https://www.mk.ru/politics/

Российский народ превращают в население: денационализация полным ходом

На нее работает основной поток медиа, эстрады, кино, театра, современного искусства, книготорговли

Народ, обладающий развитым самосознанием, невозможно победить в открытой войне. В прежние времена сильные мира сего прибегали к физическому уничтожению людей — к геноциду. С 1948 года эта форма коллективного насилия признаётся ООН международным преступлением.

В гибридных войнах и для воплощения планов «глобального доминанта» (этот термин использует прогностик и социолог Сергей Переслегин) теперь применяют другие технологии.

Народ — сила. Население — "солома". Победить денационализированную массу, разобщенных индивидов несложно. Масскульт, дезинформация, пропаганда — "три кита" мягкого управления духовно разоруженными людьми.

Денационализация народа российского, т.е. утрата национальных особенностей — культуры, языка — основной общественно-исторический процесс современности. Его суть: "перемолоть" молодежь и детей, оравнодушить взрослых, погрузить в депрессию безнадежности стариков. Народ стремительно превращается в население, в дирижируемый электорат. Скорость и методичность процесса так велика, что возникает мысль об управляемом характере происходящего.

Под народом российским я понимаю прежде всего народ русский, как самый многочисленный, а также представителей всех коренных народов, любящих Россию и работающих на ее благо.

Народ российский — это люди, у которых есть родина. Любой россиянин близко к сердцу примет строки Николая Некрасова: "Не может сын глядеть спокойно/ На горе матери родной/ Не будет гражданин достойный/ К отчизне холоден душой".

К отчизне холодны душой социальные мутанты. Они, говорящие по-русски, физически живущие здесь, в своем чувственном мире давно обустроили другую родину. Главное требование к ней — комфорт и сервис. Никаких сантиментов ("горе матери родной"), "ничего личного", смысл жизни — удобства. Человек рожден для удобств, как курица для птицефабрики, — вот ядро новой этики.

Социальные мутации остро проявляются, когда умирает совесть, когда привязанность к технологиям побеждает любовь к человеку, когда бесспорным становится тезис: "Чужая мама лучше, потому что она богаче".

На наших глазах уничтожаются родовые древа. Пустеют великие пространства, города застраиваются многоэтажными гетто и заселяются чужеземцами, хищнически вывозятся богатства недр, вырубаются под корень леса. Свалки, пожары, наводнения, хищения, катастрофы — рутина наших дней, будто враг давно уже переступил границы, а не бродит на "дальних подступах".

Правящий класс стал "праздным классом". Его бесконтрольные доходы, роскошь, безответственность не имеют ничего общего с существованием "народа выживающего". В богатейшей стране мира — 1 млн ВИЧ-инфицированных, почти 4 млн онкобольных, 19 млн бедных, десятки миллионов самозанятых. Они живут "милостью божьей" — случайными заработками, "шабашками", натуральным хозяйством, помощью родственников. Зато в параллельном мире — ночевки министров в отелях за миллион рублей, катания за казенный счет на Мальдивы, "бизнесы" депутатов и "силовиков". И — расцвет чиновничьего "охранительства": подбрасывание наркотиков неугодным, штрафы за "неуважение властей", репрессии за копирование мнений и картинок в соцсетях.

Как же так: в Интернете отслеживается любой чих, а вот пресечь "диверсию" на нефтепроводе "Дружба" — не смогли?! И да, устраивать скандальные постановки с однополыми поцелуями на молодежном форуме "Таврида" легче, чем предупреждать паводки и скачки в гидросистемах Сибири и Дальнего Востока.

Наш "праздный класс" — заложник мирового "культурного управления", его продукт, его агент. Это наш коллективный Кай, у которого вместо сердца — льдинка. "К отчизне холоден душой"!

"Отрекись от "матери родной", от обязательств перед народом — и взамен ты получишь весь мир. И слово "Вечность" в придачу", — так, видимо, соблазняли "хозяева денег" наших властителей.

Приникни к сильному! А что могут дать праздному классу бесправные люди, жаждущие хлеба и зрелищ?!

Денационализация — это смерть. Она может быть медленной или быстрой, с обезболиванием или без.

Народ — это жизнь. Осень может быть сухой или дождливой, весна — поздней или ранней, лето — жарким или холодным, зима — бесснежной или морозной, но жизнь идет своим чередом из века в век. Жизнь народа — в непрестанном движении и в трудах, в сохранении природного, человеческого, божественного ("божественный глагол").

Главный механизм денационализации — культурное управление. На денационализацию работает основной поток медиа, эстрады, кино, театра, современного искусства, книготорговли.

Вот некоторые очевидные схемы, этико-эстетические трюки по превращению народа в население.

Публичность там, где она не нужна (например, в частной жизни), копание в грязном белье (так называемые бытовые шоу на телевидении) и скрытность там, где нужна открытость, гласность. Так, на периферии общественного внимания — трагедия российского села, деградация образования, медицины и бюрократии.

Уничижение труда и возвеличивание порока, "удачи", безнаказанности. Особенно — труда рабочего, крестьянина, мастерового — то есть хозяина, самодостаточной личности. Привитие молодежи убеждения, что человек трудящийся — существо третьего сорта. Пусть работают азиаты-гастарбайтеры, настоящее счастье у того, кто удачно "сел на бюджет".

Унижение научного знания как занятия, недостойного общественного внимания. Другое дело дорогостоящие "гладиаторы" — футболисты, хоккеисты, спорт больших достижений. И — минимальное державное внимание талантливым биологам, математикам, физикам, программистам, инженерам. Правильно: светлая голова, пытливый ум — опасность для серости. Пусть таланты ищут признание за границей, не создают конкуренцию детям правящего класса.

Насаждение идеологии индивидуализма, безответственности, замещение ею коллективизма, самоорганизации и кооперации. И, попутно, убиение духа свободолюбия, справедливости, бесстрашия. У человеко-единицы не должно быть достоинства.

Дробление культурного поля, фрагментация мировоззрения, привитие в качестве нормы "соревнования" в отдельной личности множества противоречивых картин мира. Зачем, казалось бы? Плюрализм в одной голове — это шизофрения. Убогими и больными управлять легче.

И, наконец, засорение речи англицизмами. Полный крах импортозамещения: госмужи не могут говорить без тренда, бренда и дедлайна! Лексическая инвалидность: российский самолет носит странное название "Сухой Суперджет", московская театральная школа — Gogol School. Разве это не нарушение закона о языке?!

Сцена из жизни: 22 июня, в День памяти и скорби, сытый чиновник обещал старичку-ветерану у Вечного огня: "Ну ничего, ничего, доживете до следующего года. Степ бай степ!". Без комментариев...

Убиение языка, слова, художественности — главный инструмент денационализаторов. Мы все теперь живем в "поселениях" (муниципальных образованиях), как будто после лагерей ГУЛАГа нам дали небольшое послабление. Вот такое отношение к родине, к истории, к памяти народа!

Где же хранители нашего языка и культуры? Где защитники его? "К родине склоняясь головою,/ Знаю, Бог мне указал перстом /Стать землей, молитвою, травою,/ Эхом стать в моем краю пустом!.." Национальный писатель живет с верой в Россию, работает и творит для нее даже в самые безнадежные и отчаянные времена.

Потому что, кроме родины и призвания, у него больше ничего нет.