинется вдоль берега Швеции, опираясь на её порты. Морские силы Дании окажутся запертыми.

 Возможно ли? Граф де Морвиль, министр иностранных дел Франции, удивлён – сведения такого рода сверхсекретны, часто недосягаемы. Что ж, при русском дворе много пьют, много болтают, особенно экспансивен бывает Ягужинский. Например, недавно "он публично за обедом у имперского секретаря объявил, что царица заключит с императором союз, который заставит дрожать англичан и их любезных друзей, что она сделает всё для удовлетворения герцога голштинского, и если король датский не согласится добром, то его сумеют принудить к тому ".

 Австрия царицу поддержит, секретарь Гогенгольц не сидит сложа руки, переговоры о союзе уже идут. Помешать этому Кампредон хотел бы, но не может. Он выслушивает сетования Вестфалена – датский посол в панике, хочет мчаться в Копенгаген, предупредить.

"Если бы я мог четыре часа поговорить с моим королём, он доставил бы мне средство уничтожить русский флот в портах ".

 Кампредон сообщает об этом с иронией. Какое средство? Подорвать на стоянке, поджечь? Даже один корабль трудно, почти невозможно, охрана усилена. Сокрушить Кронштадт, подобравшись незаметно? Светлые ночи слабый сулят покров. Атака встретит грозную мощь фортов – "они приведены в такое состояние, что ни один корабль не может приблизиться к ним, не пройдя под огнём более тысячи пушек ".

 Пусть Вестфален вообразит, во что превратится датский корабль, сунувшийся в теснину фарватера под обстрел. В груду обгорелых щепок. На правах старшего Кампредон охлаждает, рекомендует осторожность. Весна не завтра. Глупо дразнить русского медведя. Дания мала, уповать ей надо на своих друзей.

 Число их растёт.

 Кампредон всегда спокоен, голос его – стариковский, с хрипотцой – звучит ровно. Ни злости, ни презрения не проявляет француз. Гладит седую бородку, покачивает головой, жалеет убогих умом. Цедергельм просто смешон – ходит с видом приговорённого к казни. Швеция-де бессильна помешать войне, волей-неволей предоставит русским гавани, суда, пехоту. Наивен Юсси, пора открыть ему глаза.

 От Кампредона узнает Юсси: канцлер Гарн отрёкся от Карла Фридриха. Притворялся глава голштинской партии: был душой в партии патриотов, а теперь совещается с английским послом. Порвёт Швеция с Россией, вступит в союз Ганноверский. И напрасно он – Юсси – упрямится, карьера его на волоске, в Стокгольме им недовольны.

 Дружеский совет пиетисту-мечтателю – смириться. Хватит долбить стену лбом, выпрашивать приданое для Карла Фридриха, униженно торговаться. Русские даже Выборг не уступают. Да, царица обещает Шлезвиг. Юсси ведь не хочет войны?

 Нет, конечно…

 Мягко, исподволь убеждает Кампредон – Швеции не по пути с Россией. Спор из-за Шлезвига погаснет – западные державы вознаградят герцога.

 Остерман любопытствует – какое вознаграждение? Кампредон не может сказать точно. А примет ли герцог, отступится ли? Нет, не склонен. Вице-канцлер зондирует почву – намерена ли Франция и впредь сдерживать турок? Француз гладит бородку – время покажет. Словесный экзерсис двух величайших дипломатов Европы бесплоден, наскучил обоим.

"Влияние Ягужинского усиливается, – отмечает посол. – Государыня несколько чересчур предаётся удовольствиям, даже до того, что расстраивает своё здоровье ".

 Генерал-прокурор, воинственный бонвиван, буквально спаивает её. Со времён Петра повелось – на пирушках, под звон бокалов творится политика.

"Государыня сказала на днях за обедом, что ей угрожают, но что она встанет, если понадобится, во главе армии и ничего не боится ".

 Минутное настроение её величества? Хотелось бы думать так… Но полки идут и идут к столице, дома в окрестных селениях, казармы полны солдат. Приказано согнать шестьсот мужиков на галерный двор, заложить ещё пятьдесят судов.

 Первого февраля Екатерина дозволила танцы и сама открыла бал в паре с Ягужинским, сменив меланхолический лиловый бархат на ярко-малиновый. Завершив менуэт, отплясали польский, притомили её лишь трудные коленца и прыжки новомодного английского. До утра играла музыка в Зимнем.

 В ту же ночь колодник Иван Посошков, находившийся в тюремной неволе полгода, скончался.

 Вины за ним не сыскалось, просить за него Данилыч не собрался – своеволие небывалое вселилось в императрицу. Час и два ждёт аудиенции, мимо с победным видом шествует в её спальню герцог, а иной раз и Пашка. Обидно было и портниху пропускать вперёд – не терпелось, вишь, матушке примерить амазонский убор, сшитый по последним французским правилам, для езды верхом.

 – Ох, бабье царство!

 Всякий день слышат эту жалобу Дарья и Варвара. Откровенно делится князь и с Гороховым.

 – Кому служим? Царице или голштинцу? Солдатам, чай, тошно глядеть на него.

 – Тошно, батя. Спрашивают меня – что же наш фельдмаршал? Боится герцога? Гвардия недовольна, не хочет быть под немцами, хочет русских офицеров.

 – Убавил я немцев, сколько мог. Говори с гвардией, Горошек! Скажи – старается фельдмаршал.

 – На тебя надежда, батя. Голштинцы осатанели. Кто "ура " кричит вместо "виват ", тому хрясь в морду и пишут, чтобы на Ладогу.

 – Знаю, знаю…

 – Хуже каторги канал этот…

 – Гвардейцев не отпущу.

 Феофан Прокопович уже готовит вирши. Впервые высоким штилем, наравне с подвигами Геракла, будет воспето рытьё тяжёлой северной землицы – где вязкой, где топкой.

 

Где Петрополю вредил проезд водный,

Плодоносные суда пожирая,

Там царским делом стал канал бесплодный,

Принося пользы, а вред отвращая…

 

 Но ещё осенью возник спор в Сенате – Миних потребовал пятнадцать тысяч солдат, нужда срочная, иначе берега свежевырытого русла начнут осыпаться. Светлейший восстал, взывая к милосердию, – погибают люди на работах: ни житья там сносного, ни одежды тёплой, интенданты растаскивают продовольствие, а Миних, пожалованный неведомо за что в генерал-лейтенанты, мирволит им, держит копальщиков на нище святого Антония. Лягушками, что ли, приучает питаться?

 Но откуда подмогу взять? Мужиков из ближайших уездов предовольно отряжено, скоро пахать некому будет. Так, уступая Миниху, рассуждали Ягужинский, Апраксин и к вящему огорченью Толстой – прежде во всём единомышленник.

 Кто более достоин жалости – крестьянин или солдат? Различать их нелепо, – доказывал князь, – и повторял свою максиму – они яко братья, плоть едина. Решает интерес государственный. Время нынче тревожное, армию отрывать от учений, от караулов не след. И тут, злясь на неверного Толстого, распалился светлейший.

 – Ни одного солдата… Запрещаю… Августейшим именем…

 Сходило же с рук, словно бронёй прикрывался Данилыч сим охранным паролем. Вышла осечка. Миних излил негодование герцогу, тот поспешил к царице, и князя постиг конфуз.

 – Эй, Александр!

 Как бичом хлестнула. Разве докладывал? Ведать не ведала… Что возомнил о себе? Монаршее имя присвоил, наглый обманщик, узурпатор. Пробирала долго, въедливо, Данилыч краснел и бледнел. Пытался обратить гнев государыни против Миниха – нерадив-де, плохо строит канал, губит работных. Взялся ехать ревизовать. Царица кивнула, усмешка недобрая играла на её губах.

 – Поедешь… С Павлом поедешь.

 Сущее было наказанье трястись бок о бок в кибитке в ростепель, по ухабам, по лужам, шлёпать по грязи, соблюдая афабилете – сиречь приветливость, которую французы предписывают благородным кавалерам. Спали на соломе, хлебали щи с прогорклой серой капустой, арестовали полдюжины интендантов, но сместить Миниха князю не удалось: инженер он умелый, увы, не придраться! Копальщиков, плотников действительно не хватает – дело ведь святое, царское, с великим поспешанием начато.

 Пришлось дать Миниху пополнение – из деревень и из полков. Правда, урезав просимую цифру… А канал, сдаётся, глотает людей. Миних, вишь, долг за фельдмаршалом числит. Ещё и ещё давай солдат… Данилыч противится, он и без слов адъютанта сознаёт опасность. Военные, особливо гвардейцы, – важнейшая его опора, утратить её смерти подобно.

 Гибельно и для владычицы… Но её будто зельем одурманили. Ускользает из рук… Пиявкой всосался Миних, дружок голштинца, тянет и тянет солдат.

 В "Повседневной записке " запечатлелись строки, продиктованные князем с горечью:

"Его светлость приказал отправить 500 драгун на Ладожский канал и Московский гарнизонный полк и чтобы в других гарнизонных полках добрать рекрутов ".

 Бродит по Петербургу слух – вельможи задумали царицу устранить и возвести на престол малолетнего царевича. Армия украинская, которой командует Голицын, двинется к столице и всякое сопротивление подавит.

 Шепчутся горожане:

 – Губернатору, поди, несдобровать.

 – Петля давно свита.

 – Зарятся на хоромы-то… Да он-то не сунет башку. Отобьётся, чай!

 – Брат на брата? Упаси Господь!

 – Знать, последние времена. Речено же в Писании…

 – Нет государя, и царство рушится.

 – Эх, где наша не пропадала!

 Брякнешь громко – раскаешься. За то лишь побьют, что собственное суждение имеешь. Прежде не было толикой строгости. Полицейская рать удвоена, да ещё доносчиков наплодил Дивьер, всюду шныряют. Губернатору сообщает с разбором, в тонкое решето просеет уловленное, прежде чем пойдёт к ненавистному шурину. У полицеймейстера своя политика. Сам посещает тайком некоторые дома, где пьют за царевича, ругают Меншикова.

 Князю сии осиные гнёзда известны наперечёт. Адъютанты наблюдают, имена недругов записаны; светлейший пробегает реестры, оценивает, сколь опасен тот или иной сановник. До головной боли, до удушья гневят изменники. Бутурлин был ненадёжен, теперь якшается с Долгоруковым; Толстой, Апраксин сомнительны, льнут то к герцогу, то к приспешникам царевича.

 Светлейший теряет друзей. Если бы заглянул в донесения дипломатов, прочёл бы, в Европе уже известно – баловень судьбы вот-вот останется в одиночестве. Он и сам должен был заметить – некоторые озорники сговаривались не ходить в Сенат, придавленный пятой Меншикова.

 Озадачил Голицын.

 Православным-то соединиться бы… Эти слова, произнесённые в счастливый для Данилыча час прощения долга, породили некое щемящее ожидание. Похоже, Голицын, заклятый враг, предлагает аккорд? Переломил презрение к Алексашке-пирожнику, к тому же с пятном казнокрада?

 Горошек сказывал – у княгини Волконской, в злейшем из осиновых гнёзд, Голицын не бывает. Звала неоднократно… О светлейшем отзывается с недавних пор уважительно, хотя и с досадой – дескать, мало на Руси таких острых талантов.

 Приглашённый отобедать, Димитрий Михайлович восхищался серебряным парадным сервизом английской работы – превосходный у хозяина вкус – и кстати посетовал на быстротекущее время. Сколько лет не встречались вот так, у домашнего очага! Сокрушались вежливо оба. Хвалил боярин и яства, поданные на редкостной посуде, – французский паштет из гусиной печёнки, кабанье жаркое по-немецки, баранье седло по-польски, кулебяку на восемь углов, чесночный суп, ободряющий отяжелевших, – но ел понемножку, воробьиными порциями, пил ещё скромнее и за обедом намерения свои не открыл. Попивал кофе с ликёром в предспальне. Одобрял, поворачивая чашку на свет, японских художников, потом вздохнул: ценим чужое, платим втридорога, а свои-то искусники в небрежении, в нищете.

 В Ореховой комнате гость, испытывая терпение князя, долго усаживался, располагаясь в кресле, поправлял подушки.

 – Уф! Пир Лукулла. Слыхать, Рабутин скоро пожалует.

 Обронил как бы вскользь, но глаза цепкие – дай понять, что смыслишь, событие ведь немаловажное! Рабутин, полномочный посол императора Карла, в кои-то веки…

 – Скоро пожалует, – кивнул князь, желая прекратить топтание на месте.

 Царский лик над ними в скупом мерцании зимнего дня. Юный лик, беспечальный.

 – Я вот думаю, Александр… Отчего государь замкнул свои уста… На смертном одре… В здравом рассудке будучи столь долго, не назвал избранника. Отчего?

 – Имеешь догадку?

 – Напало мне… Тебе-то виднее, может… Он нам волю давал.

 Вмиг возникла, вспыхнула та январская ночь – огнями свечей в зале дворца, сталью штыков за окнами. Ответил Данилыч сухо, почти неприязненно:

 – Мы и взяли.

 – Ты взял, батюшка, – промолвил Голицын тихо, незлобиво, ласково даже, чем и обезоружил. – Ты с войском… Я не в обиду тебе, я вот о чём – взял, так с тебя и спрос.

 – Что ж, Димитрий Михайлыч… Спрашивай!

 Сказал так же неторопливо, сжимая волнение, ибо впервые столь явственно, устами самого Голицына, вражеский стан признал его силу.

 Род Голицыных, происходящий от литовского владыки Гедимина, по знатности второй, за Рюриковичами. Хоромы в Москве благолепны, высоки – шапку уронишь, залюбовавшись. Помнят соседи родительницу Димитрия – хлебосольную, ласковую насмешницу:

 

Будь ты хоть скуп,

Хоть глуп –

Проживёшь на Тверской,

Свезут на Донской.

 

 Побуждала детей задуматься: боярские терема, отгороженные от толпы, от времени дубовым тыном, усыпальница в Донском монастыре – в этом ли гордость фамилии?

 Примером для Димитрия был дядя его – Василий, собиратель книг и раритетов, военачальник, ближний боярин царя Фёдора, затем фаворит Софьи, обнаживший меч за неё. Пётр лишил его чинов, именья, сослал в Архангельск, на всех Голицыных пала тень. Лязгали ножницы царя, отсекая боярские бороды, грохались оземь церковные колокола – царь переливал их на пушки, дворян забирал в солдаты, заставлял учиться или служить. Раскольники проклинали Антихриста, оскорблённая знать – сатрапа, подобного Нерону, Лопухины – родня заточённой царицы Евдокии – замыкались в теремах, надеясь переждать лихолетье, а при удобном случае поднять бунт.

 Димитрий бороду срезал сам, избежал униженья. Обиженный на деспота, почёл доблестью служить реформатору. В Венеции прилежно поглощал математику, астрономию, навигацию. Усердие братьев Голицыных смягчило Петра – Михаил стал полководцем, Димитрий – губернатором на Украине и должностью своей, вдали от столицы, не тяготился. В Киеве процветало зодчество, книгопечатание, светская поэзия на родном языке, на польском, на латинском. Западные веяния врывались в этот город, и губернатор чутко впитывал их, не теряя независимости ума.

 Приохотился к диспутам.

 Занятно было раззадорить Феофана Прокоповича – рясу рвал на себе пламенный иерей, твердя, что Библию надо понимать буквально, как летопись. Димитрий, следуя совету новых философов, сомневался.

 Скупая книги, штудировал жадно. Теперь, в родовом подмосковном селе Архангельском, куда наезжает летом из Петербурга, шесть тысяч томов на чужестранных наречиях и переведённых на славянороссийский. Изрядная библиотека и в столице – тут авторы избранные, смельчаки, осуждённые церковью, королями. Декарт, Эразм Роттердамский… Только что вышел из типографии труд Пуфендорфа "Обязанности человека и гражданина ".

"Кто требует, дабы ему послужили, а сам всегда от того свободен быти желает, таковой других за неравных имеет ".

 Учёный немец исповедует равенство всех перед законом, порицает рабство, насилие. Первые десять глав просмотрены Петром лично, Екатерина исполнила волю его, повелев докончить и опубликовать.

 – Небывалый монарх, – говорит Димитрий. – Ломал гисторию, вперёд вырывался.

 Феофан соглашается – да, единственный. Абсолютная власть его преобразила Россию. Годится ли нам иной образ правления? Протопоп клокочет, вскидывает бороду цыганской черноты.

 – Силой, силой надо вытаскивать из варварства. Парламенты – для Европы.

 Печальный вывод. Обречены, стало быть… Но ведь Пётр сам пробуждал мысли греховные. Что Пуфендорф! "Беседы " Эразма Роттердамского, злого обличителя тиранов, дал читать русским, торопил печатание.

 – Небывалый самодержец. Равный ему не рождён и едва ли появится. Как дальше жить?

 Феофана спрашивать бесполезно – упёрся. Голицын подружился с Василием Татищевым, молодым советником Берг-коллегии. Пройдут годы, он прославится своей "Историей Российской ", а покамест делает заметки на философические и прочие темы, складывает в ларец с секретным замком.

"Умному нет дела до веры другого ". "Зло не от грехопадения Адама и Евы, а от повреждения природы человека. Ему нужнее всего, по естеству его – воля ". "Лишение воли человек терпеть не должен ". Опасные максимы, особенно в пору правления Екатерины и Меншикова, под полицейским оком Дивьера. Скажут – призыв к восстанию.

 Из той же тетради проистечёт "Разговор двух приятелей о пользе наук ", вполне благопристойный. Разговоры, беседы – это потребность времени и частая манера изложения. Редкая удача – найти собеседника в гуще самодовольных.

 – Будущее России, – говорит Татищев, – зависит от того, какой статус наш мужик обретёт.

 Знаток экономии, куратор горных заводов Урала, он убеждён в преимуществах труда вольнонаёмного. Рабский же невыгоден и портит нравы.

 – Крепостью мужик привязан к тебе, – возражает Голицын. – Порушь её, уйдёт от тебя за Дон, там земли непаханые.

 Обоих пугает картина разоренья, брошенных полей, конечного обнищанья. И сейчас-то нехватка рук на пашне… А купец, заводчик скованы несвободой крестьянства. Оно – позор для державы, обуза, но отменить срок не приспел. Продолжать реформы, добиваться всеобщей пользы; жестоких, грубых врачевать мудрыми законами, светом знания.

 – Письменность уже сама способствует добру, – полагает Татищев. – Набери управителей из неграмотных, слуг из дураков, развалится именье.

 Голицына радуют машины, закупленные Василием в Швеции. Да, невеждам их не доверишь – изувечатся. Но разве одолеть нам все беды силами механическими? Шведы после Карла XII самодержавие отвергли, вернулись к стародавним вольностям – каковы же порядки там?

 – Король безгласен. Слушается риксдага, словечка поперёк не смеет молвить. Известно, что голштинцу враждебен, склонен к Англии.

 – Кто решает?

 – Секретный комитет есть в риксдаге, в палате шляхетской. Крестьяне, посадские жалуются.

 Пётр любопытен был к шведскому устройству, но заимствовал лишь табель о рангах: на четырнадцать классов разбил чиновничество. А парламент тамошний нам? С мужиками? Странно вообразить. С купцами нашими? Дремучи же, пером едва корябают, косноязычны, дёгтем воняют. Претит Голицыну такое зрелище. Англия тоже не указ, палата общин из простолюдинов, но они, если с нашей чернью сравнить, небось магистры. Палату лордов завести у нас – и то трудно. Выборы по всей державе, вплоть до Камчатки… Канители-то! Прикидывает Голицын, то апробируя умозрительно, то вскипая протестом, и чужеземные затеи отодвигает. Были же у российских царей ближние бояре… Правда, нелепо бранились из-за мест, в тяжбах о знатности рода упускали дело. Гомонили нестройно… Больше, больше престижа надобно дать вельможеству.

 Татищев сочувствует, но колеблется. Воспитанный в лучах славы Петра, под гром его побед, в неистовстве созидания, советник опасается безначалия, упадка. В Польше вон, в сейме, благородные лаются, дерутся.

 В итоге старший, неся фамильные обиды, синяки от дубинки Петра, пошёл дальше младшего – очарованного царского питомца. Вознамерился умалить священное самодержавство – пусть пока совещательно, малым числом сановных персон.

 Стемнело в Ореховой, лакей внёс свечи, и пока он топтался, Голицын молчал, шевеля бледными губами, сутулясь опасливо. Данилыч видел боярина с такой миной в январе, возле смертной постели государя.

 – Рабутин пункты привезёт, – заговорил гость. – Трактат с цесарем… Добро пожаловать, подпишем… Только царица наша, боюсь я… герцог – что солнце в небеси. Цесарю не жалко – бери Шлезвиг! А нам-то на кой он ляд сдался – Шлезвиг?

 – Как это "на кой "!

 Прямой расчёт нам усилить герцога яко союзника, вассала России, лишь бы пребывал в сём качестве. Ослабить Данию, чтобы наши корабли проходили Зундом беспошлинно, отнять у датчан ключ от морских ворот. Но к чему объяснять бесспорное? Достаточно будет напомнить…

 – Великий государь завещал нам, Димитрий Михайлыч. И гистория учит : не потеснишь соседей, так у тебя кусок отхватят. Да хоть бы сиднем сидели – вынудят воевать. Нам бы годков пять мирного житья, а там…

 Взмахнул рукой, словно шпагу в ней ощутил. Голицын зябко поёжился.

 – Веришь, царица мне – "ах, экселенц, я скоро уйду к моему супругу. Хочу увидеть дочь королевой в Стокгольме. Ты старый, а ума не нажил, шведы рады герцогу, это Англия мешает ". Я ей – "помилуй, матушка, не одна Англия, нето сладим сейчас ". Зажала уши.

 – И ко мне глуха, – признался светлейший, даже с нарочитым отчаяньем, ибо счёл уместным прибедниться.

 – Кого же послушает?

 – Ягужинского разве…

 Усмехнулся с лукавым вызовом – что, мол, скажешь про Пашку, чего он стоит, в каком стане числишь его?

 – Полно тебе… Куда делся молодец! При государе какой сокол был, а? Сенат немощен, только бумаги плодит, что от него проку? Людишки-то мелкие.

 Прорвалось боярское… В другой раз Данилыч заступился бы за мелкопоместных людишек. Не до того… Новый рубеж бытия своего одолевает Александр Данилович и мог бы в сей момент возблагодарить фортуну. Снова удача! Согнул Абессалом гордую выю.

 – Больших туда?

 – Зачем? Больших не надо туда. Больших-то повыше.

 Абессалом… согнул… Поговорка, дремавшая в памяти с детства, поговорка деда всплыла внезапно. Согнул выю супостат, подмоги просит, сам не в силах совершить давно задуманное.

 – Государь дал нам волю, да поздно, с последним дыханьем… У нас она выколочена, воля… Воля на пьянство, на непотребство – это есть… Пакости чинить… Молодых царица не допустит, да и мало толковых-то…

 Голос Голицына дребезжал ровно, невозмутимо, а перед Данилычем крутилось – перекошенные, злые лица в ту ночь, барабаны за. окнами и те же лица, понурые, как у пленных.

 Отмёл видения. Смерил гостя взглядом, произнёс чуть свысока, с усмешкой:

 – Боярская дума, значит?

 – Как хошь назови. В печь не ставь только… Так по-нашему… А хошь, – добродушно лился московский говорок, – Совет высших персон. Чинов первого ранга у подножия престола её величества.

 Досказал громче, резче, подобрался весь, шутливость исчезла.

 – У подножия, – отозвался князь. – Если изволит… Ты замолвил ей?

 – Остерегаюсь… Мне-то не след, сам знаешь.

 – Мне, стало быть?

 Досаду изобразил, раздражение, а внутри испытывал благодарность к боярину Заикнулся бы он царице – прогнала бы. Согласилась бы – тоже худо, чересчур вознесло бы Голицына. Остерёгся, правильно поступил. Предоставил ему – первому вельможе – быть ходатаем по столь важному делу.

 – Кому же, батюшка?

 – Ладно, мне страдать за вас. Она герцога нам навяжет, вот ведь горе… Как без него?

 – Никак. Потерпим уж.

 – Тебя назову ей. С Долгоруковым ты не сядешь…

 – Я-то сяду. Он остервенел.

 – И что вы не поделили, – засмеялся светлейший. – Ссорятся из-за гребня два плешивых.

 Преисполнившись чувством превосходства, позволил себе издёвку. И пуще ликовал, когда старик виновато потупился:

 – Воистину из-за гребня.

 Отчего так покладист? На что рассчитывает? Доверил хлопоты волей-неволей, так велик ли авантаж для него, для его друзей? Данилыч пытался прочесть некий подвох в глазах, глядящих откровенно, в письменах морщин, высеченных годами. А ведь не больно стар, шесть десятков всего… Смиренье елейное, посох стучащий… Актёрство, – подозревает Данилыч. Многое в Голицыне ему непонятно. Штудирует иностранные законы, умаляющие самодержавие, и вздыхает о прошлом – деды, мол, не глупее нас были. Хитёр, ох хитёр, ловко прячет своё хотенье!

 В чём оно состоит – светлейший не сомневается. Иного мотива не чует, не разумеет, как жажда власти. У него она неотрывна от нужд государства, у любого другого своекорыстна. Видит Неразлучный, хранит камрата в сей юдоли земной.

 Было 5 февраля. Два часа совещались хозяин и гость. Секретарь занёс в "Повседневную записку " аккуратно, не ведая, сколь значительно происходящее в Ореховой. "7-го его Светлость уехал в Сенат, 8-го на консилиум к Ея Величеству ".

 Всю первую неделю месяца он провёл в состоянии горячечном и на расспросы домашних отвечал кратко:

 – Конец Пашке.

 Ну не диво ли! Фортуна сама навстречу, что ни просишь – исполнит. Пашка вчера напился, в спальне царицы упал, разбил любимую её кружку и статс-даме, поднимавшей его, порвал платье. Разгневанная, владычица согласилась сразу – да, бездельник он, да, распустил сенатских.

 – А тебе докука, – вставил князь.

 Да, ничего не смыслят, лезут с пустяками. Названье одно, что правительствующий Сенат. Голова болит от них.

 – Замучают тебя, – вздохнул Данилыч – Есть прожект, матушка. Для облегченья твоего, для спокойствия…

 Поток бумаг – в тонкое ситечко, на высочайшую резолюцию – лишь важнейшее Просевать её величество поручит достойным персонам, из коих составится Тайный совет. Она, естественно, оного президент.

 – Подобное имеют шведы… Голицын говорит, секретный комитет у них из больших вельмож.

 Тень неудовольствия набежала на лицо Екатерины при этом имени. Да, шведы имеют…

 – Спроси герцога! – изрекла она. – Герцог лучше знает.

 Мило ей все шведское. Заявила ведь однажды – счастлива быть тёщей того, чьей подданной могла бы быть. Вишь, надоумил её зятёк! С какой целью – догадаться просто. Зять – не должность всё же…

 – Уповаем, – произнёс Данилыч торжественно, – его королевское высочество окажет нам честь. Просим его покорно принять бремя…

 Затем с улыбкой:

 – И ты, матушка, проси! А то неловко же перед Швецией, перед Европой. Особа такого ранга без места болт… без места у нас…

 – Ты хитрый человек, Александр, – сказала царица. – Хитрый, хитрый, хитрый.

 Мягко потрепала за ухо.

 День не кончился, как весь дворец взбудоражила новость – образован Верховный тайный совет. Сенат, коллегии докладывают только ему, только его мнение будет выслушивать императрица. Указы подпишет только обсуждённые Советом. Членов, под высочайшей эгидой, семь – Меншиков, Карл Фридрих, Головкин, Остерман, Апраксин, Толстой, Голицын. Ягужинский, слышно, в отчаянии, опять выпил, рвался к её величеству, его не впустили.

 Наутро узнали дипломаты.

 Чуткий Кампредон ещё раньше уловил движение умов в придворных сферах, силился определить, куда дует политический ветер России. Несомненно, униженные царём вельможи выпрямляются, мечтают ограничить самодержавие.

"Тогда они уничтожат невыносимую власть князя Меншикова, возвратят себе прежнюю свободу и установят форму правления подобно существующей в Швеции или по крайней мере в Англии ".

 Чья откровенность дала повод французу так думать, неизвестно. Потомок будет гадать. Или Кампредон, трезвый наблюдатель, увлёкся желаемым? На него непохоже… Очень скоро он обнаружил, что вольнодумцев мало, преобладают весьма умеренные. Верховный тайный совет – это всего лишь "…первый камень того здания, которое русские вельможи замыслили воздвигнуть незаметно, то есть усиление их власти и их настоящего и будущего непременного участия в управлении делами здешней страны ".

 Скинут ли Меншикова?

 Будь он заурядным парвеню, след его давно бы стёрся. О, он ещё покажет себя!

 Собираясь покинуть Россию, посол наставляет Маньяна, своего помощника. Все отзывы о принце – лишь часть правды. Его спасают штыки гвардейцев? Нет, не только… Он нужен друзьям, нужен и противникам.

 – Балагур, болтун, сегодня скажет одно, завтра обратное, умаслит, наобещает. И вытянет из вас подноготную А в итоге… Кто удерживает в равновесии все кланы, партии, самолюбия?

 Если принц утратит власть над царицей, война неизбежна, мы на пороге её. Екатерина и герцог подчинят робких, подобострастных вельмож, привыкших пресмыкаться. Увы, заседания Совета закрыты для Кампредона, но присутствовать можно и заочно.

 Париж запрашивает.

 Речь царицы на открытии – общие, любезные фразы. В зале было холодно, она почувствовала себя неуютно в парадном одеянии, пришлось спрятать женские прелести под горностаевым мехом, и настроение понизилось ещё более. Ушла, не дождавшись конца словопрений; и вообще, опекать сей зародыш русского парламента ей скучно. Карл Фридрих без неё – пешка. Рассеянно слушает переводчика – молодого Долгорукова, борется с зевотой. Оживляется, когда раздаётся слово "армия ". Заботит вельмож армия, изнывающая в Персии. Меншиков настаивает – вывести несчастных солдат в Россию.

 Между тем вышло секретное распоряжение о новом наборе рекрутов. Вестфален опять впадает в истерику: Дания бедна, ей не на что нанимать агентов. Кампредон вынужден делиться новостями с союзником.

 – Нападут внезапно, – пророчит датчанин. – Галеры. Сотни галер.

 Лёгкие суда, быстрые, гребные, наперекор любому ветру, через мелководье. Линейные корабли горят, рушатся, а галеры быстро выбрасывают десант с пушками, с новыми хитрыми прусскими ружьями.

 – Меншиков потакает царице. Это злой дух, мсье. Армия в его руках, он сам говорит…

 – И наслаждается эффектом, – засмеялся француз. – Мне известно пока одно ружье из Пруссии.

 Соглядатаи сообщили – князь, приглашённый к царице обедать, захватил новинку, демонстрировал, монархиня изволила прицелиться, вместе разбирали замок. Понравилось, велела такие фузеи делать. Князь тут же добыл привилегию – отныне он по военным нуждам обращается к её величеству прямо, минуя Тайный совет.

 По сути, по общему признанию, он верховодит в Тайном совете. Каковы же его планы? Куда поведёт Россию? Ответить дипломаты затрудняются. Близко март, бледный предвестник весны, по улицам столицы шагают новобранцы, казармы полнятся, полк за полком выступают на высочайший смотр.

 У царицы опухают ноги. Виноват февраль – сырой, вьюжный. Хотела показаться войску – Эльза отсоветовала. Зачем мёрзнуть – лучше смотреть из окна, одевшись потеплее. Натянула ей валенки, обернула бёдра мехом. Гвардейцы увидят сиянье мундира, командирский жезл.

 Окно открыли. Два полка выстроились на невском льду. Дула позёмка, клубилась снежная пыль, взбивала белые перья на офицерских шляпах. Облака плыли низко. Царице, толпе на набережной красно-синие шеренги рисовались смутно. Гвардейцы приближались повзводно, колоннами, развёртывались в цепь, стреляли. И тут случилось…

"При втором залпе одного гвардейского взвода некий новгородский купец, стоявший в четырёх шагах от помянутого окна, упал, сражённый насмерть пулей, которая ударилась затем в стену дворца. Царица заметила довольно спокойно, что не несчастному купцу предназначалась эта пуля. Она сорвала шпагу с производившего ученье офицера, и он послан под арест, так же как и все 24 солдата сделавшего выстрел взвода. До сих пор ничего не удалось открыть ".

 Извещает вездесущий Кампредон, подробнее других дипломатов описавший "странное происшествие ". Странное – и только. Мнение своё придержал.

 Вечером у подъезда посла толчея карет. Салон его, или по-английски клуб – слова эти недавно вошли в обиход, – никогда не был столь многолюдным. Титулованные иностранцы в испуге. Россия загадочна, непредсказуема – и вот этот выстрел… Что скажет старейшина?

 Француз польщён. Модный, пышный парик увенчал его огромную мудрую голову на узких, хрупких плечах. Очки в золотой оправе, с брильянтами, посверкивают иронически.

 – Случайность, господа, случайность.

 – Но ведь царица…

 – Её настроили. Конечно, будут искать английских агентов. Абсурд. Заговорщики действуют умнее.

 – Фанатик какой-нибудь…

 – Скажите лучше – сумасшедший. Нет, нет, забыли заряд в ружье, не проверили. Бывало же и у нас…

 В покоях царицы тем вечером курили ладаном, Феофан возглашал благодарение. Великую милость оказал Всевышний, спас от гибели. Меншиков простоял всю службу на коленях, выжимая слёзы и не вытирая их. Чудесно спасённая была бледна, безмолвна, недосягаема. В крепости Петра и Павла допрашивали арестованных. Князь вернулся туда и пробыл до утра.

 Солдат, пустивший злосчастную пулю, бился об стену, лоб раскровянил. По отзывам, служака исправный, царя и царицу обожает, воевал против шведов в Германии. Вдобавок отличный стрелок. Кабы целился, промашку в четыре шага не допустил бы. Зарядил ружьё украдкой? Нет, быть не могло, не имел оказии. Заметили бы солдата, который накануне ученья без командира берёт оружие, ставит перед собой, вкладывает свинцовый шарик в дуло и, вытащив шомпол, заталкивает.

 Двадцать три пыжа нашарено на льду, пуля вылетела одна. Откуда взялась? Солдат плакал, будто ума лишился. Сдавалось князю – что-то не договаривает. Трясли его, пинали, холодной водой окатывали, наконец Данилыч пригрозил батогами. Выдавил сквозь стенания:

 – Лопоухий со свету сживёт…

 Поручик Циммерман, получивший эту кличку за оттопыренные уши, голштинец. Уж его-то не заподозришь… Однако виновен – не в заговоре, а в небрежении. Пьяница, мучитель, учит взвод руганью, кулаком, плетью. Ладно вышло, что голштинец… Убирать, убирать иностранных офицеров!

 Дознался князь – стрелял солдат из чужой фузеи, понеже своя в починке. Досталась праздная, от заболевшего, который до того был в карауле у склада. Разрядить не успел, схватили колики в животе, а капрал был в отлучке, бегал к некой мамзель с запиской поручика. Служба в упадке. Голштинец смотрел нагло, ругал русских.

 – Капрала я накажу, – сказал князь. – С вас спрошу строже.

 – Вы изволяйт. Битте!

 И разразился жалобами. Осточертел ему Петербург, солдаты упрямы, глупы, ненавидят его, жалованье грошовое, он не может больше, подаст рапорт.

 – Не держим таких.

 Вмешается герцог. Пускай, терпенья нет! Властью начальника Данилыч тут же разжаловал офицера, а капрала отправил в карцер.

 Спать не хотелось. Дарья напрасно поила соняшником – снадобьем арсеньевским, фамильным, из каких-то трав, подложила подушку, набитую головками мака и ещё чем-то. Лежал, таращил глаза, готовил объясненье для царицы.

 Вошёл к ней задыхаясь, теснило грудь. Пахло лекарством, Эльза, прибираясь наспех, бросала в таз примочки. Стало быть, и здесь ночь была беспокойная.

 – Александр… Я знаю.

 Поглядела милостиво, жалеючи. К ней поспешил зять, его разбудил поручик… Скверный человек, да, скверный, от него надо избавиться. Нет, он не нарочно, но скверный.

 Легче стало дышать. Что это с герцогом? Прежде вступался, выгораживал своих, все грехи готов был покрыть. И вот перемена… Ещё на Совете обнаружилось – нет более того вседневного противодействия – глухого, без явных стычек, донимавшего как боль зубная. Уже в гости зовёт… Вишь, чего не хватало Ольденбургу, петуху надутому – места среди высших чинов империи. Чувствует, кому обязан. Царица внушила, верно, радея о согласии вокруг трона.

 – Солдата замордовали, – сказал Данилыч. – Окоченел душой. К себе возьму его, лён трепать, что ли.

 В возке, скользившем по льду, заснул.

 Фортуна ласкова неизменно. Ещё удача! Горохов, ездивший в Польшу с деликатным поручением, прибыл с вестью усладительной.

 – Проглотили, батя.

 Клюнули на приманку. Как повелось у царя с камратом, так и у него с наперсником – шуткой окрашивают любое дело. Напутствуя, князь вёл речь о золотой рыбке, которую надлежит поймать. Капитан тонул в сугробах, кормил клопов в придорожных корчмах, драгоценную приманку клал под тюфяк, вместе с пистолетом. То был портрет княжны Марии Меншиковой.

 – Рамку-то графиня в кофр уложила, – продолжал Горохов, фыркая в усы, гордый исполнением. – А то не ровен час… Лихие люди шатаются.

 – Палац каков?

 – Из варшавских богатейший, под стать королевскому. Ну, поплоше нашего.

 – В кунтушах ходят?

 – И чубы висят… А бижутьё редко кажут, воровство страшное. И музыка польская. Медовуху пьют… Ох, забориста медовуха!

 – А полячки?

 – Г-м! Тоже…

 Данилыч рассчитал точно – Сапега в родстве с монархами, сватовство пусть будет со всеми онёрами, как у коронованных особ. Рамку недаром заключили в сокровищницу – в россыпи алмазов крупные изумруды, подношенье царское.

 Портрет – малая копия с большого, кисти Таннауэра. Немецкий мастер писал Марию три года назад, писал "на вырост ", предвкушая расцвет женских форм. От отца у неё длинное лицо, высокий, узкий лоб – признаки породы, как считают нынче, – и художник усилил их, расширил глаза, глубоко посаженные, детским губкам придал свежесть алого бутона, осанке – грациозную величавость. Прихорашивать чересчур светлейший не велел, говорил живописцу внушительно:

 – Она моя дочь, майн герр.

 Дочь имперского князя – чего ещё надо? Родословная не вызвала вопросов в Варшаве, Горошку и вступаться не пришлось. За честь считают Сапеги…

 Князь на радостях изрядно выпил водки с адъютантом, потом во хмелю, заплетающимся языком объявил домочадцам:

 – Едут поляки! Благослови, бог Гименей… Пречистая Дева.

 Хорошо бы свадебку справить, не канителить, но нет, негоже – гости жалуют на торжество обручения. Отвести им покои во флигеле, с выходом в зимний сад, под сень широколистых пальм, обставить комнаты так, чтобы глаза разбежались! Монстранц ревельский туда…

 В библиотеку внесли стол красного дерева с серебряными накладками, водрузили полупудовый письменный прибор, серебряный же, – отцу жениха. Сорокапятилетний известный в Польше юрист, оратор, Ян Сапега прославился и как историк. По приезде тотчас засел в княжеской библиотеке – продолжать "Историю революций в Римской республике ". В духе шляхетских вольностей воспитал сына.

 Сапеш, давние союзники Петра, не новички в Петербурге. Пётр Сапега и Мария, бывало, играли в пятнашки, в серсо. О замужестве думала с покорностью, жениха встретила дружески. Наедине им уже не дозволено быть. Почти всегда под надзором старших, они снова дети, невеста скованна – о чём говорить с суженым?

 – Вы живёте в Варшаве?

 – Да, зимой…

 – Есть ли в Варшаве… слон? – Запнулась, забыла французское слово.

 – Элефан, – вставил отец.

 Наблюдал за дочерью с неодобрением. Недоучила язык, тетеря! За польский сажали – отлынивала. Так лучше по-русски… Не девка – статуя деревянная. Младшую бы сюда, не сплоховала бы. Александра сызмальства гран-кокет.

 Сватался к ней немецкий принц, по всем статьям годен, кроме одной – мать его родилась в семье простого аптекаря. Урон был бы для престижа…

 Молодой Сапега вежлив до сладости, к роскоши княжеской будто холоден. Пойми их, нынешних! Князь, обняв за плечи, показывал ему коллекции – монстров за стеклом, идолов, куски уральского камня, отшлифованные до зеркального блеска. Они понравились больше всего. Теперь – в парадный зал. Вот где дрогнет мужское сердце.

 – Мой пантеон, – сказал Данилыч чуть шутливо, но с гордостью.

 Вереница гостей, двигавшаяся за ними, тактично приумолкла, оказавшись под славными знамёнами. Десятки их колышутся в токах воздуха, под окнами, обращёнными к Неве, реют над фантомами, над исчезнувшими полками шведов. Под Полтавой разбиты, под Калишем, у Лесной, в Польше, в Померании. Напротив, по левой стене, зеркала и шкафы с трофеями – фузеи, пистолеты, сабли, пики, штыки. Свет с речного простора зеркалами усилен – это Леблон, зодчий короля Франции, так устроил зал. Воздухом виктории дышать… Клинки начищены, отточены, злость затаили, злость поверженных. Приятно щекочет она победителя. Здесь он сам – бронзовый, отлитый навечно. Поколения сменятся, а он всё тот же, не стареющий, стратег, герой сражений, кои со скрижалей гистории не сотрутся.

 Как человек, принадлежащий вечности, Данилыч поясняет – Растрелли, великий мастер, сделал и статую покойного монарха. Дескать, царь и камрат его в бессмертии нерасторжимы.

 – Истинное художество, господа!

 Запомнит поляк, чью дочь отдают ему. Обручить их здесь, в пантеоне.

 Но и княжне немалая честь оказана – на зависть петербургским девицам. К ним посылают сватов, а к Марии искатель руки явился сам, да ещё иностранный. Выходит, к царевне приравнена. Елизавета ещё ждёт суженого из Любека, сына князя-епископа.

 – Уж коли мы в таком ранге…

 Слова эти стали присказкой Данилыча, хлопочущего по хозяйству. Вместе с маршалком двора Соловьёвым облазил винные погреба, коптильню, кладовые, набитые припасами съестного. В оранжерее выбирал наилучшие абрикосы, яблоки, груши, апельсины, из подвального бассейна – осетра пожирнее, пудовую сёмгу. Хлебосольный хозяин обязан себя превзойти. На стол пиршества – блюда русской кухни и чужеземные, немецкий айсбайн, польский бигос; музыка всякая – скрипки, трубы, скоморошьи сопелки, разное пение – русское, украинское, грузинское. Попросить у Кантемира музыкантов-молдаван…

 С Дарьей чуть не поссорился. Решила встать в сенях, потчевать каждого чаркой водки, пряником. Глупая, гостей ведь сотни, зацелуют, щека вспухнет. Упёрлась. Дедами заведено.

 Писанье Сапеги старшего подвинулось мало – две недели носились отец и сын в вихре плезиров. Званые обеды у князя, смотр его охранного войска, приёмы у вельмож, аудиенции и забавы в Зимнем. Младший пропадал во дворце до утра – Екатерина щедро потчевала его. Двор решил, что он очень красив, особенно в польском костюме.

 – Страшный, – вздыхала княгиня Дарья. – Чисто запорожец.

 Кунтуш вроде халата, узорчатый, почти до пят струйка мелких пуговок бежит от ворота, пояс из той же ткани, с толстым узлом, сапоги мягкие, без каблуков, без скрипа, и весь словно танцует. Чуб пугает Дарью, свесился чуть не на нос, чёрный хвост на голове, кругом подбритой.

 – Я хотел одеться по-европейски, – сказал он невесте. – Как у вас… Отец заставил.

 – Отца надо слушать, – ответила Мария столь серьёзно, что он едва подавил смех.

 На балах она исполняла все танцы аккуратно, как урок. Приклеивала мушку – сегодня на носу, означает отвагу, завтра под губами – скрытность, но сама неизменно спокойна, иногда величава, словно жрица в святилище. Веер, способный подать более ста сигналов, сложен очень плотно, будит догадки. Знак, что ли, некий?

 Данилыч набрался смелости – на обручение, милости просим, тринадцатого числа. Дарья сетовала, молилась – пронеси, Господи! Ох, бабья душа! Неразлучный, глядящий с небес, одобряет, смеётся над суеверными. Цифру тринадцать приказывал считать счастливой. Не подводила ведь…

 Царице, статс-дамам накрыт конфетный стол, по старой памяти. Конечно, с венгерским… В комнатах для курильщиков табак, лучинки, дабы трубки разжечь было удобно. Запасён порох для салюта, для фейерверка.

 Талый мартовский снег покрывал Неву. Полозья расчертили его, нанесли огромный синеющий вензель. На балконе княжеского дома трубы, валторны, рожок играли маршевое лихо, громко, как всегда требовал царь. И караул гвардейцев у входа, в мундирах с иголочки – для него, незримого.

 – Славно, Александр, – сказала царица с ноткой грусти, вполне оценив ритуал.

 Но что за публика хлынула ей вослед! Данилыч кусал губы, дёргал себя за ус пребольно, чтобы не прыснуть, кланяясь ответно графу Скавронскому. Бог весть откуда взята фамилия… Титул, ей-ей, пристал, как барану седло. Начудила же благоверная! Ну, отыскался родной брат Карл, могла бы деньгами пожаловать, завёл бы себе мужик ещё мельницу, ещё десять мельниц. Так нет – вытащила в Петербург.

 Генрих – второй брат, он и жена его ныне Тендряковы, сестра Анна с мужем Ефимом – теперь Ефимовские. Шагают вперевалку, толкаются, чмокают Дарью так, что к стене шибает её. Учились этикету, да чёрного кобеля нешто отмоешь добела. Небось, пальцами будут хватать, в скатерть сморкаться. Видел бы государь сей конфуз… И тут разгладился нахмуренный лоб Данилыча. Неразлучный смеялся.

 В людском гомоне, в накатах полтавского марша дал себя услышать. Блеснул улыбкой – озорной, ободряющей. Нет, ничто не омрачит сей праздник.

 Соборный хор запел величальную, Мария и Пётр опустились на колени перед царицей, она надела им перстни: обручённые приложились к её рукам, растроганные. Пиит из придворных герцога визгливым голосом, подскакивая, прокричал вирши принцу и принцессе, пронзённым стрелой Амура, Иван Долгоруков начал переводить и сбился, замолол несуразное, всеми овладело настроение смешливое. Оглядывались на деревенскую родню царицы, фыркали. Граф Карл ел вилкой, но держал её в кулаке, локтём заехал в тарелку графини. Под сурдинку разносилась новость – обнаружен первый муж царицы, пленный драгун. На русской службе он, в каком-то сибирском гарнизоне, да там и останется.

 Данилыч опьянел, ещё не пригубив бокал. Победы вошли в историю, войдёт и это торжество. Вернулись прежние времена… Огорчил лишь Пашка – морда, как ни взглянешь, кислая. Не смотреть туда, не смотреть… Упиваться властью над – этой толпой жующих, хохочущих, спесивых и робких, учёных и невежд, трусливых, завистливых, гнусных… Довольны жирным куском, хмельным напитком, чего им ещё?

 Возгласил тост за императрицу, отпил глоток, бокала хватило до конца пира.

 – Холла, холла!

 Екатерина захлопала в ладоши, знак подала подняться. Гости разбрелись по комнатам, слуги кинулись расчищать место для танцев. Выносили столы, выметали кости, корки, битую посуду, выгоняли собак. Музыканты вытирали пот, глотали прохладительное.

 Хозяин не горазд скользить в менуэте, открыла бал царица, подозвав Ягужинского. Вскоре бросила его – не твёрд на ногах – и пошла с Сапегой. Отобьёт, пожалуй, у Марьи, – подумал Данилыч добродушно. Говорят, заманивала в спальню… Сменилась музыка, грянул стремительный, топочущий польский. Самодержица опустилась в кресло, отказывает кавалерам.

 – Устала, Александр.

 Призналась весьма ласково. Протянула веер, князь обмахивал, потом носил ей конфеты, лимонад. А Сапегой завладела Елизавета – прыг к нему, изогнулась, оголённая, как всегда, до крайности. Машке куда до неё! Отошла в сторонку, веер висит, равнодушие полное. Ей в куклы ещё играть… Но дело сделано.

 В приданое за дочерью князь Меншиков отдаёт село Горки Горицкие с деревнями, фольварками. Родовое именье, так и сказано в документе, хотя куплено его светлостью три года назад. Странно? Ничуть, ведь Менжик – знатный предок, некогда жил в Литве, что указано в родословной. Сотни лет тому, никто там не помнит пращура – поди проверь. Родовое, родовое… Так записано, не вырубишь топором. И молва подхватит – из уст старого, сговорчивого графа Яна – и отзовётся кругом. Союз двух древних фамилий…

 Исчезает Алексашка-пирожник, словно пыль, уносимая ветром. И нечего считать, во что обошлись деревни, подарки семье жениха. Понравился Яну набор серебряных турецких кувшинов – на, не жалко! Престиж дороже.

 Полонез грохочет. Подлая родня царицы в креслах, рядком. Граф-мельник, граф-огородник… Истуканы, ощупывают на себе позумент, пуговицы, дивятся. Улыбнёшься им – отвечают взглядами обожающими. Удостоил, пригласил… Красавчик наконец увернулся от Елизаветы, протолкался к невесте. А Машка – фу-ты! – вялая, будто дремала!

 Впрочем, сердится князь ласково. Дитя ещё, даром что долговязая. Зато покорна, Бога боится и родителей. С младшей, поди, труднее будет.

 В апреле Нева распорядилась круто, почти две недели спроваживала льды. Не было переправы, и в Тайном совете некоторые кресла пустовали. Светлейший опять в авантаже, успел переправиться на левый берег, поселился в кордегардии своей, у пристани, иногда ночевал во дворце. Царица прихварывала, лечилась – к ужасу лекарей – обильными дозами венгерского. Забавляясь, опускала статс-дамам в бокал червонцы – покуда не осушишь до дна, не достанешь. Требовала карту, рисовала план кампании, заливала карту вином – пятнала, словно кровью, впадала в ярость. Накажет она Данию, Англию, супруг ей велел.

 – Бог свидетель. Пока я жива…

 Князь пытался отвлечь, разложил чертёж иного рода – новых флигелей Зимнего.

 – По желанию твоему, матушка.

 Пристройка, под углом к набережной, увеличит дворец вдвое. Переместится спальня царицы, окна её – на тихий каналец, подальше от прохожих и проезжающих.

 – Оно и безопасней, матушка. Весной и начнём, ежели изволишь. К зиме и окончим.

 Рад бы был губернатор изловить хоть одного английского агента. Увы, похвастаться нечем! Попадаются юроды, хмельные смутьяны, мелкота, о которой и говорить не стоит. Напомнил о себе кавалер Лини.

"Сие письмо такой важности, что, надеюсь, Ваша Светлость Ея Императорскому Величеству объявит. Начальник той злой компании от коришпондента своего из России получил недавно письмо, в котором обязует его, чтоб для лучшего и безопасного исполнения намерения своего за некоторыми причинами пообождал даже до Рождества Христова. И чтоб я в будущем ноябре ехал в Гамбург, где сам с товарищем прибыть обещается и, соединившись со мною, ехать в Санкт-Петербург. Шефу той компании обещана из России довольная сумма денег, и он обещал мне шесть тысяч фунтов стерлингов ".

 – А просит у нас, – сказала царица, читая перевод. Усмехнулась при этом недобро.

 – Просит, матушка.

"Только мне, светлейший князь, за долгами из Брюсселя отлучиться невозможно. Прошу прислать с верным человеком вексель, если Ея Величеству житье мило ".

 – Он оч-чень ловкий.

 Выронила листок брезгливо. Данилыч кивал – ловчей некуда, плати ему, до Рождества корми. Доколе ещё? Нашёл кормушку… Да есть ли в цидулах хоть крупица правды? Вряд ли… Ловок, ловок… Обманывать – тоже талант нужен.

 – Отпишу банкиру своему…

 Сделать милость в последний раз. Выдав деньги, проследить за ним, выведать подробно, кто таков. Настоящее имя, точно ли дворянин, звание, подданство, не замешан ли в чём худом.

 Нева очистилась, дохнуло тёплом. В покоях монарших – новые ружья, сработанные сестрорецким заводом, башмаки, сшитые для пополнения. Пахнет смазкой, дёгтем. Никаких дел, кроме военных, самодержица знать не хочет. Луг едва подсох – повелела вывести преображенцев.

 Гвардейцы натужно месили грязь. Светлейший был простужен, командовал, срывая голос. Выстроил полк в линию, побежал, забрызганный до пояса, рапортовать государыне. Стояла в открытом экипаже, подняв жезл, в одеянии необычном, почти мужском – треуголка с белым пером, офицерский галстук, кафтан с широкими обшлагами поверх жилета, юбка без обручей.

 Столица увидела амазонку.

 Ещё более поразило то, что за сим последовало. Полк двинулся под барабанный треск, печатая шаг, взвод за взводом. Поворот налево перед царицей и залп. Стреляли, стоя к ней спиной. Депеша Кампредона сообщила об этом Европе. Полиция, шнырявшая среди зрителей, уловила речи нескромные.

 – Бережёного Бог бережёт.

 – Было ведь… Извести хотят.

 – Бес путает кого-то… Помазанницу… Грех-то!

 – Губернатор наш…

 – Чего мелешь, чего?

 – Сказывают… Высоко метит…

 – А что? Может, лучше…

 – Голштинцев скинет.

 – Пора бы… Воевать за них…

 – Знамение было… Архангел являлся.

 – К войне, значит.

 – Избави, Господи!

 Горожане во всех бедах обвиняют голштинцев. Но губернатор и герцог в коляске беседуют мирно, были в гавани, смотрели старые суда, к плаванию негодные. Приказано рубить на дрова для солдатских печей.

 – Её величество тешит себя, – сказал князь по-немецки. – Не верит мне. Вы убедились. Будьте добры подтвердить!

 Мало надежды на герцога, но тыкать носом следует. При нём начали разбирать галеру. Суда, окуренные порохом, строились поспешно и ныне пришли в ветхость. Всё это надо внушать амазонке.

 – Прохудился флот, матушка. В рубище мы, яко Лазарь. Обнищала Россия…

 Трудно ей расстаться с грёзами. Сердит её Александр. Но изливает она больше досаду, чем ярость, больше жалоб, чем попрёков.

 – Не пойдём мы ныне, – твердит он. – Отбиться сможем, а в атаку лезть… Позор примем.

 О том и Апраксин толкует ей, да боязливо. Валится в ноги, лебезит, а напьётся – рыдает, кается. Всюду прорехи – недобор провианта, снарядов, вдруг обнаруженная на судне течь, болезнь командира. Хнычет адмирал, бичует себя.

 – Руби мне голову, руби!

 Ответила:

 – Думаешь, пожалею? Котёл дурости это – твоя башка.

 Нева последние льды сгоняла – князь подал к дворцу барку – посудину грузовую, с толстыми бортами. Ступит ли матушка в этакое корыто? Отвыкла от походных передряг. Нет, не погнушалась. А парус-то рогожный. Может, заменить? Нет, не трогать!

 Барка шла, раскачиваясь, раздвигая льды, матросы отталкивали их вёслами, баграми. Деревья Екатерингофского парка опушены юной зеленью, за ними, у самого устья – Галерный двор, место рождения лёгких, проворных судов, незаменимых на мелководье. Они – карлики – одолевали великанов, они, разгромив шведский отряд у мыса Гангут, навели страх на северную Европу.

 Из пушек, из ружей салютовали галерщики, царица, румяная от удовольствия, источала улыбки.

 – Приятная музыка.

 Шагала в коротких моряцких сапожках по талой земле, опиралась на руку Александра. Туже стянула офицерский шарф, ветер был резок, трепал белое перо. Смуглый адмирал Змаевич, частивший по-русски вперемежку с родным сербским, умолк –подруга Петра не нуждается в поводыре. Сама видит, что делают на стапелях, взгляда на киль, прорастающий шпангоутами, ей достаточно, чтобы понять, какое строится судно.

 Галеры, большие и малые, быстроходная шнява – посудина для разведки. Две мачты ставят на ней, приделывают бушприт, чтобы шире растянуть парус, подвозят вооружение – шестнадцать пушек примет на борт невеличка. Людской муравейник облепил стапеля, мастера в чёрных куртках, мужики в сермяге, сквозь прорехи светит голое тело. Пилы смачно въедаются в сосновую плоть, пахнет смолой пронзительно. Царица взяла топор у работного, потрогала лезвие, тяпнула по бревну. Пора поточить. А хватает ли инструмента? Онемел парень, вмешался Змаевич.

 – Немецкого мало… Оскудица.

 Где суда, готовые к спуску? Вот они, молим вас! Четыре галеры, только четыре, велми жалим. Хмурится Екатерина, но чёрные глаза серба полны таким искренним сожалением, что вот-вот брызнут слёзы. Взметнулся жезл самодержицы. Канаты подрублены, новорождённые галеры, уже сдвинутые со стапелей на скаты, смазанные жиром, окроплённые по обычаю вином, скользят и вспарывают спокойную веду.

 Все четыре – новоманерные, образца венецианского, – то есть скампавеи. На треть меньше старых, одномачтовые, нос с двумя пушками, вёсел восемнадцать пар, семь-восемь гребцов будет при каждом, налягут, гикнут, помчится кораблик… Такие же скампавеи, волоком перетащенные через мыс по приказу Петра, ударили в тыл шведам, решили исход Гангутской битвы. Повторения сей виктории хочет Екатерина. Небо мрачнеет, обдаёт сыростью, мелким незримым дождём. Столы на слежавшейся толще стружки качаются: самодержица весела, ярче румянец, неотступны глаза серба. Наливает ей сладкое, с берегов Адриатики, хвалит скампавеи – лепо, велми добро! Потом в трюме барки настигает усталость. Александр развлекает, вспоминает военную бывальщину, балагурит. Возвращается отяжелевшая, с опухшими ногами, падает в постель замертво. Уймётся амазонка?

 – С галерами, матушка, да за Кронштадтом мы как у Христа за пазухой, – втолковывает светлейший.

 Для защиты потребны галеры. Вот и Остерман твердит ей – бросать вызов западным королям, не имея союзников, – безумие. Швеция для нас потеряна окончательно, простачок Юсси отозван, даже разговаривать не желают с нами. Весь Верховный тайный совет отвергает "морскую прогулку " – план наступления, герцог – и тот не возразил, ума хватило.

 15 мая разведрилось, потеплело резко. Екатерина "гуляла по Неве на яхте и весь невский флот гулял ". Была на спуске галер. "Повседневная записка ", отразившая совместные её хлопоты с князем, добавляет: "повелела на новую батарею в Кронштадте поставить 80 пушек, сняв с кораблей ". Обезоруженные, они обречены летовать на якоре.

 Стало быть – оборона.

 Смирилась царица. Князь утешает – второй Гангут состоится, только не в дальних водах, а в ближних, на подступах к столице.

 – Жди, матушка, пожалуют… Помяни моё слово! Отправил Георг эскадру, это как пить дать!

 Тут и конец супостату.

 19 мая царица приехала к светлейшему, "забавлялась в саду ", в лабиринте, увитом молодой листвой, любовалась статуями, купленными в Италии. В зверинце изволила кормить через решётку шакалов, диких кошек, бычка горбатой породы – посылка персидская.

 20 мая на Галерном дворе случился пожар, скоро потушенный. Ездила туда с князем. Весьма бранила российское небрежение.

 21 мая оба гуляли на яхте.

 В конце месяца оправдалось пророчество – прибыли депеши. Бестужев, посол в Дании, из окна мог видеть – англичане, стоявшие в Копенгагене, снялись, двинулись на восток. Сила немалая – двадцать кораблей, не считая подмоги датской. Шкиперы купецких судов заметили сих гостей недалеко от Риги, дали знать губернатору Репнину.

 Сыны Альбиона побывали на Балтике пять лет назад, хотели помешать Ништадтскому миру – не решились. Что теперь замыслили?

 – Ты, мать моя, у себя дома. Позиция вернейшая… В родном-то доме и кочерга стреляет.

 Смеётся царица. Умеет Александр ободрить, умеет как никто. Карманы набиты конфетами, сладкоежка лезет по-свойски.

 – Поехали, матушка! Бонбоньерки нам припасли.

 29 мая спущено одиннадцать галер, столько же заложено. Больше, больше их надо! Особенно скампавей… Легчайшие, осадка около аршина – им нет препятствий в заливе, а большим кораблям пришельцев – ловушка. Петербург неприступен, – успокаивает Александр, и царица в полной надежде. Образ жизни её неизменен – пированья, домашние и на яхте, на свадьбе у полковника гвардии, на корабле "Святая Екатерина ", в форту Кроншлот, сотрясаемом салютами. Под звон бокалов – доклады военных.

 – Ох, матушка, сопьюсь я с тобой!

 Застолье – делам не помеха, так при царе водилось. В разгар плезиров ворвалось – англичане в Ревеле. Без выстрелов пришвартовались, рядом с купцами; матросы в городе, сидят в кабаках. Адмирал передал письмо от короля Георга.

 Заботясь о безопасности своей и союзников, "о сохранении всеобщей тишины на севере, угрожаемой военными приготовлениями Вашего Величества, признали необходимым отправить сильный флот на Балтийское море с целью предупреждения смуты и препятствия флоту Вашего Величества выходить из гаваней ". Впрочем, король желает царице "явить опыт своей склонности к миру ".

 Екатерина возмутилась, возмутились и члены Тайного совета, которые 31 мая обсудили письмо. Какова наглость! А пушек наших боятся, к Кронштадту не сунулись… Остерман составил ответ.

"Крайне удивлена, получив грамоту Вашего Величества не прежде появления Вашего флота… ", "…отправление эскадры есть средство той злобы, которую некоторые Ваши министры против нас показывают ". "Можете давать любые приказы, но мы не допустим себя воздерживать запрещением ". Впрочем, несмотря на этот враждебный шаг, Россия готова поддерживать с Англией добрые отношения и свободную торговлю.

 – Эй, Александр!

 Всякий день, всякий час он нужен. Кто важнее президента Военной коллегии, фельдмаршала, когда пахнет порохом! Первая неделя июня – сумасшедшая, у себя он почти не ночует. Проверки, смотры, закладка укрепления в Ораниенбауме. А в столице строится флигель Зимнего – государынин новый дом, идёт отделка Кунсткамеры и академической библиотеки – везде изволь поспеть. Горячие дни, звёздные дни Данилыча.

 Дипломаты отмечают:

"При дворе пьют только за здоровье императрицы и князя Меншикова ".

"Меншиков присвоил себе роль главы Тайного совета ".

"Меншиков так честолюбив, а влияние его у царицы и его богатство столь грандиозны, что он, пожалуй, может достичь успеха ".

 Последнее написано в конце июня, светлейший в это время был в дороге. Отряд драгун сопровождал карету, четвёрка лошадей бежала во весь опор. Очень многое зависело от успеха этого путешествия.

 

ПОЕДИНОК

 В тучах жаркой пыли, поднятой колёсами, нёсся княжеский возок, и кощунственный прах оседал на позолоте герба. Но погода в сём краю переменчива, тёплый дождь услужливо смывал налёт ливонской земли; геральдические фигуры блистали вновь – корона княжеская, витязи-щитоносцы, пушечные стволы, знамёна.

 – Ворона, – бормотал Данилыч сквозь зубы, задрёмывая. – Ворона чёрная.

 Бывало, и в глаза говорил, с кривой усмешкой. Толстуха, обжора, с гривой тёмных жирных волос – как ни учешет, всё равно выбиваются патлы. Анна, герцогиня Курляндская, племянница царя. Дочери Петра ласкались к нему, руки целовали, она – никогда. А в гости пожаловать – охотно, без церемоний, знает, где вкусно едят. Начудила недавно…

 Простоволосая, в шлафроке и с ружьём… Палит по брёвнам, которые кто-то потерял на льду Невы. Весь дом перебулгачила спозаранку. Адъютанта заставила заряжать, Данилыч, поднятый с постели, вырвал у неё ружье. Рассказал Царице.

 – Бесится Анна, матушка.

 – Ей мужа надо.

 – С ней Бирон, лошадник этот…

 – Мужа надо, – отрезала самодержица. Звучало как приказ – найти супруга. Российской державе угодно.

 Не находилось.

 Несколько месяцев гостила курляндская вдова в Петербурге. Выпытывали у неё – может, есть женихи на примете? Нету… "Шарахаются, как от той Медузы Горгоны ", – сказала она, смеясь, за обедом Дарье, приканчивая баранью ногу. Уж точно – дикобраз. "Коня я сумею объездить, мужа – не берусь ", – тоже из её речей. В седле ей вольготней, чем на балу. Вся в чёрном и конь под ней чёрный – страхота! Или зуд нападает пострелять. Птиц, собак, деревья, столбы избирала мишенью. Меткостью не уступает гвардейцам, так же и в сквернословии. Облегчение невыразимое доставила отъездом своим весной. И вскоре – письмо из Митавы, письмо ошеломительное. Замуж собралась…

 Слёзно просит князя, почитаемого яко отца родного, ходатайствовать перед императрицей – да изволит одобрить брак с благородным, достойным кавалером. Мориц, сын метресы Августа, короля Польши, курфюста Саксонии… "Он мне не противен ". Ишь, скромница! Огнём горит, небось! Мориц, слыхать, соблазнитель великий. Откуда взялся? Кто сосватал? Данилыч отослал секретаря, попытался обдумать трезво. Баронам жених по вкусу – вот в чём суть. Привели в дом к Анне и, верно, ландтаг созывают, парламент ихний, чтобы возвести этого бродягу на трон. Ускользнёт Курляндия…

 Вмиг ощутил седло под собой, саблю в руке. Остановить, пресечь наглое воровство. Видит Неразлучный… Голосом подтверждает волю свою.

 – Эй, герцог, почём пирожки в Курляндии?

 Со смехом, за чаркой дал деньги – поднести деликатно Августу, получить поддержку. Данилыч со смехом благодарил. Демарш отчаянный, на авось. Не вышло тогда…

 Но милостива судьба, новый шанс подарила. Теперь заручиться приказом царицы – и действовать.

 Екатерина лениво щипала бисквит, кормила двух рыжих щенков, резвившихся на кровати. Медленно вытерла пальцы. Читала письмо медленно, фраза "он мне не противен " рассердила её – лицемерка Анна. Потом, надломив брови, отрезала:

 – Морица нельзя.

 – Того и ждал от тебя. Я, если велишь…

 – А Фердинанд где?

 – Должно, в Данциге. Где ему быть? Поди, дряхлый сильно, оттого и занадобился Мориц.

 Кивнула, разумеет, сколь сложно с Курляндией. Не хватало ещё, чтобы Фердинанд, унаследовавший трон и тотчас отрёкшийся, внезапно вернулся в Митаву. Юрод безумный, вызыватель духов… С него станется.

 – Бароны, матушка, в страхе. Умрёт он – Польша себе закогтит земельку. Как выморочную… Статья есть на сей счёт в трактате каком-то. А бароны вольность берегут, и Мориц, я так сужу, с ними заодно. Сын с отцом, что кошка с собакой. Хорош папаша, пустил мальчишку без гроша по свету.

 – Содом и Гоморра.

 – Истинно, матушка, – отозвался князь, не вдумываясь – Так если повелишь, я мигом. Драгун своих возьму.

 – Драгун?

 – Одному, что ли? Фельдмаршалу эскорт подобает. Да я для престижа только…

 – Ты грубый, Александр. Гр-рубый человек-к. Это не Россия. Остермана пошлю.

 – Больной он, не поедет, матушка! – И Данилыч, похолодев от ужаса, опустился на колени. – Вспомни! Воля государя… Богом заклинаю, позволь исполнить!

 Смягчилась.

 Распили бутылку венгерского – за исполнение желаний. Помог составить ответ Анне: весьма огорчила своим решением. Племяннице Петра негоже венчаться с господином, рождённым незаконно. Честь династии от сего пострадает. Важнее то, что через Морица – пускай он внебрачный и в ссоре с отцом – Август заимеет в Курляндии некий авантаж. Но об этом не с Анной толковать. Верховный совет, созванный на другой же день, рассмотрел казус обстоятельно. Да, вмешаться немедля, отвадить жениха. Кого предложить баронам? Екатерина сказала властно – светлейшего князя Меншикова. В запасе, на худой конец, ещё два кандидат – сын князя-епископа Любекского и любой из принцев Гессен-Гамбургских, состоящих на русской службе. Возражений не было.

 Записано – ехать князю "будто ради смотру полков во осторожность от английской и датской эскадр, обретающихся в Балтийском море ".

 Между тем на Васильевском у хором его заголосил, залязгал сталью, распелся фанфарами, дудками военный лагерь. Драгуны чистили коней, оружие. Начищенные пуговицы, офицерские нагрудные медяшки полыхали свежо, дерзко. Княгиня Дарья зажгла все лампады в доме.

 – Матерь Пречистая, неужто война?! Да куда тебе, старику! Ой, застрелят британцы!

 Варвара насмешничала.

 – Скок да обратно на порог. Вот схватит подагра…

 – Дуры, – ворчал Данилыч, – накаркаете мне…

 Запирался с адъютантом. Дал ему письма к разным лицам, деньги, подарки.

 – У меня нет отца, – говорил Мориц о себе. – Я всем обязан матери и вот этой шпаге.

 Черты Авроры фон Кенигсмарк, знаменитой красавицы, угадывались в нём. Выросший в изгнании, он был приучен к лишениям. Графиня говорила на шести языках, играла на клавесине, публиковала стихи. От неё он унаследовал любовь к музыке, к театру, иногда – на бивуаке – брался за перо.

 Отпрыск Августа, прозванного Сильным и не отличавшегося воинским талантом и храбростью, Мориц эти качества выработал сам. Двенадцати лет он в строю, офицер-практикант, четырнадцатилетним участвовал в штурме Риги, затем сражался в Померании. Начальники хвалили его, но отец был равнодушен, награды обходили юного воина. Озлобленный, он бросил саксонскую армию. Подобно многим обездоленным, предлагал свою шпагу тому, кто склонен купить. Вступил в другую войну – во Фландрии, под знаменем Франции. В первых же стычках был замечен, повышен в чине и… проклят отцом.

 Август бесновался. Сердобольные придворные подливали масла в огонь.

 – Объявить вне закона… Повесить…

 За голову изменника обещана мзда. Удар в спину угрожал Морицу. Он ловок, удачлив – на поле боя и в играх амурных. Людовик XV поручил ему полк мушкетёров, подарил огромный, окружённый парком, угодьями замок Шамбор.

 Он мог бы написать роман о себе – приключения отважных кондотьеров, героев века, читали взахлёб. Нет, из-под пера выходили военные трактаты и наставления. Солдаты любили Морица, спесивые, бездарные вельможи ненавидели.

 – Я скорее пожертвую генералом, чем гренадером, – говорил он в светской гостиной умышленно громко.

 Ему не исполнилось и тридцати, когда он стал маршалом Франции. Клинок запродан, но мысль независима.

"Небольшая кучка богатых и жадных до наслаждений бездельников благоденствует за счёт массы бедняков, которые могут существовать лишь постольку, поскольку обеспечивают господам всё новые наслаждения… Разве с такими нравами римляне покорили весь мир? "

 Вот куда уносит мечта – в античную древность! Отрада Морица – театр. Волшебство Мельпомены оживляет героев былого, саксонец стойко высиживал пятичасовые спектакли, неистово аплодировал. С конфетами, цветами сквозь толпу воздыхателей пробивался к Адриенне Лекуврер – царице парижской сцены.

 Родной дом обрёл Мориц у неё, в квартале Марэ – безалаберном, бессонном, где рядом с философом, композитором проживал шарманщик, фигляр, уличный шансонье. Дочь бедного шляпника рано сдружилась с книгой, читаны и перечитаны повествования Даниэля о Кромвеле, победителе монархии, аббата Верто о Густаве Вазе, который избавил Швецию от захватчиков и принял власть из рук народа.

 Бравый, грубоватый с виду военный духовно сродни этим людям высокого мужества, благородных помыслов. Потому и пленил её… Конечно, он не создан для безмятежного семейного счастья. Да и смеет ли она – актриса – мечтать о брачном союзе с шевалье королевской крови!

 – Я здесь чужой… Отец опозорил меня, но он раскается. Клянусь, я сумею отстоять свою честь.

 Однажды он получил письмо, прочёл несколько раз, потом сжёг и сказал оживлённо:

 – Кому-то я нужен…

 В небольшом немецком герцогстве у него есть друзья. Возможно, от них зависит его будущее. Надо ехать в Варшаву, там назначено секретное свидание.

 Курляндия…

 Некогда процветавшая, она держала многочисленный флот, имела владения в южных морях. Остров Тобаго, богатый пряностями, сахарным тростником… Но случилось несчастье. Нашествие шведов обрушилось на страну, заглохли её гавани, мануфактуры. Подняться ей так и не удалось. Шведов уже нет, но жадные соседи – Россия, Польша, Пруссия – готовы разорвать Курляндию на части. Спасти её должен умный, храбрый правитель, свободный от политических обязательств.

 На карте Адриенна увидела птицу, раскрывшую крылья, – вот-вот взлетит над морской синевой. Странные очертания, казалось, сулили удачу будущему правителю. Её Морицу… Остров Тобаго отыскался в другом полушарии – обломок Южной Америки, вынесенный рекой Ориноко.

 – Привезу тебе обезьянку.

 Она грустно усмехнулась. Утешать незачем. Требуется жертва. Что ж, она готова…

 В те дни театралы ломились на "Беренику ". Восторг и рыдания исторгала из их груди иудейская царица, любящая и самоотверженная. Тит, ставший императором Рима, не вправе жениться на иностранке, долг повелевает влюблённым расстаться.

 По воле случая драма Расина сомкнулась с жизнью артистки. Собственную боль изливала она на сцене.

 

Я буду жить, таков приказ твой и завет.

Прощай и царствуй, друг, нам встречи больше нет!

 

 Из Варшавы он вернулся довольный – курляндцы зовут его. Но расходы, расходы… Надо нанять слуг, обновить гардероб. От именья Шамбор одни убытки. Вор-управляющий выгнан, новый ничуть не лучше. Где раздобыть денег? Адриенна сняла со стены и продала старинный гобелен – подарок богатого покровителя. Ей ничего не жаль для своего обожаемого рыцаря.

 Что уготовано ему? Он пускается во все тяжкие, совершенно один, отец безразличен, пальцем не шевельнёт… Чем ещё она может помочь Морицу?

 Пусть узнают люди…

"Невозможно, – писала она в дневнике, – не испытать предельного возмущения против отца. Его поведение настолько же возмутительно, насколько действия сына заслуживают сочувствия своим благородством посреди всяческих невзгод ".

 За Псковщиной началось завоёванное. Поле, где конники светлейшего настигали шведов, крепость на холме, которую он штурмовал. Ни следа войны… дома под шапками соломы большие, крепкие – не чета русским избам, колосящаяся хлебная нива стелется чистым ковром. Вот – можно же отбиться от чертополоха! Князь смотрел с завистью. Сорок тысяч расквартированного войска кормит Ливония и сама, похоже, не голодает Обеды на станциях жирнее, постели чище, лошади упитаннее, бегут по гладкому, упругому большаку резво.

 И вот Рига – каменное порождение этой ухоженной, хлебной земли, издали глядеть – глыба сплошная, непроницаемая и непокорённая. Война отполыхала и забыта. Отмылась Рига от гари, от крови, от моровой язвы, нигде ни осыпи кирпичной, ни пробоины, ни башни, усечённой снарядом. Позолота на Домской кирхе, пожалуй, богаче прежней, и, фу-ты, как размалёваны гешефты пивоваров, рестораторов, цирюльников, мясников, как зазывают аршинные, крючковатые немецкие буквы… Воля, полная воля торговому человеку.

 Лошади зафыркали, попятились – под самыми мордами прошмыгнул мальчишка в белом фартуке, с батареей кружек на подносе. Ловко сумел пронести. Кружила, мотала улица, обдавая то дымком харчевни, то сладким, ореховым запахом из пекарни, потом, из сумерек каменного лабиринта вывела в ясный день, в тишину. Дальше не сунется Франц или Ганс с пивом своим, свято чтут дистанцию между собой и властью.

 Пушки, штыки часовых. Когда-то латники Ливонского ордена, основатели замка, держали город в страхе, затем шведы и наместники ломали и достраивали, стремясь понадёжней укрыться в донжоне, в каземате, в подземелье, нимало при этом не думая о пропорциях. И получилось уродство, несуразное нагроможденье зданий: тут бастион выступает, там канцелярия торчит углом, либо казарма. Нет, неугоден князю замок, а главное – хозяин его неприятен. Сам-то не выйдет, поди…

 Но оказалось – губернатор Репнин опасно занемог, уже неделя как не встаёт с кровати. Просит навестить. Безусый прапорщик сообщил печальную весть оробело, будто виноватый.

 – Веди к нему! – сказал светлейший резко, ощутив какую-то свою вину.

 Злорадствовать над немощным противником несвойственно Дажлычу, и взирает он на него с искренним состраданием. Коротышка фельдмаршал, исхудавший, жёлтый, лежал на огромной постели по-детски беспомощный, устремив к потолку молящие глаза.

 – Скорей бы… забрал Господь…

 – Что ты! Медицина тут, чай, премудрая.

 Помолчали.

 – Домой бы мне… Напоследок…

 – Так за чем дело стало? Езжай! Хочешь, отпущу сейчас, именем государыни.

 – Поздно уж… Не доеду. Далеко ведь Москва-то… Нет, здесь уж Бог судил… На чужой сторонке.

 – Пошто так? Наша теперь.

 – Да на кой ляд она нам? – И голос больного отвердел. – Зачем мы сюда пришли? Есть Питер, есть Ревель, вот и довольно бы, Александр Данилыч, с лихвой довольно. Своя изба валится, а лезем к соседу, когда у самих, у самих…

 – Странно слышать от тебя, Аникита Иваныч. От старого воина… Это болезнь твоя говорит…

 – У самих-то сколь не пахано, не сеяно, – продолжал Репнин, мотая головой и морщась, будто сгоняя муху.

 – На том свет стоит. Не нами заведено… – Раздражение мешало Данилычу говорить связно. – Да нешто был хоть один век без войны? Кругом зависть… С Курляндией каково, знаешь?

 – Слыхал я… То забота не губернаторская. Офицер твой там… Обскажет тебе…

 Покои, отведённые князю в замке, – окнами на Двину. Три мельницы, шеренгой, словно в Голландии, машут крыльями на том берегу – курляндском. Мачты причала, сочная листва садов, серые пятна крыш.

 Горохов промучил ожиданием два дня. Привыкший сохранять вид бравый, беспечальный при любых обстоятельствах, выпалил почти с торжеством:

 – Саксонца выбрали.

 Положил на стол кошели с ефимками – увы, лишь малая часть потрачена и, верно, зря. Один барон соблазнился, обещал в российских интересах стараться.

 – Государство с полушку, а гонора-то, гонора… Никого не признают над собой. Фердинанд молчит, поляки тоже пока…

 – Зашумят, Горошек… А герцогиня наша? Спит с Морицем?

 – Плоть едина, батя. Как стемнеет, он к ней. Всякий стыд откинули.

 – Таланту, стало быть, отставка?

 – Бирону? Носа не кажет.

 – Разобрало же Анну! Что за сласть в саксонце? Вот оно как с бабами, Горошек. Никогда не знаешь… Говорил ты с ней? Получила она письмо от царицы?

 – Про это не поминала. Я спросил – угодно светлейшей герцогине принять его светлость князя? Нет, говорит, незачем ему беспокоиться, я сама к нему еду. Завтра же… С тем меня и отослала.

 Что ж, добро пожаловать…

 Погода испортилась, всю ночь барабанил дождь. Дороги размыло, шестёрка коней целый день волокла по ухабам, по лужам тяжёлую карету. Данилыч, услышав трубу форейтора, спустился с крыльца и подивился – к чему сей парад? Комья грязи облепили герцогский герб, золочёную сбрую.

 – Гряди, гряди, голубица! Для милого дружка семь вёрст не околица. Верно?

 Шутить не настроена. Сошла, не коснувшись поданной руки, следом выскочили два пажа, два румяных херувима в красных кафтанцах, понесли шлейф.

 – Голодная небось. Битте! Через порок да за пирог…

 – Премного благодарна.

 Скорым шагом прошла в гостиную, села. Тяжёлая неприязнь в лице.

 – Провещись, касатушка!

 Нет, напрасны усилия исторгнуть хотя бы намёк на улыбку. Чужеземная гостья явилась, немецкая герцогиня. Забудь, что нянчил её, малолетнюю, шлёпал по мягкому месту, уча уму-разуму. Что неделями пила и ела у тебя, докучала болтовнёй пьяной, капризами да несносной стрельбой.

 – Я в надежде была на вашу светлость. Писала вам… Видать, обманулась. Милости ждать от вас…

 Голос её дрогнул.

 – Дурости ты от меня хочешь, – отрезал князь. – Я нашей державе не враг.

 – Я, что ли, враждебна?

 – А ты рассуди, кому Курляндию даришь? Законный твой Мориц, незаконный – это пустое… Кровь Августа. Сын ему не дорог, так Курляндия, кусок-то жирный. Неужели толковать тебе надо, пресветлая? Великий государь определил – быть сей земле в империи Российской. Ты не полячка, не немка. Дочь царя Ивана…

 При последних словах Анна надменно вздёрнула голоду, быстрыми, нервными движениями подобрала платье, будто собиралась встать и уйти.

 – Не чаю я… не чаю худого от короля Августа… Он нам завсегда приятен.

 – Приятность в амурах бывает.

 Дёрнулась как от ожога.

 – Кушать изволишь?

 – Утруждать вашу светлость не смею. У меня тут свой кухмистер в Риге.

 – Твоя воля…

 – Хоть в этом вольна. Горек мне твой хлеб.

 – Напрасно. Я зла на тебя не имею. А Морица мы не допустим. Мало ли что выбран… Митава Санкт-Петербургу не указ… Интерес короны нашей…

 – Твой интерес, твой! – выдохнула Анна глухо, с ненавистью.

 И полилось… Известно, куда метит его светлость, всей Митаве известно, да не бывать тому. Трясёт он толстым кошельком, думает – соблазнил, продадут бароны свою вольность. Не купит и не запугает, хоть сто тысяч войска приведёт. Фердинанд своё слово скажет, и другие суверены вступятся, не дадут в обиду Курляндию.

 Решительно встала. Князь проводил до экипажа молча, вернулся к столу, к остывшему фазану.

 – Пропали мы, – сказал он, криво усмехаясь, Горохову – Герцогиня нам войну объявила.

 Однако надо отписать Екатерине. Любопытствует ведь самодержица. Признаться, что поругались? Скажет – худой он дипломат, худое начало миссии. Огорчится царица. Разумнее успокаивать её и вельмож, реляции слать утешительные, дабы не вмешивались.

 Мол, убедил Анну. Согласилась – только светлейший князь сумеет защитить её права на угодья и деревни, если же другой кто сядет на трон, "то она не может знать, ласково ль поступать с ней будет ".

 Горохов под диктовку господина своего записал и тотчас с курьером отправил.

 Проворный Горошек всё припас для выезда – парадная карета князя обновлена, начищена, смазана, из губернаторских лошадей отобрана шестёрка резвых буланых красавцев.

 Глазей, Курляндия!

 Четыре часа с лишком колыхалась за оконцем зелёная равнина. Окроплённая дождём, она празднично искрилась, как только сквозь пелену облаков проливалось солнце. Наконец за гребнем леса поднялся митавский донжон – главная башня замка-крепости, заложенного ещё первыми Кетлерами. Узкие прорези окон в серой, обглоданной временем каменной толще щурились высокомерно. Услышать оттуда музыку в честь своей особы светлейший не чаял. Блеснула река. Часовые на мосту – в шлемах и латах по старой моде – оторопело впустили незваного, неведомого вельможу и сопровождающих – эскадрон драгун.

 Строения города – невысокие, скромнее рижских – подступали к стенам древнего оплота, огибали его. Вползали выше по склону и расступались, давая место обширному парку. Экипаж повернул, покатил по береговому настилу, ветви плакучей ивы хлестнули по верху.

 – Приехали, батя!

 Дом двухэтажный, кирпичный, с садом, снят у купца за немалый куш – скупиться князь не велел, важен престиж. Драгунам отведена казарма. По брачному договору Анны с безвременно почившим Фридрихом Курляндия состоит с Россией в военном союзе – войску, стало быть, доступ свободный.

 Передохнуть бы с дороги, да некогда. Слуги ещё потрошили чемоданы, разносили по покоям вещи, а Данилыч уже расположился в кабинете купца. Повесил икону, парсуны Петра и царицы, взял книгу из шкафа, наудачу раскрыл. Мог не спешить. Горохов ввёл Бестужева – посла России.

 Отвесив поклон – нарочито усердный, как показалось светлейшему, – он скользнул взглядом по книге, и губы его задрожали, сдерживая улыбку. Ловок сорокалетний бонвиван, при разных дворах возрос, извертелся. Неприятен надушённый франт, боярский отродыш. Вся фамилия – завистники, злопыхатели.

 – Садитесь, – сказал князь сухо – Государыня гневается. Скверно тут…

 Потом попенял – прискорбно, что посол не помешал избранию Морица. Урон ведь нанесён державе. Дипломат, печалясь в унисон, клялся – ничего он не мог поделать с баронами, просил отложить ландтаг, чтобы запросить Петербург, – отказались.

 – По высочайшему рескрипту, милостивый государь, вы подчиняетесь мне. Внушите им… Пускай соберутся ещё, пускай наше мнение послушают, без этого я отсюда не уеду…

 Наперво, с наивящим старанием посол должен предлагать его – светлейшего князя. Такова монаршая воля. А второй кандидат, из принцев Гамбургских, – про запас, на самый худой конец. Поначалу и называть-то не след.

 Бестужев внимал прилежно, сплетая пухлые, розовые пальцы с красными ногтями. А внизу, в конторе купца, превращённой в приёмную, где ещё витал дух затхлых гроссбухов, ожидал аудиенции фон Сакен, президент ландтага.

 Высокий, тощий, с маленькой головой, барон поздоровался сдержанно, шевелил сивыми усами хмуро. Примешивая к немецким словам французские, выразил плезир – Курляндия-де польщена визитом знаменитого принца, прославленного шевалье.

 – Но не скрою, радость была бы полной, если бы не воинская сила, сопровождающая вашу светлость. Возникли различные, весьма неприятные толки.

 – Багатель, – бросил князь, офранцузив свою речь. Пустяки, мол, всего-то эскадрон, свита фельдмаршала. И добавил как бы вскользь, но твёрдо:

 – Полк квартирует в Риге.

 – Отрицательное отношение её величества к Мор… к графу Саксонскому нас удивляет. Мы полагали… учитывая альянс России с его отцом…

 Нервным жестом распушил усы, напомнил – граф избран единогласно собранием правомочным, голосовали депутаты всех сорока кирхшпилей, сиречь церковных приходов. Потом руки барона, жёлтые от табака, потянули усы книзу и застыли, – выслушал неподвижно ультиматум грозного гостя. Хорошо, он объявит дворянству волю императрицы.

 – Прошу позволить мне, экселенц. Я сам намерен говорить с депутатами.

 – Отлично. Мы лучше поймём друг друга.

 – Надеюсь, экселенц.

 Усы барона, длинные, холёные, прячут нечто недосказанное. В памяти вдруг возник Мазепа. Раздражение против президента, против упрямых курляндцев возрастало. Да что толковать! Пора от слов перейти к делу.

 – Дорога из ваших кирхшпилей не дальняя. Сколько надо на сборы?

 – Сейчас сенокос в разгаре.

 – Неделя, экселенц! Хватит, я думаю. И хочу, чтобы вы доняли, экселенц, Её Величество своё отношение к господину Морицу не переменит.

 По утрам его светлость просыпался в широкой и мягкой купеческой постели. За окном трепетала листва, солнечные блики бродили по зелёной обивке стены. Зажигались медные буквы на дубовых таблицах, коими густо увешал каморы хозяин, видимо, склонный пофилософствовать. "Родной дом все беды врачует ". Сентенция часто притягивала взгляд. Что правда, то правда.

 С улицы доносилось тарахтенье повозок, пробегал, дуя в рожок, глашатай, выкрикивал новости, приказы бургомистра. Данилыч услышал своё имя, но ничего больше о себе в клокочущей скороговорке уразуметь не смог.

 Иногда в стороне замка раздавались ружейные выстрелы – то Анна предавалась излюбленному занятию, истребляла, бездельница, невинных птах. Однажды русской песней оттуда потешили – женские голоса звенели не больно стройно, но громко, да с визгом и топотом. Сказывал Горохов – Анна привезла челядинок с полсотни, – и банщицы есть, ворожея, шутиха и ещё одна баба, которая по-коровьему мычит, по-овечьи блеет, словом, всем животным подражает бесподобно.

 Бирона след простыл – убрался в свою деревню. О нём князь наслышан – умом недалёк, неотесан, зато первый наездник в герцогстве, токмо в лошадях понимает толк. Ненавидит чёрный цвет, и посему при дворе Анны он под запретом. Нрав у Бирона властный. Имеет жену, которая послушно пребывает в домашнем уединении, он же безотлучно при герцогине. И вот – уничтожен молодым соперником… Почёл за благо удалиться.

 Мориц не попадается на глаза, да князь и не жаждет встречи. Мало что выбран… Невелик персонаж в сей комедии – о чём говорить с ним, что решать? Ну, если напросится… Однако какой смысл? Свататься, что ли, придёт, будто к отцу невесты? Смехота! Или права свои заявлять? Так не коронован ещё и не обвенчан…

 Напросился всё же…

 Светлейший хорошо помнил мальчишку, который гордо носил мундир офицера, саксонского союзника. Хоть и отвергнутый отцом, всё же был на примете у государя и не раз обласкан. Теперь противник… Глянув в зеркало, Данилыч обтянул кафтан, приосанился, вид придал себе неприступный. Жёсткие подбирал слова, дабы осадить наглого претендента. Узнал Морица немедля. Рослый, плечистый вояка, вошёл строевым шагом, взмахивая крупными, длинными руками, улыбнулся открыто, даже беспечно.

 – Никак я не мог вообразить, мой принц, что моя кандидатура неугодна её величеству.

 Сказал легко, подавив смешок, будто речь идёт о происшествии не столь огорчительном, сколь курьёзном.

 – И вы предприняли, господин маршал Франции, дальнюю поездку. Боюсь, напрасно.

 Да, маршал Франции, чужак, появление коего в этой части Европы странно, неуместно. Так следует его величать. Понял, наверно… Но не смутился.

 – Я выбран законно. Остальное в воле Божьей.

 – Есть ещё Фердинанд. Бароны не спросили его. Посудите сами, господин маршал, можно ли ваше избрание считать окончательным!

 – О, нет, конечно Я не так глуп. Как это у вас… Попытка не пытка.

 Выговорил по-русски, с озорством. Улыбка того мальчишки… Проще стало с ним Князь усмехнулся, но смягчиться себе не разрешил.

 – Теряете время здесь.

 – Почему же? Городок неплох, я отдыхаю душой. Провинция, конечно. Мне не хватает театра. Первым долгом, мой принц, я позаботился бы о театре, ибо какое же государство без него. Вообще, очень много, при разумном правлении, можно создать полезного.

 – Увы, майн герр, не все от нас зависит, – молвил князь поучающе, силясь придать сей максиме смысл расширительный. Мориц уловил, отозвался с живостью.

 – От вас очень много, мой принц. В моём деле. Но вы мне не поможете.

 – Не помогу.

 – Да, у вас есть свои расчёты.

 – Есть, майн герр.

 – Ну вот, мы по крайней мере откровенны. Итак, соглашение между нами исключено. Что остаётся? Дуэль, – и Мориц расхохотался. – Восхитительный спектакль, не правда ли? На всю Европу, мой принц.

 – Позвольте, граф, существует другой способ решать споры! Допустим, некая сумма денег, которая возместила бы вам…

 – Вы предлагаете отступного?

 – Подумайте!

 – О, вы готовы потратиться? У вас-то, мой принц, простите, не больше шансов стать герцогом Курляндии.

 – Увидим.

 – Если уж мне Курляндия не суждена Богом, то… действительно, ретироваться с пустыми руками будет досадно. Знаете что? Пусть платит тот, кто выиграет корону! Сто тысяч экю. Много? По-моему, справедливо. Целое герцогство…

 – Давайте без шуток, граф! Я сегодня же вручаю вам деньги, и вы немедленно уезжаете. Согласны?

 – Извините, я не привык отступать так скоро. Игра ведь не окончена.

 – Как вам угодно…

 Утомил навязчивый претендент. Голова разболелась от пустопорожнего препирательства.

 Между тем герцог Фердинанд, гданьский отшельник, нарушил молчание. И ему не угоден Мориц. Предпочёл бы видеть на курляндском престоле племянника ландграфа Гессе-Кассельского.

 – Дальняя родня, – пояснил Бестужев – А из Варшавы агент пишет мне…

 Король Август тайно сочувствует сыну, голоса не подаёт, ибо должен считаться с поляками. Сейм же явно против Морица, выборы считает незаконными.

 – Баронам уже известно. Пришли в замешательство. Паче же боятся вас, ваша светлость.

 Страх причиной или упрямство – собрались не все, лишь шестнадцать седых голов серебрились в ратуше, в косых лучаx солнца. Они скупо проникали сквозь узкие окна, не нарушая прохлады под сводами зала в жаркий июльский день, и некая враждебность, будто струившаяся в воздухе, перехватывала дыхание.

 – Я пригласил вас, господа…

 Рука на эфесе шпаги, твёрдо. Тон взял фельдмаршальский, почти приказной. Её величество поручила заявить – никаких уступок она не сделает, Морица не признает и крайне возмущена тем, что шляхетство здешнее оказывает ему покровительство. Надлежит выдворить сего искателя, учинишь ландтаг и обсудить предложение её величества. Милостивая императрица не иное что преследует, как безопасность и процветание Курляндии. Упрочив союз с Россией, она получит неодолимую защиту.

 – Если я не услышу от вас согласия, господа, значит, вы оказываете противность её величеству Разрываете союз между нами. Вынуждаете меня применить меры чрезвычайные, по силе моих полномочий…

 Фразы, давно выученные, отработанные с парламентариями, с дипломатами. После каждой томящая пауза – фельдмаршал переводил дух, оглядывал сурово сидящих.

 – Грозите нам Сибирью? – Старик фон Сакен приподнялся, багровея, выкрикнул и схватился за сердце.

 – Не имею такого намерения, господа, видит Бог. От вашей политики зависит.

 Поникли седые головы. Фон Сакен тяжело, гулко дышал. Князь заговорил мягче.

 – Наша мудрая государыня… Всей Европе известная ревнительница просвещения… Особливо благосклонна к здешним землям, уважает свято дворянские вольности… Так же и я… Во мне, господа, вы всегда найдёте друга…

 И довольно с них. Теперь удалиться. Не снимая руки со шпаги, выразил надежду на благополучный исход. Коротко, величаво кивнул, прощаясь. Лестное, ласкающее чувство – его боятся. Никто ведь не посмел перебить, кроме президента. Покорны, значит?

 Но нет, к удивлению князя, стоят на своём. Гонора-то набрались! С чего бы это? Может, англичане поощряют, курсирующие в балтийских водах… Бестужев вечером рассказал – от созыва ландтага уклоняются, дворянам объявят только о желании царицы созвать оный. Прежняя резолюция, мол, неизменна. Князю Меншикову герцогом Курляндии быть не можно, ибо он иноверец, а другие кандидаты её величества слишком молоды. Отвергнут и протеже Фердинанда.

 Вцепились же в Морица!

 А казалось, были напуганы… Вот оно как, в тихом-то омуте! Царица в надежде, письма победные приносит ей почта из Митавы. Извещает её нижайший раб и верный слуга, что вразумил баронов, ландтаг назначили. Выходит, обманывал… Ну, отступать поздно.

 Светлейший поздно лёг почивать – рассуждал при плотно закрытых дверях с Гороховым.

 – Подозреваю, гадит мне Бестужев.

 Наперсник того же мнения.

 – Лживый он человек, батя. С Анной любезничает, с саксонцем. . В карты играет с ним. Бароны вокруг вьются. Шептался вчера с одним…

 – Кончать надо, Горошек, кончать. Я завтра отсюда трогаюсь, в Риге буду. Ты здесь нюхай, чем пахнет. Спросят – отвечай: принц, мол, войско формирует, ждите! Драгун подниму, дивизию фон Бока… И так столь канителились!

 – Война, батя?

 – Начнут стрелять, так уж не спустим.

 – Одумаются, чай…

 Развернули карту. Горохов провёл ногтём черту – путь вторжения. Ноготь пересёк зелёный разлив лесов и остановился на прогалине цвета зреющей нивы.

 – Гляди, батя! Тут как раз вотчина фон Сакена… Пшеница-то колосится, чуешь? Привести полк – и битте, экселенц, ваше поле нам для экзерсиса годится. Как начнут солдаты топтать, барон и лапки кверху, капут Курляндии!

 – Дельно, Горошек!

 Восторг и преданность в глазах наперсника. Кто ближе его, не считая домашних? Никто! Одна отрада, одна опора средь злобы и зависти. Поистине единственный есть способ обрести настоящего помощника – это воспитать с детства, точно так, как великий государь взрастил своего камрата.

 – Время, Горошек, время! По-тихому и быстро, главное – быстро, пока не помешали…

 Позволенья просить ни к чему – царица вряд ли благословит. От военной акции остерегала… Угадать бы, что ей Бестужев плетёт… Благоприятства от него быть не может И курляндцы пишут, небось жалуются…

 Что посоветовал бы Неразлучный? Разрубить сей узел! Захватить Курляндию, захватить не мешкая и – рапорт в Петербург. Победителей не казнят.

 Опасения светлейшего подтвердились. Екатерина осведомлена, в Риге он застал её послание.

"Вы их принудили держать новый ландтаг, но мы не знаем, будет ли то к пользе наших интересов, ибо и Польша за то на нас может озлобиться ".

 Рекомендует совещаться с дипломатами – они-де лучше знают состояние дел. Обидно… Последние строки послания убийственны – упадок сил причинили и удушье. Пора ему восвояси… Предпочитает владычица иметь его в Петербурге. "И здесь есть вам не без нужды для советов о некоторых новых и важных делах ". Подсахарила пилюлю…

 Коварный недруг рисуется князю во дворце рядом с Екатериной, макающей кусок бисквита в венгерское. Кто же? Перебирая вельмож, его светлость приходит в пущее расстройство – в груди словно камень. Ответить бы… Курляндия у ног твоих, присягнула русскому герцогу, прими же под скипетр свой сие прибавление к Российской империи!

 Кликнул ведь Горохова, диктовать собрался. Впал в исступление. Спасибо ему – дал успокоительное, уложил в постель. Спас от конфуза…

 Поход со дня на день откладывался. Драгунские лошади оказались вдруг недокормлены, отощали. И виновного не найти – в магазинах иссякли запасы корма. Кавалерии столько, вишь, не ждали… Дивизия фон Бока, рассыпанная по летним квартирам, стягивается лениво, и терпенья уже не стало торопить немца – пыжится, каблуками бьёт, изъявляя покорность, а толку-то… Приказ ему ох как не по душе! Отвратительное бессилие чувствует фельдмаршал. Сдаётся, ноги в трясине вязнут, башмаки пудовые, топь засасывает всё глубже.

 И вот снова щелчок от матушки-царицы. Дивизию фон Бока двигать в Курляндию запрещает.

 Не знает князь, что весь вельможный Петербург озабочен событиями в герцогстве. Остерман огласил жалобу Морица. "Что сказала бы российская императрица, если бы подобным образом вздумали поступить с народом, находящимся под её властью? Состояние Европы таково, что малая искра может произвесть всеобщий пожар. " Вице-канцлер, вершитель иностранной политики, всегда бывший в аккорде с Меншиковым, теперь не находит ему оправдания. Порицают его голштинцы, Верховный тайный совет требует отозвать.

 Обеспокоена и Варшава.

 Светлейший ещё понукал и стращал баронов, гоняя курьеров из Риги в Митаву, когда следующее послание императрицы легло перед ним. Удар сокрушающий нанесла матушка. Не советы, не уговоры и назидания – строжайший приказ.

 Девятнадцатым июля помечен рескрипт – чёрная дата в судьбе князя, поражение едва ли не тяжелейшее. Корона герцога, к которой он, казалось, уже прикоснулся, уже примерял, – неужели она потеряна? Достанется другому… Привиделся Мориц, провожающий его с улыбкой презрения, торжества.

 – Поплачешь у меня, паскуда!

 Горохов мог бы напомнить светлейшему, что шансы саксонца ничтожны, ему скорее всего предстоит фиаско. – И тем самым утишить ярость. Нет, преданный оруженосец воспылал тем же негодованием. Уехать, но сперва отомстить… Вдвоём, наперебой, начали изобретать наказания – изощрённые и неосуществимые. Хоть и незаконный сын, но ведь королевский, союзника Августа…

 – Выведем его на границу, Горошек, и адью, дуй, не оглядывайся! Пинка хорошего бы дать…

 Резиденция Морица – на окраине замкового парка, двухэтажный особняк, обнесённый высокой каменной оградой, – охраняется денно и нощно часовыми. Визиты к невесте претендент совершает пешком или в портшезе, слуг при нём двое, вооружённых пистолетами и шпагами. Если устроить засаду в зарослях, у дороги, навалиться дружно, – опомниться не успеет.

 – Пойди, Горошек, прикинь!

 Парк открыт для всех и редко бывает безлюден. Немцы аккуратны, чертовски аккуратны, нету чащоб, бурелома, негде спрятаться. Зря шатался там адъютант, переодетый бюргером. Тьфу, будто языком вылизано!

 – Шуметь – так на весь кирхшпиль, – решил светлейший. – Запомнит нас Митава.

 Драгуны обучены драться и спешившись, есть и пехота, несколько сот солдат, против саксонца и его наймитов. Сколько их? Человек шестьдесят-семьдесят, не больше. Правда, позиция у них на возвышенности, в зданиях, выгодная. Допустят ли до штурма? Фельдмаршал, распоряжаясь, ворчал досадливо:

 – Белый флаг выкинут, бродяги.

 Но Мориц каким-то образом узнал, что его противник презрел политесы и взялся за оружие. Друзья-бароны помогли, пополнив маленький гарнизон. Светлейшему докладывали об этом, он отмахивался, ибо переставал рассуждать здраво, жил и действовал в лихорадочном, злом, ослепляющем возбуждении. Начал трезветь, лишь когда солдаты его, сунувшиеся к ограде, оказались под шквалом пуль.

 Отступили с потерями. Горохов прибежал, держа продырявленную шляпу. Обомлел, увидев глаза патрона, налитые бешенством.

 – Артиллерию надо…

 Безумным показался князь в тот миг, потому и нашёл Горошек мужество возразить.

 – Батя… А если убьём Морица…

 Дошло не сразу. Перестрелка ещё шла, на крышу сторожки, превращённой в командный пункт, падали ветки, сбитые пулями. Лопаты, сваленные в углу, были весьма кстати. Копать позиции для пушек. Значит, форменная осада.

 – Пропади он пропадом, мать его…

 Однако затяжная военная акция вовсе не входила в план. Ещё менее – гибель саксонца. Князь схватил лопату, сквернословя, крушил ею кирпичный пол.

 – Нельзя здесь копать, батя, не наше тут. Не наша земля…

 Растерянный, оглушённый пальбой и неслыханным потоком ругани, адъютант бормотал, что приходило в голову, пятился от благодетеля, шагнувшего к нему с поднятой лопатой, и вдруг с громадным облегчением услышал:

 – Домой, Горошек!

 Как ни горько было, дал отбой. Спешно похоронили убитых, поместили раненых в лазарет и снялись на другой же день, прочь из проклятой Митавы, скорее прочь!

 Мориц с места не сдвинулся. Своевольство Курляндии по-прежнему чинит беспокойство её соседям.

 Снова заседает польский сейм. В помощь послу Бестужеву в Варшаву отправлен Ягужинский. С ним тяжёлый, окованный железом ларец с червонцами. В списке российских кандидатов Меншикова нет – царица вычеркнула. Вместо него принц Любекский, племянник голштинца. Червонцы тают, не принося эффекта. Паны, стуча каблуками и саблями, отвергают всех претендентов. Конец герцогству! Как только умрёт Фердинанд, Курляндия станет воеводством Речи Посполитой.

 Звали на сейм Морица – на суд, по сути. Не явился, чем ещё более возмутил панов. Вынесли приговор заочно – "считать узурпатором, разбойником, которого каждый вправе безнаказанно умертвить ". Досталось и королю от разгневанных ораторов – двуличен-де, бесчестную ведёт игру, тайно потворствует сыну.

 Две короны у Августа, польскую удержать особенно трудно. Мгновенно сменив милость на опалу, родитель отправил к Морицу эмиссара с наказом – покинуть Курляндию немедленно. Строптивец ответил вежливо, с достоинством.

"Я уже не принадлежу себе и не могу отказаться от данного мною слова. Я был единодушно избран этим знаменитым дворянством… "

 Соперник его посрамлён, бароны восхваляют славного рыцаря, поборника независимости. А светлейший стремительно, ни с кем не простясь, покинул поле своего поражения. В Риге задержался – чёрные флаги, герольды извещали о смерти губернатора Репнина. Можно ли было не отдать последний долг? Потом до Ревеля звучал в ушах похоронный плач оркестра.

 В многобашенном городе эстляндцев другая музыка достигла слуха – дудка боцмана пиликала на английском корабле. Стоит на рейде мирно, орудия зачехлены.

 Три дня провёл князь в своём доме, слушал доклады военных. Жалоб на гостей, хоть и незваных, нет. Пришлось принять королевского вице-адмирала и отдать визит. Словно в тумане промелькнул он, холодновато-учтивый, пропахший диковинным, пряным, щекочущим ноздри табаком. От сего и от пустых политесов чуть не тошнило.

 Наскоро осмотрел крепость, собственную загородную мызу. Остаток пути, мучимый нетерпеньем, одолел за два дня. В Петербурге, не заезжая домой, – прямиком к царице.

 Было шесть часов вечера. Екатерина обедала. К столу звать не изволила, заставила ждать. Гневается… Сидел с видом оскорблённым, на расспросы вельмож отвечал коротко:

 – Палки просят курляндцы.

 Негодует самодержица, – сказали ему. Вчера приехала Анна, слёзно просила за себя и за Морица, а светлейшего честила такой немецкой бранью, которой от женских особ не слыхивали. У Бирона, верно, набралась, на конюшне…

 Что ж, будет ненастье, будет и вёдро. В монаршие покои князь вбежал задыхаясь.

 – Слава те, Господи! – воскликнул он обрадованно – Здорова… Я на крыльях летел, с дороги к тебе прямо, не пивши, не евши… Сорвала меня… Думаю, что приключилось? Всякое ведь в голову лезет, все мы под Богом ходим…

 Екатерина, отяжелевшая после обильных яств, грузно вдавилась в диван, молчала. Презрительная улыбка, чуть тронувшая её губы, исчезла, лицо окаменело. Данилыч понял, что допустил фальшивую ноту.

 – Сорвала меня, – повторил он горестно – Пошто? Мне бы побыть ещё, уладил бы, довольна была бы…

 – Ты грубый человек, Александр.

 Отчеканила резко, отвела взгляд куда-то в сторону, будто к некоему свидетелю.

 – Матушка! Наплели тебе…

 – Грубый, грубый… Это стыд, большой стыд. Я вся красная за тебя.

 – Да полно! Я с баронами по-хорошему. Обещали мне… Бестужев напортил.

 Обязан был стараться за кандидата её величества, так нет –зависть помешала, спесь боярская. Смутил, лукавый, дворян речами, посеял шатость в умах. И Анна тоже…

 – Дивизия Бока готова была. Двинуть бы для внушения… Пошто запретила? Теперь, полагать надо, поляки ворвутся. Ворвутся, матушка, как пить дать.

 – Это я не позволю.

 Приподнялась рывком, затем вдруг обмякла. Данилыч увидел синие жилки, почерк Бахуса, выступившие на щеках. Складки у рта углубились, второй подбородок стал заметнее. Стареет амазонка, удержится ли в седле? Данилыч прекратил атаку, продолжал спокойнее:

 – Я, если кого против шерсти… Твой престиж, матушка, оборонял. Державы нашей…

 – Герцог Курляндии…

 Смерила взором, брови насмешливо надломились. Протянула руку, поманила нечто без слов. Лакомство своё… Серебряная корзинка с конфетами мерцала на поставце у стены, Данилыч вскочил, подал.

 – Репнин приказал долго жить. Слыхала? Рига твоя без тебя скучает. Я упредил – её величество непременно хочет быть. Ликуют старосты, уж закатят тебе бал-фейерверк. И Ревель глаза проглядел – что же не едет её величество, забыла свой Катриненталь! А цветов там, а сад-то вымахал… Насчёт англичан не тревожься, шалостей нет, смирные. Пил я с ними за твоё здравие. Ну, коли нагадят, проучим. Пушек на берегу добавлено, войска хватит.

 – Ах, Катриненталь!

 Унеслась в прошлое. Пётр был ласков, весел, сажал в её честь деревья, катал под парусом. Счастливые были дни. Весьма кстати сообразил Данилыч напомнить. Просветлела лицом и на прощанье, дозволив руку поцеловать, обнадёжила:

 – Добудем Курляндию.

"Мне стало известно, что Ваша Светлость 30 июля возвратились из Митавы, и я спешу… "

 Кавалер Лини, таинственный доброхот. Всё выстерегает заговорщиков, если верить ему… Всё сулит привезти в Петербург и выдать на расправу. Деньги, конечно, истратил, на дорогу нет ни гроша. Старая песня…

 Ещё письмо из Брюсселя, от банкира Стефано. Спрашивает, как быть с кавалером, помогать ли ему впредь. Волков – обер-секретарь светлейшего – близоруко тычет носом в бумагу, утробно ворчит:

 – Мошенник он, батюшка.

 – В прорву сыплем, Волчок.

 Отказать, коли так, и дело с концом. Почему же не хватает духу? Уже год как кормит ловкач обещаньями. Нашёл благодетеля… На диво медлительны злодеи, нанятые убить царицу. Наверняка враньё… Однако странную власть возымел лукавец. Жаль его, что ли? Чем-то привлекает как будто… Про Митаву разнюхал – вот ведь диво. Неужто в газетах расписано? Выведал, может, у моряков… Князь поёжился, обнаружив столь пристальное за собой наблюдение, потом хохотнул смущённо.

 – Расход не ахти, Волчок. В Писании сказано – дающему воздастся стократ. Так ведь?

 Ответить банкиру – пусть уделит несколько сот злотых. Безделица – из сотен тысяч, поступающих ежегодно за проданное сало, кожи, коноплю, лён, зерно. Выдавать кавалеру на пропитание, не слишком обильно, порциями. И сообщать о нём.

 Имени настоящего и то ведь не знаем. Точно ли итальянец? Какого же роду-племени, имеет ли поместье? Скрытен псевдоним, на расспросы Стефано отвечал уклончиво, шутками. Адрес три раза сменил. Хозяева квартир одно твердят – обитал господин Лини, католик, исправно посещал мессу. Жаловался на высокую плату, нашёл, надо думать, пристанище более дешёвое. Существенно в донесениях Стефано, пожалуй, одно:

"Шевалье весьма комильфо, исключительно хорошо воспитанный и образованный, владеет разными языками, по-видимому, изрядно путешествовал, поразил меня множеством всяких сведений об иноземных дворах ".

 Много ли таких в России?

 

 ЭЛИКСИР ВЕНСКИЙ

  Варвара, заметив перемену в настроении Данилыча, пошутила – эликсиру какого, что ли, глотнул? Гложущая боль курляндского афронта, донимающая почитай с месяц, видно, утихла.

 – Эликсир, – отозвался он. – Венский, милая…

 – Крепок, знать…

 – Правда твоя… Нам он в самый раз. А кто-то и поперхнётся.

 – Подписали?

 – А, догадалась, воструха!

 Ждали в княжеском доме, как праздника… Договор с цесарем о дружбе, о взаимной военной помощи учинён. Конец сомнениям, колебаниям. Размежевалась Европа, да так, что поубавится дерзости у короля Георга. Правда, Швецию он переманил, но зато Пруссия, склонявшаяся было к нему, одумалась. Союзницей нашей оказалась Испания, из-за её вражды к французам.

 Дарья крестилась.

 – На турка опять… Страх лютый!

 – Турок в Персии увяз, вроде нас… Цесарь на запад смотрит. А войны все одно не миновать.

 Домочадцам, адъютантам, солдатам караульной роты втолковывал важность события. Даже флаги вывесил по всему бургу, и некоторые вельможи его примеру последовали. Вместе с Остерманом утихомирили Екатерину – она опасалась подвохов с австрийской стороны.

 – Это союз естественный, – цедил немец, – понеже другого алеата против морских держав нет.

 Главная опора – цесарь, главный противник – Англия. Убеждение покойного государя, которое вице-канцлер развивает. Он закончил трактат "Генеральное состояние дел и интересов всероссийских " и теперь, прикрыв дрожащие веки, читает сентенции оттуда гласом пророческим.

 – Через цесаря и Польшу расположить к нам можно. Дабы не раздражать её. Курляндию пока не трогать.

 Царицу беспокоит усиление старой знати, друзей царевича. Вслух не скажет, но Данилыч чует скрытое.

 – Мы все, слуги твои, ныне вокруг тебя в единодушии. Как супруг твой заповедал…

 Титул императрицы Веной признан, голштинца поддерживают – Рабутин заверил. Розовый толстячок шариком носится по дворцу, обнимает старых знакомцев, бойко лопочет по-русски.

 – Счастлив, счастлив, скучал без вас…

 Он давно на австрийской службе, граф Рабутин, французского корня. Захлёбывается, расхваливая Петербург, слюнки пускает, рассуждая о русской кухне. Запомнил – у Голицына восхитителен был киевский борщ, у Ягужинского осетрина на вертеле, у Меншикова кулебяка. Но не забыл и вкусы, прихоти угощавших. Князь получил серебро – дюжину подсвечников фигурных, весом более пуда.

 Свечи вставили, зажгли в присутствии посла – знаменитая кулебяка, озарённая ими, лоснилась маслено, румянилась, благоухала. Рабутин добрых четверть часа пел ей дифирамбы.

 – Бесподобно! Пища богов, амброзия! Позвольте, я пришлю к вам своего лентяя повара!

 Согласие двух империй должно, по мнению бонвивана, обогатить меню. Прежде всего! Но чем отплатить русским? Венгерский гуляш, пожалуй, слишком заборист. Впрочем, здешние кулинары повально подражают французским. И не всегда удачно.

 – Людовик соблазнял нас, – сказал князь. – Не только яствами. Мне стоило громадных усилий…

 – Оставайтесь русскими, умоляю! Ваша стерлядь… Божественно тает во рту. О, Волга, Волга!

 Отлично, будет ему и стерлядь… Когда же умолкнет чревоугодник и заговорит дипломат? Лишь в Ореховой, за кофе, он сказал, поглаживая живот:

 – Его императорское величество чрезвычайно ценит ваши усилия, мой принц. Вы так искусно уберегли Россию от неосторожного шага… Курс на Людовика был бы трагической ошибкой. Ваш ум, ваша рука на руле правления…

 – Вы льстите мне, экселенц.

 – Нисколько, нисколько.

 – Я был счастлив внести лепту, – произнёс князь, потупившись. – Мне дорого, – тут голос его задрожал, – мне бесконечно дорого слышать от вашего великого монарха, моего благодетеля… Не сомневайтесь, что я и впредь…

 Волнение не дало ему закончить.

 – Его императорское величество ищет способ доставить вам приятность. Он сожалеет, что не мог помочь вам в Курляндии.

 – О, экселенц!

 Воистину поднёс эликсира. Данилыч подался вперёд, едва не опрокинув чашку. Он облобызал бы посла, если бы посмел.

 – Потрясён, – промолвил он сдавленно. – Потрясён милостью его величества.

 Земля… Нет дара желаннее! Ковром раскинулась зелёная равнина, покорно легла под ноги. Тучные нивы, добротные сельские дома в оправе садов, баронский замок на взгорке – картина, запавшая в память ещё в Курляндии и с тех пор неотвязная. Да ну её! Свет клином сошёлся, что ли? Цесарь отыщет для него землю, раз такое намерение есть. Выморочную, конфискованную – не всё ли равно… Конечно, неспроста сей великодушный жест, с расчётом на благодарность. Не токмо словесную…

 – Заверьте его величество… Я всегда и премного обязан… Святой долг союзника.

 Рабутин, запив кофе ликёром, откинулся в кресле, начал посапывать. Князь смотрел с торжеством на обмякшее тело. Будет ему кулебяка. Будет стерлядь, расстегаи с рыбой, всё будет. Хоть каждый день.

 Где же эта вожделенная, предназначенная земля, изобильная земными плодами, омытая морем или судоходной рекой пронизанная, земля, которую не стыдно назвать своим герцогством, княжеством, королевством? Римская империя с начала века расширилась грозно – захватила Милан, Неаполь, Сардинию, выдвинулась к Северному морю, к Рейну. Дальние пажити, однако, не влекут, чем ближе к дому владение, тем сподручнее.

 Рабутин согласен – лучше… Так где же, где же? Посол мялся, просил потерпеть – задача не из лёгких, его величество думает, предполагает… От обеда к обеду откровеннее делался гурман. Наконец, разомлев от сытости – кулебяка была с трёхслойной начинкой, мясо, яйца, рис, – уступил.

 – Есть графство… Хозяйка его под замком, до конца дней своих. Графиня фон Козель. Слыхали?

 История давняя, нашумевшая. Метреса короля Августа, красавица, интриганка, вздумала на беду свою вмешаться в политику. За урон, нанесённый державе, за оскорбление чести монарха заперта в крепости навечно. Что же с вотчиной? Поди, отошла в казну?

 – Совершенно верно, мой принц. Августа мы уговорим.

 – Боюсь, не просто…

 – Ах, полноте, императору он не откажет! Потребуется время, конечно. Процедура, бумаги…

 Земля от короля, титул – от Карла. Улита едет… Из короба, накрытого персидским ковром, князь вынул карту. В Силезии, к востоку от Лейпцига, рядом с Польшей отыскался Козел, городок незначительный, именье с полушку, река чахлая, сотни вёрст ей бежать до Балтики. Ладно, какое ни есть графство, а коль превратится в герцогство… Дарёному коню в зубы не смотрят. Мысли эти отразились на лице князя весьма зримо, и дипломат почёл долгом сказать:

 – Если вам повезёт в Курляндии, мой принц… Ради Бога! Его величество сердечно вас поздравит.

 Светлейший благодарил, наливая разомлевшему гостю квасу. Медовый, с лимоном и полудюжиной специй, ни у кого нет столь духовитого, столь освежающего. Признался – известия из Митавы он получает. Есть там люди… Казус сложный, понеже польский интерес присутствует. И Мориц не отрёкся, уехал набирать войско. Ну, его-то паны вышибут.

 – О, чуть не забыл, – и Рабутин схватился за голову. – Император мне, однажды… Странно, принц Меншиков ни разу не предложил себя сейму. Польша приобрела бы отличного короля.

 Врёт, поди… Вишь, случайно вспомнил. Может, и слетело с императорских уст, с лаской либо с издёвкой. Неужто прямой совет? Впрочем, что ему стоит!

 – Отличный монарх, – повторил посол смачно, жуя лимонную корку.

 Одно несомненно – принц Меншиков ныне в цене. Оно и понятно. Поручено дипломату всячески задобрить принца, первого вельможу у трона, президента Военной коллегии, главу всех ратных российских сил. В них-то первая надобность цесарю.

 Больших кампаний цесарь не замышляет, впору пока сохранить завоёванное. Однако войско, обозначенное в секретном пункте договора, изволь снарядить немедленно – тридцать тысяч, для отправки на западную границу.

 В доме Рабутина, за острой венгерской едой, разговор об этом подробный. Экспедиционный корпус нужен вместе с артиллерией, которая, как известно, в России выше всяких похвал. Солдат – наилучших – ростом и выучкой.

 – Вашему же престижу послужат, мой принц.

 Кусок гуляша – что уголь, отдуваются оба, гасят токайским. Какова еда, таков и народ, – сколько дали жару цесарю, сколько лет бунтовали! Сейчас вроде притихли. Куда же нацелена русская подмога? Вопрос не праздный.

 – Есть прожект, – рассуждает посол, – рейнской армии придать ваш корпус. Ситуация там… Случается ведь, пушки сами начинают стрелять. Покамест мы в дефензиве, но чтобы предупредить конфликт… Показать французам кулак не лишне.

 Прищурился, помахал пухлой ручкой, отгоняя перечный дух, и прибавил, что принц такой маршрут, вероятно, одобрит.

 К чему скрывать, знает Вена, о чём мечтал государь – обезвредив Францию, изолировать Англию, прегордую владычицу морей. Противника главного.

 – Мы тоже пока в дефензиве, экселенц, – вздохнул князь. – Но… Будь я помоложе, сам повёл бы войско к Рейну. Увы! После пятидесяти возраст старческий. Дома сидеть…

 – Э, бросьте! Мы ещё увидим вас на белом коне.

 Ужели свершится? Даст ли Бог дожить? Рейн, а там далеко ли? В Версаль на белом коне… Неразлучный в последние годы чаще обращал взоры на юг, Индия манила его, блистающая алмазами. С этой задумкой в Персию шёл. Смеялся, бывало, – добудем тебе, Алексашка, ханство. Правда, обрезать тебя придётся. Не хочешь? Нет, уж коли суждено снова в седло полководца, так Европу топтать. В Европе желанная земля, в Европе!

 – На виноградниках Токая, – говорил дипломат, подняв золотистое вино к свету, – урожай снимают в октябре. Сок начинает бродить в ягоде.

 О делах, кажется, довольно…

 – Выпьем, мой принц, за наследника нашего престола, за Петра Второго!

 – Всей душой, экселенц!

 В упор смотрит Рабутин, изучающе.

 – Как здоровье его?

 – Прекрасное, слава Богу!

 Натурально – императора заботит благополучие племянника, успехи в науках, безопасность от козней, кои могут пресечь ему путь к трону, порушить родство двух династий – Габсбургов и Романовых.

 – Цыплят по осени считают Так же и денежки в казне, и какие ни есть доходы. Охо-хо!

 Голицын покачивает головой, шепчет, сидя в консилии, изредка улыбается про себя, чаще горюет. Знаток экономики, коммерции мысленно погружён в цифирь. Худое состояние финансов империи – забота тайных советников.

 Минули наконец неурожайные годы, подряд донимавшие и без того разорённую страну. Хлеба уродились неплохо. Но обнищавший мужик в долгу, подушные недоплачены. Миллион с лишним надлежит взыскать, чтобы свести баланс. Деревни опустели, кто ушёл на Дон, кто в башкиры – и назад не вернулся. Беглые похаживают в воровских шайках, нищенствуют, а то укрываются у других помещиков, нигде не записанные, сборщикам неведомые. Оттого горше становится оставшимся дома – вноси за выбывших, вноси и за умерших, за рекрутов. С иного мужика берут не семь гривен, а вдвое и втрое.

 – Таких горемык, почитай, десятая часть, – сетовал боярин. – Ох, круто обошёлся Пётр Алексеевич с крестьянами!

 Единовластием царя введена подушная подать, и тайные советники ставят её под сомнение. Дескать, драть с землепашца, кормильца начали больше, чем прежде. Упразднить – предлагают некоторые.

 – Слушайт, битте! – провещился вдруг голштинец, растолкав задремавшего переводчика. – Брать, как обыкли в Европе, с дохода. Значит, с тех, кто работать способен. Стариков и ребят, значит, выключить.

 Сие смутило вельмож. Как его исчислишь – доход? Денег в сельском обиходе мало. С купца подоходный налог – другое дело… Нет, Россия к такой реформе не готова, ошибся королевское высочество. Но замены подушной раскладке Совет не нашёл. Тогда понизить оную подать?

 – Не время, господа, – подаёт голос светлейший. – Об армии надо подумать. Бедствует армия, господа. Мужик обнищал, не спорю, так ведь учил нас великий государь, указывал нам, где зло наивящее.

 В ноябре на Совете оглашён прожект, подписанный Меншиковым, Остерманом и Макаровым.

"Теперь над крестьянами десять и больше командиров находится, вместо того, что прежде был один, а именно из воинских, начав от солдата до штаба и до генералитета, а из гражданских – от фискалов, комиссаров, вальдмейстеров и прочих до воевод, из которых иные не пастырями, но волками, в стадо ворвавшимися, именоваться могут… "

 Лютые хищники – так и царь клеймил ораву сборщиков, выколачивающих налог. Сократить её, обуздать звериную алчность, – и воспрянет пахарь, куда легче будет внести семь гривен с души. Воинские команды из деревень неукоснительно убирать, размещая в городах.

 Голицын поддержал первый.

 – Этак-то вернее, чай, – кивал он и щурил близорукие глаза.

 Скостить если, ну, десять копеек, двадцать, толк невелик, что сбережёт убогий, чиновные отымут Волки, истинное слово.

 – Расплодилось же чернильной братии.

 – Контор поубавить бы…

 – Да и коллегии лишние есть.

 – Сосут казну, сосут, – встрепенулся Пётр Толстой. – Что пиявки… Воли много коллегиям, а спросу с них нет никакого.

 Прожект был принят с дополнениями. Назначить ревизию, штаты во всех канцеляриях – столичных и губернских – урезать, коллегию Мануфактурную распустить. Дабы оздоровить финансы и дать больше свободы купечеству, на чём с пачкой цифири в руке настаивал Голицын. Налог с торгующих пересмотреть, охочих затевать фабрики, прииски поддерживать. За границу вывозить не только сырьё, но изделия ремесла, поощрять морскую коммерцию через Архангельск.

 Консилия затянулась, пали сумерки, когда князь вошёл к царице доложить об удаче. Вид имел победителя, однако утомлённого.

 – Уломал бояр, матушка.

 Сочинил жестокие распри, будто бы возникшие. Некоторые-де вельможи покушались убавить офицерам жалованье, гвардию пытались ущемить. Голос такой, правда, был единичный. Похвалил себя Данилыч – не позволил он ни обобрать армию, ни сократить. Недоумкам напомнил трактат с цесарем – статьи военные.

 – Есть же смутьяны… Толстой вопит – айда проверять все питерские конторы! Чую, в мой огород камешек. Однако записали решение. Посуди, матушка, это же тысячу фискалов нужно, да на год канители. Проедят сколько…

 Екатерина лежала в постели, закутанная, глотала лекарства. Недавно столицу постигло наводнение, волны штурмовали дворец, побили окна. Разбуженная среди ночи, царица ступила в лужу, озябла. Приключилась горячка. Слушая князя, безвольно соглашалась.

 Матушка, дай Бог ей здоровья и долголетия, ревизию высочайше отклонила.

 – Потерпите, мой друг, – говорит Рабутин. – Король Август отдаёт вам Козел. Ещё кое-какие формальности…

 А кто там знает Меншикова? Князя Меншикова, полководца Меншикова, губернатора Меншикова, воздвигавшего Петербург, царского камрата. Имя-то шляхта слыхала, поди, а что кроме? Вранья, небось, больше, чем правды, добрая-то слава лежит, дурная бежит…

 Пятьсот ефимков запросил старший Левенвольде, деньги немалые, но работа стоит того. Два месяца корпел, очень кстати сейчас сей опус.

 Крупно, благолепно выведено заглавие – "Заслуги и подвиги Его Высококняжеской Светлости "… Начало филозофическое, что ныне модно и престижу способствует.

"Не только священная и всемирная история свидетельствует с незапамятных времён, то и самое течение природы, равно как и каждодневный опыт научают нас, что на земном шаре всё подвержено изменению, что в мире нет ничего постоянного… "

 Древний род Меншиковых, некогда славный, оказался в упадке и пребывает в безвестности, покуда судьба не подарила миру Александра.

"Великий законодатель иудеев был найдёнышем, покинутым матерью в диких камышах Нила. Император Юстин в молодости пас свиней и волов и не мечтал, что его пастушеская палка превратится в скипетр ".

 Так и Александр…

 Он явно приравнен к сим персонам – смелость, дозволенная в панегирике. Многочисленные его свершения запечатлены на скрижалях истории. Читающему заметно – автор опуса, излагая биографию князя, царя отодвигает в тень.

 В мае 1703 года в устье Невы Меншиков "при личном в том участии Его Величества взял на абордаж два шведских фрегата ". В том же месяце "положил основание крепости о шести бастионах ". В год Полтавы летом не кто иной, как Меншиков прозорливо настоял, чтобы царь вернулся из Воронежа в армию, а перед битвой "объехал все полки и одушевил их выразительной и пламенной речью ".

"… геройское мужество, бдительность, предупредительность и отвага князя много содействовали одержанию победы ".

 В следующем году под Ригой проверил готовность к осаде, а шведскому коменданту Стрембергу великодушно "послал сена и дичи, о чём сей последний просил ".

 Добрый к иностранцам, даже к противникам, светлейший упросил царя допустить знатных шведских пленных в Петербург, "дабы приняли участие в торжествах и таким образом смогли увидеть новопостроенный город ".

 Столица России – в значительной мере детище Меншикова. Ему было поручено управление работами и верховный надзор. "Князь одарён большой охотой и талантом к архитектуре гражданской и военной, равно как и к математическим и механическим наукам, и давно уже доказал свой вкус в сооружении и украшении дворцов и больших зданий ". Английское королевское общество приняло его в члены и прислало в 1714 году диплом.

 Год счастливый особо – родился сын Александр, "отрасль мощного Александра ", от брака законного, заключённого в 1706 году в Киеве, – сообщает панегирик. Созвездия сулят ему счастье, "дриады и резвые фавны, забыв стужу и пробегая по снегу, повсюду издают радостные восклицания ", младенец же, окружённый ими, плачет, боясь, "что после отца некого будет побеждать ".

 Но этого мало показалось автору, он риторически обращается к наследнику имперского князя. "Расти, мужай, дитя, для великолепных подвигов! Иди по следам твоего родителя, тебе не найти лучшего примера! Твой отец удержит тебя от расслабляющей праздности и бездеятельной дремоты. Суетная гордость, роскошь и прочие низкие страсти не овладеют тобою ".

 Дворец великолепный, богат, соответствует рангу хозяина. У него на службе "камергеры, гофмаршалы, камер-юнкеры, гоф-юнкеры, канцлер, шталмейстер, капельмейстер… ". Плата каждому справедливая, "в соответствии с его трудом ". Большой штат необходим, так как князь во время отлучек царя самостоятельно управлял Россией, а после смерти монарха пользуется тем же доверием со стороны её величества императрицы Екатерины. Стараниями Меншикова развиваются торговля и промыслы, Балтийское море соединяется каналами с Каспийским, Петербург становится излюбленной обителью муз.

 Иностранцы, военные и цивильные, живущие в России, не имеют причины жаловаться на князя – ведь он первый их покровитель.

 Горохов, читающий писание вслух, кряхтел и ахал – ух, закручено, подлинно пиетический дар прорезался у Левенвольде! Итог подвёл кратко:

 – Склюют немцы, батя.

 Мёду изрядно положено. Не лишку ли? Приторность отвращает… Сомнение шевельнулось и заглохло. Перед глазами – дриады и фавны, бегущие к колыбели младенца. Пухлые щёчки новорождённого Сашки… Картинно сочинено, прав Горошек, склюют. Кабы с российского пера изливалось, а тут свой же пишет… Впитывал светлейший сладость, велеречивую, просвещённую патоку, наполнялся ею.

 Прочитала опус Варвара. Мифические девы, бегущие по снегу, её позабавили.

 – Обморозились, бедные… За что же он их – Левенвольде? Босиком к нам, зимой, ай-ай-ай! А вот это негоже, слышь-ка! Князь побеждал оружием его величества. Оружием только? А голова, значит, везде твоя, бесценная?

 – Пиит ведь, – заступился Данилыч – Приврал малость. Слог пиетический

 – Убери! – потребовала Варвара и зачеркнула фразу ногтём. – Словоблуд он паршивый, а тебе и любо.

 – А что ты хочешь, госпожа моя? – фыркнул князь. – Он складно сочиняет. Приврать не грех. Политика без вранья не бывает.

 Неразлучный, взирающий с небес, понимает камрата своего и прощает. Опус же положить в архив, приберечь – в ожидании закордонной землицы.

 Приплыл из Гамбурга купец, привёз заморские галантные товары. Волконская проведала, кинулась в лавку Бинемана. И зря… Куплен уже тонкий турецкий шёлк, куплен его светлостью. Повадился визитировать корабли, прибывающие в порт, да выбирать что приглянется – ему, губернатору, вишь, дозволено. Ушла вельможная госпожа ни с чем, огласив лавку поносными в адрес Меншикова словесами.

 У князя и там есть уши. Добро бы один этот казус. Известно ведь, молодцы Горохова в том удостоверились, – Волконская мало что сама злобой пышет, она ещё и других настраивает. Дом её на Городовом острове – вертеп ненавистников.

 Живёт княгиня на полной свободе, не вдова и не мужняя жена, понеже супруг её был взят герцогиней Анной в Курляндию и там числится камергером, а по сути, в силу слабоумия своего, служит шутом.

 Ещё в Москве девчонкой рвалась из терема, дерзила отцу, изводила святош-приживалок. Плевались, когда она, первая из боярышень, надела европейское, оголила грудь, пустилась танцевать. Уже за сорок ей, но ещё пригожа, кавалеров привечает, кажет пример дочерям, отбивая коленца полонеза и английского, а то и по-русски пройдёт павушкой-лебёдушкой, на загляденье старцам. Дом княгини приветливый, хлебосольный, отменно готовят холодцы, пироги, а по рецепту парижскому паштеты, в кофе добавляют корицу, гвоздику, пьют, заедая изделиями кондитера, выписанного из Вены.

 Принимает Волконская с разбором. Ассамблеи, заведённые Петром, заглохли – зазорно же якшаться с купчишкой, с корабельным мастером, с любым шкипером, бросившим якорь в гавани. Избавились именитые от сей повинности. Шляхтич, коли захудалый да без протекции, – тоже ступай мимо! Волконская же строга особенно.

 Пьяниц, сквернословов не терпит. Пример взяла с парижских салонов, где хозяйки покоряют компанию деликатным обхождением, умом и начитанностью. Назубок выучила книгу мадемуазель де Гурнэ "О равенстве мужчин и женщин " и черпает оттуда премудрость, проповедует гневно.

 – Все права у них, у нас только обязанности. Мы должны раболепствовать, притворяться дурами. Одна половина рода человеческого нагло помыкает другой.

 Сборы по четвергам. Дворецкий пристально разглядывает посетителя, прежде чем отвесит поклон, хотя обыкновенно кроме завсегдатаев ждать некого. А это господа в чинах не самых больших, приверженные царевичу и чающие с его восшествием всяческих выгод.

 Семён Маврин состоит при наследнике воспитателем, внедряет в ленивую голову отрока гишторию. Без успеха испрашивает звание камергера, винит Меншикова и царицу. Пашков – советник Военной коллегии и тоже мнит, что обойдён чином. Гложут обиды сенатора Нелединского, кабинет-секретаря Черкасова, один только арап Абрам, фаворит хозяйки, равнодушен к чинам, лёгкий у него нрав, весёлый, беспечный.

 Сей арап, купленный в Стамбуле, был у Петра мальчиком при дверях, затем секретарём – лучше всех разбирал поспешные заметки царя и переносил с грифельной доски на бумагу. Провёл десять лет в походах при штаб-квартире. Посланный за границу, окончил во Франции артиллерийскую школу, воевал в войсках короля. В Россию вернулся лишь в прошлом году в чине капитана, с четырьмя сотнями книг в багаже, и тотчас был отправлен в Ригу, где достраивал крепость и завершал многолетний труд "Геометрия и фортификация ".

 Красивый чёткий почерк, множество чертежей – Екатерина милостиво приняла двухтомный дар. Определила арапа к царевичу – преподавать математику, говорить с ним по-французски. Занадобился Абрам и некоторым вельможным фамилиям – хоть и чёрен до ужаса, но полезен ведь. А в Париже, сказывают, обожала его одна маркиза…

 Звали арапа гувернёром, за деньги. Волконская же пустила в ход женские чары: нечто дьявольски притягательное нашла она в арапе – некрасивом, с толстыми губами. Дочери вначале пугались, не сразу привыкли к свирепому виду ментора. Ныне Абрам – свой человек в семье, помощник и по хозяйству, двери для него открыты в любой час.

 Сегодня он с ног сбился – гоняет его хозяйка, днём на людях она сурова с ним, амуры прячет. Ступай, Абрам, в погреб, в кладовые, выбери вина, сыр и прочие заедки, сообрази, чтоб одно с другим в марьяже было, чтоб комильфо. Пожаловать должен брат княгини Михаиле Бестужев, дипломат, с новостями.

 Просил извинить, запоздает. Но гостям скучать не дозволено – у хозяйки в запасе умственный экзерсис.

 – Господа, господа, кто ответит?

 Она прикрывает карие с поволокой глаза, будто собирается с мыслями, арап же торжественно бьёт в гонг, требуя тишины.

 – Что сказать о нынешнем веке? Как назовём его? Мудрейшие спорят, попробуем и мы…

 – Злой век.

 – Беспощадный.

 – Век лукавства всякого…

 – Ох, господа, – и хозяйка покачала головой скорбно. – Баналитэ.

 Кричали бойкие, спешившие угодить ей. Рассаживались в гостиной, обитой заморским розовым штофом, двигали венские кресла на гнутых ножках, отбивались от резвых, игривых собачек, поднявших неистовый лай.

 Маврин благостно улыбался, его округлое лицо лоснилось, словно смазанное маслом. Раздумывал, шепча что-то про себя, голос подал в защиту века. Россия вступает в пору просвещения, чему следует радоваться.

 Желчный Черкасов слушал, саркастически усмехаясь. Похвалу редко исторгают его уста, время нынешнее досаждает всечасно. Где почтение детей к родителям, низших к высшим? Дерзость в народе, опасная дерзость.

 Последнее слово – хозяйке.

 – Я бы иначе сказала, господа. Век претензий…

 Ответ вычитан, как и вопрос, – на то и есть наставления. Для светского обихода, для подобающих в благородной компании бесед. Выпрямив пышный стан, продолжала:

 – Стыда вовсе нет. Разве было когда столько узурпаторов. Во всей Европе деется… Из подлых – министры, всякими неправдами пролезли… А у нас? Государь, царство ему небесное, посеял соблазн, смутил подлых. Прежде каждый своё место знал. Вот и вышло – из грязи да в князи.

 – Истинно, матушка.

 – Сатрап на нашей шее.

 Любую взять тему, указанную Парижем – "Об идеальном монархе ", "Об идеальном советнике монарха ", "О свойствах истинного шевалье ", – мишенью критических стрел, вместилищем зла в итоге окажется Меншиков. Уповают на Петра Второго, при нём-то наверняка конец пирожнику.

 Куда делся Лини?

 Агенты Меншикова напрасно искали его в Брюсселе: на квартире не застали, соседи сказали – съехал. Писем от него нет. Деньги в сентябре получил, выразил благодарность высокому покровителю, и умолк.

 В декабре разъяснилось.

"Правительство здешнее, – пишет Стефано, – командировало пятьдесят драгун, дабы взять этого господина под арест, что удалось совершить с немалым трудом. Хитрец обитал некоторое время в Вильворде, потом в Генте, где и попался. Он есть звания поповского, родом итальянец из Вероны, служил в швейцарах у кавалера Трона, который был послом от Венеции в Лондоне. Покинув его, странствовал и прилагал себе разные имена – Бернард, Редонси, Средбери, шевалье де Рошарион. А подлинное имя Севастьян Бонциолини. При нём обнаружены тайные письма, из коих явствует, что вёл корреспонденцию с европейскими дворами на предмет вымогательства денег ".

 Стефано приложил номер газеты "Гравенхагсде Курант ", содержащий достойные внимания подробности.

 Среди взятых бумаг – послания принца Евгения Савойского, кардинала Флери, ведавшего иностранными сношениями Франции, и других знатных особ. Призраки-убийцы, плод воображения ловкого шантажиста, грозили монархам, понуждали развязывать кошельки. Обманут император Австрии, обманут курфюст Бонна… Несколько лет вымогатель существовал безбедно в разных странах, искусно заметал следы. Обычно имел в городе две квартиры – одну из них для отвода глаз, на имя придуманного сообщника, в нужный момент исчезавшего.

 Заботясь о судьбе арестованного, Стефано посетил его в тюрьме, пожалел – три недели сидит кавалер, зачах, "лихорадка бьёт и рвота от груди ". Рукой слабой, дрожащей нацарапал цидулю светлейшему, Стефано переслал.

"Я не был попом и не итальянец, языка того не знаю, жил с младенчества в восточных и западных Индиях, родился в Лиме, столице перуанской ". Преступлений за собой никаких не ведает – оклеветали "зломысленные персоны, стремясь обогатиться имуществом арестованного ". Он и сейчас готов исполнять данные обязательства, поедет в Россию с радостью, если ему исхлопочут освобождение.

 Разжалобил Данилыча "перуанец ".

 – Попросим за него, Горошек. Кто там наместник цесаря, граф Висконти, что ли?

 – Плут великий, батя.

 – То-то и оно. Этакая голова в тюрьме пропадает.

 Решили просить.

 

ОМФАЛА И ГЕРАКЛ

 – Невесты в дому, что орешки в меду.

 Так, с прибауткой, челом светлея, входил Данилыч к детям вечером, после уроков.

 Сашка, едва закрыт учебник – прыг во двор, командовать ротой потешной, набранной из ребят округи. Дело мальчишеское … Дочки ухода наивящего требуют. Любимицы отца, особенно Маша – вся в мать, и нравом и мастью. Ей шестнадцать исполнилось, младшей пятнадцать.

 Обе на выданье.

 Александре до зеркала бы дорваться. Изобрела куафюру, стянутую жемчужной нитью – красиво ли? Может, лучше гранатовая – к чёрным-то волосам? Новой коралловой пудрой натёрла зубы – смотрите, папенька, как блестят! Мария – та работу покажет. Вышила рукавицы отцу, теперь платки его украшает вензелями, с короной. Если мажется, так только собираясь во дворец, и тем портит себя – белизна и румянец у ней природные. К руке отца припадёт нежно, спросит, полегчало ли голове, болевшей со вчерашнего дня.

 Помнит ведь…

 С обрученьем Машкиным конфуз получился. Рассердился Данилыч на жениха. Причина, в сущности, пустяковая – Сапега устраивал бал, князь предоставил ему свою залу и встретил отказ. Царица, осыпавшая поляка милостями, ещё и дом ему отвела в столице. Понять его можно… С тех пор он стал реже навещать невесту, а ныне и вовсе в нетях. Слухи проистекли, что амазонка полонила красавчика, Горохов сей дебош подтвердил. Отбила у Машки… Обидеться ли на Катрин? Пожалуй, не стоит. Безразличие ощутил Данилыч, облегчение даже.

 Эка потеря – Сапеги! Дороже надо ценить Меншикову. Иные партии, иные гербы видятся… Варвара и Дарья горюют – ум-то бабий короток. Машка умница, ни слезинки не уронила.

 – Человек он низкого поведения, – сказал отец – Тебе не ровня.

 – Вам, папенька, лучше знать.

 Сердце никем не затронуто, в куклы играет, дитя ещё. Сестра, поймав сплетню, об амурах чьих-то щебечет – Машка краснеет. Наставники хвалят – прилежна, понятлива. Отцу рада всегда, экзамент ему сдаёт. Спросишь, какие есть германские государства, – дюжину назовёт без запинки.

 – Кто выше, дюк или герцог?

 – Нету разницы. Дюк у французов.

 – Верно. У англичан тоже.

 Отец листает книжку с картинками, знакомую – притчи Эзопа, отпечатанные по повеленью царя. По ней легко проверять.

 – Кура вот… несла златые яйца, хозяйку той птицы весьма обогатила. Далее что?

 – Убила куру… От жадности, – Машка вскинулась возмущённо. – Думала, нутро набито золотом. Ан обманулась.

 – Поученье какое нам?

 – Что имеем, тем и довольным быть.

 – Ненасытные похоти убегати, – дополнил Данилыч по памяти. – Это Эзоп говорит Я бы ещё сказал, которая птица полезна, фавор ей чини, скупость отринь. Так же и людей различай! А то упустишь пользу… Тут вот про лису. Влезла она на ограду, да неловко упала оттуда. Что с ней стало?

 – За куст ухватилась. Больно ей, колючки впились.

 – Тернии. Эзоп что советует?

 – На куст не серчать Тернии от природы, папенька. Он невиновный.

 – А я так сужу – вырвать куст этот к … Не ведаешь ты, сколько людей есть подобных. Жили бы в Питере да радовались. Европой признано – Северная Пальмира, ещё краше той полуденной, что у царя Соломона была. Мои с государем труды… А людишки эти… Прибыли на готовое. Ты им благо творишь, они же тернии в тебя вонзают.

 Печалится Машка.

 – Злых-то много, добрых мало, ох, мало! Выдам тебя за принца, на чужую сторону – гляди в оба! Тебе честь фамилии, честь державы нашей блюсти.

 На всё согласна. Принц, не принц – воле родительской покорна. В глазах преданность, обожание. Тиха чересчур, однако. У сестры заняла бы бойкости…

 Осень буйствовала. Ветер колотился в рамы княжеского дворца бешено, гнал Неву. Известие начертано рукой зябкой, дрожащей.

"1 ноября зачала вода прибывать в 3-м часу пополудни и в конюшне Его Светлости была полтора аршина два вершка с четвертью, а в пивном погребе была два аршина с четвертью ".

 Прошлась Нева по питерским улицам, разоряя лачуги, но "Повседневная записка " о сём умалчивает. Навестить горожан в беде губернатор не изволил. "Смотрел на прибывшую воду из своих покоев ". Из всех городовых дел одно занимает светлейшего всецело – завершение дома её величества.

 2 ноября, едва дослушав доклады – прямиком туда. Слава Богу, цела свежая кладка, нигде не размыто, не покорёжено! Лепщики доканчивают герб над фронтоном, расцветший лучами и копьями. Комнаты отделаны тафтой, бархатом, плиткой либо картинами сплошь, как повелось в Париже, при пятнадцатом Людовике. Ладят светильники, фигурную медь в каминах.

 По набережным Невы и канала, от неё прорытого, вытянулись новые флигели Зимнего дворца, а заложены они, на диво иностранцам, всего полгода назад – так быстро и при царе не строили. К апартаментам императрицы примыкают княжеские – тут много плитки голландской, привычной его светлости, и живопись отобрана кисти голландской: морские баталии и пейзажи, во вкусе Петра.

 Гостиные всех колеров, спальни, предспальни, зальцы и залы – не обойти и за час. Молча, затаив грусть в чёрных итальянских глазах, сопутствует ему архитектор Трезини – во крещении Доменико, в просторечии почему-то Андрей Екимыч. Создатель петербургской крепости, церкви Петра и Павла, Двенадцати коллегий, здесь обрёл вторую родину, обрусел и поседел. Начальник он рачительный – гвоздь, брошенный зря, подметит, заставит поднять, однако спокойно, без ругани. Тростью спины не метит, она лишь указкой учительной служит.

 Князь доволен, здоровается с мастеровыми ласково, похваливает; слушает жалобы – шалая вода повредила утлые дворы в слободах, утопила живность, припасы.

 – Божья воля… Детки-то целы? Наперво деток беречь надо.

 Достаёт из карманов, туго набитых, монеты – старшим работным по рублю, младшим мелочь.

 – Отстроитесь, братцы. Худа без добра не бывает. Что гнило, то водичкой смыло. Верно?

 Изволил вящую оказать милость, собрал людишек в большой зале. Гребцы втащили корзины, бутыли, окроплённые Невой, – река ещё не угомонилась.

 – Ну, кто с чашкой, кто с баклажкой…

 Угостился и сам, пожелав здравия. Расспросил про житьё-бытьё. Зашумели, начали клясть барышников – басурманы, заламывают цены день ото дня.

 – Если против указа берут, взыщем. А главное – подвоз плохой. Матушка-государыня…

 Разъяснил подробно, сколь долог путь в столицу из внутренних губерний. Ладожский канал недостаточен. Её величество велит проложить дорогу из Москвы напрямую: где дремучий лес – прорубить, где болото – замостить.

 – Храни вас Бог, ребята! На сегодня шабаш. Домой ведь охота скорейше. Ступайте!

 – Спасибо, господин фельдмаршал.

 – Здравия тебе.

 – Благодарствуем, отец наш.

 – Разве так фельдмаршалу отвечают? Кто в солдатах был? Я, что ли, оглох али вы без голоса?

 Рявкнули дружнее. Повернулся к Трезини:

 – Теперь с тобой, синьор мой…

 Сели в китайской гостиной. Беседуя, вынимали из короба драконов – нефрит розовый, серый, зелёный, тысяч стоит – и осторожно располагали на полках.

 – Упрямец ты… Вечный полковник. Доколе же?

 Сказал почти раздражённо. Трезини заморгал, поник, будто мальчишка, уличённый в некоем тайном озорстве. Как всегда, волнуясь, теребит пуговицы потёртой куртки, расстёгивает, застёгивает тонкими пальцами.

 – Проси! Генерала тебе схлопочу Хоть завтра.

 – Зачем, батюшка? Зодчему не годится. Нет у нас такого чина.

 – Нету, так сотворим.

 Жалованья, деревень прибавка. О потомстве подумал бы, глупец. Данилыч махнул рукой, злость закипала в нём.

 – Мне государь воздал, – произнёс Трезини и выпрямился – Сверх того не возьму.

 Высшего судью призвал, а то бы не выдержал князь, наговорил резкостей. Неразлучный присутствует. Запретил обижать своего строителя, любезного сердцу. Он, Трезини, с младых лет полковник фортификации, бессребреник, праведник, свято внимал царю. Мнился им Петербург яко дивный вертоград ликующий, очаг наук и искусств, доселе не бывалый. Увы, некоторые из тех прожектов за смертью государя отложены. Оттого и печаль в итальянских глазах.

 Нет, генеральством не утешится. Светлейший хлопнул себя по коленям, встал.

 – Едем ко мне. Откушаем… Заодно присоветуешь. Есть мрамор один. Без места покуда…

 Резан мрамор во Флоренции, куплен в Гамбурге, вчера снят с корабля. Артель крючников взгромоздила многопудовый ящик на доски, шестёрка лошадей месила грязь, волоча к дому. А заказан кунштюк ещё при царе.

 – Вишь, майн кинд, – ликовал Пётр, склонясь над гравюрой. – Согнули Геракла. И поделом…

 Дитятей своим назвал, но пребольно дёрнул за ухо. Алексашка охнул. Героя греков узнать нельзя – согбенный, жалкий он перед богиней. Грозная – страх берёт.

 – Омфала, царица Лидии, – читал государь немецкую вязь. – Отдан ей в рабство, на три года. Осердил Зевса, вот и плачется.

 Любовался фатер зрелищем, ухо накручивал на палец.

 – Закону каждый повинуется Закону Божьему, закону монарха. Хоть и Геракл.

 Такой Геракл – наказанный преступник – петербуржцам внове. Летнее жилище царя опоясано лепными фигурами – нет среди них такого. В Петергофе, в Ораниенбауме, везде красуется витязь, совершающий подвиги, душою чистый. Однако слаба натура смертного, дурное таит.

 – Учу вас, учу, дураков…

 Ухо выпустил, велел послать листок за границу, найти мастера, чтобы изобразил пропущенный миф, либо купить скульптуру готовую.

 Не дожил фатер…

 Один ваятель сделал, отправили сухим путём, да напрасно. Тыщу вёрст трясло, под Новгородом доконали шедевр, поломался. Теперь получено изделье старинное, автор неизвестен, но искусник большой – как живые стоят оба, госпожа и раб. Омфала рослая, величавая – сразу видать – царица.

 – В копеечку обошлось, – смеётся Данилыч, обходя дом вместе с Трезини. – Пятьсот ефимков… что, много? Дорого яичко ко Христову дню.

 Хошь пляши, хошь скорби – пятьдесят пять стукнет скоро. Возраст-то стариковский…

 Прикидывали, где водрузить флорентийский мрамор. У парадной лестницы? Восстал скромник Трезини, отговорил. Не лучше ли на галерею внести, в зимний сад? Пожалует императрица, возникнет перед нею средь лавров и пальм отменный сюрприз.

 – Смутьяны, батя.

 Усы Горохова – рыжие, двумя вихрами – шевелятся угрожающе. Мочалу растишь, – дразнит его светлейший. Расчесать свой декор адъютант забывает, особливо когда спешит с докладом важным.

 – При живой-то царице, батя… Болтают, кому на троне быть. Вот до чего… Я бы "слово и дело " мог крикнуть, по прежнему-то закону.

 – Скорый ты.

 Не кричат теперь. Уничтожена Тайная канцелярия как позорящая просвещённое государство, – царица легко подписала указ, подготовленный князем. А у него своя секретная служба, другая была бы без пользы, только помеха.

 – Дивьер, Толстой, Бутурлин, – адъютант почти шепчет, хотя стены Ореховой надёжны. – Толстой пуще всех… Царица занемогла намедни, так они собрались у герцога. Не дай Бог, говорят, Петра Второго. И тебя боятся, батя.

 – Меня-то больше, поди.

 – Анну Петровну хотят, батя.

 Победно выложил новость. Данилыч усмехнулся, – знакомо, сам прикидывал – Анну либо Елизавету, если уж выбирать. Сомнения праздные, супруга голштинца под венцом отказалась от прав на российский престол, менять незачем.

 – Вишь, Анна-то от меня избавит.

 – Ну, батя, ты ровно в воду глядел. Слова генерал-полицеймейстера.

 – Ему-то хоть Анна, хоть чёрт лысый, лишь бы меня изничтожить.

 Помнит, как кувырком с порога летел. Матросишка неведомо откуда, приблудный, втирался в княжескую фамилию. Но любимчик ведь царский, покорись, отдай родную сестру! С тех пор оба враги. А царевича им опасаться – что за резон? От казнённого Алексея сей парвеню был в стороне.

 – А Толстой за что на меня?.. Сколько скверны есть в человеке! Чем я обидел? Действительный тайный советник, в Совете сидит – куда ему выше-то?

 – Тот наперво из-за Алексея. Говорит, – светлейший явно теперь за царевича, силу имеет, а нам на плаху ложиться. Пётр Второй выпустит бабку из монастыря, лютует она в заточенье. Повёрнут всё по-старому, начнут мстить.

 – Ты свидетель, фатер! – и князь обратился к портрету, мерцавшему в сумерках. – Толстой, камрат называется… Тоже в стае завистников.

 Посмотрел и Горошек. Благоговение искреннее сохраняет, верность патрону и великому императору, кои суть едины. Чист помыслами, неиспорчен – по лицу видно.

 Минуту-две молчали.

 – Воля государя известна, – сказал князь твёрдо. – Наследник законнейший, по мужской линии – внук его. После царицы только он, дочерей замуж, в чужие земли. Об чём толковать? Мелют языками шалопуты, пустышку мелют. Между сказом и делом… Всяко бывает, Горошек…

 – Батя… Ну как убьют царевича…

 Встрепенулся, хвать за шпагу. И тотчас поник, обескураженный громким смехом князя. Поразмяться охота воину, хоть сей момент в бой, защищать инфанта.

 – Чур тебя! Ох, уморил!

 – Было же… Годунов отрока Димитрия…

 – Не то время нынче, Горошек.

 – Могут и без ножа…

 – Пёрышком, милый, пёрышком… Грамота-то на что? Все учёные… Что хошь напишут.

 Царица пока не изъявила – ни словом, пи письменно, – кого желает на трон. Завещания нет. Натурально, дочь ей ближе… Толстой льнёт к царице? Умаслить решил. Интриганы к голштинцу лезут, чтобы через него, через Анну…

 – Машинация ведь простая, Горошек. Для меня прозрачна. Уговорить, сунуть на подпись… Нам бы не прозевать. Анхен твоя… Пощекочи мочалкой своей!

 – Не моя, батя.

 – Стара для тебя? Ладно, не ерепенься! Верим ей? А если кто перекупит…

 Из фрейлин царицы две – близкие её подруги. Эльза Глюк святой человек, бескорыстна, Анна Крамер, уроженка Нарвы, жадна до денег, два дома в Эстляндии, третий строит.

 – Ты наведайся к ней, Горошек, намекни – прибавим…

"Ноябрь, шестое число, Его Светлости День Рождения. О восьмом часу пришли музыканты Ея Величества поздравлять на гобоях, литаврах, скрипках ".

 Дарья стучалась к мужу.

 – Выдь-ка! Слышь, гудошники!

 Чьи такие? Уже унеслась хлопотунья. Ещё бы не слышно! Дом полнился звуками. Рукомойник – сатир серебряный – обжёг ледяной струёй из острого носа, слуга подал халат, подбитый соболем, побрызгал мускусом. Зябкая дрожь сковала скулы светлейшего – "было ветрено, холодно ", покои за ночь простыли. Спустился, узнал униформу – длинные голубые кафтаны, вензеля на распластанных воротниках. Из Зимнего…

 – Высокая воля, – подтвердил черноусый диригент-венгр. – Сказала, играй Полтава.

 Удружила Катрин.

 – Тронут безмерно…

 Притопывал в такт, подмигивал – шпарьте, мол. Марш, сочинённый в честь великой виктории, увлёк в приднепровские дали, в погоню за Карлом. Толстые белые колонны сеней раздвинулись, утонул в дымах пороха.

 Тишина выбила из седла, очнулся от бешеной скачки. Ливрейный слуга, наклоняя бутыль зелёного стекла с орлами, разливал водку. Князь хлопнул в ладоши.

 – Жидко, жидко!

 Значит, ефимок в питьё, каждому! Сам взял стакан, хоть и противно зелье с утра. Музыканты крестились, поднося к устам, за отсутствием икон обращались к богам Эллады, белевшим в нишах. Вывалились, оставив следы слякоти на полу разбитую склянку.

 Из поварни тянуло пряным, сладким. Дарья вышла оттуда, шлёпая меховыми пантофлями.

 – Дышит тестечко, поспевает.

 Испечёт крендель лучший в столице кондитер, однако нужен хозяйский глаз. Княгиня на ногах спозаранку, покрикивает на челядь, охает, сетуя на погоду. Ненастно, сердце щемит. Лодки, несущие к пристани чиновных, рубят волну, зарываются.

 Посетители в плиточной, в предспальне. Страницу исписал секретарь, перечисляя сановников – военных и статских. Переодеться князь не успел. И пусть. Затянул халат потуже. Отстоял с визитёрами литургию.

"Упомянутым господам поднесено по чарке водки ".

 В одиннадцатом часу, с музыкой собственной, всей семьёй – в барку, обтянутую бархатом, под балдахин, унизанный золотыми звёздами по красной толстой тафте. Падал мокрый снег, качало. Намокнет убранство – не жалко. Оберегали пуще всего крендель, пудовый, благоухающий. Облит шоколадом, увенчан сахарной державной короной. Ветер крепчал, барку сбивало с курса, сошли на берег продрогшие.

 Известили матушку мадригалом. В предспальне пахло лекарствами. Немец-медикус, новый, недавно из Берлина, остановил компанию.

 – Кранк, кранк, – различалось в невнятной, брюзгливой скороговорке. Больна царица.

 Но врача не послушалась, вышла, хоть и нетвёрдо, бледная. Атласная душегрея в цветочках, простая юбка. Княжич Сашка – камергер двора, офицер гвардии – искал глазами шлейф, который ему надлежит нести, и растерялся.

 Повела в гостиную. Кренделем угодили, Эльза отламывала ей куски и, глядя с укоризной, отодвинула кувшин с вином. Не помогло. Царица макала лакомство, жевала жадно, краска вернулась к щекам.

 – Мой декохт.

 Огорчила князя, пожаловать на обед отказалась. Доктор-де запретил, изверг, тиран. Испорчен праздник.

 – Без меня веселитесь, – сказала досадливо Что ж, придётся, отменять-то поздно. Эльза, будто иголки в кресле, ёрзала, постукивала каблучком. Встали. Медикус нагнал князя в зале, зашептал, двигая бровями угрожающе. Да, да, если не пожалеет себя, исход фатальный.

 Совсем расстроил эскулап.

 Данилыч вздохнул, признался в бессилии. Минет шторм, авось, полегчает ей.

 – Климат скверный, майн герр.

 Не будет веселья.

 Горохов прислал сказать – царице стало хуже. Он на той стороне безотлучно. Голштинец, царевны в Зимнем и вряд ли оттуда тронутся. Замечены во дворце некоторые вельможи – Толстой, Дивьер, Димитрий Голицын. Допуска к государыне нет, толкутся в апартаментах.

 – До вашей светлости им неспособно, – докладывал нарочный. – Просят извинить. Сердита река, не выгрести.

 – Уж будто… Ты доплыл же.

 – Измаялся, господин фельдмаршал. Бьёт, кидает…

 – Сговорились врать, – бросил князь. И лишь потом, направляясь в зимний сад, укорил себя. Зря обидел безусого унтера.

 Геракл и Омфала белели назойливо – нелепые, лишние. На стольце возле мрамора любимые царицей сласти – сливочные конфеты, яблочная пастила, фрукты в сахаре и особо ценимые рижские марципаны. Для кого это? Явилась Дарья, учуявшая настроение мужа.

 – Оклемается матушка. Было же, обмирала на какое-то время и на-кось, прыг с постели.

 Взирала при этом на Омфалу.

 – Гостей не звать сюда, – повелел светлейший жене и подоспевшей свояченице. – Пропадёт сюрприз, разболтают.

 Варвара, глянув на Геракла, фыркнула.

 – Тебя скрутило этак?

 – Ну вас! Не в том мораль.

 Внушал ведь семье, адъютантам, старшим служителям суть аллегории. Филозофия в ней общая. Неужто опять долбить?

 Обед в два часа. Мешкают сановные, Остерман на что аккуратник, и то опоздал. Матросы выхватили его из шестивёсельной ладожской соймы, опустили на пристань, словно куклу. Кашляет, стонет притворщик – вот, мол, не пощадил себя, приехал. Лакей с опаской взял конец шарфа, бережно сматывает сажённую полосу с тощей шеи.

 – Её величеству пустили кровь, – объявил вице-канцлер сурово. – Теперь почивает.

 Судорожно раскрыл рот, обнажив жёлтые зубы с провалом посередине, чихнул, прибавил многозначительно:

 – Сон есть отличный медикамент.

 Эка премурость! Проворен вице-канцлер, успел ведь наведаться во дворец. Немощный-то…

 – А доктор что говорит?

 – Ничего. Прогнозис дать не может, курирует первый раз эта пациент… её величество.

 – А леченье одно, от всех болезней. Повадились врачи кровь пускать, качают ровно воду. И этот, берлинский…

 Натура у Катрин здоровая, однако не ведаем мы ни дня, ни часа. Вдруг, упаси Бог, скоропостижно… Опять свара из-за наследства, как тогда…

 Перо, выпавшее из руки царя, ломкий след на бумаге. "Отдайте всё… ". Кому?

 Светлейший выжимал улыбку, встречая. Входили насупленные, озабоченные, дурная весть быстро бежит.

 – Слыхал, князюшка?

 – Бог милостив, уповаем.

 Удар гонга, приглашающий к трапезе. При виде пирогов и паштетов – громадных, несравненных – вельможество оживилось. Расселись, кто-то, пренебрегая лопаточкой, пальцами влез… Людей за двумя столами нехватка, праздных мест, пожалуй, треть. Не бывало такого в день рожденья, давно не бывало…

 Из-за бури? А может, обманывает Остерман? Плохо царице? К ней кинулись? Толпятся в Зимнем?

 Как тогда…

 – С мыслью о нашей матушке…

 Здравицу произнёс сбивчиво. Долгоруковы – отец и сын – уставились на него, мешали, завистники. Бассевич горбится над едой, словно коршун, а рядом стул пустой, для герцога… Расстались на сей вечер, событие редкое. Толстого нет, афронт показал старый камрат. Он-то уж верно в Зимнем.

 Заключить тост пособил Геракл. Осенило вдруг мраморное сияние.

 – Мы у ног её, матушки нашей… Рабы её… Даже сильнейший из смертных…

 Залпом проглотил романею, царский напиток, налил себе ещё. Заговорил Остерман. Ему первому, по должности в государстве, славить новорождённого.

 – Рыцарь, не ведающий страха… Восхитивший мир…

 Хор пропел "многая лета ", загремели салюты, обрывая посвист ветра. Для чего порох жечь? Всё бессмысленно… Лица стали незнакомыми, тяжёлая мгла опустилась на них. Хвалят, изощряются, лицемеры … речи доносились обрывками, искромсанные ножами, дребезжаньем посуды.

 Туманилось в глазах у Данилыча, возникала, заслоняя жующих, рука самодержицы, бледная, дрожащая, рука умирающей. Судорожно выводит подпись. Без него…

 Он отрезан на этом острове – от неё, от гвардии… Упустил… Сам виноват – не к спеху, мол, время подскажет. Положился на всегдашнюю свою удачу, на войско, способное вмешаться в экстренном случае. Мигнёт камратам, скомандуют… Но много ли их осталось? Бутурлин поведёт полк – куда только? Толстой изменил… Сдаётся, скрипит перо, громко, нещадно, перекрывая гомон в зале, всхлипы оркестра, лай собак, сцепившихся из-за кости. Свершилось… Анна на троне, ликуют голштинцы. Гибель…

 Смахнул видение оглушительный залп – ближайшей батареи, что у пристани. Лакеи разносили десерты. Данилыч надкусил яблоко – тьфу, кислое! В восемь часов вспыхнула иллюминация – вензеля на крышах княжеского бурга, на домовой церкви. "Некоторые господа разъехались ", – записал секретарь с явным разочарованием.

"В 9 ч. был фейрверк, а в 10 ч. разъехались все " – необычно рано, при потешных огнях, опасаясь кромешной тьмы и бури. "Его светлость, раздевшись, изволил сидеть в Ореховой ".

 Наедине с Неразлучным…

 Скрылся от Дарьи, бегавшей по пятам, – лопотала без умолку, даже ладонью пыталась разгладить чело супруга. Дверь за собой захлопнул, запер. Здесь убежище, источник живительный…

 Лик Петра. Счастливец, в юной своей поре, в голландской гавани, мореход перед дальним рейсом в среде друзей… Потом хлебнёт горестей, скажет – всяк человек ложь. Воистину ложь. Злосчастное застолье мельтешило неотвязно – жёлтые зубы Остермана, напускное его бесстрастье, Бассевич, подавшийся к Долгорукову, – выпытывал что-то вкрадчиво. Интриган, соглядатай… Гербы высочайшей фамилии на пустых креслах, мерцающие издевательски. Веселье… Ох, веселье, хоть залейся слезами!

 Горохов протомил жестоко, лишь под конец торжества подал весть – доктор Рауш отбыл к себе, опасность миновала. Не первый приступ такого рода, а ему-то внове. Крепка ещё амазонка… Напугал эскулап, напугал, светило берлинское…

 Но испуг глубоко вонзился. Воображалось – стёкла на той стороне зачернил траур. Тело усопшей ещё не остыло – голштинцы ликуют. И все злыдни, завистники возрадовались – конец Меншикову. Обречён яко мученик христианский в клетке со львами.

 Золотятся окна, жива Катрин, пронесло…

 Покой надолго ли определён? Неделю ждать, месяц, час? Пора поспешать – верно, фатер? Прости, Алексашка твой, херценскинд, прикоснётся мужицкими лапами к самому сокровенному, к священному… Возьмёт на себя распоряженье троном. Небывалое в гистории дело, да век-то, видишь, фатер, ныне бесчестный.

 Наблюдать за царицей денно и нощно. Внушать ей… Завещанье иметь наготове. Собственные сомненья – а они сбивали с толку – вон из головы, чтобы и тени их не было. Рассчитать до мелочи, на каких условиях возможно отдать престол Петру Второму, сыну изменника.

 Ладони вспотели, деревянные морды подлокотников, сжатые крепко, намокли. Данилыч вытер руки об халат, ворсистая мягкая ткань успокаивала. Часы пробили одиннадцать. Данилыч не слышал: поле предстоящих баталий раскинулось перед ним. Нева роптала, волны долбили берег гулко, пушечно.

"Его светлость лёг спать в двенадцать часов ". Перед этим босой, в сорочке ещё раз невольно кинул взгляд через чёрный провал реки. Дворец безмятежно сливался с ночью.

 Эльза прятала вино, чуть не дралась с госпожой. Болезнь отступала. Но спальня три дня была на замке, князь напрасно просил и требовал. Чертовки-фрейлины высовывались, казали язык, да ещё фисгармония, терзаемая нещадно, издевалась тоже.

"Малый мороз, туман, потом подул тёплый воздух ". Исцеление царицы ускорилось.

 – Свят, свят! – воскликнул Данилыч, входя. – Воскресла молодка.

 И впрямь отбросила несколько лет. Опять принимает, нежась на подушках, благоуханная, нарумяненная. У кровати кувшин с вином, дьявольский соблазн.

 – Разобью, вот те крест! Доктора отошлю, пошто зря кормить.

 – Фатти сердитый?

 Надулась, однако в глазах смешки. О ком она? Про какого отца? Князь намеревался развить атаку, но замолчал, смутившись.

 – Мария плачет, да? Я виноватая, я отняла поляка.

 Тьфу, из ума вон! Что верно, то верно, отбила жениха у Машки, молодого Сапегу, побаловалась, а теперь дала отставку.

 – Невелик урон, – отрезал Данилыч.

 – Эй! Другой есть?

 Изогнула стан, смеясь беззвучно, грудь лезет вон из лёгкого шлафрока. Вишь, гран кокетт! Свела разговор в сторону, к пустяку.

 – Слезы одной не стоит жених. Ты о себе подумай! Поубавь жажду. Задурят ведь хмельную голову.

 Обиделась, вскинула брови.

 – Кто мне дурит?

 – Шаркают тут, около… Толстой ноет, хвост поджавши. Съест его Петрушка… Пустое это, неужто веришь? История старая, быльём поросло.

 Ещё недавно Данилыч так же твердил себе – быльём поросло, мальчишка едва ли станет мстить за отца, разве настроит кто… Так на то воспитатели. Подтрунивал над Толстым – совестлив больно, Пётр Андреич! Ну, сыскал в Италии изменника Алексея, доставил царю. Каяться, что ли? Ты же слуга царский.

 – Притворщик он, матушка. Я-то его насквозь вижу, из одного котелка хлебали. При чём Петрушка? Толстой хоть кому присягнёт, хоть Вельзевулу, лишь бы мне наперекор. И Дивьер, и Бутурлин… Дурят голову, дурят тебе, дщери твоей дурят…

 – Эй, Александр! – оборвала самодержица, посуровела. – Ты плохой человек.

 – Спасибо, матушка! Плохой, так уйду я, ослобони! На покой пора… Врачи говорят – чахотка, а здесь её в сырости не одолеть.

 Хитрит Данилыч, сей хвори не оказалось. Подозрение было, медики мяли его, выстукивали. Чахотка – звучит зловеще, добрая душа содрогнётся.

 – Подамся на Украину, виноград разведу. Коли я нехорош…

 – Плохой, – повторила царица жёстко. – Грубый человек. Зачем Анну ругал?

 – Помилуй, матушка, терпенье иссякло! Все свидетели – отреклась от престола, как выходила замуж. Давши слово – держись, милая! Ты голштинская, чай, довольно тебе.

 – Нет… не поедет с ним…

 – Муж есть муж, куда его денешь?

 Екатерина смотрела в сторону, отчуждённо.

 – Она… Петлю накинет…

 Сказала глухо, словно сковав рыдания, так несвойственные царице, ратной подруге Петра. Данилыч, снисходя к сантиментам женским, изобразил сострадание.

 – Не повезло Аннушке! Смириться надо…

 Напомнил о пользе общей, каковая – учил государь – превыше благ приватных, будь ты холоп или суверен. Подробнее нарисовал невзгоды, кои постигнут Россию, самое царицу, если трон унаследует Анна.

 – За гвардию я не поручусь, уволь, матушка. Бунт будет, кровавый бунт. В народе ненависть против голштинцев. Втолкуй Анне. Да что – нешто в Сибирь ссылают? Коль город-то какой! Чистота, просвещенье! Анна в Голштинии, Елизавета, даст Бог, в Любеке – авантаж-то нашей державе! Твой супруг в небесах возрадуется.

 Речь текла без запинки, впадая в русло привычной риторики князя, и не сразу заметил он, что царицу, похоже, больше занимает гобелен на стене, похищение сабинянок.

 Молчит упорно.

 – Матушка, да я бы не докучал тебе… Пошто жёваное жевать! Рабутин пронюхает, цесаря всполошит.

 Уместно вложить ноту отчаяния. Рухнет союз с цесарем, рухнет из-за Анны. Турки нападут. Тогда и англичане на нас… Шевельнулась.

 – Гонишь ты Анну.

 – Мамушка! Я гоню?

 – Гонишь, гонишь!

 – Грех тебе… Пускай живёт. В Голштинии нам герцог нужен, а она как хо…

 Прервала на полслове.

 – Уходи, Александр. Я ещё жить хочу.

 Данилыч ушёл, негодуя. Послушна была и вот – схватило её, настроили. Спина, тяжёлый литой локоть, выставленный защитно, сцена разбоя на стене – преследовали его.

 Гобелен, присланный государыне из Парижа, свеж, сплетение обнажённых тел неистовое. Одна сабинянка повергнута в ужас, другая, уронив покровы, уже обнимает победителя. Какую мораль извлекает её величество из сей картины, почти непристойной? Искушает мужчину, допущенного в спальню. Данилыч научен искать во всяком художестве поученье, а то и призыв.

 Будь он плотски соединён с царицей, возможно, было бы проще с ней. Впрочем, поймёшь её разве? Баба ведь…

 Анна поревёт да и войдёт в разум.

 Светлейший сошёл в барку, поехал к портным, которые шьют новую униформу лакеям и пажам двора. Екатерина тем временем кликнула Эльзу и Анну Крамер:

 – Он хочет моей смерти. Да, да, он коварный человек! Написать завещание – это значит ложиться в гроб. Петер никогда не хотел.

 – Суеверие, Кэтхен.

 Дочь пастора неуступчива – единый Бог отмерил годы бытия земного, в тайну сию проникнуть нам не дано.

 Анна – широкая в кости, медлительная – судит практически. Уповая на Вседержителя, устроить дела заранее – акт добродетельный.

 – Иначе свара в доме, брат на брата. Помню, у нас… Староста мясников скончался скоропостижно, а его сыновья… Ах, госпожа ведь знает…

 – Эй, уволь! – Царица выдавила усмешку – Богатый был староста? У меня наследство богаче. Ты права, Аннеле, свара, смертоубийство. Но староста умер, ему всё равно, а, девочки? Пока был живой, сыновья в рот смотрели папе. Так и мне… Пускай смотрят.

 Торжествующий вид самодержицы показывал – решение окончательно.

 Двумя днями позднее Горохов выспросил фрейлину Крамер. Вручил мзду, занёс разговор в секретный рапорт, слово в слово.

 Данилыч не кривил душой, убеждая Екатерину, – лишь сгущал краски устрашения ради. Кто более близок к гвардейцам, к матросам? Что им Анна? Детей у них не крестит, холодна, вскинет голову с накрученной французской башней – и мимо. Царевна Несмеяна… Женская власть на Руси непривычна, супруга Петра исключение. Царевичу присягнут охотно, к тому же с надеждой избавиться от иноземцев.

 Император Карл о своём интересе даёт понять ясно устами Рабутина. Посол всё более пленяется княжеской кухней, Ореховой комнатой, где витает дух великого суверена, где есть некое таинственное амбре, столь благоприятное для бесед конфиденциальных.

 – Поделитесь, мой принц! Ваш повар… Что он проделал с мясом?

 – Угадайте!

 – Пытаюсь… Ощущение бесподобное, райское, уникальное. Кусок тает на языке, вкус… Затрудняюсь определить. Все пряности мира…

 Приступать сразу к делу после столь утончённого наслаждения было бы невежливо, да хозяин и не торопит. Он тоже, откинувшись в кресле, поглаживает живот, радушно смеётся.

 – Со всего мира? Помилуйте, экселенц, две-три приправы! Так и быть, скажу. Мясо, конечно, самое лучшее. Во-первых, обмазать мёдом. Рецепт наших предков. Мёд смешан с перцем, заметьте! Малость обжарить, затем опять той же смесью и жарить с луком, да почаще поливать красным уксусом.

 – Красным? Уксус, мёд… Поразительно! Кстати, в Козелле у бывшей владелицы кухня была высокого класса. Но вы… О, при вас город станет столицей гастрономии!

 – А Вена, экселенц? Подозреваю, ей Козел конкурент нежелательный.

 – Нет, нет, ошибаетесь! – засмеялся Рабутин. – Вы заждались, друг мой, процедуры тянутся и, кроме того… Между нами… В Вену проникли слухи… Безусловно, её величество вольна поступать, как ей угодно, но царевич не чужой императору, и естественно… Он обеспокоен.

 Светлейший подался вперёд, он даже протёр глаза, вскинул брови, выражая крайнее изумление.

 – Мы дали повод? Какой же?

 Темнит посол. Не слухи, а собственные его писания достигли императора. Чего наплёл? Пусть выскажется.

 – Я сам в недоумении, мой принц. Возможно, мы информированы неверно. Дай Бог, если только слухи! Его величество чрезвычайно симпатизирует царевичу. Отстранение его как наследника осложнит наши отношения. Осложнит во многом. Я говорил Остерману… На вас, мой принц, император рассчитывает особенно.

 – Весьма польщён, экселенц.

 – Это не всё. Слышно, её величество остановила свой выбор на дочери. Весьма неприятно… Голштиния усилится до такой степени, что… может стать опасной для нас. Император весьма озабочен.

 – Так что вы хотите от меня, экселенц?

 Вопрос риторический, понятно же чего. Светлейший готовил эффект. Приосанился, расправил плечи.

 – Заботы его величества – это и мои заботы. Мы союзники. Говорите, говорите!

 – Равновесие в германских землях легко нарушить. Нрав Карла Фридриха непредсказуем. Он кукла в руках Бассевича, человека, скажем… весьма непостоянного.

 Жестом владыки обвёл Данилыч Ореховую комнату, будто тронный зал свой.

 – Пока я здесь, – он выдержал паузу, – Карл Фридрих ничего не посмеет… Я не дам ему ни одного солдата, ни в Петербурге, ни в Голштинии. Доложите от меня его императорскому величеству! А касательно царевича… Он есть прямой, законный наследник, это неизменно.

 – Рад слышать от вас. Именно от вас… Так вы сказали, жаркое обмазано мёдом?

 Сузил заплывшие глазки, о деле будто забыл, рабутинская манера. Краткость ответа смутила. Что прямой, законный, – давно известно.

 – В умеренной дозе, экселенц. Да, наследник. Но он ещё очень молод. Для вас не новость – её величество вправе назвать преемника, не считаясь со степенью родства. Любого из фамилии, способнейшего… Мудрый указ покойного монарха.

 Вот тебе перцу, – подумал князь. Чересчур обнадёжить – продешевить. Морщится дипломат, действительно горького хватил.

 – Значит, всё-таки… Слухи, выходит, имеют почву. Однако, если вы употребите старание…

 – Увы, я не могу продиктовать ей завещание. Я намекнул однажды… Она ответила весьма гневно, что умирать не собирается. Дай Бог ей многих лет жизни.

 – Многие лета, – подхватил посол. – Ах, как вспомню!.. Я был в ужасе… Счастье, что при ней оказался Рауш. Иначе… Кто знает, мой друг, все мы смертны.

 Грустно потупился. Затем, словно очнувшись:

 – Его императорское величество желает добра России. И вам лично, принц. Случись непоправимое, он не хотел бы видеть Карла Фридриха… в качестве регента при малолетнем царе.

 – А кого хотел бы?

 – Скажу вам прямо. Вас, мой друг. Он полагает – вы сумеете обуздать герцога. Только вы… Сохраните стабильность в России. Интерес также и наш, мой принц.

 Регент… У Данилыча перехватило дыхание. Сколько раз мысленно произносилось… Правитель, что ли? Не то, не то… Регент – звучит как песня, как победный марш. Регентом был во Франции герцог Филипп Орлеанский, десять лет властвовал безо всяких тайных советов, вельможи пикнуть не смели, самодержцем был, по сути…

 – Ценю бесконечно… Польщён чрезвычайно…

 Ликование, распиравшее его, сдерживал изо всей мочи.

 Регент… Услышал заветное. Глас судьбы… Подмывало обнять, расцеловать троекратно милого улыбающегося пророка.

 – Мёд, перец, – Рабутин откинулся. – Ах, да – и уксус. Ваш повар чудо. Он покажет моему Леонарду. А фазаны, которых мы ели на обрученье вашей дочери… Простите моё любопытство, вы отвергли Сапегу? Это правда?

 – Да, неудачно сложилось… Жених повёл себя по-мальчишески. Между нами…

 – Разумеется, мой принц. Но это для всех очевидно. Никто вас не осуждает Что ж, вы расстались с поляком, так обратите вниманье на Вену!

 Данилыч пробормотал благодарность. Регент, регент… Приятство цесаря многое значит.

 – Или кто-то уже на примете? – улыбка посла стала лукавой. – О, пардон! Я нахально вторгаюсь в семейные тайны.

 Цесарю любопытно и это?

 – Невеста свободна, – сказал Данилыч, и дипломат, подняв руки, изобразил восторг.

 – Оповестите громче, на всю Европу! Принцесса Мария очаровательна. Для неё Гименей не поскупится, клянусь вам. Она украсит ваш герб.

 Встал довольный, румяный, отяжелевший. В прохладных сенях, проводив его, князь ощутил приторность. Сладок сегодня Рабутин, сам мёдом мажет. Политика есть обман. Однако, входя к Дарье, сказал с порога:

 – Бог Гименей кланяется.

 – Чего?

 Фыркнул, увидев, как всполошилась она, поняла.

 – Рабутин, Рабутин… Машку сватает.

 – Кого же?

 – Принца, герцога, кому честь окажем. Лакея, что ли, нам предлагают?

 – Экой ты! – княгиня в отчаянии опустила руки, встала перед супругом возмущённо. – Скалишь зубы… Плакать надо. Тень на фамилию пала, ужель невдомёк?

 – Пустое, мы не виновные.

 – Люди-то что говорят? Колечко обратно берут, да оно с царапиной. Так же и честь. А ты – принц, принц… Короля ещё…

 Слов более нет, застыла.

 – Ну, голубушка, раскручинилась… Наша-то и короля достойна. Поверь мне!

 Царица осмотрела палаты, пристроенные к Зимнему, и столь была довольна, что в тот же день переехала. Угодил Александр. Мебель менять не изволила – старая привычна, удобна. Тот же столик возле кровати, кувшин с венгерским, глиняные латышские кружки. Здорова она, прочь докторов, лекарства! Новоселье справила с фрейлинами, напоила их допьяна, Эльза еле усидела за фисгармонией, путала духовное и светское. Музыка, смех, лай собачонок раздавались из спальни до полуночи.

 И царевичу надо угодить.

 Раскормленный увалень, каким он был недавно, сбавлял жирок, вытягивался, обещая стать высоким, стройным юношей, увы, похожим на отца. Трудно Данилычу проникнуться к нему симпатией. Отрок с князем неразговорчив, скован. Питает нежность к сестре Наталье – младшенькой, но влекут и старшие по возрасту – озорница царевна Елизавета, которая бегает с ним взапуски в парке, возится, щекочет, двадцатилетний Иван Долгорукий, балбес, выпивоха. Втянул Петрушку в забаву охотничью.

 На уроках инфант непоседлив, науки чисельные, физические ему скучны, любит историю – особенно военную, успехи преважные в языках – говорит по-немецки, немного по-французски, штурмует латынь – родную речь Юлия Цезаря. Один из воспитателей, фехтовальщик, оказался френологом – ощупывал голову царевича, бугры, на ней и впадины.

 – Характер упрямый, но нестабильный, порывистый, некоторые признаки деспота и сластолюбца.

 Новые детские покои в Зимнем готовы. Светлейший, вводя туда, твёрдо взял Петрушу за руку. Пожатие первого вельможи… Правую руку инфанта держала Наталья, притихшая. Попятилась – огромная львиная морда оскалила пасть.

 – Глупая, – сказал отрок ласково и как бы извиняясь перед светлейшим. Сообразил, нагнулся к коробу, вынул крашеный деревянный шар. Попал метко, прямо на язык зверя, пасть захлопнулась.

 Игрушек, забавных кунштюков множество. Данилыч протянул духовое ружьё, Петрушка хмыкнул.

 – Я умею из настоящего…

 Понравился кегельбан, ярко раскрашенный, кегли чуть не в рост ему. Эй, сразимся! Брат и сестра принялись кидать – неуклюжи оба, мало сноровки. Хохотали, Петрушка к светлейшему потеплел. Девочку восхитил большой – по плечо ей – голландский дом с откидным фасадом – в любую комнату сунься, покачай колыбель с младенцем, переставь по-своему всё, что тут накопил хозяин – толстяк в клетчатой куртке, с длинной трубкой в зубах.

 – Ну, чего не хватает?

 Спрашивал Данилыч, как чародей, создавший сей дивный мир и могущий прибавить плезиров – только пожелай. К зиме катальная горка будет – из окна во двор, коньки имеются. Уже морозы схватывали Неву, близилось единоборство сезонов, конец переправам, и князь загодя вселился в Зимний – один, без женщин. С ним секретари, адъютанты, из дома взял портреты августейших особ, шахматы, столовое серебро, сервизы парадной посуды с гербами. Апартаменты примыкают к Царицыным.

 – Матушка! Дыханье твоё хочу слышать.

 Настроена Катрин безоблачно, окрепла, природный румянец на щеках вопреки погоде. Однако свою парсуну, написанную французом Натье десять лет назад, сняла – поблекла ведь та баба-ягодка.

 Сапега от постели отставлен, верно, не дозрел мальчик для амуров с ней. Во дворце – чин камергерский, жалованье… Вернула прежнего таланта – Левенвольде. Он старше поляка и князю мил – свой человек.

 Как уберечь её от злых интриганов? Теперь поменьше народу толчётся во дворце. Бывало, Бутурлин приводил к ней гвардейцев с жёнами, чтобы крестила детей, – князь отсоветовал, хлопотно. И сам Бутурлин не вхож более. Светлейший уговорил принимать только членов Тайного совета, и то по надобностям чрезвычайным.

 – К чему тебе, матушка, утруждать себя. Болезни отчего приключаются? От беспокойства. Апоплексия вдруг ударит…

 На Совет она не появляется. Занята, неможется, – сообщает светлейший. Он-то по-прежнему идёт без доклада, в любое время, обязательно перед собранием и после, с бумагами. Она подписывает, не дослушав.

 – Сон плохой был.

 – Объелась, матушка.

 – Александр, ты невежа. Отпеванье было. У Троицы.

 – Наоборот понимай! К хорошему… Государь толковал этак.

 – Ах, нет, нет, Александр. Вот тут, – прижала руку к груди, – стесненье, спазм. Не можно дышать. Конец приходит.

 – Тьфу, типун тебе на язык!

 – Типун?

 – Сто лет тебе жить. Давай вот о чём… Скоро твой день рожденья. Приказывай! Сколько персон зовёшь? Поменьше бы тратить, в казне-то ветер свищет.

 Прожект у Данилыча в папке. Вытащил для приличия – замахала. На твоё усмотренье, мол.

 Сюжеты обычные, с Марсом, с Нептуном – как же без них! Новое бы показать…

 Блеснула мысль и поначалу ошеломила дерзостью. Эх, была не была!

"Столп с короной, на нём молодой человек с глобусом и циркулем и другой рукой держит канат от столба к якорю, который погружён в землю… "

 Так пером канцеляриста описана фигура, задуманная светлейшим для иллюминации. Корона обозначает августейший ранг стройного юноши, столб – возвышение его, якорь – уготованное будущее. Кто разумеет язык символов, – а их отполыхало немало над Петербургом, – тот догадается. Глобуса изрядную часть занимает Российская империя, инфант с циркулем созидателя её унаследует.

 Два чиновника – Василий Корчмин и Григорий Скорняков-Писарев – составили план иллюминации подробный. Оторопь их брала. Возражать губернатору, однако, стеснялись.

 Нарисует сцены художник, мастер потешных огней соорудит макеты, нанижет просмолённые фитили. Посол Рабутин распознает среди аллегорий личность царевича. Усмотрит в сём спектакле гарантию, доложит императору.

 Вышло иначе…

 Скорняков-Писарев потерял покой. Монаршего утверждения нет, видать, своевольно затеял Меншиков. При живой государыне показывает преемника. С чего это? Ведь сам отстранял царевича. Григорий Григорьевич отнюдь не желает присягать сыну изменника – причины имеет важные.

 В феврале 1718 года он был послан в Суздаль главным следователем. Царь проведал о наглых поступках Евдокии и приказал разузнать, отчего не пострижена в монашество, кто позволил являться народу, именуя себя царицей. Изъять у ослушницы и её фаворитов письма, потатчиков арестовать. Всё то слуга царский исполнил. Евдокию перевели потом в другой монастырь, с режимом строгим. А в июне того же года в Петербург доставили Алексея, и в Тайную канцелярию, учреждённую царём, вошли Толстой, Бутурлин, Ушаков и он – Скорняков-Писарев. Стереть бы прошлое, испепелить… Допрашивал беглеца, был в застенке, указывал палачу – помучить, облить холодной водой, опять помучить…

 Маялся Григорий несколько дней. Донести на Меншикова? Бог весть как обернётся… Идти к царице страшно, да и не примет она. А примет, так сочтёт за клевету, выставит вон. Больно она доверилась князю. Вот Петра Андреича она выслушает. Член Верховного совета, старейший из вельмож – только он способен противостоять Меншикову.

 Постучался к Толстому в сумерках. Беседовали шёпотом, в домовой часовне, Григорий клялся, крестясь на икону:

 – Истинная правда, отсохни язык, коли вру!

 Мерцала одна свеча, граф от неё запалил дюжину, вглядывался в неурочного визитёра. Передвигался кряхтя, тёр поясницу.

 – Мне-то не след мешаться, в мои-то годы. Подальше бы от суеты сует, в отчие Палестины.

 – И я седой. Да топор и седую башку оттяпает. Спустят Евдокию… Ровно аспида с цепи… Казала мне зубы. Попадись ей!

 – Неужто сожрёт? Авось Бог не выдаст.

 – Господь видит, Пётр Андреич, а суд-то свой изречёт не скоро.

 – Ох, почём знать! Не стало царя, и порядка не стало. Ноне всяк яму роет ближнему. Ветрище-то, Григорий! Ишь, воет! Шёл бы ты… Поздно ведь.

 – Светлейший всем нам роет. Спихнёт и затопчет. Так мне, что ли, челом бить царице? Хоть замолви ей, а то прогонят в шею.

 – Ладно, попробую Меня не впутывай!

 Застонал, скрючился – подагра ломает. Свечи полыхали тревожно, остерегали Григория. Рисковое дело, стоит ли? Снаружи свистела первая вьюга, снег словно песок – твёрдый, жалящий. Григорий с малых лет находил в непогоде прелесть. Вливает отчаянность.

 К самодержице он проник. Говорил волнуясь, взахлёб. Брови её дрогнули, осерчала как будто. На него или на Меншикова? Спросил бы, да немота сковала. Терзался потом.

 Шесть вечеров подряд в честь дня рождения императрицы горела иллюминация – на Зимнем, на палатах княжеских, герцогских, на домах горожан. Толпы на набережных кричали в восторге, глохли от залпов. Григория трясла лихорадка. Роковая фигура не возникала. Проглядел, может быть? Нет, никто не видел.

 Ура! Победа…

 Данилыч же кулаки сжимал, видя пустоту в парсунах, выстроченных холодным огнём. Злило его ревущее людское множество. Ещё накануне торжеств появился Горохов. Противно шепелявил в усы. Утром от вице-губернатора Фаминицына подтвержденье – да, запретила царица.

 Кто ей донёс?

 Занемог светлейший – до того расстроила. Но лежать недосуг. Пресечь вражеские козни немедля.

 Катрин невинной прикинулась – отчего беснуется Александр? Какая фигура? Царевича? Да при чём он? Речи не было.

 – Вспомни, матушка!

 Наморщила лоб, улыбаясь при этом. Веселились – вот и всё, что смог вытянуть.

 – Отшибло память?

 – Не мучь меня, Александр!

 Надувала губы, глаза закатывала – комедиальное действо.

 – Ох, матушка! Всё равно разыщу мерзавца. Мне гадят, и тебе ведь тоже.

 Дознаться было просто – фрейлина Крамер углядела визит Скорнякова-Писарева, выведала и то, что пробраться ему помог Толстой.

 Ну погодите, злыдни!

 Злорадствуют, поди… Дьявол с ними, повременить. Спугнёшь, забьются в норы, окуражутся – коготки расправят. Тогда и остричь…

 И царице ни слова больше – будто забыто мелкое. Данилыч волчком крутится – опять на носу праздник, день кавалерский, святого Андрея.

 Морозы лихие, Неву сковало. Утром 30 ноября князь облачился в парадное, но по-военному, кафтан цветов гвардейских, синий с красными отворотами, шпага в алмазах – дар великого государя. Самодержица – в амазонское поверх душегреи. По бокам кареты, спотыкаясь, зачёрпывая башмаками снег, – дворцовые чины, позади – отряд кавалергардов, за ними красный с гербом возок светлейшего, водружённый на полозья. По-прежнему место князя в процессии вельмож первое. Всю площадь у Троицы заполнил санный поезд вельмож. В храме после литургии царица воздела Андреевский крест на цыплячью шею княжича Любекского, юного жениха Елизаветы, на посла Рабутина, на царевича. Петруша зарделся от гордости, дал потрогать сестре.

 – Желаю вам, ваше высочество, носить с честью, – почёл нужным сказать Данилыч.

 За обедом следил пристально, делал знаки инфанту. Небрежен, бросил кость на скатерть, кидался хлебными корками, норовя попасть в Сашку Меншикова. Веселились, танцевали.

 Через каждые две-три страницы пишет секретарь это слово – "веселились ", хотя вид у князя с похмелья жалкий. Глотает рассол, парится в мыльне, сутками не выходит из дома. А царице неймётся – опять плезир затевает.

 Омфала, Омфала…

 Негаданно, в неурочный час – военная тревога, горнисты её величества под окном, дуют что есть мочи. Забавляется амазонка. Ладно, всегда есть чем угостить, в поварне туша на вертеле. Превозмогая вялость в членах, мигрень в голове, усаживал Данилыч императрицу, хохочущих фрейлин и камергеров. Вспомнился флорентийский мрамор. Наконец-то оказия сделать сюрприз, и, пожалуй, кстати.

 Напились, наелись. Повёл компанию в зимний сад. Сашка дорвался, понёс шлейф её величества. Дарья цыкала.

 – Пол метёшь.

 Гофдамы и кавалеры, радуясь зелени, рассыпались по аллеям. Царица остановилась, прочла надпись, крупно врезанную в подножии скульптуры.

 Проговорил шутливо:

 – Так и я, матушка, перед тобой… Раб твой…

 Склонил выю, подражая Гераклу.

 – Ах, Александр!

 Почти укоризненно молвила, едва улыбнувшись. И словно забыла, оборотясь к конфетному столу. Хорошо, успели накрыть… Засахаренные французские фрукты в Петербурге редкость. Порушила липкую пирамиду, отведала персика, ананаса, выбрала марципанного младенца, спустилась в зал танцевать. Сашка гордо ходил за ней по пятам с рижской сластью в руках. Владычица крутила менуэты с Левенвольде, вскоре притомилась, упала в кресло.

 – Послезавтра ко мне, – сказала Данилычу, отдышавшись. – Захватишь фрукт.

 Хмельной выдался декабрь. Семейное торжество у тайного советника, день рождения Елизаветы, опять к её величеству… Уж стало невмоготу, передохнуть бы до Рождества – нет, взбрело ей: давно не было в столице ассамблеи. Потрудись, Александр, устроить у себя, по правилам, как при государе! Звать тайных советников, сенаторов, генералов, высших чинов коллегий, высших духовных, штаб– и обер-офицеров, достойнейших купцов, мореходов, мастеров иностранных и русских.

 – Матушка, куда я их дену? Во дворе, что ли? Ноев ковчег и то мал будет.

 – Ты можешь, Александр.

 Омфала, Омфала…

 Ассамблея прошумела словно в чаду, оставив битую посуду, едкий табачный дым, впитавшийся в драпировку и, кажись, в стены. Отзвенели колоколами Святки, истощился поток христославов – напустили холода в сени, – светлейший стоял в шубе, черпал из ведра водку, с отвращеньем пригубливал. Солдаты, корабелы Адмиралтейства, кто в вывернутой овчине – барашек из яслей вифлеемских, кто в лоскутном одеяле – волхв, звездою призванный к новорождённому Христу. Вкушали истово, будто причащаясь, обдавали запахом прели. Мысль, далёкая от благочестия, донимала светлейшего.

 Нынче всяк под личиной.

 Голицын оказал уваженье, прислал певчих. Молодцы как на подбор, откормленные, в расшитых рубахах, волосы в скобку острижены – деревенские все, обучены в подмосковной вотчине. Пели церковное, знакомое с детства, но столь полнозвучно, столь благостно – за душу брало. Даже Варвара прослезилась. Удостоил боярин.

 Понимай так – благодарит за дружбу. Принят Алексашка-пирожник в партию царевича. Однако кряхтел ведь, спесивец, негодовал, когда простолюдины, став офицерами, восходили в шляхетство. Родовитым мерзило. Теперь-то довольны? Нет, таят в себе что-то.

 Голицын давно признан главой боярства и пребывает в сём качестве бессменно, хотя Пётр Толстой старше его, восьмой десяток отсчитывает. Годами старше – не знатностью. Димитрию Михайловичу за шестьдесят, с возрастом точно молодеет – сбавил жирок, движения быстрые, в зорких глазах бесстрашие. Противником такого иметь опасно, алеатом зело авантажно – да каковы условия?

 Царица, отгуляв Рождество, через день заскучала – объявлен был малый гезельшафт, сиречь столованье персонам избранным. Виночерпием назначила молодого Левенвольде – шалопай тарабанил без умолку немецкие тосты, пьянел, наливал через край. Голицын отдёргивал чарку сердито. Данилыч, улучив момент, похвалил боярских певчих.

 – Яко ангелы в небеси… Навек мы тебе признательны. Не хочешь ли моих послушать?

 – По-русски-то умеют твои?

 Подобрел лицом, обещая приехать.

 Хор у светлейшего набран во владеньях украинских, Голицыну угодил весьма, напомнил беспечальное житье в Киеве, на губернаторстве. Плезир духовный дополнен плотским – лоснящейся кулебякой с грибами и осетриной. Гость одобрил, но кушал скромно, от питья воздержался – и так-де вседневно тешим дьявола.

 – Веришь, князюшка, Апраксин пристал – продай певцов! Нет, кукиш… Капелла наша фамильная, мой дед завёл, сколько раз в Кремль возил, к царю. Алексей Михайлович охоч был… Апраксин-то без понятья, ему для престижа. Продай, продай… Не всех, так баса. Да он удавится, Микешка мой, коли отдам кому…

 Дарью и Варвару порадовал, вспомнил отца их, Арсеньева.

 – Батюшку вашего знавал. У него пристрастье было – соколы, теперь кто этак охотится? Забыто…

 Стол кофейный накрыт в Ореховой, на двоих. Каплю шартреза гость позволил себе, влил в чашку.

 – Иностранцы говорят – рабство в России, людьми торгуете. Невольники у вас, как у мохамедан. Что скажешь? Христианам негоже… А ведь в Европе так же, в прежнее время. У нас наоборот, Юрьев день был, слыхал, батюшка? Уход дозволялся от господина. Борис Годунов отменил. А почему? Кабы к другому владельцу бежали… Воля-то краше. Дорога – вот она, хоть в степи к казакам, хоть за Урал. У меня деревень пустых с полсотни, раскидало народ. В Европе не то, предел есть. А мы предела не ведаем, в том и беда наша. За Воронежем земля не пахана, татары шалят, а мы в Персии чего-то ищем.

 – Ох, не поминай, Димитрий Михайлыч!

 Зуб ноющий – эти персидские дела. На Верховном совете оба в согласии – выпутаться надо, сохранив по возможности южный берег Каспия. Да речь, видать, не о том. Куда же ведёт боярин?

 – Нету предела, нету… Камчатскую землю имеем, а что прибытку с неё? Капитан Беринг дальше пошёл, воротится вот – ну как с Америкой та земля спаяна? Неужто и туда влезем?

 – Ширится держава, – счёл нужным вставить князь. – Макиавелли учил принца… Упустишь – враз отымут.

 – Батюшка мой! В Европе земля золотая. Тесно там… Мы широко живём, правда твоя. Широко, да бедно. Великий государь, блаженной памяти, общей пользы желал. А велика ли она – польза-то? Я прямо скажу, замахнулся Пётр Алексеич, ощутил силушку, ух, замахнулся! Из Персии аж на Индию… Шведскую кампанию окончили, получили море, а сила-то на исходе.

 – Мы малы, чтобы судить его, – произнёс светлейший с неудовольствием.

 – Един Бог всеведущ, батюшка, – и Голицын глянул с вызовом. – Един Бог.

 – Не дожил великий государь, – посетовал Данилыч смиренно, примирительно. – Рано покинул… Надоумил бы нас. Бьёмся вот… хвост вытащим, нос воткнём.

 – Великого нет и не будет.

 Помолчали. Боярин, опустив голову, гладил рукоять трости, лежавшей на коленях, – серебряную голову льва, смешную, как у собаки. Старинная палка, дедовская. Дед, распалясь, кремлёвские ковры дырявил ею в боярской Думе.

 – Воистину, Димитрий Михайлыч, не будет Великого. Через тыщу лет разве…

 – И я так мыслю, – Голицын поворачивал льва, оглаживал. – С наследником-то как быть? Ум незрелый. Прилепился Ванька Долгорукий, старше, да ведь дурак дураком. Пошто совращает отрока? Гляжу, царевич-то – книжки побоку и в лес с Ванькой, зайцев гонять. От Ваньки чему научится? Маврин-то слабоват. Потвёрже бы пастыря… Я говорил государыне, да без тебя она, батюшка, не решит.

 Признаёт боярин…

 – Есть у меня человек на примете. Потвёрже Маврина. Гольдбах из Академии. Он цифирных наук профессор повсюду бывалый, может, за границу свезёт Петрушку…

 – Не худо бы…

 – Артачится немец. Трактат он пишет, некогда ему. Попрошу ещё, накину жалованья.

 Маврин к тому же жуирует у Волконской, среди завистников. Таков воспитатель…

 – Долгорукие, – и боярин понизил голос, – хотят в Москву с наследником. Тоже не худо. Сходил бы к Успению, к Василию Блаженному, познал бы древнее благолепие. Да ведь к бабке заедут…

 – То-то и оно! Им главное – к бабке. Уж она-то воспитает. Изольёт свой яд.

 – Отравит душу отрока.

 – Ей-ей, нельзя допустить, Димитрий Михайлыч. Спасибо, оповестил! Воспретит царица.

 Докладывать ей, пожалуй, излишне. Воспретит он – светлейший. Поважнее дела решает от имени её величества. Евдокия, первая супруга покойного царя, лютую злобу накопила в монастырской келье. Ненавидит труды Петровы, камратов его. Опасна, опасна.

 Князь проводил гостя с высшим онёром – даже на крыльцо вышел, невзирая на холод. Союз с Голицыным дорог. Но можно ли довериться старому лукавцу? Говорили о многом – ещё больше недосказанного повисло в сумеречной Ореховой.

 С тростью под мышкой, дабы не уродовать наборный пол, шажками мелкими, быстрыми входит Голицын в залу вельможного особняка, где собирается Верховный совет. Кланяется коротко, озабоченно, всегда в неказистом, тусклом кафтанце, без парика – чёрная бархатная шапочка прикрывает облысевшее темя. Садится поближе к секретарю – боярин на ухо туговат.

 Слова единого не пропустит.

 Оглашаются промемории, ведомости, реестры, счета – секретарский фальцет бесстрастен, до странности равнодушен, приводит в раздраженье. Год 1726-й заканчивается с убытком, в казне опять недобор, подушная подать разорительна, бегут крестьяне, армия бедствует, который месяц без гроша.

 – Иисусе, срам какой!

 – Повтори-ка, Гриша!

 – Гнусавишь ты…

 Порой и крепкая брань перебивает чтение. Димитрий Михайлович внешне невозмутим – светлейший завидует выдержке старика. Говорить не спешит боярин. Загалдят двое-трое сразу – поднимет трость, пристыдит.

 – Сухарев рынок…

 Доколе же прозябать в нищете? Некоторые винят сборщиков подати – ленивы али воруют, есть противники подушной, но чем заменить петровский порядок – толкуют по-разному и туманно. Карл Фридрих крякнул – и брать налог с доходов. Своим островом Эзель он вообще намерен управлять по-шведски – пример подаёт для всей России. Ишь, выручил! Это сколько же счётчиков надо. Мужик-то десять пальцев отогнёт и запнётся.

 Большинство за то, чтобы подушную сохранить покуда, но уменьшить на одну треть – авось повальное бегство приостановится. Из Персии войска убрать, расходы на армию урезать. Проверить ещё раз, нет ли в Петербурге, в губерниях чиновных людей, сосущих казну бездельно. Миллионные суммы поглощает двор её величества – следует поубавить.

 Екатерина не посещает Совет – то плезиры, то нездоровье, – и языки вельмож развязались. Коробит Данилыча от иных речей – при государе и подумать не смели бы… Ладно голштинцу переводят с разбором, смягчают дерзости.

 Задача первостепенная – повысить доходы. Земледелие, торговля, ремёсла хиреют – следственно, и казна чахнет. Где средство? Докладная Меншикова взбудоражила с первых же слов.

"Прежде посадские торговали только, ныне деревни покупают, а помещики в торг вступили… "

 Дворянин купцом сделался; деревни, угодья у него в небрежении, – в город подался, перекупать да перепродавать. Пускай бы лучше у себя в именье завёл маслобойку или, к примеру, смолокурню, выделку кож. Горожанин простого звания приобретает землю, крепостных – они у него и в городе трудятся, на мануфактуре либо в лавке. Нарушена воля Петра, вводившего строгую регламентацию.

 – Государь указал мудро, – сказал князь, когда кончилось чтение. – Понимал экономию. Открыл нам ворота, а мы в забор упёрлись.

 Скрипнуло чьё-то кресло. Кривая улыбка. То зависть говорит неслышно – тебе-то царь распахнул, куда шире… Ты-то богатейший помещик и богатейший заводчик, все ремесла, какие есть в России, все у тебя в хозяйстве, держишь рабов, держишь и нанятых. Указ был писан не для тебя – для нас, грешных.

 Что ж, стало быть, заслужил, – ответствовал Данилыч мысленно, улавливая сокрытое. Вслух-то винить ни его, ни царя не станут, – косвенно лишь, норовя подрыть фундамент строения, основанного Петром.

 – Пускай торгуют дворяне. Французы стыдятся, а сами-то… Весь мир в коммерцию ударился.

 – Коммерция всех питает.

 – Хлебушком-то, хлебушком святым кто кормит? Тот, кто на земле. Не подвезёт помещик хлеба…

 – Купец наш дик, зарубки на палочке – вот вся его арифметика. Купит на рубль, продаст на копейку, по невежеству. Аглицкий табак у нас дешевле, чем в Лондоне, смехота же…

 – Нужда выучит, – вставил светлейший.

 – Когда, батюшка? Жди! Субсидию ему из казны давать – в прорву деньги сыпать.

 – Казна-то вовсе бы не мешалась… Казённые мануфактуры в убыток работают. Взять коломяжскую, взять крупяные мельницы в Екатерингофе – на ладан дышат. Уральские заводчики плачут, опутаны казённым заказом, ровно цепями.

 – Железо, – вставил князь. – Щит государства.

 – Довоевались…

 Большинство тайных советников за свободу торговли, но для себя и для своих рабов. Вольных считают им помехой. Ограничения, навязанные Петербургом, требуют отменить, в первую очередь монополии на соль, на табак.

 А Пётр желал пользы общей.

 Говаривал, что свобода достанется через несвободу – горожан поощрять, покуда не утвердятся на собственных ногах, заводы казённые, окрепшие передавать в частное владение. Учреждать начал, по образцу европейскому, цехи ремесленников и для попечения об оных – магистраты. Авантаж свободного труда разумел, чего не скажешь про вотчинников. Сетует Данилыч – к городу задом повёрнуты. Был прожект Фика, поддержанный Голицыным, фавор оказать промышленникам, не жалеть государственной ссуды, – в конечном счёте окупится. Совет воспротивился.

 Переломить светлейший не в силах. Приказал бы именем императрицы, кабы власти имел побольше. Мала покамест… Интерес кровный, поместный затронут. Дальше амбаров своих видят немногие.

 В городах же вольных умельцев недостача, цехи редко где вошли в силу – и в Питере-то их раз-два, и обчёлся. В западных странах экономию оживляют банки, биржа – русским сии учреждения неведомы, чужды.

 – Скованы мы, Александр Данилыч, – печалится Голицын, снова в Ореховой. – Ты не отпустишь крестьян, побоишься, и я не отпущу. Клянём скудость нашу, клянём…

 Скудость и богатство… Посошков… Кровавые рубцы на спине… Книга, похороненная в недрах Тайной канцелярии. Царя вздумал учить… Хлипок был, убивать не хотели… Видения неприятны князю, злость поднимается. Подвернулся писатель, ввёл во грех…

 Царя нечего было учить. Вот если мальчишка на трон сядет… Дай Бог власти!

 Покои Голицына натоплены жарко, пол исхлёстан можжевёловым веником, ковры на стенах, гравюры, коих хозяин большой ценитель, – города, парсуны, баталии. В кабинете висят планы Питера, Москвы, голицынских вотчин, глобус, иконы в красном углу – тёмные древние лики, полыханье риз, венцы из крупных жемчужин, мерцающих морозно. Печь, одетая русскими изразцами, напротив исполинский шкаф, толстые тома за стеклом иноземной печати.

 Запад и Русь, лицом к лицу…

 На изразцах маковки церквей, зубчатые кремлёвские стены, молодки в сарафанах, стрельцы с алебардами, некий лохматый зверь с кошачьей мордой – всё памятно Данилычу с детства. Корявые подписи под картинками пытался сам разбирать, учиться не довелось. Этажами, высокомерно громоздятся трактаты об экономии, об управлении, убеждают Голицына, сколь благодетелен парламент. Поди, и сейчас начнёт проповедовать.

 Приветлив, потчует польской кунтушовкой – для аппетита, перед обедом. Забористо зелье.

 – Государыне вчерась худо было. Слыхал? Страшно, батюшка, на вулкане живём. Если, не дай Господи… Если покинет нас…

 Скрипнуло резное кресло, выложенное подушками, боярин подался вперёд, упёрся долгим, испытующим взглядом.

 – Гвардия-то, батюшка… Слушает тебя?

 – Покамест я командую. Ты о чём? Анну гвардия не допустит.

 – А Елизавету?

 – Трон мужскому полу приличествует. Великий государь назначил место дочерям. Гвардия со мной, Димитрий Михайлыч.

 – Добро, добро.

 Наконец-то разговор откровенный, о главном. К тому и толкал светлейший, устал толкать. Первый ход сделал боярин к альянсу полному. Домашние стены надёжны, решился.

 – За солдат я ручаюсь, – продолжал князь. – Офицеры всякие есть. Чужих-то мало теперь, однако и свой хуже чужого бывает.

 – Бутурлину не верь.

 – Русский же человек, – протянул Данилыч недоумённо. – Под голштинцем согласен быть. Ох, кому верить нынче? Брату родному ты веришь?

 Пальнул вопросом, вскинул глаза к портрету. Двое Голицыных, рядом, словно в шеренге, Михайло, фельдмаршал, нынешний глава украинской армии, пошире в плечах, скулы костистее. Бравые молодцы.

 – Помилуй! – отозвался боярин с некоторой обидой. – Что он, то и я, одна кровь.

 – Царице я внушаю, – сказал князь твёрдо. – Но ведь и другие тоже… Вьются около.

 – Ты углядишь, чай.

 Похвалы удостоил. Зорок-де Меншиков, вовремя заметит опасность. Для этого имеет силы и средства, которых нет у Голицына и друзей его. Польщённый внутренне, Данилыч принял как должное.

 – Стоглазым Аргусом надо быть. Сговор есть против нас, Димитрий Михайлыч.

 Против нас… Фраза взвешена. Альянс заключён, враги отныне общие. Надо ли называть их? Вряд ли, ведь гораздо сильнее впечатляет недосказанное.

 – Ты, прости меня, за книгами-то чуешь ли, что творится? Комплот зреет.

 Покрепче словцо, кажись, чем сговор. Французское… Комплот, сообщество тайное. Голицын поднял обе руки, ладонями к гостю, защищаясь.

 – Царевичу угрожают, – добавил князь внятно, тихо. – Кто – пока не скажу, извини! Может, кого и зря подозреваю. Клепать напрасно – Боже избави!

 – Зачем же, батюшка!

 Голова в бархатной шапочке опустилась низко. Как знать, принял к сердцу или скрывает усмешку?

 – Люди, люди! – близорукие глаза жаловались. – Почитаешь в курантах, кругом коварство. И в просвещённых странах.

 Вошёл комнатный слуга, седой, согбенный – должно, в бабки играл с господином, вместе росли. Кушать подано. Голицын, видно огорчённый комплотом, потрошил пирог с грибами рассеянно. Данилыч отведал всего понемножку, из вежливости – не до еды, мол.

 Смеркалось, в кабинете зажгли паникадило на двадцать свечей, медное, в виде солнца с лучами, работы вотчинных мастеров. Пора бы откланяться – хозяин не отпускает.

 – Сохрани Бог нам царевича! Каков царь из него? Второй Пётр, да не тот. Второго Петра Великого не будет.

 – Не будет, – кивнул Данилыч. – Через тыщу лет разве… И то нет, немыслимо.

 – Так вот я и думаю… Если случай горестный… Царь в незрелых летах, дитя по сути. Оказия нам, Александр Данилыч. До шведов нам далеко, конечно, Верховный совет имеем твоими трудами, батюшка. И то благо… Шведы, англичане – те вырастили. Там, как бы сказать, смоковница плодоносная.

 – Райское дерево, – молвил Данилыч и причмокнул. С детства привычка. Пономарь, читая Писание, слюни пускал, когда доходило до смоковницы, хотя вот ведь забавно – никто не едал плодов-то.

 – Своё растить надо. В риксдаге мужик сидит, да не нашему же чета. Где уж нам… Сто годов пройдёт, покуда сподобимся, и то едва ли… Имеем, говорю, Верховный совет. Это наше, русское… Заметь, Александр Данилыч, – боярин прищурился, – старые-то фамилии пригодились. Которые издревле оберегали отечество… Да и взять ту же Швецию…

 Мужики посадские шумят в риксдаге, а политикой внешней ведают бароны, графы – в тайном комитете. Данилыч затосковал – старик на своём коньке, уже на шкаф оглянулся, обрушит гору познаний. Нет, вернулся в Россию. Прибавить Верховному совету власти – вот о чём надлежит стараться.

 – Война и мир, батюшка… Жизнь или смерть для множества подданных, судьба государства. Можно ли положить на волю одного человека?

 Данилыч внутренне усмехается. Тот единственный, достойный править самодержавно, стоящий рядом с камратом своим, невидим Голицыну.

 – Потребен будет устав Совету, законный устав, с высочайшей конфирмацией, то есть с гарантией наших прав от монарха. В Англии рыцари ещё когда добились, прижали короля… Хартия вольностей священна. Ну, об этом речь впереди, батюшка мой, есть нужда безотлагательная… Тестамент.

 Сиречь завещание. Внятно, почтительно произнёс боярин, будто бумага – вот она, получил из рук в руки, бережно, трепетно поднёс к глазам.

 – Тестамент, – отозвался Данилыч. – Ох, выпал мне крест! Уламываю царицу. Упрямится подписать. Суеверие… И ты намекни ей, Голицыну можно. Альянс с боярством упрочен.

 Антон Дивьер – бонвиван, любезник – угощает фрейлин апельсинами. Гишпанские, с красной мякотью, редкого вкуса. Привёз в заснеженный Петербург из Курляндии, гавани там ото льда свободны, заморские товары в изобилии.

 – А герцогине подай клюкву. Горстями берёт из кадки, набивает рот. Не поморщится.

 – Где Мориц?

 Тесно окружили придворные.

 – Опять в Митаве. Анна дуется на него. Простит, сердце не камень. Ну, побаловался с камер-фрау, мелочь ведь, согласитесь! Красива? М-мм… По тамошним меркам. Анна прогнала её. Бирон? Постоянно в замке.

 У царицыной спальни Дивьера остановили, топтался с полчаса, ввёл светлейший. Докладывал генерал-полицеймейстер, не глядя на шурина, в сердцах спихнул с коленей собачку её величества. Обидно, миссию в Курляндии, весьма важную, выполнил.

 Польский сейм постановил присоединить герцогство к Речи Посполитой, мнением соседних держав пренебрёг. Дивьер снёсся с Августом, с Пруссией и, заручившись поддержкой, пригрозил своевольникам-панам. Осадил крикунов. Бароны же никого не хотят, кроме Морица. Саксонец говорит, что весной призовёт войско – друзья-де вербуют солдат в Брабанте, в германских землях.

 Подробности политические скоро утомили царицу. Данилыч, подмигнув, спросил:

 – Поминают меня?

 Дивьер не обернулся.

 – Стесняюсь сказать, как поминают в герцогстве его светлость.

 Князь засмеялся.

 – Догадываюсь, милый зять. Матушка, похвали его! Курляндия хоть не наша, так ничья – и то изрядный профит. Морица мы выкурим.

 Милостиво улыбнулась. Сняла с пальца перстень, опустила в бокал с вином – достанет не прежде, чем осушит. Выпили. Целый час потом развлекал Дивьер, рассказывая преуморительно об Анне, перестрелявшей всех ворон в парке, о полоумном камергере Волконском, который у неё вместо шута, – поёт по-бабьи, кудахчет, мычит, ржёт.

 Говорун, талант, красавчик Дивьер нарасхват в столице. Что ни день с женой в гостях. Урождённая Меншикова худощавостью, высоким лбом, скулами похожа на брата, сходством удручена, напрасно персидской краской наводит тени, румянится. Губы презрительные, молчалива, а слухи вбирает, как холстина воду Упредила мужа – Скорняков-Писарев пристанет, начнёт хвастаться.

 Встретились у голштинца, в компании. Григорий вышептал, задыхаясь, победную свою реляцию. Сошло ему, знать, пришиблен светлейший.

 – Забодал козлёнок волка, – осадил Дивьер.

 Болтуна надобно сторониться. Предмет серьёзный. Значит, светлейший меняет курс. Во всех гостиных о том судачат. Сумел будто бы опутать Голицына, дружба у них необычная. Что думает герцог? Его-то поворот событий касается близко.

 Говорить с хозяином дома Дивьер предпочёл бы с глазу на глаз. Без Бассевича. Гуляючи, увлёк Карла Фридриха в укромную портретную, в сонм его предков. Настиг Бассевич, втёрся его крючковатый нос. Видимо, не избавиться.

 Дивьер обратился к герцогу.

 – Я буду краток, ваше высочество. Пока нет посторонних ушей… Меншиков ведёт себя странно, он симпатизант царевича. Вам известно?

 Не любит спесивец прямых вопросов. Круглит глаза… Бассевич, косясь на него, кивает.

 – Мензикофф? Нам известно.

 – В Петербурге фронда, ваше высочество. В пользу царевича… Теперь и Меншиков.

 – Зо…: Зо…

 Перепил? Нет, кажется, не настолько…

 – Ваше высочество! – воскликнул Дивьер с отчаяньем. Схватил бы за галстук и дёрнул. – Если царевич… Вы меня поняли… Это же катастрофа. Для вас, для вашей супруги…

 – Ах, зо?

 Вперился в потолок голштинец, словно ждёт наития сверху. Министр закивал быстрее.

 – Да, да, господин граф, вы абсолютно правы. Нельзя допустить.

 – Абсолютно нельзя.

 Предки на портретах пучат белёсые глаза, точно как Карл Фридрих.

 – Умоляю вас… Вы должны повлиять на царицу. Ваш авторитет…

 – Его высочество ценит ваше дружеское участие. Он имел удовольствие с вами…

 – Да, очень большое.

 Холодные, немигающие глаза… Дивьер чувствовал их взгляд, уносясь в возке. Странный приём… Бассевич суетится слишком, герцог – бесчувственный истукан. Прилив высокомерия, или… Бояться-то ему некого. Прежде всюду совался со своим мнением, до всего ему дело было – в династии, в государстве. Что-то переменилось.

 Возок на ухабах заносило, бросало, жена, сидевшая рядом, поправляла широкую шляпу с цветами, и её дребезжащий голос временами прерывался.

 – Посуда-то… Кои веки та же… Гляжу, тарелка у меня, слышь, треснутая. Я лакею – ты что, паскудник! Счас, говорит. И не принёс ведь, едри его… А Юсупиха мне – оставь, нету у них. Задолжали высочества, кругом задолжали – булочнику, мяснику, рыбнику… То-то и вина доброго не было… Где уж сервизы справлять!

 Задолжали, – повторилось в мозгу Дивьера. Ведь правда, урезан пансион герцогу.

 – Постарался твой братец.

 – А что?

 – Да так… Некстати оно… Канючить будет голштинец. Что нам толку-то от него?

 В долгах – значит, зависим. Вот и амбиции свои умерил. Стучаться надо в другие двери. К Толстому, к Бутурлину… Для них Пётр Второй, бабка его – беспощадные мстители.

"При столе был Бассевич ".

 Не раз и не два в последние месяцы. "Повседневная записка " умалчивает о щедрых подарках, которые министр кладёт в свой карман. Кольцо с изумрудом, табакерка с брильянтами, ожерелье супруге…

 Беседа с Дивьером в портретной Карла Фридриха записана по-русски, кратко. Хранится в спальне светлейшего, в одном из ящичков венецианского комода, на коем кистью художника рождены райские растения и птицы.

"Декабря в 30 день в 3 часа пополудни прибыли к Его Светлости Великий князь Пётр и Великая княжна Наталья, танцовали, бавились с детьми Его Светлости. Его Светлость играл с Великим князем в шахматы. Отбыли в 10 часов ".

 Праздник новогодний устроил Данилыч, понеже завтра – веселье ночное, для взрослых. Новинка в России – ёлка. Зал с Рождества топлен мало, дерево в кадке с подсахаренной водой ещё свежее, нижние ветки гнутся долу. Сладкие гномы висят, звери, фруктовые леденцы из Франции, от кондитера маркизы Монпансье, кулёчки с заморскими орехами, с персидской халвой. Как вступили гости, – ударили пушки у пристани, дрогнули стёкла, разрисованные морозом, свечи на ёлке.

 Царевич неловко шаркнул.

 – Вале! -произнёс он по-латыни – похвастал учёностью и оцепенел, подняв глаза. Знамёна… Чуть колыхались в токах воздуха, под потолком, простреленные, в пятнах пороха. Ёлку словно и не заметил. Данилыч мял за руку, начал объяснять.

 – Наши трофеи… С войны…

 – Полтавское есть? Которое?

 – Вот это… Баталия во всей гистории, от Александра Македонского, почитай, славнейшая.

 – Нешто не знаю, – обиделся инфант.

 – Вы меня прервали, – тут Наталья толкнула брата локтем. – Плод сей баталии есть всё, что мы имеем окрест. Сей град, наша держава, сильнейшая в целом мире. Прошу вас, осторожно!

 Турецкая сабля заворожила Петрушу, кривая, с диковинным эфесом. Пальцем пробует лезвие.

 – Мы в Азове взяли.

 Клинки, пистолеты, ружья разных армий по всей стене; оружие в отблесках свечей рубит, колет, палит бесшумно. Как оторваться! За обедом инфант мимо рта пронёс ложку, облился супом. Наталья хмурила круглое, смышлёное личико, мимически извинялась за брата. Сашка и Александра прыснули, Мария вытирала салфеткой коричневый, скромно простроченный серебряной нитью кафтанчик. Петруша благодарил по-латыни, чем пуще смешил княжича.

 – Вы-то с кем воевали, сударь? – спросила княгиня Дарья, заметив шрам на Петрушином лбу.

 – Катались… С Лизаветой…

 Съехали с горки, из окна Зимнего во двор, занесло санки, налетели на фонарный столб.

 – До свадьбы, чай, заживёт.

 – Отчаянная ваша тётя, – вставила, пытливо щурясь, Варвара.

 – Она ничего не боится, – заявил инфант и оглядел сидящих. – Я на ней женюсь.

 – Неужто? Тётя идёт за вас?

 – Этого нельзя, выше высочество, – вмешался светлейший. – Вас не обвенчают.

 – Остерман сказал, можно.

 – Он ошибается. Православная церковь не разрешит.

 Пухлые Петрушины губы надулись.

 – Я когда буду царём, повелю.

 Варвара и Дарья сдавленно хихикали, умилялись. Данилыч качал головой досадливо. Перемудрил Остерман. Воображал примирить все придворные партии посредством кровосмешенья. Кто-то наболтал царевичу, смутил отроческий ум.

 – Дед ваш в юных годах не о свадьбе думал.

 И до конца трапезы увлёк рассказами притихших детей, вспоминая былое – потешный полк Петров под Москвой, тиски солдатской одежды, страх, испытанный в первом бою, под холостой канонадой. А вдруг взаправду убьёт…

 Стол отодвинут, уставлен прохладительными напитками, музыканты, игравшие под сурдину марши, грянули полонез. Инфант пригласил сестру; потом князь, хлопнув в ладоши, назначил дамский менуэт, подмигнул Марии. Инфант ей по плечо, но повёл уверенно. Варвара наблюдала с иронией.

 – Лизавета, поди, натаскала.

 Дарья растрогалась.

 – Вырос-то как… Ростом деда догонит. И волосом, кажись, в него, чёрный, может, чуть посветлее.

 Машке живости бы придать… Так ведь и с Сапегой – хоть бы кровинка на лице от танца. Юбку придерживает двумя пальцами, по правилам, указательным и большим, бела, спокойна, урок исполняет. А младшая – вон она, носится вокруг ёлки с Сашкой, мотает его, как котёнка, мушку налепила над губами, кокетка. Куклы заброшены. Её бы сватать, да очередь Машкина, Александре ждать. Худо вышло с поляком…

 Угомонились, царевичу танцы наскучили. Пора показать покои верхние. Наталья осталась с девочками, Данилыч завладел Петрушей.

 – Наше дело мужское. Пошли!

 Дверь Ореховой открыл благоговейно. Свечи уже горели, лик государя сиял беспечальной молодостью. Голландия верфь, на руках мозоли… Мозоли? Что это, инфант не ведал, но, увлечённый рассказом, завидовал.

 Мужское занятие – шахматы. Любимая игра царя, здесь фигуры, согретые им навечно. Некая таинственная искра теплится в недрах янтаря – дивного морского камня. Сокрытая мудрость… Неразлучный готов был всю Россию за шахматы усадить, а людей государственных понуждал к тому. Но Петруша, похоже, разочарован. Расставлял свою рать лениво, начал нетерпеливо, развернуть её не сумел и, прозевав ладью, слона, равнодушно сдался.

 – Карты есть у вас?

 Вопрос в самое сердце ударил. Карты… Ещё в Ореховой… Онемел Данилыч.

 – Я умею, – услышал он из уст отрока. – Я с Иваном играю.

 Ох, пристал Долгоруков!

 – Что хорошего? Дьявол их изобрёл, ваше высочество. Ваш дед…

 Гневный прочёл приговор коварной приманке для уловления душ, источнику всяческих несчастий, потом передал огорчённого инфанта Сашке. Княжич топтался за дверью. Известно – тянет похвастаться…

 Убежали стремглав в гардеробную, застряли там. Одёжек разных – военных, цивильных, маскарадных – у Сашки сотня – рядятся мальчики, потрошат шкафы. То-то плезир Петрушке превратиться в драгуна, в венгерского гусара, в султанского янычара…

 Прощались гости нехотя – небось всю ночь бы резвились. Данилыч проводил до саней. Лакеи несли подарки – редкие лакомства, снятые с ёлки, пудовый географический атлас, большую венецианскую куклу в дорогих шелках. Светлейший доволен. Визит западёт в сердца их высочеств, – где ещё в Петербурге подобный чертог! Зимний и сейчас, с новыми флигелями, беднее…

 Взбудораженный дом затих не сразу. Задумавшись, князь отрешился от суматохи, – жена и свояченица, командуя челядью, наводили порядок.

 Потомки великих мелки бывают… Кем изречена афоризма? Мелки, слабы для самодержавства, потребен перст указующий.

 – Проводил жениха?

 Варвара откуда-то… Кольнула острым плечом, задержалась, лицо лукавое – не скроешь, мол, догадалась.

 – Заладили, – отстранился князь. – Жених, жених… Дитя ещё…

 Поспешно, чуть не бегом к себе. Лакей запалил светильник, озарились делфтские изразцы, взлетели синие птицы, будто вспугнутые. Творя перед сном молитву, Данилыч унимал волнение. Зачем бежал от правды? Пора признаться домашним. Доколе таиться?

 Секрета нет. Остерман посвящён уже. Если не врёт лукавец, заднюю мысль имел, излагая прожект.

 – Вам дорогу очистил.

 Сказал в беседе приватной и пояснил – церковный запрет известен ему, не настолько наивен. Огласил прожект, чтобы протест возбудить, рассеять толки. Елизавете за царевичем не быть, также и другим девицам августейшей фамилии. Родство даже троюродное препятствует браку.

 Невеста инфанту есть. Дочь первого вельможи, имперского принца. Союз напрашивается…

 – Мне ли учить вас, – извинялся немец. – Прозорливость ваша… Было бы странно в ней усомниться. Я позволил себе пойти вам навстречу…

 Ишь, доброхот…

 В точку попал ведь. Данилыч свыкался с замыслом, давно зародившимся. Дочь Алексашки-пирожника – царица… Завопят родовитые. Но если Голицын поддержит… А как отнесётся цесарь? Свояк ведь будет – по-русски… Разом с двумя династиями соединятся Меншиковы. Что ж, заслуженно. У Машки-то кровь боярская, хоть и разбавлена подлой.

 Забыт пирожник, забыт…

 Воцарение Петра Второго, здраво судя, прибыток ещё неполный. Машкина свадьба – завершение логическое. Два акта, связанные один с другим. Позиция первого вельможи сим венчаньем упрочится. Регент взрослому суверену – фигура лишняя, так авось тестя послушает.

 Теперь от царицы зависит. Без её согласия дело не сделается. Завещанья-то нет. Обусловить в нём чёрным по белому женитьбу наследника, чтобы невесты не искала иной.

 Догорают свечи в спальне, слуга, поплевав на ладони, гасит. Померкли голландские изразцы, а птицы словно вьются, машут крыльями в темноте, кричат тревожно. Последняя мысль, на пороге Морфея, – о Неразлучном. Благословляет камрата или негодует? Уж, верно, явит какой-нибудь знак.

 

ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА

 Год 1726-й истекает.

 Что готовит грядущий? Астрологи вопрошают звёздное небо.

"Оный не зело мирен может пройти, – известил Месяцеслов. – Марс посещает уже в начале года главные планеты, и тако могут ранние воинские советы быть ". Некие "скорые и коварные поступки " смутят покой, а "в последних числах сентября, перед зимними квартирами, может произойти жестокая баталия ".

 Марс ненасытен.

 Персидское сиденье длится, армия тамошняя, изнемогая, удерживает полуденный берег Каспия и купно престиж империи. Пули, голод, болезни косят её нещадно, дорога в Индию, начертанная Петром, упёрлась в тупик.

 На севере тихо покамест. Швеция всё более склоняется к ганноверскому союзу, и Англия, а также Дания сим поворотом весьма ободрены. Верно, снова пошлют корабли в российские воды.

 В Ревеле на всякий случай оставлены зимовать четыре линейных судна, в Кронштадте их двадцать шесть, многие просят починки либо пригодны лишь на слом. Петербургский галерный двор передышки не ведает – десятки старых посудин заменяют новыми. "Ястреб ", "Дельфин ", "Попугай ", "Щука ", "Ижора ", "Наталья ", "Чечётка "… Гребцов на борту до трёхсот, пушек – до тридцати шести. Малый "каюк " имеет одно орудие, зато ему любой фарватер доступен, хоть коровий брод.

 Западные газеты, прежде пугавшие Россией, тон обрели иной. Появилась нотка недоумения. Монстр не столь уж опасен, военная мощь его значительна, но Европа выстоит. Решится ли напасть? Намерения Екатерины непредсказуемы, да и правит не она, а советники во главе с её фаворитом.

"Вельможи боятся Англии ".

"Двор целую ночь проводит в ужасном пьянстве и расходится в пять или в семь часов утра. Более о делах не заботятся… "

"Меншиков упрочил свою власть, перетянул к себе Бассевича, подсказывает ему советы Карлу Фридриху. "

"Царица устранилась от управления, что Меншикова вполне устраивает. Все перед ним дрожат ", – пишут послы иностранных держав. Наблюдатели сходятся в том, что Россия ныне на перепутье.

 В новогоднюю ночь амазонка веселилась изрядно. Созвала на обед всех высших сановников, генералов, даже полковников. Зимний дворец сотрясался от танцев. Порох на салюты, на фейерверк приказала не жалеть. Громче пальба, громче музыка! Данилыч, охрипший от тостов, признался:

 – Устал я, матушка.

 Сощурилась презрительно. Поднялась с бокалом, заговорила, глядя на голштинцев, примешивая слова немецкие:

 – Прошу, господа, пить за его королевское высочество… За его победу над врагами… За возвращение исконных владений. Хох!

 На лице Бассевича выразилось смущение. Герцог отозвался вяло.  "Хох " получился, к крайнему огорчению владычицы, довольно жидкий.

 – Эй, Александр! Это мужчины? – произнесла она внятно, допила, бокал швырнула.

 Изволь теперь успокоить…

 – Политика, матушка. Дипломаты присутствуют.

 – Мне наплевать.

 Сквозь зубы выжала крепкую брань, из обихода царского. Куражилась, колотила оземь чарки почти до двух часов пополуночи. И ещё с полчаса побыл с ней Данилыч, слушая безропотно, как надо отпраздновать Крещенье. Церемонии в её власти – пусть уж тешится. Вернулся домой без сил, встал в девять, едва смог выйти к чиновным в Плитковую.

 – Воля матушки нашей… Все войска стянуть сюда, которые при столице, в ста верстах предельно. Парад чрезвычайный. Торопитесь, господа, времени у нас в обрез!

 Прибывающим воинам готовить кров и харч, проверить одежду, амуницию, помуштровать. На Неве, где будет водосвятие, строить сень, да не по старому рисунку Трезини, а показистей, под стать сему невиданному торжеству. Андрей Екимыч исполнит… Светлейший запряг подчинённых, но и себе спуску не дал. Правда, мучили боли в груда, кашель.

 6 января горожане повалили к реке, столпились на берегах густо. Благовест всех колоколов столицы разливался в морозном воздухе. Полки сошли на лёд: оба гвардейских, собственный князя Меншикова – Ингерманландский, гарнизонные, полевые. Тридцать тысяч солдат образовали каре, вытянутое от Васильевского острова до слободы Охотской.

 Во Иордани крещахуся…

 Церковное, памятное с детства напевал Данилыч, одеваясь в то утро. Заклинал немощь, настигшую так некстати. В груди словно камень горячий, в ногах мелкая дрожь. Дарья гнала обратно в постель, умоляла, но разве возможно?

 Сень сверкала на солнце пронзительно, будто терем волшебный, спущенный ангелами, будто горка яхонтов, изумрудов. Из окна глядеть – и то режет глаза. От Зимнего к ней, по льду, дорожкой выложены ковры. Процессия двинется пешком, не исключая и царицы.

 – Не дойти тебе…

 Дарья за рукава хватала. Супруг пересиливая себя, крепился.

 – У солдата вся правда в ногах.

 Вся правда… вся правда… Во Иордани крещахуся… Слова сплетались, образуя одно неотвязное песнопение. Выпил травяного отвара, арсеньевского, дабы сердце подхлестнуть и облегчить противную во всех членах тяжесть. Пособил и мороз, обжёгший лицо, а паче зрелище вооружённого войска, оцепившего белый простор Невы. Ощутил под собой седло, круп коня – тёплый, чуткий.

 Хворь сползала, извиваясь змеёй, падала под копыта. Из марева, взбивая пушистый снег, возникали всадники, неслись наперегонки – рапортовать командиру парада.

 – Господин рейхсмаршал…

 Карл Фридрих, докладывая, нелепо теребит поводок, конь дёргается, скользит под неловким хозяином, коему ездить верхом непривычно. Изнежен, заласкан царицей шеф Семёновского полка, перед строем жалок. Проклинает, небось, каприз тёщи своей – заставила вывести полк. Несколько дней подряд маршировали гвардейцы мимо окон дворца, матушка потчевала водкой, одаряла улыбками, но у голштинца сноровки воинской не прибавилось, сидит напрягшись, деревянно.

 Светлейший объехал шеренги, его сопровождал бодрый пушечный гром. Царица уже на набережной, с ней царевны, инфант. Пришпорил коня, подлетел, саблей лихо салютовал её величеству – откуда сила взялась! Теперь надлежало спешиться, вступить в крёстный ход, шагать по пятам за августейшей фамилией, но первым среди вельмож. Болезнь, казалось, покинула. Он медлил, вселилось отчаянное упрямство. Подозвал адъютанта:

 – Скажи царице… Болен я, башка кружится. Сойду если… Некрасиво будет, свалюсь…

 Зарокотали все барабаны, кортеж тронулся "Князь ехал верхом, понеже был весьма болезнен, – записал потом очевидец. – на нём был кафтан парчовый, серебряный, на собольем меху и обшлага собольи. "

 Ковры красны, словно лужи крови. Он смотрит сверху вниз – на царицу, на парики, чёрные, белые, рыжие, дивится отваге своей и исцеляется ею. Кто-то ошеломлён, кто-то злобится – парики скрывают. Бог с ними, сейчас он полон снисхождения. Люди внизу – разных титулов, званий – равно мелки перед полководцем российских войск.

 Медленно вырастает сень, горит золотой голубь, венчающий полотняную крышу, солнце выхватило и зажгло на миг торжественное облачение Феофана Прокоповича, – он шагнул внутрь, чтобы свершить обряд, и за ним проплыла царица в неизменном своём амазонском наряде. Перо её шляпы, погасшее в тени, косяка не коснулось, и Данилыч подумал, что мог бы, не слезая с коня, пригнувшись только, проникнуть в шатёр. Видано ли! То-то дрогнет, попятится в ужасе этот поток париков, это стадо баранов… Эх, Бог простит!

 Что удержало его от кощунства? Внутренний голос или евангелист – помнится, Матфей, справа от входа, в зелёной рясе. Ночью дерево от холода треснуло, расщелина обезобразила лик зловеще – запрещал святой старец. Может, сойти с коня…

 Живописцы, обновлявшие краску, вычернили глаза Матфея, они вонзались, сверлили. И тут обдало волной слабости, крепче вжался ногами в бока Альбатроса, от процессии отделился. За дощатой – в крестах и звёздах – стеной шатра запел хор, стало быть, Феофан, помолясь над прорубью, погружает крест. Нева сейчас Иордани подобна, Иордани, омывшей Христа в сей день крещенья его. Данилыч уже стыдился безумного своего порыва и, не мигая, взирал на златого голубя, колеблемого ветром.

 Голубь… Обличье Духа Святого, спустившегося к Сыну Божьему. Во Иордани крещахуся…

 Кончилась служба, царица локтями оттолкнула фрейлин, влезая в возок, – приободрилась амазонка. Беглой пальбой, криками "ура " и "виват " встречали и провожали её полки, пыжи чёрными точками усеяли снег. Данилыч трусил следом, ощущая послушную силу тысяч людей.

 Потом мыльня лечила его, травы, святая вода, которую Дарья, по обычаю, запасла на целый год. Отлежался бы, да некогда. На другой же день устроил обед для штаб– и обер-офицеров гвардии и своего полка – подлинных друзей и целителей, а вечером и на третий день, в воскресенье, принимал царевича, тешил танцами, фейерверком. Будто в седле всё время.

 – Иди сюда!

 Екатерина выгнулась кошечкой, поймала сползавшее одеяло, кокетливо прикрылась. Одна-единственная свеча теплится в спальне, так лучше, пусть сумрак окутает немолодое тело. Сей последний покров мальчик не снимет.

 – Владычица! Лечу к вам, лечу.

 Врёт, рубашку тончайшего полотна вешает на спинку стула с немецкой аккуратностью. Бурные вспышки страсти чужды ему или, быть может, достаются другой. Какой-нибудь шлюхе… Сапега был порывист, в постели тороплив, Рейнгольд старше, набрался, негодник, опыта при дворе.

 – О, жестокая!

 Он потянул одеяло, она притворно, с грудным, зовущим смехом противится. До чего же приятно закончить праздник любовной игрой.

 Упоительный праздник…

 Смотр войскам грандиозный, небывалый – Александру спасибо, с усердием послужил. Лица, обращённые к ней с восторгом, дружный рёв из множества солдатских глоток – глас верности императрице, супруге Петра. Можно ли обмануться?! Стоит ей дать сигнал, и воины, победившие шведов, двинутся к победам новым.

 – Ну же!

 Вырвалось повелительно. Мальчик смутился, руки, гладившие её плечи, вдруг обмякли. Бог Амур своенравен, понуждения не терпит, – ей-то следовало знать…

 Но похоже, Амур отступил перед Марсом. Праздник длится, праздник клокочет внутри, возвращает прошлое, когда рядом был Пётр. Походы, взятые крепости, города… Он нежно ломал её в придорожной корчме, в палатке, оставлял бездыханной. От него пахло конским потом, пожарами, порохом… Ароматы войны… Остановиться – значит нести поражение. Его завет…

 – Как ты смеешь спать! Ты видел? У меня есть армия… А гвардейцы… Витязи, настоящие мужчины… Они боготворят меня, ты видел? Что ты мычишь, сонный телёночек! О, Пётр говорил – русский солдат покажет чудеса храбрости. И если найдётся стратег… Я не смогу… Я скоро умру. Ты слышишь меня?

 – Не слышу, владычица. Эти слова… Вы не должны… Вырвете мне сердце.

 – Я знаю, Рейнгольд. Умру, не выполнив долг… История забудет меня. Исчезну бесследно… Нет, нет, надо что-то сделать. Скажи, ты готов мне помочь? Довольно тебе лентяйничать. Человек – образ Божий, ты обижаешь Творца, несчастный. Игрок, развратник, пфуй! Ты владеешь оружием?

 – Конечно… Шпагой…

 – Ты дрался хоть раз? Нет же… Поучись. Я пошлю тебя…

 – Богиня моя! Куда?

 – Я ещё не решила. Возможно, в Курляндию. Приведёшь мне Морица, добром или силой. Он пригодится мне. Что, на попятный! Струсил?

 – О, сжальтесь, владычица! За вас – всю мою кровь… Меня другое страшит. Мориц – ужасный донжуан, дьявольский соблазнитель. Я потеряю вас.

 – Ты комедиант, Рейнгольд. Болтаешь детские глупости. Поцелуй меня и уходи!

 Удалился, испустив театральный вздох. Пусть гадает, для чего потребен Мориц. Секрет слишком важный – доверять Рейнгольду опрометчиво.

 Фрейлинам – Эльзе и Анхен – она досказала.

 – Гвардейцы, эти славные бурши… Я их мат-туш-ка… О, у меня много солдат. Где маршалы? Александр умеет воевать, но он слаб здоровьем. За флот я спокойна, там Змаевич, твой Змаевич, Анхен… А, заблестели глаза! Да, красивый мужчина. Шереметев старый уже… Мой зять? Ах, молчите! Я так надеялась на него… Он позорит меня. Вчера как он сидел в седле, как он командовал? Бедные солдаты… Пфуй! Датчане, подлые разбойники, ограбили его, отняли землю предков, – он пошевелится разве? Безнадёжно… Согласен на компенсацию, будто торгаш какой-нибудь. Это высокородный Ольденбург! Другой на его месте давно был бы в Стокгольме, на троне. Ничтожество… Предки ворочаются в гробах. Достанет ли у него ума сохранить хотя бы Киль? Ничтожество…

 Витийствуя, она отхлёбывала вино. Стукнула кружкой по столику, велела долить. Блестящая мысль пришла ей в го лову. Полководец есть, храбрец, подлинный рыцарь Зигфрид.

 – Мориц, девочки, Мориц. Маршал Франции, любимец короля. Ни одного сражения не проиграл. Что, не поедет к нам? Ему нужна Курляндия. Получит, будет герцогом, под нашей властью. Мы женим его. Женим, женим… На ком? Лопнут – не догадаются.

 – Софья для него, да, моя племянница. Ну что, откажется от такой невесты? Дочь мельника? Ну, ему нечего нос задирать. Дочь мельника и незаконный сын Августа. Парочка… Баран да ярочка…

 Кстати вспомнилась латышская поговорка. Счастливый смех колыхал царицу, вино выплеснулось на постель. Осушила до дна.

 – Эта свадьба… Она прогремит на весь мир. Англия задрожит. Я скажу Александру.

 Данилыч одобрил выдумку.

 – Ловко, нашла, чем приманить. Породниться с тобой недурно. Прокормим Морица.

 – Ты шутишь?

 – Бог с тобой, ничуть!

 – Александр. Если я не доживу… Увидят после меня наш флаг в Копенгагене. Мориц сделает.

 – Повстречался я с ним. Аника-воин… Да нам бы не лезть покуда… Ну, коли заставят… Наги и босы, матушка, обнищали. Софью ему, говоришь? Битте, битте! Жених-то разборчив, поди. Скажет – царевну мне подайте! Елизавету отдашь ему?

 – Отдам.

 – Твоя воля

 Сомнительно, чтобы клюнул Мориц и покорился России, – мечтает ведь сувереном стать в Курляндии. Выгнать его надлежит безусловно – только не в Питер. Иметь здесь соседом этого парвеню, да ещё притом окончательно распроститься с герцогством. Нет, милостивица, спасибо! Но спорить Данилыч почёл излишним – политичнее согласиться и даже польстить амазонке.

 – Что ж, попытка не пытка. Постараемся заарканить маршала, подмога преважная нам. Я-то, дурак, не скумекал… Правда твоя, нашего полку прибудет. Стратег молодой, известный… От англичан мы всегда в опасности. Ладушки, ладушки… Кого же отправим в Курляндию?

 Говорит как с ребёнком. Не замечает она. Забавляется, что ли, составляя разные прожекты, наступательные и брачные?

 Поручить Левенвольде? Напрасно колеблется матушка – барончик смышлён, обходителен, пора приобщить его к государственным заботам. Про себя же Данилыч решил – провалит.

 – Дворянство бы не пронюхало… Удержит барон язык за зубами? Ты внушай ему!

 Напустил азарта, горячился, обсуждая подробности секретной миссии. Обещал подыскать расторопных спутников, охрану.

 – Повезёт же Софье. – промолвил благодушно, передохнув – Вчера мужичка, сегодня графиня, завтра, смотришь, – герцогша. Тогда и мне окажи фавор.

 Вскинула брови, ждёт. Расположенье доброе. Данилыч собрался с духом.

 – Машку мою благослови!

 – Изволь. За кого же?

 Оживилась, в голосе ласка. Чует вину за собой. Данилыч, скрывая волнение, сказал:

 – Коли угоден я тебе. Коли нужна моя служба… За царевича Машку.

 Сердце подступило к горлу, билось отчаянно.

 – Я рада, Александр.

 Барьер перед сим прыжком представлялся высокий, – мало ли что ей взбредёт Князь опешил даже. Запас аргументы, выстроил их, просились на язык.

 – Матушка! Раб твой, благодарствую, слов нет! Авантаж для меня великий И для тебя ведь…

 Обязана усвоить – чем выше его престиж яко первого стража престола, тем ей, помазаннице, крепче на оном восседать. Возросшая власть Александра на благо, ибо позволит пресечь раздоры среди именитых, покарать заговорщиков, обуздать интриганов. Теперь, заручившись агреманом её величества, он сообщит Рабутину. Вообще спешить с помолвкой не следует, акция серьёзная. Слух, правда, бродит уже, невесть кем пущенный, люди чешут языки. Что ж, тем проще выловить злоумышленников, а они вьются вокруг, норовят ужалить. Тьфу, гады ползучие! Ну, поплатятся…

 – Эй, Александр! – прервала царица. – Младшая твоя… Тоже невеста. Ты думал?

"При столе был фельдмаршал Михаил Голицын… "

 Армия его зимует в украинских куренях, он по обыкновению в столице. Коренастый, в тяжёлых ботфортах, он всё же набрался лоска, реверансы с польскими припаданиями отшаркивал перед Дарьей, Варварой. Дар поднёс экстраординарный – ларец киевской работы, окованный фигурным серебром с яхонтами. Неспроста… Начал робко и будто обжигаясь словами – просит дочь ясновельможного князя Александру за своего сына.

 Дарья растрогалась, пустила слезу. Данилыч напомнил, что старшая ещё на выданье. Обещать Александру готовы, но предварительно, сроки в руце Вседержителя. Фельдмаршалу довольно сего, счастлив получить обещание.

 – Я в пертурбации был, – сказал он откровенно. – Опоздал, поди, проворонил… Иностранный принц, поди, на примете.

 – Обойдёмся, – бросил князь, покривившись. – Обойдёмся без принцев.

 – Истинно, батюшка.

 Дарье досталось потом за слезу.

 – Ох, разуважил Голицын. Бова-королевич… В ножки пасть ему? Я обиды чинить не хочу, потому и обещал Александру, а то бы… Лукавец он. Как им, лордам запечным, милости добывать? Через меня только.

 Домашним наказано – всякую почесть принимать как должное. Род голицынский при царе Горохе зачался, да что с того? Выше тот, кто сильнее. Тот, кого Пётр Великий призвал нести гераклово бремя обязанностей государственных. Знатность мерил годностью.

 Палате лордов уподобляет Димитрий Голицын Верховный тайный совет. Данилыч иронизирует – похоже, да не совсем. У него-то власти побольше, чем у короля Георга, ибо действует именем самодержицы. Внемлите и покоряйтесь!

 Царица на Совете отсутствует, Карл Фридрих почти безгласен, интерес к делам теряет. Князь же – здоровый или больной, в стужу или в распутицу – собрание не пропустит. Мало ли чего начудят без него вельможи! Капризы, фантазии амазонки он единственный умеет обуздать, внушить решение здравое. Приносит заготовленные указы, Екатерина подписывает.

 Подушная подать снижена на одну треть. Царица сперва тревожилась – хватит ли денег на войско. Александр обрисовал бедственное положение крестьянства, растрогал её. Нельзя же губить кормильцев. Убыль в казне возместят торги, мануфактуры.

 С вельможами спорить труднее.

 Северное купечество стонет – коммерция через Архангельск худая. Требуют тех же льгот, которые даны их собратьям в Петербурге, русским и иностранным. И верно – предпочтение царскому "парадизу ", на первых порах благое, ныне устарело. Но боярская толща упряма. Купцы её мало заботят. А ворота в столичном порту открываются шире – для товаров помещичьих.

 Дебаты шумные – по поводу монополий, введённых государем. Большинство требует отменить, князь не против, препоны стесняют приватное начинание. Но бояре норовят обставить так, чтобы львиную долю выгод – вотчинникам. Коммерсанту, заводчику – несть числа добрых советов, пожеланий – и ни рубля субсидии. Авантаж горожанам, хоть копеечный, ох тяжело получить! Экономия нужна, но разумная, дабы курица, несущая золотые яйца, не тощала. Вон сколько ещё дармоедов в разных конторах бумагу зря переводят.

 Армия на голодном пайке, денег ждёт месяцами. Некоторым вельможам кажется – офицеры слишком богато живут. Светлейший возражает устно и письменно.

"Оным даётся жалованье и так против европейских стран весьма малое, и только содержат себя те, кои имеют деревни, а кто не имеет, те с немалой нуждой пробавляются. Когда офицер в пропитании имеет нужду, то какую может показать службу? "

 Диктовал с возмущением. Беспоместные офицеры вышли из простого люда, чин и дворянство имеют по заслугам, крестьян ещё не успели приобрести. Спесивые сих достойнейших воинов презирают. Фельдмаршал твёрд.

 – Матушка наша, – заявил он, сжав рукоятку шпаги, – обижать славное рыцарство воспрещает.

 Знает князь, когда против шерсти погладить, когда мирволить. Остаётся задача главная – обезопасить себя на будущее. От царицы зависит… Утвердила Петрушу наследником, утвердила Марию невестой его, – но только словесно. Завещанья покуда нет. Напоминания деликатные безуспешны – боится она взять перо. Атаковать придётся решительно.

 Не звали и ждать перестали – пожаловал Крекшин. Долго пыхтел в сенях, сбивая снег с шапки, с замызганного полушубка,. – январь, исчерпав заряд морозов, под конец разразился вьюгой.

 – Календарь у тебя басурманский, что ли? – пошутил Данилыч, так как обычного новогоднего поздравления от звездочёта не было.

 – Стучался и вопиял. Говорят – его светлость в Зимнем. Аз яко червец на дне пропасти, ты же на горе, глава во облацех.

 Скинул овчину, обдав кислым запахом, под ней оказалась синяя куртка вроде матросского бострога, поношенная. Немытые волосы с тусклыми проблесками седины раскинулись по плечам.

 – Униформу пошто не носишь?

 Губернатор обязан спросить. Служащим Монетного двора одежда определена казённая. Ему, вишь, тесно в ней. Тот же домовой лохматый, пугавший челядь.

 – Прости, душно в немецком!

 – Бунтуешь всё…

 Усадил гостя в Плитковой, велел подать водки, солёных огурцов. Речи его занятны. Согрелся, обмяк в кресле, надобно раззадорить.

 – Что ж на немецкое ополчился? Из Европы к нам просвещенье идёт.

 – Видимость это, машкерад. Тело грешное наряжаем, а душа-то в потёмках.

 – На то ученье.

 – Ой, князюшка! Где учителя? Вон профессора в Академии, читают трактаты, да кто их разумеет? Я толкнулся к Байеру, – авось присоветует путное, кое-как по-немецки ему… Замахал на меня, заклохтал… Понял я то, что русское государство основано германцами. Вот евонный трактат… Почему они наш язык не учат? Ты скажи им!

 Заноза старая колет, – отверженный он, труды его членам Академии недоступны, изволь по-немецки или по-латыни! В учёном синклите ему не место. Гисторию Петра Великого государыня доверила академикам, и светлейший одобрил. Крекшину ли тягаться…

 – Какова грива-то? У коня… Одиннадцать сажен?

 Царь будто бы видел такую, в Голландии. Крекшин, ничтоже сумняшеся, написал.

 – Говорил я тебе, сказки рассказываешь.

 – Убрал я гриву, эко дело! Я заново начал всю гисторию, с Новгорода, который был столицей всех славян. Величие Руси век от века возрастало, до ныне зримого апогея, вящего расцвета. Ты постыди, батюшка, профессоров. Ихняя гистория ложная, унижают нас. Уж коли ты не заступишься… Ох, горе! Изруган хожу и оплёван.

 – Постой! Ну, скажу я им… Думаешь, готово? Враз ты в мантии, магистр наук?

 – Ты силы своей не ведаешь. Народ смотрит – Меншиков-то в седле, а царица пешком шествует. Неужто стерпит Господь? Пустит молнию, собьёт его. Нет, сидит Александр Данилыч. Значит, милость тебе громадная ниспослана. Предела не достиг ещё…

 – Укажи мне, ведун-колдун! Я-то глух, тебе астры глаголют.

 Бывало, Крекшин чуть ли не с порога сообщал гороскоп. Данилыч беспечным смешком прикрыл щемящее любопытство.

 – А тебе зачем? Астры индифферентны.

 – Э, да ты по-учёному заговорил! Впрямь академик.

 – Звёздам круговращенье задано, больше ничего. Идущему предел невидим. Перешагнёшь, оглянешься назад, тогда и узришь. Миновал и не заметил, а то соломку постлал бы. Молим, подай, Боже, знак заранее! Древние люди полёт птиц наблюдали. Мне вот утром голубь в окно стучал. К чему? Пустое это… Совесть лучше подскажет. Возгордился человек – хлоп, и споткнулся!

 – Тут и кинутся на него и заклюют, – сказал князь, применив рассуждение к себе. – Трудится человек, кругом же зависть, злоба, невежество!

 – Гистория рассудит. Пётр Великий искоренял невежество. Цифирные школы завёл. При нём-то сколько их было… Рано ушёл государь, рано покинул. Предела своего не достиг, надорвался, мучений сколь за нас, скудоумных, восприял. Немецкое-то надели…

 – Снять, что ли, прикажешь? – с кривой усмешкой спросил князь.

 – Сыми, попробуй теперь! Разве что с кожей вместе… Приросло, батюшка.

 – Да ну? Ой, беда!

 Потянул, дёрнул рукав кафтана, дабы высмеять филозофа. Смех в горле застрял.

 – Надел господин немецкое и мнит, будто он европеец. Пагубное тщеславие. Внуки и правнуки в сём заблуждении пребудут. А народ как был в лаптях… Солдат кричит "виват ", в том и просвещенье. Господин и язык-то наш забудет. Настанет смятение, яко среди племён, что вавилонскую башню строили. Своя своих не познаша. Тогда и поймут – чужим, заёмным век не прожить. Ну, батюшка, надоел я тебе. Не гневайся на ничтожного!

 Расстались холодно.

 – Сам ты возомнил о себе, – бормотал Данилыч, входя в спальню. – Напялил рубище, чего доброго, начнёт мутить честных христиан. Ещё один юрод вылупился… Вытолкал его профессор – и поделом.

 Спальня, казалось, наполнилась множеством машущих крыльев, резким клёкотом, – то зыбкое свечное сияние всполошило птиц на изразцах. Сорвались пернатые, заметались рассерженной стаей. Вспомнилось. – голубь стучал в окно Крекшину. Древние следили за полётом птиц. Некий намёк в его словах… Предел человеческих устремлений сокрыт, разве что знак какой подаст провидение.

 Днём синие голландские птицы смирны, при свечах же черны, клювы, крылья враждебно остры. У Данилыча с детства неприязнь к хищным птицам, – как он ненавидел ястреба, который повадился таскать цыплят со двора! Нет, знаки, знамения – суеверие, фатер осуждал. Астры вернее, Крекшин читал в небе, а нынче вдруг отрёкся от них. Или узнал нечто и промолчал? О пределах толковал, похоже – предупреждал. А цифирные школы с какой стати помянул? Упрекать ведь осмелился.

 Это правда, что школ убавилось, уцелевшие переходят в церковное ведомство, псалмы вместо чисел и чертежей. Вины за собой светлейший не признает. Ведомо ли Крекшину, что в казне миллион недобора? Государь поручил своему камрату Петербург, любезный парадиз, и камрат печётся, новые флигели Зимнего с великим поспешанием возведены. Престиж государства – цель первостатейная.

 Свечи погашены, птицы утонули в темноте, слышится лишь зловещий шорох крыльев, мешает уснуть. Данилыч с головой закутался в одеяло.

 Сгиньте, проклятые!

 Зима в Петербурге вьюжная, обильно снежная. Вязнут в сугробах конный и пеший. Подвоз спотыкается, хлеб оттого вздорожал. В толпе у Гостиного двора, на рынках шатается нищий странник, вещает:

 – Слышах глас с небеси яко вод текущих али грома… Видех зверя, восходящего из земли, имеяше два рога, именем Антихрист. В сём граде ему царствовати. Совращать будет православных, ослышников же в бездну повержет.

 Увели его полицейские, другой возмутитель вынырнул. Этот понятнее глаголет.

 – Царицу немцы околдовали, да она ведь сама чужеземка, хоть и крещёная. Бесовский шабаш у неё во дворце, ночи напролёт, – вон окна пылают! Хлеб за границу продан, а нам крохи… Немец сыт, пьян, нос в табаке, ещё и бахвалится.

 Люди берегут печальника, прячут от соглядатаев, уделяют полушку, денежку, кусок калача. Правду глаголет. Льгота для иностранца безмерная, – если служит, платят ему впятеро больше, а то и десятикратно, если торгует – налог с него пустяшный.

 К офицеру-немцу, к механику чернь привыкла. Недавно учёные книгочеи наехали, профессора – им-то за что богатое жалованье, наилучшее жильё? Простолюдин с опаской ходит мимо квартир ихних – диковинная там посуда на столах, немцы варят что-то, жгут, плавят. Чернокнижие, поди… Один трубы налаживает, в небо смотреть. Сказывают, комета грядёт, вестница Страшного суда.

 Так разве избегнем?

 Дохтуры потрошат мёртвых, разнимают члены, в спирт кладут. Пошто тревожить усопшего? Грех ведь, надругательство над подобием Божьим. Во многих государствах сие запретно, у нас же, выходит, немцу всё можно.

 Царь Пётр открывал школы, но далеко не всякий склонен к ученью. У грузчика или землекопа не спросят, умеет ли он читать и писать. Светская грамота непривычна, а старики твердят – в соблазны вводит, истина же заключена токмо в книгах церковных, в Священном Писании.

 Библиотека в Летнем доме царя доступна каждому – утоляй жажду духовную, платы с тебя не возьмут. Пылятся книги новой печати, недвижны на полках. Есть гистория Пуфендорфа, "Овидиевы превращения ", басни Эзопа, "Приклады, как пишутся комплименты ". Последняя бывает в руках молодого франтоватого купчика, старательного чиновника.

 Чаркой водки, сладкой заедкой приманивают в Кунсткамеру. Смельчаков всё же мало. Иной выпьет для храбрости, попятится и, перекрестясь, давай Бог ноги. Телёнок о двух головах, уродцы разные, изъятые из женского чрева, из коровьего, из кобыльего. Зачаты дьяволом, – говорят попы. Для чего собирал их царь со всего государства, для чего под них новые хоромы достраивают на Васильевском острове? Денег-то сколько трачено…

 Театр на углу Невской першпективы и Мойки в холодный сезон пустует, дрова в сарае для него на исходе. Летом посещали его благородные и некоторые купцы, работному раскошелиться трудно. Кабы библейское действо казали… Там ужаснёшься, поплачешь.

 Комедию Мольера играли нынче в Зимнем – для царицы и ближних её, у Меншикова – для царевича. Плезиры европские знать перенимает жадно, погрузилась в оные. Слава Богу, веру отцов, язык русский сохранили вельможи – в остальном же всё у них не по-нашему.

 Подлое звание забавляется, как искони повелось. Попы проклинали прежде ярмарочных лицедеев, гудошников, осуждали пляску, мирскую песню, кулачные потехи. Волей покойного государя запреты отменены, – на том спасибо.

 – Падёт сей град нечестивый, – гундосят бродячие пророки. – Гореть вам в геенне огненной. Погубили души свои, попрали древлее благочестие.

 Человек между новым и старым яко в теснине – куда податься? Где истина, где отрада душе беспокойной, мятущейся?

 В храм ступай, человек, где же ещё конечная-то мудрость? Отвечает Феофан Прокопович:

 – Радуйтесь, люди, что вам даровано жить в век Петра – монарха величайшего на планете. Держава наша изо всех прочих держав сильнейшая – она есть его творение. Он поразил копьём просвещения медуз невежества, суеверия.

 Витийствует Феофан с амвона, с кафедры семинарии. В его проповедях слово "рабство " отсутствует, зато торжественно восхваляет он самодержавие, трактуя его как добровольный союз коронованного владыки и преданного народа. Отец Отечества умер, но есть мать отечества, вседневно пекущаяся о благоденствии России, о просвещении.

 Слышен глас Феофана и в петербургских гостиных – баритон на редкость гибкий, – то грозно порицает леность ума, то очарованно, на высоких нотах славит могущество разума. Приходит в скромной рясе, часто с молодыми друзьями. Он самый заметный, самый громкий в "учёной дружине " – так прозвали в Петербурге компанию книгочеев, философов, спорщиков.

 Салон княгини Волконской для них открыт. Поискать в столице хозяйку более гостеприимную, – каждому рада, лишь бы знал политес и не напивался.

 Протопоп ласкает взглядом полный стан княгини, ловит благосклонную её улыбку и рассуждает:

 – Кто истинно просвещён, тот сытости в ученье не ведает, а напротив, неутолимый аппетит имеет к постижению, от юных лет и до скончания живота.

 Михаил Бестужев – брат княгини, дипломат, объездивший почти всю Европу, любезно кивает, помахивая лорнетом.

 – Натура наша корыстна, – начал он. – Интерес к машине порождается выгодой. Ежели она выгодна, являются при ней мастера и ученики. Очень немногие тянутся к знаниям, к добродетелям бескорыстно.

 – То Божья искра, – возразил Феофан. – Раздувать её надо. Проникновенным словом…

 – Слов-то на Руси всегда в избытке, – усмехнулся Бестужев. – Тешим себя словесами, а дело вязнет.

 – Верно, верно, – вмешалась Волконская. – Ленивы, терпим мерзость, грабительство. Разбойник пирует в своём дворце, измывается над нами, – терпим, терпим…

 Лицо намазанное белым кремом на винном спирту, от злости бледнеет мёртвенно. Разбойник, узурпатор, кровопиец, Чингисхан, Тамерлан – десятки кличек придумала лютому врагу Меншикову и изобретает новые. Кабы слово убивать могло… Дело же главное в России, по её мнению, в том и состоит – свергнуть власть наглого парвеню.

 Где храбрые? Кто схватит карающий меч?

 Родные братья, увы, не союзники. Болтать годны, пуще всего ценят покой. Алексей в ответ на замечание сестры пространно заговорил о нравах.

 – Один парижский аббат полагает, что глубже погрузиться в бесчестье, в распутство невозможно. В райских кущах, в златом веке человек жил безмятежно. Потом век серебряный, жадность возникает, первозданная природа людская попорчена. Век медный – своеволия ещё больше. Ныне железный…

 – Век просвещения, – вставил Феофан.

 – Оно должно исправлять мораль. Отчего же господствует вражда, насилие? И Господь терпит… Отчего, отец мой?

 Спрашивает, резко вскидывая голову. Движения бодающие, отчего и пристала кличка "козёл ". Пастырь объясняет терпеливо, как непонятливому ученику.

 – Создатель доверил нам всё сущее. Носитель воли его – просвещённый монарх, по счастью доставшийся России.

 – Нет его, и рушится государство, – встрепенулась Аграфена. – Псарь помыкает нами. Невежда, вор…

 Прокопович и бровью не повёл. Слеп он, что ли? Или подкуплен, закормлен Меншиковым… И брат безучастен – опять вспомнил Париж.

 Княгине хочется кричать, стыдить благодушных, сытых.

 – Светлейший сватает дочь за наследника, – говорит она, дрожа от возмущения. – Это ли не наглость!

 Отводят глаза. Смущённые смешки в сторону. Всё прощают сатрапу. Ганнибал, друг сердечный, будто не слышит её. И у него Франция на языке. Там механика в почёте, и цифирных школ тысячи. Да Бог с ней, с Францией! Княгиня кинула ему гневный взгляд и невольно залюбовалась узким, обтянутым лицом эфиопской смуглости, угольной чернотой длинных курчавых волос, которые она так любит разглаживать.

 В армии Людовика он дослужился до капитана, теперь инженер-поручик гвардии, – градус, почитай, тот же. Познаниями генералу нос утрёт. Привёз из Франции четыре сотни книг, часть оных пропитания ради продал. Свою "Геометрию и фортификацию ", труд в двух толстых тетрадях, преподнёс царице, – и что толку? Три года, как вернулся из-за границы, тянет лямку, повышения нет как нет. Ясно же, кто препятствует…

 Эфиоп целует жарко, но женские чары, увы, не всесильны – ропщет он, но действовать против тирана остерегается. Уклончив и Дивьер, бывший фаворит Аграфены. Ревность зажал, зачастил снова, намедни повеселил прибауткой, уловленной полицейскими.

 

Из грязи князь,

Из девки царица,

Из болота столица.

 

 Чьи же уста обронили? Дворянские, – ответил Дивьер коротко. Одно зубоскальство с ним, дела никакого… Сам-то счастлив был бы сразить ненавистного тестя. Присматривается? Не доверяет? На братьев-дипломатов княгиня махнула рукой – отшучиваются, боязно им рисковать карьерой.

 Феофан однажды привёл красивого юношу, представил – Антиох Кантемир, сын покойного молдавского господаря Димитрия, стихотворец, полиглот, ходит в Академию на лекции. Вместе с отцом сопровождал Петра в персидском походе. Карие глаза студента блестели отважно, возбудили надежду у княгини – быть может, вот он, витязь, ниспосланный судьбой победить сатрапа! Оказалось, зелен мальчишка, наивен, подобно Феофану обожает Петра, безрассудно чтит ближних его. Замыслил поэму, для которой выбрал название – "Петрида ", набросал несколько строк. Изображает смерть Петра как деяние Зевса, – громовержец столь восхищён подвигами царя, что забрал к себе на Олимп. Обществу аллегория пришлась по вкусу, хозяйку чтение сего детского опыта удручало. Чего доброго, и вора Алексашку к богам причислит.

 Увы, безнадёжно звать на борьбу "учёную дружину "! Говорят то же, что и братья-дипломаты, – при нынешнем-де разброде и небрежении хоть один человек трудится – и со знанием государственных дел.

 Меншиков, фараон ненасытный, торжествует. Доколе же? Отступить? Нет! На скрижалях истории будет вырезано имя Аграфены Волконской. Встала во главе праведного заговора, одолела монстра.

 Рыцари клянутся ей в верности. Она вручает кинжалы, смазав ядом… Увы, мечта! Кругом изнеженные, малодушные. Смирить горячность, вести борьбу бескровную, осторожно, острым умом вместо клинка.

 Гостей прибывает, салон открывается дважды и трижды в неделю, кормит Волконская вкусно. Французская книжка "светских разговоров " заброшена. Судят ли о порче нравов, притязаниях Морица в Курляндии или о доходах с вотчин, она выбирает возможного сообщника и затем после трапезы отводит в сторону…

 Иногда визитует Толстой – в пятницу, понеже день постный, мясную пищу старец перестал вкушать. Признался Волконской:

 – Отмаливаю свой грех.

 Кается он, что был покорным орудием царя, аки пёс борзой рыскал по Австрии, по Италии, выслеживая беглеца Алексея, и приволок к родителю бессердечному на погибель. В Неаполе, где царевича спрятали в замке, подкупал стражу, вынюхивал, не щадя жизни. Оставить бы несчастного в покое…

 – Наперёд как угадать!

 – Воцарится сынок его, тогда пропал я.

 Спасётся он, если престол достанется дочери Екатерины. Аграфена наружно сочувствует. Ей бояться Петра Второго нечего, она присягнёт любому монарху, лишь бы сразить аспида Меншикова. К чему спорить с почтенным сановником? Царица его уважает. Весьма пригодиться может…

 – А князь пресветлый, дружок ваш, – сказала она язвительно. – Неужто не выручит?

 – Этот-то… Утопит, мать моя.

 Ушёл старец, нахваливая заливную севрюгу. Обещал всяческое содействие. Княгиня возликовала – ценный завербован союзник. Поделилась радостью с некоторыми друзьями. Секретный рапорт Меншикову гласил:

"…Толстой говорил, якобы его светлость делает все дела по своему хотению, невзирая на права государственные, без совета, и многие чинит непорядки, о чём он, Толстой, хочет доносить ея императорскому величеству и ищет давно времени, но его светлость беспрестанно во дворце, чего ради какового случая он, Толстой, сыскать не может ".

 Но для Петра Андреича Волконские – опора зыбкая. Честолюбцы, влияния же при дворе не имеют. Однажды встретил в салоне Дивьера, шепнул ему:

 – Мелкий народец. Пустомели.

 Тот понимающе сжал локоть, отошёл – не здесь, мол, беседовать по существу. А чревоугодие – грех. Пресной кажется графу селёдка пряного посола. Раздражает арап, жутковато ворочающий белками, надоело парижское стёклышко Бестужева, вдруг нацеленное в упор. Вскоре визиты Толстого прекратились.

 Заметила это мамзель – гувернантка Волконских, сообщила Горохову. Потайно архив светлейшего пополняется.

 Толстой навестил Дивьера дома.

 – Говорят, жена твоя родила, – начал он. – Оттого и зашёл. Прибавленье семейства, значит. Здорова супруга-то?

 – Здорова, спасибо, – ответил полицеймейстер удивлённо. Жалует старец впервые, неспроста такая честь.

 – Каков младенец?

 – Здравствует, благодарю.

 Передохнув, Толстой изложил свой план. Надо убедить царицу, чтобы она "для своего интереса короновать изволила при себе цесаревну Елисавет Петровну или Анну Петровну, или обеих вместе. И когда так зделается, то ея величеству благонадежнее будет, что дети её родные ".

 Царевича полезно не мешкая удалить – "можно ево за море послать погулять и для обучения посмотреть другие государства, как и протчие европские принцы посылаютца… "

 Того же хочет Бутурлин. Толстой с ним советовался. Всё в руце монаршей. А время не терпит.

 – Боюсь, опоздали мы…

 Тут полицеймейстер вспылил.

 – Чего же вы молчите? Ты в Верховном сидишь. Я, что ли, поведу тебя к царице? Меншиков командует, а вы молчите. Будь я в твоём кресле… Ей-Богу, лучше бы было! Без меня управляете? Вот и страдаем.

 – Помилуй! Мы-то при чём?

 – Прости, распалился я…

 – Осерчает царица, – вздохнул Толстой. – Решиться нужно всё же… Падём в ноги, пусть укажет наследницу. Иван Иваныч считает, троим нельзя идти, неудобно. Ты как судишь?

 – Одному надо. Тебе, граф.

 – Что ж, пойду… Аки агнец на заклание.

 – Князь не спросясь ходит, – стыдил Дивьер. – Словно в собственные хоромы.

 – Вельзевул он, соблазнитель поганый.

 С Бутурлиным Дивьер говорил отдельно не раз. Сравнивали, которая из царевен лучше.

 – Анна умнее, – утверждал гвардеец. – На отца похожа.

 – Умильна собой, приёмна, – подхватил Дивьер – И Елисавет изрядна, только нрав покруче. Однако я за Анну… Ты прав, похожа на отца. Шатанья не допустит, а то вовсе порядка не стало.

 Дивьер и Толстой, истовые почитатели могучего самодержца, на том согласились. Смущает голштинец, но ведь цесаревна мечтает избавиться от мужа-пьяницы, сама спровадит. Отреклась от прав наследства, правда, выходя за него, но ведь случай крайний. Примет корону, если царица соизволит.

 Кто мог помыслить, что Меншиков перекинется к царевичу! Безотлучно при государыне, держит её ровно под арестом. И, слыхать, сватает свою дочь за наследника.

 – Подлинно я не ведаю, – сказал полицеймейстер – Вижу – ласков больно с инфантом. Помешать бы этому.

 – Как помешать?

 Средства не знают. Зато бранят супостата дружно. Особенно Бутурлин, жаловался Дивьеру.

"Что-де хорошева, что светлейший князь что хочет, то и делает. Команду мимо меня отдал младшему. К тому же и адъютанта отнял у меня. Чего ради он так делает? Знатно, для своего интересу ".

 Обижен старый воин смертельно.

"Токмо-де светлейший князь не думал бы того, чтоб князь Димитрий Михайлович Голицын, и брат ево князь Михаила Михайлович, и князь Борис Иванович Куракин, и их фамилии допустили ево, чтоб он властвовал над ними. Напрасно-де светлейший князь думает, что они ему друзья… Ему скажут-де: „Полно-де, миленькой, и так ты над нами властвовал, поди прочь!“ Правда, светлейший князь не знает, с кем знатца. Хотя князь Димитрий Михайлович манит или льстит, не думал бы, что он ему верен. Токмо для своего интересу ".

 Речи Бутурлина, со слов Дивьера. Впоследствии он будет держать ответ в застенке, под кнутом палача, сотоварищей его допросят в их домах, без пристрастья.

 С первыми дуновениями весны состояние больной царицы ухудшилось. С февраля она безотлучно в Зимнем, веселье в её покоях стихает. Недуг загадочен – явно поражены лёгкие, чахотка, но необычная. Стеснено обращение крови, весьма загустевшей, отчего распухают ноги, мутится память. Кровопускание и прочие испытанные средства не приносят облегчения.

 Покоясь в кресле, она смотрит военный экзерсис. Поток сине-красных мундиров, послушный рокоту барабанов, а над крепостью взлетают комки дыма и пушечный гром бьётся в окно. Вот лучшее лекарство! Заботится Александр…

 Бумаги, которые он приносит из Верховного совета, она подписывает, едва взглянув. Прожекты, кроме военных, утомляют. Придирчиво изучала рисунок узора для чепраков, коими украсятся лошади кавалергардов. Пистолетом нового образца, облегчённого, тешилась, как дитя игрушкой, и, утвердив, положила под подушку. Князь проглотил смешок, лицом посуровел.

 – Этак спокойнее, матушка.

 Откушав с ней вечером, он часто ночует во дворце, в своих апартаментах. Если что потревожит матушку, прибежит стремглав. Доктору, ближним фрейлинам приказано разбудить, не мешкая ни минуты.

 – Есть злое намерение против тебя. И мне грозят, слуге твоему.

 Заговор? Глаза царицы молят – скажи, мол, прямо!

 – Синьор Лини – помнишь коришпондента этого – так ведь и не прибыл. Куда делся?

 Притворщик находится за решёткой, Стефано пытается вызволить сего редкого ловкача – деньгами светлейшего князя. Жаль ведь губить талант… Но её величеству вовсе незачем знать правду.

 – Может статься, матушка, свои же товарищи помешали. Разобрались, кому он пишет, что пишет… А сами, может, около нас тут… Есть, есть в Питере английские клевреты. Слежу я за одним коммерсантом. Да ты, матушка, не пугайся! Рассеются враги твои, яки дым. Покуда я тут, с тобой…

 – Один лорд пророчит: война весной разразится. Пари держит на тысячу фунтов.

 – С нами война?

 – С кем же ещё…

 Вызвал улыбку на бледном отёчном лице. И тотчас погасил.

 – Бог весть, буду ли цел… Змея тихо ползёт… Расстроилась? О себе молчу, молчу. Ну, коли настаиваешь… Бояре, вишь, недовольны. Хотят, чтобы ты решение объявила. Волю твою, насчёт наследника… А требуют ведь от меня. Не верят мне. Будто я двуличен, будто из корысти какой… Измышляют невесть что… Известно, злыдни, завистники. Бутурлин адъютанта натравлял на меня. Так вот… Сегодня с тобой, а завтра пальнут из-за угла…

 Исподволь внушает Данилыч царице – единственный способ унять распри и интриги между вельможами, обезопасить его, неусыпного сторожа, а следовательно, и её священную особу – это подписать завещание. Матушка со всех сторон обретёт безопасность. Чужеземные агенты ведь среди придворных ищут сообщников, как им иначе действовать? Значит, необходимо полное единение вокруг престола. Пусть отринет она суеверие, хуже ей не станет, когда подпишет, – напротив, почувствует облегчение, исполнивши монарший долг.

 Согласилась наконец, упрямица.

 Документ сдан в Верховный тайный совет, где содержится в запечатанном ларце.

 Трон завещан царевичу Петру, управление же, до совершеннолетия его, поручается Верховному тайному совету и двум царевнам. Каждой из них назначено по одному миллиону рублей единовременно и по триста тысяч на приданое. Им же достанутся личные драгоценности царицы, столовое серебро и золото, а поместья перейдут в собственность Скавронских. Елизавете указано выйти замуж за князя – епископа Любекского, двоюродного брата Карла Фридриха, а царевичу жениться на Марии Меншиковой.

 Герцогу надлежит купить на казённые средства дом в Петербурге и притом способствовать ему в получении Шлезвига и шведской короны. Потомство царевен имеет право на российский престол лишь в том случае, если Пётр Второй умрёт бездетным.

 Став полновластным государем, он не должен требовать отчёта от своих опекунов. Стало быть, регенту, коим мнит себя светлейший, предоставляется свобода рук.

"19 марта. Тезоименитство светлейшей княгини Дарьи Михайловны ", – вывел секретарь большими буквами, вдавливая перо.

 Справили с необычайной пышностью.

 Утром играли величальную музыканты, присланные царицей, – очень желалось ей участвовать, увы, немощна. Потянулись с поздравлениями подчинённые князя. Дивьер рассыпался в политесах, вид имел покорнейший. Стремясь удружить, отыскал в Курляндии человека, служившего в европских государствах, опытного церемониймейстера.

 – Хоть завтра вызову. Шляхтич Клокман мечтает поступить к твоей светлости. На всех языках чешет.

 Данилыч потрепал зятя по плечу.

 – Дельно… Оставайся откушать.

 В зале поставлены скобой три стола – за двумя высшие чины империи, за одним иноземные послы и три немецких принца. Накрыто и в других помещениях. "В Плиточной кушали генерал-майор Шаховской, четырнадцать штаб-офицеров и пять дамских персон ". Вельможа, ведущий свой род от Рюрика, верно, завидует тем, кто в зале, но роптать не смеет, смотрит на хозяина подобострастно. Данилыч с бокалом в руке ходил по комнатам, "трактовал всех ", друзей и противников, недосуг ему было вглядываться, мысленно срывать маски. Улыбался с неизменным радушием, сыпал шутки, лихо вскидывая голову и дёргая себя за ус.

"А светлейшая княгиня кушала в Ореховой, и с ней пятнадцать дамских персон " – сестра Варвара, супруги сановников. Пируют в святилище, вопреки обычаю, – Дарья настояла. Изволит отныне еженедельно собирать женскую компанию.

 – И у меня будет салон.

 – Славно, мать моя.

 Данилыч уважил чуть не каждого ласковым словом, пригубив из бокала, пьянел он от ощущения успеха, могущества. Гости наперебой зазывали его, хмельное блаженство, хмельная преданность читались на лицах, сейчас одинаковых до смешного. Задержался перед дипломатами, – Рабутин произнёс старательно сочинённый тост.

 – Подобно Пенелопе ждала Дарья своего Одиссея, возлюбленного супруга Александра, которого труды и сражения надолго отвлекали от мирного очага.

 Про Марию, прекрасную юную нимфу, сказал, что бог Гименей взял её под особое покровительство. Царственно суждено сиять принцессе, как, впрочем, и восхитительной младшей сестре её. Сладко щурился Рабутин, протягивая бокал второму в гистории великому Александру, стратегу и благодетелю русских.

 Цесарь о готовящемся обручении извещён и, по словам посла, весьма доволен.

 Угощение для детей в, зимнем саду. К шести часам, когда в зале гремел полонез, пожаловали Петруша с Натальей. Музыку дробила пушечная пальба с набережной. "Погода была ясная и тёплая ", сумерки запаздывали, но, едва загустев, взорвались – забушевал, фейерверк. На крыше дома зажглось:

"Виват великой княгине Дарье ".

 Жена князя имперского, но титул кое-кого ошеломил. Великая… По здешним меркам, слишком высоко. Монарший титул… Данилыч распорядился, мастера огня исполнили. Буквы сажённые, полыхают ярко, всей столице видны.

 Нате, завистники!

 Царевичу привольно, занятно у светлейшего. Бывает запросто, без зова, всегда с Натальей, в отроческом неведении. Данилыч озабоченно твердит:

 – Чур, не проговориться!

 Жених, невеста – эти слова ведь жгут язык, особенно женский. Царица жива, завещание в тайнике. Разглашать последнюю волю её – преступление. Правда, шепчутся многие: видать же, как обхаживают наследника. Взад-вперёд катается через Неву. Лошадей его распрягают, чистят, кормят отборным овсом, санный возок красят, чинят. Гадают горожане:

 – Неужто оженят!

 – Одна дорога – к губернатору. Присушили…

 – Не по себе Меншиков дерево ломит.

 – Отчего?

 – Царская кровь… Не ровня Меншикову.

 – А род царский от кого пошёл? От мужика… От такого же пня, как ты.

 – Не-е… Цари от царей.

 Петруша, едучи мимо, достаёт медяки из бисерного кошелька, бросает зевакам.

 – Хочу, – сказал он князю, – чтобы меня окружали счастливые подданные.

 – Похвально, – ответил Данилыч. – Авось получится у вас… Если будете хорошо учиться. Вы ленитесь вычислять. Напрасно, наука о числах есть главнейшая. Господин Гольдбах вас приохотит. Он умнейший в Европе математик.

 – Не люблю цифры.

 – Без них нельзя. Господин Гольдбах вам понравится, он был в разных странах.

 – Он метко стреляет?

 Тьфу, заладил… Потянет ведь академика в лес, на зайцев. Увлечение чрезмерное. Ванька Долгорукий сбивает, помоги Бог отлучить бездельника. Ещё в пьянство малого совратит. Подальше бы от Долгоруких…

 Математик артачился – недостоин-де такой чести. Данилыч набавлял жалованье, улещал, сама царица просить велела. Запомнила Гольдбаха, потрясена его новогодней речью во дворце. "Чудо! – восклицал он. – Науки ныне цветут на севере, солнце для них – мудрая щедрость государыни ". Данилыч посылал уговаривать Остермана, Блументроста. Положили две тысячи рублей в год с казённой квартирой и отоплением. Скупиться грешно – воспитываем будущего монарха.

 Мартовские вьюги препятствуют вылазкам за город, инфант и Сашка рвутся с ружьями на балкон. Дурацкий у мальчишек плезир – ворон громить. От обоих в доме лихорадочное беспокойство. Сашка влетел к отцу в Плиточную в самый разгар беседы с вице-губернатором.

 – Царевич дерётся!

 Ещё разнимай их!

 Мария над ними не властна. Ей бы твёрдости к брату, а к жениху – ласки. Шестнадцать лет уже… Данилыч негодует, ему, что ли, обучать дочь обхождению с женихом? Должны женщины… Елизавета привадила его бесстыдством, пример, конечно, дурной, но уж коли раззадорила племянника… Машка тоже кровь с молоком. Которые гран-кокет, те, смотришь, бочком к кавалеру, да платье спустят с плеча или другое что деликатно оголят, глазками, бровями ведут баталию, – и полонён кавалер. Товар честно кажут. Александра – та живо сообразила бы, воструха…

 Отрок мужает, а Машка с ним по-детски… Книжками, картинками развлекает. Правда, образованна, неглупа – может, Пётр Второй займёт ума у супруги, коли своего нехватка будет.

 Машка – царица…

 Видится она отцу на троне, одетая в бархатное, малиновое – к лицу оно рыжеватой – либо в амазонском уборе, верхом на белом коне. Терять дружбу с гвардией не расчёт. Полки кричат "виват " императрице, дочери любимого фельдмаршала… Сладостны воображаемые картины, до боли сладостны, порой и страшно становится. Лучше не загадывать…

 Но как обуздать воображение! Да и зачем? Великий государь безоглядно кидал вызов фортуне, чего достиг бы он, оробев перед богиней?

 И снова артиллерийские салюты, виваты бушуют в воображении, – царевич ведёт Машку в свой дворец. Верно, и зодчий слышит шумное новоселье, раскладывая чертежи, рисунки. Дворец Петра Второго… Работные, топча талый снег, уже отмерили, обозначили колышками участок, – весной закладка. Здание в три этажа – пора Петербургу вверх расти – встанет фасадом к Неве, справа Двенадцать коллегий, слева княжеский бург, домовая церковь светлейшего, взметнувшая острый шпиль. Дворец Петра и Марии…

 Даст Бог, и свадьба тут… Рядом будут жить – одна семья, почти под одной крышей. Вот в чём авантаж. Разумеешь, Андрей Екимыч? Ох, как трудно сдержаться, не высказать! Непроницаем зодчий, губы крепко сжаты, осуждает небось… Сумасшедшее, мол, роскошество. Инфанту и в Зимнем предовольно места. Завистники скажут – Меншиков государственной казной завладел, тратит, словно из своего кармана, как при царе, бывало…

 Броня от нападок – августейшее имя. Царица одобрила постройку. Екимычу, святому бессребренику, градус, по ходатайству светлейшего. Трезини теперь полковник, значит, потомственный дворянин российский, годовых имел тысячу, ныне оклад тысяча семьсот. Пусть старается…

 Декор дворца скромен, Данилыч предпочёл бы более пышное обрамление – колонны, балконы. Екимыч отвергает их, напоминая об экономии. Гладкость стен разлиновал пилястрами снизу доверху, парадный вход приподнят, к нему с обеих сторон вбегают две лестницы.

 – Я по старинке, как государь велел, – говорит зодчий благоговейно.

 Грустит искусник – замедлилось городовое строительство. Тоскует о прошлом, когда вырастал по берегам строй пилястров, взметая клинки шпилей. Что для него дворец инфанта? Прихоть… Жаждет строить Академию художеств, палаты школьные, гошпитальные. Живёт блаженный, яко в небесах, дальше чертежей своих ничего не видит. Политики вовсе чужд.

 5 апреля, в день рождения Екатерины, три полка выведены на Неву по приказу светлейшего, – Ингерманландский и гвардейские. Ледовый плац ещё держит. Застрочил беглый огонь, с крепости и с Адмиралтейства грянули орудия. Царица сидела в кресле против окна, наслаждаясь пороховой грозой. Александру, стоявшему рядом, пожимала руку. Потом, понуждая непослушные ноги, вышла в приёмную, где собрались тайные советники. Благодарила за поздравления.

 – Спасибо, господа… Я довольна вами… Мой супруг радуется.

 Спешила удалиться. "Министрам поднесено было по чарке водки ". Пили в молчании. Плоха государыня. Двинулись к лейб-медику, набились в каморку, с опаской вдыхая ведовский аптечный дурман. Толстяк Блументрост, потный, в расстёгнутом камзоле, закатав рукава сорочки, скоблил узловатый корень.

 – Валериана, помогает сердцу, – пояснил он. – Болезнь её величества осложнилась водянкой.

 Надеется медик. Луна, вишь, вступила в фазу, благоприятную для леченья.

 Данилыч вернулся к царице. Узкий круг близких остался при ней. Было ещё светло, обязательный фейерверк врезался в небо, назойливо чертил неяркие узоры. Нежные отсветы – красные, зелёные – проникали в спальню. Воительница храбрилась, сегодня ей гораздо лучше.

 – Канонада полезна, – говорила она по-немецки зятю. – Я заметила на войне… Баталии совершенно меняют воздух, дышится божественно.

 И по-русски, дочерям:

 – Ему-то откуда знать!

 Презрев медицину, велела откупорить бутыль венгерского – тоже, мол, дивное средство. К увещеваньям глуха. Кто унылой миной омрачит праздник, – осушит штрафной кубок. Данилыч, дабы отвлечь от кружки, напомнил:

 – Матушка, парсуны-то ведь готовы! Прости, из ума вон…

 Писал её величество француз Каравакк, русский живописец исполнил по высочайшему заказу полдюжины копий. Князь послал за ними. Полотна вправлены в тяжёлые золочёные рамы. Князь поставил их на кровать.

 – Гляди, матушка, одинаковые!

 Женщина в раме на десять лет моложе, полные щёки пылают, чёрные глаза блестят, алчут плотских плезиров. Царица, любуясь той, прежней, отхлёбывала вино.

 – Анна! Подойди!

 Подала знак Александру Он догадался, смахнул с портрета невидимую пыль, вручил царевне. Затем Елизавете. Одарила Левенвольде-старшего – пусть хранят в баронской семье, и младшему будет память. Награждён портретом, по совету светлейшего, старый Сапега – за то, что принял русскую службу. Произведён в фельдмаршалы, весьма может быть полезен в спорах с Польшей из-за Курляндии.

 В десятом часу царица пожелала родне, кавалерам спокойной ночи. Голос её слабел. К полуночи поднялся жар. Прибежал Блументрост – без парика, лысый, задыхающийся. Притворно журил, будто недуг не что иное, как каприз.

 – Ай, Алексевна, набедокурила! У зайца заболи, у волка заболи, у лисички! На-кось, глотни!

 Немец, родившийся в Москве, он чуть не полвека при дворе, обращаться с коронованными привык по-свойски, на правах семейного врача.

 – Снотворное? Пфуй!

 Упрашивал и Данилыч. Боится она этого снадобья, подозрительность напала. Бывает с ней… Вдруг чудится – отравили её. Однажды конфеты показались кислы…

 – Проснёшься, матушка… Яко зорька ясная.

 Нет, бунтует, выбила чашку из дрожащих пальцев старика. Солдатская брань срывается с уст. Раус, вон докторов! Они уморят её. Блументрост пятится к двери, лицо опавшее, горестное.

 Больная промаялась всю ночь. Анна Крамер клала ей на горячий лоб прохладные тряпки, смоченные уксусом, поила чаем из трав. Эльза тихо играла на фисгармонии псалмы из тетради Глюка, Александр развлекал беседой, извлекая из памяти былое, походное. Наконец лихорадка унялась, царица задремала. Князь направился к себе. Он снова квартирует в Зимнем – скоро распутица, безумием было бы разлучиться сейчас с Катрин.

 Спальня здесь ещё чужая. Дома делфтские птицы назойливы, тут без них чего-то не хватает, стены расчерчены тонкой лепкой, голо и пусто. Что готовит судьба? Раздевшись, дольше обычного творил молитву, задул свечи. Сдаётся – влетели пернатые, шумят крыльями в темноте.

 Невидимо, зловеще…

 – Призывает Бог матушку.

 Сказал домашним с печалью искренней – ничто не вечно в сём бренном мире, опочил фатер, покидает нас его подруга, завершится эпоха, быть может, лучшая в его жизни. А в истории самая блестящая.

 Недуг царицы, загадочный для врачей, поразил лёгкие, сердце, жилы, проводящие кровь, настигает приступами, каждый раз более жестокими. Боли в груди, ломота в членах, обмороки, истощенье сил…

 – Эй, Александр! Меня… знаешь как одеть.

 – Заладила, матушка.

 Ранит его отрывистый, повелительный шёпот. Сказала раз – и довольно. Амазонское её – синее с красным воротником, цветов Преображенского полка, в коем она полковница, – принесено в спальню, висит в гардеробе, чтобы под рукой было для похорон.

 – Весна на дворе, – произнёс Данилыч мягче. – Встанешь.

 14 апреля Нева вскрылась, белый плац в оспинах пыжей, истоптанный войсковыми ученьями, смотрами, тает, рушится! Троекратно пальнула пушка в крепости, поднят штандарт. Светлейший дополнил ритуал – гвардейцы маршировали под окнами царицы, с музыкой и с барабанным боем.

 Медикамент крепкий, ободряющий. Благодарная улыбка была наградой князю.

 – Чаще устраивай!

 Требует доложить, что на пушечном дворе готовят к лету, что на галерной верфи. Так вот с ней – полегчало, и уже в седле чует себя.

 – Твоя воля… Съезжу, доложу.

 Помолчала. Тень грусти пала на лицо.

 – Друг мой, – услышал он. – Теперь твоя воля.

 Такое признание – впервые… И столь ласкова… Данилыч наклонил голову, приложил руку к сердцу – волнение испытал неподдельное.

 Момент благоприятный…

 – Матушка, – начал он. – Донесли мне… зависть человеческая ненасытна. Жаль огорчать тебя… Есть мерзкая фронда, мне грозят, тебя смеют поносить гнусными языками. Мои люди эти злые намерения раскрывают. Составлю указ, принесу тебе, сама рассудишь.

 Отнеслась с доверием.

 Одна её подпись, под завещаньем, – есть, необходима вторая. Светлейший сознаёт – с кончиной царицы он потеряет главную свою опору. Весьма уязвим окажется, если заранее не устранит врагов – силой высочайшего указа.

 Улики против Толстого, Дивьера и прочих, хранившиеся дома, перенесёны во дворец, в укромное место. Наступает время дать им законный ход. Но что в тех доносах? Разговоры? Преступные, но разговоры меж собой. Мало, мало… Наказание должно быть суровым.

 За оскорбление величества…

 Нет тому доказательств, так будут. Только толково взяться. Светлейший два часа наставлял Горохова.

 – Волконскую оставь, пустая баба. В город тебе шляться нечего, при мне изволь находиться. Поскучает твоя мамзель.

 – Дразнишь, батя.

 – А что? Томит доброго молодца?

 – Жениха ей найди…

 – Дворянина, богатого? Дьявол с ней! Наш интерес в Зимнем.

 Царица, как только ослобонит пароксизм, обращается к Бахусу. Блументроста до слёз доводит. Новая блажь у неё – темноты, тишины не терпит. В гостиной танцы – катят её туда, в кресле. Даже когда ей худо, велит дочерям забавляться, гонит их. Грустную мину являть не сметь, – штрафной кубок за это, как бывало в компании у Петра.

 – Где пьют, Горошек, там и болтают.

 Шумно по вечерам в покоях Елизаветы. К ней присоединяется Анна, часто без мужа, участвуют фрейлины, в том числе Анна Крамер, особа услужливая. Щеголяет, меняя ежедневно кафтаны, Дивьер – дамский любимец.

 – Хитёр мой зятёк, да и у него, Горошек, язык с умом расходится.

"16 апреля, во время Ея Величества жестокой болезни… "

 Слова эти повторяются в розыскном деле. Дата в судьбе Дивьера чёрная. Не догадывался осторожный полицеймейстер, что за каждым шагом его следят.

"…все доброжелатели Ея Императорского Величества были в великой печали, а ты в то время, будучи в доме Ея Императорского Величества, не токмо не был в печали, но веселился. Плачущую Софью Карлусовну вертел ты вместо танцов и говорил ей, не надобно плакать, для чего ".

 Нужды нет, что веселье угодно государыне. Дивьер просто вертел племянницу Екатерины – танцы, читай, неуместны, он один нарушил приличие.

"Анна Петровна стояла у стола и плакала, и ты не встав, не отдав должного решпекта говорил – о чём печалисся, выпей рюмку вина ".

 Вошла Елизавета, он и ей отказал в решпекте, сидел на кровати. "Чинил ты и прочие злые поступки ". Возмутитель ещё на свободе, а список прегрешений составлен, в нём тринадцать пуктов, продиктованных светлейшим. Иноземца, безродного графа легко изобразить главным злодеем.

 Важно настроить вельмож. В "Повседневной записке " замелькало – "беседовал тайно ". Прежде всего с высшими чинами. Голицын – единомышленник, канцлер Головкин флегматичен, бережёт свой покой, но покладист. Угостив обоих обедом, Данилыч едет с ними к Остерману, который встречает хрипя, кутаясь, испуская стоны. Потчует прокисшим вином, говорит уклончиво, – навещать его, притворно хворого, придётся ещё не раз. Наконец санкция министров получена, светлейший зовёт к столу мелкую сошку – с нею проще.

 Формируется суд. 24 апреля Дивьеру сообщено, что её величество вызывает его к себе. Дежурить в покоях царицы князь поставил Горохова.

 – Попросишь обождать, – сказал ему патрон. – Чур, без грубости, а то как шарахнется… Канитель тогда… Я буду у царицы, как выйду, ты в сей момент ко мне…

 Екатерина перенесла накануне очередной приступ, ободрилась немного, Александра поддержала – да, пора пресечь козни смутьянов. Когда он вышел, пробило два пополудни. Часы английской работы, с медным циферблатом, увенчаны фигурой двуликого Януса, бога на связи времён, смотрящего в прошлое и в будущее. Он должен был остаться в памяти светлейшего и его врага. Князь сдерживал ликование, шагнув вперёд, – рука на эфесе шпаги.

 – Постой-ка, Антон! Матушка наша приказала… Обязан тебя арестовать.

 Сказал спокойно, по-свойски. Подобные дела надлежит исполнять без шума – тем более во дворце. Дивьер опешил. Потом медленно, как бы в растерянности, начал вытягивать шпагу. "…показывая вид, что отдаёт шпагу, вынимает её с намерением заколоть князя Меншикова, стоявшего сзади его, но удар был отведён ", – записал саксонский посол Лефорт. Горохов отнял оружие, светлейший снял с графа "кавалерию ", сиречь орден Андрея Первозванного, голубую ленту. Совершил то, что давно лелеял в мечтаниях.

 Полицеймейстера тотчас под конвоем отправили в крепость. Туда же прибыли члены суда – Голицын, Головкин, генералы Дмитриев-Мамонов, Юсупов, Волков, обер-комендант Петербурга Фаминицын. Последние четверо – подчинённые князю по службе. Сам он отсутствовал, предпочёл держаться в стороне, – ему докладывают.

 Тринадцать вопросов задано арестанту, пока без "пристрастия ". Её величество ждёт ответов добровольных, честных. Дивьер защищался, некоторые "дерзости " забылись, но в оскорблении коронованных особ неповинен.

"Вертел ли вместо танцев плачущую Софью Карлусовну или нет, не упомню, а такие слова, что не надобно плакать, помнится, говорил, утешая ".

 Увидев Елизавету, он встал с кровати, а царевна Анна беспокоиться не велела. Вообще поведение его в тот вечер представлено ложно. Судьи, как было условлено с князем, вознегодовали. Упорствует преступник. А тянуть следствие нельзя, надо закончить его, покуда царица в здравом уме.

 – Её величество увещевает тебя, – говорят судьи. – По-христиански объяви, к кому ты ездил и советовался. Известно же – имеешь намерения против воли её величества. Нам велено всё сыскать и искоренить ради государственной пользы. Если не объявишь всех, кнута попробуешь.

 Под пыткой Дивьер называет имена. О веселье во дворце в дальнейших протоколах ни слова – на бумаге то, что светлейшему всего важнее. Существует "собрание ", сговор лиц, ему враждебных. Пытались вмешаться в порядок наследования престола – деяние противозаконное, которое могло вызвать в России "великое возмущение ". Кроме того, толковали, основываясь на слухах, о свадьбе наследника, в тоне оскорбительном для фамилии светлейшего князя.

 Двадцать пять ударов кнута превратили спину Дивьера в кровавое месиво. Он признал – совещался с Бутурлиным, с герцогом. Карла Фридриха не тронули, Бутурлин, не дожидаясь палача, выдал своих собеседников. Допросы велись ускоренно, дух застенка вселял ужас. Толстой клялся:

 – Желали мы с Иваном Иванычем, чтобы Елизавету Петровну помазали… Опасались царевича и бабки его, мстить она будет.

 Горшей вины за ними нет, но Толстого суд, покорный светлейшему, приговорил к смерти, наравне с Дивьером. Старец имеет престиж при дворе, способен вредить. Пожалеет его царица, ну, заменит казнь ссылкой – и то профит, в политике и в коммерции лучше больше запрашивать, дабы без крайнего убытка сбавлять.

 Так и случилось.

 – Ты злой человек, – услышал Александр. Лицо её вздрагивало от боли, дышала натужно, однако он три раза перечёл приговор, и она прерывала, морщила лоб, собирая в уме всё, что ведомо ей об осуждённом.

 – Меня спросят… Там…

 Актом милосердия завершает матушка своё правление, грешно, находясь на пороге иного мира, посылать людей на виселицу. Досадно светлейшему, но спорить язык не повернулся.

 6 мая "было пасмурно и великий ветер " – погода губительная при грудном недуге. Царица металась в жару, в бреду. В предспальне столпились посетители, к ним выходил убитый горем лейб-медик, лопотал едва внятно. Нарыв, созревший в лёгких, лопнул и отравляет весь организм.

 Исправленный текст указа подписан, – Данилыч с утра при ней, успел подать, вложить перо в ослабевшие пальцы. Больная ещё узнавала его. В полдень боли схлынули, но сознание начало стремительно гаснуть. Губы шептали что-то. Эльза, смахнув слёзы, наклонилась над ней.

 – Ая жужу лача берне…

 Екатерина смотрела на близких невидяще, странная, робкая улыбка озаряла черты: должно быть, другие лица, очень давние, рисовались ей, и сама она – Марта, босоногая девчонка, качала младенца в бедной латышской избе.

 – Пекайна ми кайиняс…

 Баю-бай, пушистые медвежата! Отец ушёл улей искать в лесу, мать по ягоды… Поняла только Эльза, урождённая Глюк, она опустилась на колени и разрыдалась. Царевны, стесняясь мужчин, смущённо всхлипывали. Александр стоял с миной строгой, скорбной, слёз выжать не мог, разные чувства теснились в нём.

"…ввечеру и прочие министры и генералитет во дворец все съехались, также и прочих штаб– и обер-офицеров немалое число, и в девятом часу пополудни волею Божьей Ея Императорское Величество отыде от сего света успением в вечный покой ".

 Конец её был тихий. Спокойно, на диво спокойно прекратилось царствование. Данилыч ощущал плечом верных офицеров – выручат в случае чего… Вдруг кто-то затеет бунт. Нет, безмолвно за окнами, в серых сумерках сомкнули ряды гвардейцы, полк под его командой, надёжные преображенцы.

 Духовник читает отходную, у тела усопшей одни близкие. Тайные советники ждут в предспальне, сановные – рангом пониже – в передней. Ждут его – первого вельможу, с этой минуты – регента. Он передаст трон наследнику. Острое, радостное волнение вскипало в нём, изгоняя страхи, жалость. Звать царевича, звать немедленно…

 Бой часов, протяжный, погребальный… Двуликий Янус, осклабившийся насмешливо, напомнил – поздно! Поздно для церемонии, для желанного торжества Отложить до утра повелел неуступчивый бог.

 – Господа, – сказал он, – опять мы осиротели. Потеряли отца отечества, теперь вот матушку нашу. Тревожить его высочество я не смею, прошу пожаловать завтра. Будем присягать государю императору Петру Второму.

"Его светлость с генералами пошёл к себе и по некоторых разговорах, покушав, лёг спать, а некоторые господа кушали в передней и уехали, а иные в передней спали. "

 Себе казался князь персоной величественной, твёрдым, отважным правителем, внушающим повиновение. Многие же из присутствующих увидели человека постаревшего, утомлённого суетой, ночными бдениями, но который при этом судорожно выпячивал грудь.

 

ПРЕДЕЛ

 Наутро два полка гвардии стянуты к Зимнему. Новость уже обежала казармы, жилища, и везде спокойно, ни намёка на смуту, на какое-либо своеволие. Ветераны, делившие с великим царём и царицей походы, проронили слезу.

 Светлейший встал в пять часов, без надобности разбудил домашних, поспешил во дворец, – нетерпенье толкало, ход времени хотелось ускорить. Ещё раз простился с покойницей, взглянул на Эльзу – лицо мокрое, уродливое, на руке капли застывшего свечного воска. Тотчас вышел из спальни – сам выказать скорбь не мог, совестился. Долго шагал по пустым покоям, предвкушая свою викторию и не веря. Вдруг подменили завещание царицы … Или уничтожили… Заговор, обманувший бдительность Горохова и его людей.

 К восьми часам в зале собрались сановники и генералы – не менее трёхсот персон. Князь предстал перед ними в тёмно-коричневом кафтане, расшитом неброско, при всех орденах. Прежде чем заговорить, вздохнул, поднял очи горе. Объявил коротко, суровым тоном о кончине её величества от чахотки.

 – Извольте, господа, слушать тестамент… Последнюю волю матушки нашей, – пояснил он иноземное слово, внесённое в обиход.

 Действительный статский советник Степанов страшно медлит, отпирая ларец, извлекая жёлтый конверт с пятью печатями, тот самый… Обломки сургуча падают беззвучно, поглощаемые ковром. Бумага, сложенная вдвое…

 Та самая…

 Голос у Степанова ломкий, хилый для сей оказии, с натуги повизгивает. Данилыч сверяет читаемое, – текст в памяти чёток, а в душе колокола гудят, благовест пасхальный. Свершилось. Царевичу трон, царевичу… Кто посмеет оспорить? Воля царицы… Нет, по сути его воля – регента при малолетке. Зал безмолвен, на лицах благонравное послушание. Елизавета стоит печальна, ни кровинки на щеках, Анна холодновато-надменна, как всегда. Чай, довольно им – по миллиону каждой да ежегодные выплаты, рухлядь всякая…

 С царевнами обговорено заранее, едва ли противность учинят.

 Наследник престола женится на Марии Мешниковой. Объявлено, закреплено… Светлейший опустил голову, сдерживая ликование. Молчит общество, кто мешать пытался, тех здесь нет.

 Дочитал Степанов.

 Инфант – отныне царь, слушая тестамент, сидел на возвышении в креслице возле трона. Таращил глаза, вытягивался, как бы узрев нечто поверх голов. – батюшка-князь велел не сутулиться.

 – Господа, присягаем государю!

 Тон обретал Данилыч всё более властный. Улыбнувшись царю по-свойски, ободряюще, выхватил шпагу, отсалютовал ему, опустил и держал на весу, пока Степанов произносил слова присяги, а собрание гулко, молитвенно повторяло. Отрок слез с креслица, смотрел на сверкавший клинок пристально, зачарованно.

 – Теперь, ваше величество, выйдем к войску.

 Взял руку отрока, мягкую, доверчивую, вывел его на балкон и жадно вобрал весеннего воздуха в лёгкие.

 – Государю нашему, Петру Второму… Ура!

 Дружно, истово ответили, как и следовало ожидать. Воцарился внук Великого Петра, мужчина. Трон подобает сильному полу. Отрок смущался, мановениями изъявлял признательность, милость, говорил что-то, глохшее в грохоте, – пушки палили с крепости, с двух императорских яхт, с двух судов военных, бросивших якорь перед дворцом.

 Упоительный гром победы…

 – Я уничтожил фельдмаршала.

 Вилки, бокалы застыли в воздухе. Царь появился в столовой внезапно, обедающие в смятении немалом – все, кроме хозяина, посвящённого заранее. Отрок серьёзен, с ним Остерман – ныне главный воспитатель. Торжественно подаёт питомцу свиток, перевязанный алой ленточкой.

 – Господин генералиссимус…

 На середине длинного слова царь запнулся и, осердясь, топнул ножкой. Князь, встав из-за стола, принял указ, поклонился. Пётр, поздравляя с новым званием, ввернул полюбившуюся латынь.

 – Принцепс… Вале…

 Привет, мол, принцу.

 Затем под аплодисменты удалился в свои покои – кушать с детьми. Со дня смерти царицы живёт у Меншиковых, тут весело, вкусно.

 – Сподобился я, – говорит князь, чокаясь с вельможеством. – Служба не пропадает. Ещё Пётр Алексеич, незабвенный отец наш, обещал мне, да не успел…

 Генералиссимус… Наконец-то!

"Сей чин коронованным главам и великим владеющим принцам приличен ", – писал император, размышляя о рангах воинских. Нет, не обещал камрату, соврал Данилыч. Вожделенно мечтая, он глубоко впечатал в память сей параграф. Владетельным принцам… Что ж, Рабутин твердит – вот-вот почта доставит цесарский манифест. Землица козельская, правда, с копейку…

 Всё же герцогство.

 Насчёт обрученья с Остерманом условлено – царь будет свататься, соблюдая все онёры. Четвёртый день, как прибрал Бог царицу, две-то недели траура надо дотерпеть.

 Тех, кто хотел помешать союзу, нет в Петербурге. Толстой и сын его сосланы на север, в Соловецкий монастырь, где их велено "розсадить по тюрьмам " и "меж собою видетца не давать ". Даже в церковь выпускать их порознь, под караулом. Каморы холодные, пища скудная. Для старца, больного подагрой, кара по сути смертная.

 Дивьера и Скорнякова-Писарева везут в Сибирь – до Тобольска вместе, оттуда в разные дальние города. Анна Даниловна напрасно взывала к милосердию – светлейший брат на её мольбы не ответил. Жёнам осуждённых жить в своих деревнях "где пожелают ", но безотлучно.

 Поплатилась за дерзкий свой язык Волконская, – ей приказано пребывать в Москве и в поместьях. Наказаны её друзья – Маврин определён на службу в Тобольск, обер-секретарь Синода Черкасов – в Белокаменную, описывать церковное имущество.

 Арап Ганнибал был осторожен, в салоне держал язык за зубами, – не помогло, светлейший почёл нужным удалить фаворита княгини. Быть ему в Казани, осмотреть старую крепость, – буде её чинить безвыгодно, пусть сооружает новую, по наилучшим образцам европским.

 Среди ссыльных – Иван Долгоруков. Отзывался о Меншикове неуважительно, а главное, пьяница он, распутник, пустобрёх, вовлекал инфанта в пороки.

 Фортуна покорна князю.

 Месят весеннюю грязь телеги с колодниками, кони драгун-конвоиров. В опустевших особняках обыски – чиновники, снаряжённые судом, роются в сундуках, гардеробах, вспарывают перины, подушки, допрашивают слуг. Нет ли тайников с оружием, с ядом, с подмётными письмами? Старания обнаружить зловещий заговор безуспешны. Однако суд, что ни день, строчит распоряжение под диктовку его светлости – ужесточить судьбу преступников, отнять у них чернила, бумагу, изолировать, следить за каждым шагом, подробно докладывать – во исполнение высочайшего указа.

 Подпись Екатерины действует.

 Верховный тайный совет наблюдает расправу безмолвно, доверие к Меншикову являет полное.

 – Поправши злых, сотворишь благо, – поучает Данилыч сановных и простых. – Сдаётся, Россия избавлена от потрясений. Царя все любят, и есть за что. Душа у него ангельская.

 Дарья не нахвалится.

 – Все угодья в нём, – сообщала она подругам. – Пригожество, разуменье… Старших как почитает, поискать нынче. Голубочек наш… Мужа истинно обожает.

 16 мая на похоронах Екатерины царь тёр глаза до покраснения, щёку смочил слюной. Обряд справили поспешно. Три пушечных удара созвали вельмож на панихиду, затем под "минутную стрельбу " гроб водрузили на "великие, убранные чёрным бархатом сани ", и восемь лошадей цугом повезли их по набережной до Почтового двора, где стояла лейб-гвардия "с ружьём и со свечами ". Окутанная чёрным галера пересекла Неву, сановная публика на двух других галерах, а светлейший с царём в малой барке отдельно. В церковь Петра и Павла военные внесли гроб на плечах, князь не прикоснулся.

 Ветер задувал свечи у гвардейцев, оцепивших храм, они ладонями оберегали огоньки, почти невидимые, – день был солнечный. Положили царицу рядом с августейшим супругом.

 Вечером царь и Наталья в Меншиковых палатах, невзирая на траур, забавлялись. К огорченью Дарьи, расшумелись. Веселье рвалось сквозь тёмные шторы на улицу, смущало прохожих. Странное впечатление произвела на петербуржцев погребальная церемония, отмеренная по часам, по минутам, скупо и торопливо.

 Похоже, радуются вельможи, избавились от спутницы Великого Петра.

 Шумно здесь и на следующий день. Пожаловали Анна с герцогом, Елизавета, генералы, сановники, перечень которых на странице "Записки " едва умещается. Кухонный очаг пылает, повара крутят вертел – самый длинный в столице, нанизывают телячьи, бараньи, бычьи туши, соусами наполняют ведра до краёв.

 Умершую помянули, молча выпили, и больше о ней за столом не говорили. Царю-отроку мысль о смерти чужда, неприятна, – надо его пощадить. Так полагает воспитатель Остерман, а заодно с ним хозяин дома. Дом стал теперь царской резиденцией. В Зимнем лишь несколько придворных, безутешная Эльза. Равнодушная к русскому обычаю поминок, она осталась там, у ветхой, расшатанной фисгармонии. Старческие, сиплые стоны её разносились по опустевшим покоям далеко за полночь.

 Его величество вдруг закапризничал, просить руки Марии не пожелал, поступил иначе. "Объявил себе невестой ", – так записано в "Повседневной " по прошествии двух недель. По знаку Остермана встал, окончив обед, и начал выжимать затверженные слова.

 – По воле блаженной памяти её величества… И по моей воле… Призываю Божье благословение на мой брак с княжной Марией. Верю, что она составит моё счастье – прелестной матери прелестнейшая дочь.

 Комплимент произнёс по-латыни, воспитателю пришлось перевести. Данилыч позаботился о свидетелях – на обеде присутствовали обер-секретари государства Макаров, Волков, князь Шаховской, генерал Миних, адмирал Змаевич…

 – Окажите милость, – сказал князь гостям, – пожалуйте послезавтра к нам на обрученье.

 – Древние говорили, – подхватил Остерман, – то, что достигается быстро, то вдвойне дорого.

 На губах улыбка – чуть ироничная, чуть снисходительная к людским страстям. Блеснула на миг и исчезла.

 А что же Сапеги? Съели обиду? Разрыв прежней помолвки не декларирован, между тем приличие этого требует. Данилыч угадывал вопросы, но высказать никто не посмел. Тем лучше, – думал он, с вызовом глядя на сытых, разомлевших. Не обязан отчёт давать.

 Шито-крыто…

 Совещался князь "особливо " с магнатами церкви – с Феофаном, с архиереями Ростовским, Вологодским, Тверским. Речь шла об обряде обручения. Есть ли единый, освящённый образец? Как надо именовать молодых – только ли "рабы Божьи ", или можно с титулом каждого? Вправе ли они по совершении помолвки уединяться? Богословы, изрядно угостившись, утомили Данилыча речениями, но обнадёжили. Уставной молитвы нет. Вообще определяется церемония более обычаем, нежели канонами религии. Грехом считает церковь лишь плотский союз обручённых.

 25 мая сотни приглашённых заполнили дом. Траур забыт, трубачи в драгунской униформе встретили приглашённых на крыльце, скрипачи, гобоисты – в сенях, на лестнице, на площадке, оркестр – в большом зале, где разместились самые знатные. Верховный совет в полном составе, главы Синода, генералитет, иностранные дипломаты. В два часа пополудни с пушечным салютом вошли жених и невеста. Все встали.

 На потолке, в зеркалах – игра отражённой Невы, самоцветы трепещут в хрусталях, мерцают знамёна, двенадцатилетний царь в потоке солнечных бликов досадливо жмурится. Пурпурный кафтанец – цвета римской тоги – на нём пламенеет, башмаки на высоких каблуках, и всё же он маленький, хрупкий радом с Марией. Рыжеватые волосы, схваченные брильянтовым обручем, выплеснуты свободно, платье цвета оранж, слепящее. Рослая, статная, невозмутимая, она похожа на золочёное изваяние, держится очень прямо, вид покорной дочери, исполняющей предначертанный долг.

 – Херувимчики наши…

 Вырвалось у Дарьи – громче, чем ей хотелось. Общество в этот момент затихло, начинался обряд. Пел соборный хор, выстроившись под шведскими трофейными стягами, молодые обменялись кольцами, Феофан отечески соединил их руки, благословляя.

 – Обручается благоверный Пётр…

 Вытянул единым духом титул государя, потом Марии – "благочестивой государыни ". Так именовать до свадьбы дерзко, но светлейший настаивал, и Феофан уступил, взял на свою совесть.

 У Данилыча сладко кружилась голова, явственно слышал он свадебный перезвон колоколов, – нужды нет, что Петру ещё годы ждать брачного возраста. Вконец растрогал Гольдбах. Знаменитый академик сочинил вирши и прочёл оные с пафосом:

 

Гименеем сотканный венец

Увенчает притяженье двух сердец…

 

 Гименей всем знаком, гости аплодировали с воодушевлением, затем потянулись к молодым, к князю, княгине – устами, мокрыми от вина, целовали руки. Лакеи щедро подливали, языки ворочались вяло.

 – По мнению римлян, – рассказывал царю Остерман, – от безымянного пальца идёт нерв прямо к сердцу.

 – Это правда?

 Ментор важно кивнул. Было бы неразумно принизить науку древних, столь милых Петру.

 – А если я потеряю кольцо? Плохо?

 – Очень плохо.

 – На ночь можно снимать?

 Отрок вступал в новую игру. О пятом часе гости разъехались. Княжеская ладья у пристани подняла вымпел, отчалила. Его величество и Меншиковы провели вечер за городом, на Стрелиной мызе. Жених с невестой "кушали отдельно ", – лаконично записал секретарь.

 Царской невесте назначен штат придворных на казённый кошт – 34 000 рублей в год.

 Славил бы фортуну князь, да подкрадывается болезнь, однажды арестовала на сутки. А расслабиться не сметь! Горохов докладывает – вздорные слухи смущают горожан. Меншиков будто окрутил царя, чинит всякое беззаконие.

 27 мая в церквах читают указ, подписанный государем. Да будет ведомо народу – уничтожен заговор. Злодеи "тайным образом совещались противу… высокого соизволения ея императорского величества во определении нас к наследствию ". И толковали враждебно о завещанном ею же сватовстве к принцессе Меншиковой, "которую мы… и по нашему свободному намерению к тому благоугодно изобрази ".

 – Ваш дед оставил храмину недостроенную.

 Эту мысль Данилыч высказывал царю часто. Однажды, составляя письменную инструкцию, продиктовал. Храмина – это Россия, преображённая Петром, но ещё далёкая от совершенства.

 Понимает ли отрок?

 Он проворно вскакивает утром в экипаж, ездит с "батюшкой-князем " по городу. Башня Кунсткамеры отделана, в ней место для телескопа. Царский дворец начат – работные кладут фундамент. Пусть посмотрит царь, пусть милостиво попотчует. Водка и калачи у сержантов в возке, – Петру только знак подать.

 Дичится отрок. Ему-то по малолетству разрешено лишь пригубить. А с Ванькой Долгоруковым вольготней было.

 Посетили Галерный двор. Четырнадцать судов спущены на воду под крики "ура " и пальбу. Пётр повеселел, расспрашивал Змаевича, потешно сыпавшего русско-сербской скороговоркой, и остался всем доволен.

 На Неве сооружают наплавной мост. Данилыч мысленно повинился Неразлучному, – возражал ведь он, желая простора для парусных и гребных экзерсисов. Но пора же столице обзавестись удобным сообщением. От берега к берегу ладьи, опустившие якоря, мастеровые наводят зыбкую, колеблемую потоком дорогу. Пусть подышит его величество ароматом смолы, послушает звон топоров. Может, самого потянет плотничать.

 – Не угодно ли? Ваш дед…

 Сперва показал, вонзив топор несколько раз в сосновую мякоть. Царь взялся с опаской, неуклюже, чуть по ноге не тяпнул. Инструмент в диковину для сего Петра.

 – И в Риме, – сказал он, – знатные персоны носили топоры. Только не такие…

 Добро бы он, воспаряя, к славным цезарям, забыл пустые грубые развлечения. Огорчительно – но вкус к охоте неистребим.

 – Не жалко вам проливать кровь живых тварей, – сетовал князь. – Ваш дед…

 – Он рубил головы людям, – ответил мальчик и смутился…

 Что за речи? Кто настроил?

 – Зловредные головы, – поправил князь.

 Пришлось, пересилив отвращение, отправиться с его величеством в лес, за Петергоф. Спугнули двух фазанов, царь стрелял с азартом, нервно и бестолково, насшибал веток. Тьфу, до чего глупое времяпрепровождение! С морем его сдружить? Но как? Пытались уже… Эх, попробовать ещё раз!..

 – Вас зовут в Кронштадт. Порадуйте ваших воинов! Они оберегают державу.

 Генералиссимус совершал туда вояжи в шлюпке. Царь с сомнением посмотрел на утлое судёнышко, но всё же сел. Погода 5 июня выдалась тихая, залив словно зеркало. Моряки старались вовсю – бойко ставили паруса, носились по реям, выделывая курбеты головокружительные. Корабли цветисто перекликались флагами, порох на салюты тратили безоглядно. Пушкари на острове не ударили в грязь лицом, но батареи, обвалованные землёй, были против флотских красот невзрачны, царь заскучал. После полудня подул ветер с веста, умеренной силы, но отрок вылез в Ораниенбауме хворый, зелёный.

 Данилыч утешал:

 – Без моря нам невозможно. Ваш дед наставлял мудро: который потентат армию имеет – тот с одной рукой А если и флот имеет – тогда с двумя.

 – Я буду править по-своему.

 Что это с ним? Загорался же при виде оружия, отвоёванных знамён… Сейчас отчуждён, малодушен. Растёт отрок. Надо ума набираться, между тем, похоже, теряет решпект к великому отцу отечества. Светлейший поделился тревогой с Остерманом.

 – Иногда, Андрей Иваныч… Боюсь сказать… От Алексея что-то в нём. Упаси Бог!

 – Пифагор был прав, – ментор глубокомысленно морщил лоб. – Переселение душ из поколения в поколение полагаю несомненным.

 – Нечто вложено и от деда. Хоть малая доля…

 Воспитатель заметил, что повторение есть мать учения, но не чрезмерное. Указывать постоянно на великого монарха вряд ли полезно, – любой интерес притупится, возникнет протест. Тем более у ребёнка…

 – На тебя уповаю, Андрей Иваныч. Мне-то пестовать его дольше… Сам понимаешь…

 Жених задержался изрядно в доме невесты, пошли кривотолки. Пора отселить его в Летний дворец, в Петергоф. Но опасно безделье. Остерман написал план занятий, представил князю. Важное место уделено иностранным языкам. В немецком Пётр слабоват, французским владеет сносно. Похвально его увлечение латинским – цесарь это одобрит, в его империи знание латыни считается престижным. Остерман берётся вести разговоры с учеником на трёх языках, о людях и государях, монархиях и республиках. Из наук нужнейшие для царя суть история, юриспруденция, военное искусство. Конечно, принцип Петра Великого – общая польза – надлежит усвоить твёрдо.

 – Не токмо принцип, но и деяния Петра, подробно, – говорит Данилыч. – Какие мы были захудалые до него, как возросли. Ты свидетель. Петербург откуда явился? Мою лепту тоже презирать не след.

 Гольдбах изложит основы математики, он же, побывавший во всех столицах Европы, сумеет пленить царя путешествиями по карте. Феофан Прокопович преподаст Закон Божий, да так, чтобы Пётр мог спорить с иноверцами и побеждать их. Уроки – каждый не дольше часа – перемежать забавами. Время послеобеденное посвятить строевым экзерсисам, прогулкам, соколиной охоте, которая снова входит в моду. Суббота – день музыки и танцев, воскресенье – отдых полный, отнюдь не взаперти. На воздух мальчика, на натуру, в поездки за город.

 Остерману велено вести дневник, докладывать об успехах ученика, о поведении его, не упуская капризов, умственных шатаний, дерзостей.

 – Шептуны если какие сунутся к нему, назовёшь мне. Служи, Андрей Иваныч! За мной служба не пропадёт.

 – Ой, берегись!

 Варвара щурила зеленоватые глаза. Прервала князя, расточавшего Остерману хвалу.

 – Ну что, баламутка?

 – Хитрущий он. Обманет и не ухватишь.

 – Мелешь ты… Меня, что ли, обманет? На кой ему ляд?

 – У него и шило бреет, – молвила Варвара загадочно.

 Данилыч сердился, доказывал домашним, что Остерман был ему всегда благоприятен, в интриги, сговоры, партии разные не мешался. Российской державе безусловно предан.

 – Голицын его обхаживает, – рассказал Горохов. – Вчерась беседовали приватно.

 – Что с того? Теперь к нему всяк норовит подлизаться. Гувернёр же царский.

 – Хитрый он, батя.

 – Себе не враг, поди. Соображает… Чтобы мне навредил, не помню.

 – И помочь ленился, батя.

 Намёк ясен – зван был возглавить суд над Толстым, Дивьером и прочими, уклонился. В прошлом году мог бы пригодиться в Курляндии, – не поехал. Всякий раз заболевал.

 – Ловок притворщик, – смеётся князь.

 Когда-то Остерман был непонятен ему, – чего ради прибился к царю этот пасторский сын, безбожник, дуэлянт? К сибирским мехам, к золоту равнодушен. А трудится с усердием необычайным. Великий государь его ни в чём не мог упрекнуть Немец повышался в чинах, но блеск ордена, расшитого кафтана не прельщал его. Что же тогда?

 Отличился наипаче, добыв государю Выборг. Спор из-за него в Ништадте, на мирной конференции, был изнурительный, генерал Брюс – старшина российских посланцев – уже духом пал, отписывал Петру – насели-де шведы, уступить придётся город. Тут и выручил Остерман, сумел повернуть дело в нашу пользу, не прибегая ни к подкупу, ни к интригам. Что из сей виктории извлёк? Одет небрежно, хозяйство убогое, женитьба не произвела перемены, – всё тот же он немецкий студент, хоть и постаревший, вечно кашляющий, с завязанным горлом. Маска выгодная, испытана, к лицу приросла.

 Царём обласкан, возведён в дворянство, а поместьями до сей поры небогат. Светлейший радел ему, предложил недавно селения, отобранные у Петра Толстого. Верховный тайный совет и слова не вымолвил против; Остерман же, к удивлению вельмож, отверг подарок.

 Теперь-то понятен Остерман. Осенило князя за шахматами. Он игрок – вице-канцлер в замызганном кафтане, измождённый диетой. Доской ему служит юдоль земная, фигуры – люди. Игру ведёт особую. Сторонясь интриг, изучает ситуацию, сам неизменно в обороне. Выигрыша желает лишь на поприще дипломатическом. Весь талант посвятил сему искусству, в нём и отраду находит.

 Людские борения видит, среди сильных выбирает сильнейшего, заключает с ним союз, честно содействует. Зависть ему чужда, – достоинство, по мнению князя, первостепенное. Сто раз он спрашивал себя – можно ли верить Остерману? Всяк человек – ложь, скаредный, продажный особенно. Вице-канцлер не запятнан этим, свободен пасторский сын и от боярского чванства.

 Кому верить, как не ему?

 Должность воспитателя принял охотно. Расчёт прямой – уготовить себе опору на будущее. Снова и снова убеждает себя светлейший, что поступил правильно, отдал царя-отрока в руки надёжные.

 Вельможи во всём послушны, – если князь отсутствует на Совете, являются к нему с докладом, а то и заседают в предспальне либо в Плитковой. Царевны манкируют, править не склонны, Карл Фридрих чувствует себя лишним без августейшей тёщи, уединился в своих хоромах.

 – Отчалит скоро, – говорит Данилыч вельможам. – Измором вынудим.

 Стесняться некого, свои ведь. Слава Богу, сгинула с глаз ненавистная фигура голштинца. Следуемые суммы получает в рассрочку, с удержаниями. Распустил оркестр, фамильное серебро сбывает.

 – Ветра ему попутного…

 Смеются вельможи, кивают, избавление от дармоедов – благо. Между собой, покинув Меншиковы палаты, с опаской шепчутся:

 – Слыхать, светлейший-то ободрал герцога.

 – Истинно… Шестьдесят тысяч мимо казны ушло… В кошель себе положил.

 – Старый долг будто…

 – Кошель и так лопается.

 – Старый долг будто…

 – Э, да кто их разберёт?

 Известно, себя Александр Данилыч не забудет. На обухе рожь молотит. Но руль управления кому иному поручишь? Кто лучше его знает состояние государства? Ему рапортуют военные и цивильные, пишут приказчики с заводов, промыслов, торгов, бурмистры вотчин, а владения-то разбросаны по всей европейской России. Воеводы губернские – и те кланяются, чтут Меншикова, яко монарха. Своевременно упредил смуту на Украине.

 – Казаки и мужики волнуются, – объявил князь Совету. – Коллегия у них на шее сидит. Вот сговорятся с крымцами, с турками… Долго ли до беды!

 Поместья у него там крупные, ещё город Батурин достался в придачу, милостью царицы. И ему поперёк горла Малороссийская коллегия, учреждённая Петром. После измены Мазепы царь стал подозрителен, выборы гетмана запретил, назначил русских чиновников, которые грабят всех подряд – крестьянина, шляхтича, посадского.

 – Дадим Украине гетмана, – предложил князь. – По крайности, казацкая старшина будет довольна. Тоже волк в овчарне, да хоть свой.

 Решился исправить политику Неразлучного, чем вельможеству весьма потрафил. Одобрили с воодушевлением.

 Вместе с Голицыным, Остерманом поощряет коммерцию, промышленность. Пошлина с продажи пеньки убавлена в пять раз, с галантерейных товаров вдвое. Снята казённая монополия на торговлю сибирской пушниной; обрабатывать металлы в Сибири волен каждый, – испрашивать разрешение, а стало быть, и подмазывать канцеляриста отныне не требуется.

 Пётр строго определял, на каких судах приличествует возить в Петербург зерно, овощи, мясо. Надзиратели на пристанях свирепствовали. Парус залатан, вёсла некрашены, корпус самодельный, деревенский, – откупайся или прочь уходи. Надзиратели набивали мошну, издевались, а то и выколачивали взятки. Отменены многие распоряжения царя – поборника всеохватной, дотошной регламентации.

 Однако землепашец в той же кабале томится, нищ и бос, отчего и в городе скудость Сие недвижно – хоть об стенку бейся.

 Война не грозит – и то счастье.

 Английские корабли в Балтику вошли, от российских берегов находятся в отдалении. Осенью во французский город Суассон съедутся дипломаты. Намерены примирить два союза, разделяющие Европу, – русско-австрийский и ганноверский.

 – Кого пошлём? – вопрошает князь риторически. – Я думаю, сынка твоего, а? – он подмигивает канцлеру, катающему по привычке бумажные шарики. – Отпустишь молодца? Он востёр, востёр… Подсобит Куракину.

 Возражений нет. Головкин-отец скрытно ликует, румянец выступил на скулах.

 – А ты, Андрей Иваныч, дашь инструкции.

 Мнение Остерман уже подал, секретарь читает.

 – Линия в европейской политике примирительная… Убежать от всего, еже б могло нас в какое противоборство ввести… Освободиться добрым порядком от имеющихся обязательств с голштинским двором… Получа то, возобновить прежнее доброе согласие с датским двором, с цесарским же остаться в альянсе.

 – Ладно, ладно, – подхватил светлейший. – Загостились голштинцы, пора и честь знать Всяк сверчок знай свой шесток. Мир, значит, мир до первой драки. . Воевать нам не на что, господа, казна караул кричит. Флот прохудился, армия обнищала. С Персией никак не развяжемся, монету везут туда…

 Жалованье, отчеканенное в Петербурге, с годовым запозданием. Рубли обманные, доля серебра из-за бедности казны убавлена. Кто о том осведомлён – молчит.

 Чего желать триумфатору? Заискивают, унижаются самые знатные. Короной не увенчан, власть же по существу безграничная. Един Бог выше.

"Меншикова боятся так, как никогда не боялись императора ", – записал посол Лефорт.

 Триумфатор сим могуществом наслаждается. Из опыта своего и фатера вывел максиму – токмо простолюдины платят любовью, признательностью. Высокородные – никогда. Спесивые, богатые, завистливые управляемы единственно страхом.

 19 июня "по принятии лекарств изволил кровь пускать ".

 26 июня "за жестокой болезнью не выходил ".

 Первые атаки противника, коему страх неведом. И столь мучительные, что больной причащается Святых Тайн. Пользуют Блументрост и Бидло – знаменитый голландец, очарованный когда-то Петром и уехавший в Россию. В домашней аптеке обильный выбор медикаментов – от колотья в груди, кашля, удушья.

 Дарья велела мазаться елеем, пригласила хор из Александро-Невского монастыря, для услады душевной. И царь с невестой слушал в зале "пеньё концертов ", покорно скучал. В конце июня князю стало легче, повёз государя в Адмиралтейство. Многопушечный "Пётр Первый " стоял на стапеле, расцвеченный флагами, готовый к спуску. Внук разбил о борт бутылку вина, напутствуя "деда ".

 Вскоре царь и Остерман отселились.

 Воспитатель обещал познакомить мальчика с миром растений и насекомых. Данилыч собрался проведать, но приступ кашля, сильные боли под лопатками уложили в постель. Чахотка? Если правда – конец. Недуг рисуется в образе старухи с косой. Врачи успокаивают, гонят призрак прочь, однако хворь вся, конечно, в лёгких.

 Арсенал пилюль, порошков, травяных настоев недостаточен – надобен отдых. Организм ослаб, переутомлён. Никаких забот! Всякое напряжение мысли вредно, затворник лишается шахмат.

 7 июля навестил посол Рабутин. "Цесарь пожаловал его светлости в Силезии лежащее герцогство Козель ".

 Наконец-то…

 Герцог – стало быть, персона владетельная. Манифест императора в серебряной раме висел в спальне, Данилыч снова и снова просыпался герцогом, ласкал взглядом цесарский титул – чёрной, колючей, клубками сбитой немецкой вязью. Потом переместил драгоценность в Ореховую, поделился радостью с Неразлучным.

 Эх, кабы не хворь!

 Привязалась, проклятая. Справил бы торжество, какого в Питере ещё не видели, Европе на диво.

 – Его императорское величество, – заверил посол, – желает вам преуспеть также в Курляндии.

 – Видит око, – вздыхал Данилыч. – Зуб неймёт.

 – Почему же? Мориц возвращается, навербовал головорезов. Вам вышибать, герцог.

 Герцог, герцог…

 Бессильный, сброшенный с седла… В доме родном словно в узилище. Грешно упрекать покойницу, прости Бог царицу, – помытарила напоследок! Положим, и фатер не щадил. Сколько лет одолевал подъём Алексашка-пирожник? Без малого сорок… Немудрёно устать.

"Сидел в спальне ". "Сидел в предспальне ". "Никуда, кроме предспальни, не выходил ". "Гулял по галерее ". Нескончаемо тянутся дни, сон плохой, белые ночи назойливы, высматривают тысячами немигающих глаз, шпионят за тобой, – нету защиты от сей напасти. Голландские птицы неугомонны, вьются, свистят крыльями – сутки напролёт.

 Слава Господу, царь визитует. Данилыч ждёт его с трепетом, вглядывается в юные черты пытливо. Каков стал в Летнем, с чужими? Мальчик мужает быстро, а с возрастом прибывает своеволие. Царь обходителен, по-прежнему, с детской гордостью ввёртывает латынь, но какая-то перемена есть. Больше выучки, меньше сердечности… Или почудилось? Отпустив играть к Сашке, князь подвергает допросу Остермана.

 Ментор цедит слова раздражающе спокойно. Учеником доволен, Гольдбах тоже не жалуется. Его величество восприимчив. Иногда бывает рассеян.

 – Приятеля своего забыл?

 – Нет… К сожалению…

 Смутился притворщик.

 – За язык тебя тянуть? – вспылил светлейший. – Долгоруковы скулят небось.

 – Обращались ко мне, – ответил ментор сдержанно. – Я хотел доложить вам. Его величество настаивает, и Долгоруковы… в ажитации.

 Обиделся, перешёл на "вы ".

 – Сам-то что посоветуешь?

 – Затрудняюсь. Это есть ваша компетенция.

 В кусты шмыгнул. Экая гнусная манера! Пошто не сказал сразу? Благополучие мнимое на поверку. Беда, если вернётся Ванька.

 – Я внушал его величеству, – слышит князь. – Он говорит, что взрослые жестоки. Доброта похвальное качество, хотя в данном случае она чрезмерна. Задатки у него прекрасные, и при надлежащем развитии… Вот что он написал сестре.

 Остерман засопел, порылся в правом кармане, из левого вытащил листок синеватой ломкой бумаги.

 – "Богу угодно было призвать меня на престол в юных летах. Моей первой заботой будет приобресть славу доброго государя. Хочу управлять богобоязненно и справедливо. Желаю оказывать покровительство бедным, облегчать всех страждущих, выслушивать невинно преследуемых, когда они станут прибегать ко мне, и по примеру римского императора Веспасиана никого не отпускать от себя с печальным лицом ". Вот, – ментор выдавил улыбку, – убедитесь! Благородный характер.

 – Сестре написал?

 – Да, совершенно самостоятельно.

 Врёт, поди … С Натальей коришпонденция? Чего ради, они всегда вместе.

 – Грамотка складная.

 – Ни одной ошибки, – восхищается ментор, словно не уловив иронии. – Я рекомендовал бы его величеству прочитать публично. С вашего согласия…

 Что ж, пускай читает.

 Но Ванька, Ванька… Ах, милосердие! Глупое оно, злом оборачивается. Как поступить?

 Вот морока больному…

 Царь нарезвился всласть, предстал исхлёстанный ветками, с кровавой царапиной на щеке, к тому же укушенный слепнём. Играли с Сашкой в разбойников. Отрок сообщил об этом с неостывшим азартом, князь оборвал его. Умолк, надувшись.

 – Вы уже не дитя, ваше величество. Пишете куда как хорошо, – и он поднёс цидулу к самому носу Петра – А я вот в печали из-за вас.

 – Отчего?

 – Иван вам не компания. Толковали же…

 Отрок топнул ножкой, обронив с башмака слякоть, хмуро сбычился.

 – Я простил его.

 Упрямец растёт. Снова резнуло сходство с Алексеем. Неужто весь в отца-изменника? Видать, не переломишь… И Долгоруковы наседают, откажешь – наживёшь врагов смертельных. Пожалуй, политично будет уступить, только не сразу.

 – Решаем покамест мы, – произнёс светлейший. – Я и воспитатель ваш. Имейте ришпект!

 21 июля отрок, одетый во всё новое, напомаженный, вышел к вельможам. Речь свою выучил наизусть, отчеканил звонко, бумагу же, скатанную в трубку, неподвижно держал в руке, подражая статуе. Терпел комара, впившегося в лоб. Советников юный Веспасиан весьма растрогал.

 Иван Долгоруков из ссылки возвращён, Данилыч припугнул шалопута, взял с него слово не отвлекать царя от ученья, не совращать в беспутство. Благодарная родня