Прогноз генерала Шапошникова. В 1938 году СССР ждал удара Германии и Польши

Начальник Генштаба РККА весной 1938 года указывал на то, что Советский Союз может столкнуться с угрозой войны на два фронта. Эту опасность удалось нейтрализовать, как и избежать совместного нападения Германии и Польши.

Министерство обороны РФ к 80-летию со дня подписания Пакта о ненападении между Германией и Советским Союзом открыло на своем сайте новый мультимедийный раздел с уникальными рассекреченными документами из фондов Центрального архива военного ведомства «Хрупкий мир на пороге войны».

В число документов, с которыми могут ознакомиться все желающие, входят донесения заместителя Народного комиссара обороны — начальника Политуправления РККА Секретарю ЦК ВКП(б) от 21 и 26 сентября 1939 года, докладная записка начальника Генерального штаба РККА от 24 марта 1938 года Народному комиссару обороны СССР, а также описание боевых операций 2-го германского армейского корпуса во время наступления на Польшу в 1939 году, составленное генерал-лейтенантом бывшей германской армии военнопленным Германом Бёме.

Особый интерес представляет документ, который в марте 1938 года наркому обороны СССР Климу Ворошилову представил начальник Генштаба РККА Борис Шапошников.

Борис Михайлович Шапошников в свое время окончил Николаевскую академию Генерального штаба царской армии, где одним из его однокашников был будущий лидер Белого движения барон Врангель.

Шапошников сделал другой выбор — в 1918 году он добровольно вступил в Красную армию, где стал одним из главных разработчиков военных операций периода Гражданской войны. В период между войнами Шапошников успешно работал над развитием военной науки, над обобщением боевого опыта Первой мировой и Гражданской войн. Борис Михайлович не только отечественными, но и зарубежными историками признается одним из сильнейших военных теоретиков первой половины XX века.

Сталин рассматривал Шапошникова как своего главного советника по военным вопросам и обращался к нему по имени-отчеству, а не по фамилии, как к большинству других военачальников.

На должность начальника Генштаба РККА Борис Шапошников был назначен в очень непростое время. В стране набирал обороты «большой террор», коснувшийся и военных. Несмотря на это, от Генштаба требовалась четкая и точная оценка ситуации в мире, выявление и определение наиболее серьезных внешних угроз.

«Германия и Италия в Европе еще не обеспечили себе позиции свободных рук против СССР»

Как раз этих вопросов и касалась служебная записка, составленная начальником Генштаба для Клима Ворошилова 24 марта 1938 года. Более 30 страниц текста Шапошников писал сам, а не надиктовывал текст машинистке. Гриф «Совершенно секретно» был перечеркнут и заменен на другой — «Только лично».

Содержание записки Бориса Шапошникова и ранее было известно историкам, но впервые представлены сканы документа, позволяющие познакомиться с ним визуально.

«Складывающаяся политическая обстановка в Европе и на Дальнем Востоке, — пишет начальник Генштаба РККА, — как наиболее вероятных противников СССР выдвигает фашистский блок — Германию, Италию, поддержанных Японией и Польшей. Эти государства ставят своей целью доведение политических отношений с СССР до вооруженного столкновения».

«Однако в данное время Германия и Италия в Европе еще не обеспечили себе позиции свободных рук против СССР, а Япония ведет напряженную войну с Китаем, вынужденная расходовать людей, военные запасы и нести большие денежные затраты.

Польша находится в орбите фашистского блока, пытаясь сохранить видимую самостоятельность своей внешней политики.

Сильно колеблющаяся политика Англии и Франции позволяет фашистскому блоку в Европе найти договоренность, в случае войны его с Советским Союзом, с тем, чтобы большую часть сил направить против СССР.

Эта же политика Англии и Франции определит собой политику и характер военного положения в Финляндии, Эстонии и Латвии, Румынии, а равно в Турции и Болгарии, — заключает Борис Шапошников. — Возможно, что перечисленные государства сохранят нейтралитет, выжидая результата первых столкновений, но не исключается и их прямое участие в войне на стороне фашистского блока, особенно таких стран, как Финляндия и Эстония. Латвия также может быть втянута в конфликт, а Литва будет оккупирована немцами и поляками в первые же дни».

Говоря о Японии, начальник Генштаба РККА подчеркивает, что столкновение с ней весьма вероятно в случае начала конфликта с фашистским блоком в Европе:

«Если бы Япония в войне с Китаем даже понесла чувствительный урон, все же в случае вооруженного конфликта в Европе между фашистским блоком и СССР Япония будет вынуждена этим блоком к войне с СССР, так как в дальнейшем ее шансы на осуществление захватнической политики на Дальнем Востоке будут все более и более проблематичны».

«Нужно быть готовым к борьбе на два фронта»

Вывод Шапошникова:

«Таким образом, Советскому Союзу нужно быть готовым к борьбе на два фронта: на западе против Германии и Польши и частично против Италии с возможным присоединением к ним лимитрофов и на востоке против Японии».

Далее начальник Генштаба РККА анализирует силы, которыми располагает вероятный противник, а также разбирает возможные сценарии развития событий.

Шапошников подчеркивал — основным театром военных действий будет европейский, однако на востоке против Японии нужно иметь достаточное количество сил для отражения мощного удара.

Выводы Бориса Шапошников вписываются в стратегию действий советского руководства накануне Второй мировой войны — постараться создать коалицию государств против фашистского блока, максимально оттянуть начало войны и попытаться нивелировать угрозу борьбы на два фронта.

Последняя задача была решена после столкновений с японцами на реке Халхин-Гол летом 1939 года. Решительное поражение, нанесенное Красной армией японским силам, заставило Токио отказаться от экспансии в северном направлении, сосредоточившись на юго-восточной Азии. Более того, в апреле 1941 года Япония подписала с СССР Пакт о ненападении, причем сделала это к вящему неудовольствию нацистской Германии, где уже приступали к реализации плана «Барбаросса».

Польша как угроза

Шапошников назвал политику Англии и Франции «сильно колеблющейся» и за полгода до Мюнхенского сговора указал на то, что немцы и итальянцы могут найти договоренности с Парижем и Лондоном.

Политика «умиротворения агрессора», проводимая странами Запада, была направлена как раз на то, чтобы направить Гитлера и Муссолини на восток, на Советский Союз.

В Советском Союзе это отлично понимали представители как военного, так и политического руководства. Не питая иллюзий, тем не менее, в Москве продолжали искать возможность договоренностей с Францией и Англией вплоть до августа 1939 года.

Кого-то может шокировать то, что в числе главных противников СССР в тандеме с Германией Борис Шапошников называл Польшу. Однако это было отражением текущих реалий. АиФ.ru о том, как развивались польско-германские отношения после подписания в 1934 году «Пакта Пилсудского — Гитлера». Апофеозом этой дружбы станет участие Варшавы вместе с Берлином в разделе Чехословакии.

Польские официальные лица в беседах с немецкими дипломатами не скрывали своей готовности поучаствовать и в нападении на СССР, так что здесь анализ начальника Генштаба РККА тоже попал в точку. Этот сценарий был сорван лишь благодаря нежеланию Польши идти на уступки Германии в вопросе «Данцигского коридора».

По сути дела, вся советская политика до начала Великой Отечественной войны будет направлена на снижение угроз, на которые в своей докладной записке указывал Борис Шапошников.

Известный российский историк Александр Дюков, комментируя на своей странице в соцсети публикацию докладной записки начальника Генштаба РККА, пишет:

«Если хотите знать, как в Москве в 1938 г. представляли будущую войну, вам без этого документа не обойтись. Ну и вся мотивация действий Кремля в марте-августе 1939 г. докладом Шапошникова объясняется прекрасно».